Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Игнатенко Е.А.
Критерии психологического воздействия на допрашиваемого в ходе производства допроса подозреваемого (обвиняемого).

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, Тамбов: Грамота, 2012. № 5 (19): в 2-х ч. Ч. II. C. 59-61.

 

Допрос представляет собой наиболее часто применяемое при расследовании уголовных дел следственное действие, что объясняется, прежде всего, особой его информативной значимостью.

Особенность получения информации в ходе допроса состоит в том, что её источником является человек. В этой связи допрос нельзя не рассматривать комплексно: как процессуальное действие, средство доказывания, как процесс специфического общения для получения информации, имеющей значение для дела, как социальное явление, имеющее этическую и профилактическую (воспитательную) стороны.

Значимость допроса обвиняемого заключается и в том, что некоторые необходимые сведения для расследования уголовного дела (например, направленность умысла, мотивы, систему отношений) зачастую можно получить только от преступника и только путём допроса.

С позиций криминалистической тактики проблема допроса рассматривается, прежде всего, как система знаний о специфической форме общения, используемой в уголовном судопроизводстве для получения информации от допрашиваемого.

Проведение допроса таких участников следственного действия, как подозреваемый и обвиняемый, имеет свои особенности, позволяющие выделить эту проблему в предмет самостоятельного исследования.

Специфика заключается, прежде всего, в особом процессуальном статусе (это основные и обязательные участники со стороны защиты), наличии большого объема процессуальных прав, позволяющих оказывать законное противодействие следователю, в психологической установке на необходимость минимизации вреда личным интересам, то есть в неизбежности производства допроса в условиях противостояния допрашивающего и допрашиваемого.

Реализация в следственной практике рекомендаций по производству допроса подозреваемого (обвиняемого) неразрывно связана с категорией критериев воздействия на допрашиваемого.

В криминалистической литературе по тактике допроса подозреваемого (обвиняемого) большое внимание уделяется обоснованию правомерности оказания воздействия на допрашиваемого. Ошибочно считать, что воздействие недопустимо вообще. Общение (а допрос является формой общения) без воздействия невозможно.

В. С. Абраменкова так высказалась по этому поводу: «Весь процесс допроса, если следователь проводит его искусно, мастерски, представляет собой психологическое воздействие на допрашиваемого. Само направление допроса, система постановки вопросов, предъявление при допросе тех или иных доказательств - всё это действует на психику обвиняемого» [1, с. 101].

Применить воздействие означает совершить действия с целью вызвать у допрашиваемого желание поступать в интересах правосудия, то есть дать правдивые и полные показания.

Пределы допустимого психологического воздействия определяются рядом критериев.

  1.  Правовой - выражается в том, что при производстве по уголовному делу, в частности при проведении допроса, должностные лица обязаны соблюдать принципы уголовного судопроизводства, сформулированные в главе 2 УПК РФ; соблюдать нормы процессуального закона, регламентирующие порядок производства допроса [6].
  2. Познавательный - состоит в том, что единственной целью воздействия является получение показаний по обстоятельствам преступления.
  3. Информационный - состоит в том, что воздействие может выражаться исключительно в форме передачи информации допрашиваемому.
  4. Этический - выражается в необходимости соблюдать требования ст. 9 УПК РФ (уважение чести и достоинства личности), а также в недопустимости злоупотребления процессуальными правами следователем.
  5. Тактический - выражается в следовании рекомендациям криминалистической тактики, направленным на достижение максимальной эффективности при минимуме затрат.

Неправомерное воздействие на допрашиваемого выражается в следующих формах: принуждение и обман.

Принудить значит лишить человека возможности самостоятельно принимать решения, заставить что-то сделать вопреки желанию, под давлением со стороны допрашивающего. Принуждение как форма воздействия полностью запрещено ч. 4 ст. 164 УПК РФ, регламентирующей общие правила производства следственных действий, где говорится, что при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц. Следователь несёт ответственность как за насилие, применяемое им самим к допрашиваемому, так и за насилие, применяемое с его молчаливого согласия или ведома оперативными работниками либо сотрудниками следственного изолятора (ст. 302 УК РФ «Принуждение к даче показаний») [7].

Распространенным способом принуждения является внушение, которое рассматривается в психологии как способ коммуникативного воздействия, рассчитанный на некритическое восприятие сообщений, в которых нечто утверждается или отрицается без доказательства. При использовании такой формы допроса от следователя исходит информация побудительная (приказ) и информация констатирующая (сведения о фактах). Очевидно, что допрос будет проведён в соответствии с требованиями закона, если следователь в определённых границах использует констатирующую информацию и избегает применения побудительной информации.

Противоправное воздействие следователя может осуществляться и неосознанно. Часто следователь, увлекаясь одной принятой им версией о причастности лица к совершенному преступлению, не мысля иного объяснения событий, всем своим поведением, репликами, поступками непроизвольно внушает допрашиваемому свой взгляд на исследуемые обстоятельства уголовного дела. Это может, в частности, проявиться при формулировании наводящих вопросов, запрещённых ч. 2 ст. 189 УПК РФ. Понимая, что следователь уже пришёл к определённому выводу, допрашиваемый (особенно если это человек с неустойчивой психикой, легко поддающийся внушению) или начинает сомневаться в своей правоте, или просто не видит смысла возражать следователю, который сделал окончательный вывод (это одна из причин самооговора на следствии).

Незаконным воздействием будет и вынуждение подписать протокол допроса, если допрашиваемый отказался добровольно его подписать, прямые оскорбления, ненормальные условия содержания под стражей, многочасовые допросы, многократные вызовы на допрос при отсутствии согласия давать показания, использование низменных побуждений допрашиваемого (обещание передать наркозависимому лицу подконтрольные вещества[1] взамен на показания, в том числе полные и правдивые).

Под обманом при проведении допроса следует понимать сообщение ложных сведений или заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение которых обязательно. Последняя разновидность, в частности, имеет место, когда следователь в нарушение п. 11 ч. 4 ст. 47 УПК РФ не знакомит обвиняемого с заключением эксперта, не подтверждающим обвинение, хотя ранее ознакомил его с постановлением о назначении экспертизы и разъяснил её возможности.

Однако не следует отрицать некоторой жёсткости психологического воздействия, ограничивающего свободу лжи в конфликтных ситуациях со строгим соперничеством. В данном случае допрашиваемый ни к чему не принуждается, сохраняет право отказаться по ст. 51 Конституции РФ от дачи показаний. Но если он всё же решает давать показания о фактах и обстоятельствах расследуемого преступного деяния, то тем самым соглашается на интеллектуальный поединок со следователем.

Так, Г. Г. Доспулов считает, что следователь не может лгать и обманывать допрашиваемого, но в его распоряжении имеется немало правомерных средств, с помощью которых он может и должен создавать ситуацию, допускающую многозначное её толкование людьми, которые не заинтересованы в достижении истины по делу. Известно, что иногда и правду можно изложить таким способом, что ей не поверят. Запрещение пользоваться подобными этически обрамлёнными средствами равносильно обезоруживанию следователя и сужает возможность раскрытия преступления [2, с. 54].

Тактически верный процесс оказания воздействия на подозреваемого (обвиняемого) состоит в том, что, наблюдая за допрашиваемым, следователь подмечает те или иные изменения в его показаниях и поведении (грубость, резкость, настороженность), настроении (угнетённое, радостное) и внешнем виде (побледнел, покраснел) и, учитывая физиологические реакции и психологию допрашиваемого, находит им правильное объяснение, делая необходимые выводы и соответственно перестраивая тактику допроса в целях получения правдивых показаний.

Иными словами, основа психологического воздействия - рефлексия в мышлении следователя. Применяя рефлексию, следователь как бы встаёт на позицию подозреваемого (обвиняемого) и с его точки зрения смотрит на самого себя, весь процесс общения, анализирует прошлое и прогнозирует перспективу развития следственного действия. Это мышление о мышлении по поводу расследуемого дела, мысленное моделирование возможных рассуждений [5, с. 213].

Более высокий уровень рефлексии состоит в том, что допрашивающий представляет не только самого себя с точки зрения допрашиваемого, но и представления самого допрашиваемого о себе в понимании следователя. В рефлексивных рассуждениях следователь должен всё время быть на шаг впереди, так как подозреваемый (обвиняемый) в меру своих интеллектуальных возможностей также истолковывает поведение следователя, имитирует его рассуждения про себя. Рефлексивное управление осуществляется посредством передачи оснований для принятия желательного следователю решения.

Таким образом, криминалистическая тактика проведения допроса подозреваемого (обвиняемого) тесно связана с критериями психологического воздействия на допрашиваемого, в связи с чем особое значение и ценность приобретает наличие у следственного работника теоретических знаний (научно обоснованных и подтверждённых следственной практикой), позволяющих эффективно выстраивать тактическую линию собственных действий в соответствии со сложившейся тактической ситуацией.

 

[1] В содержание понятия «подконтрольного вещества» включены: наркотические средства, психотропные вещества (их аналоги) и сильнодействующие вещества.

 

Список литературы

  1. Абраменкова В. С. Некоторые вопросы тактики и психологии допроса обвиняемого по существу обвинения // Сибирский юридический вестник. 2001. № 4.
  2.  Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии. М.: Юридическая литература, 1976.
  3.  Зинин А. М. Криминалист в следственных действиях. М.: Экзамен; Право и закон, 2004.
  4.  Карацев К. М. Основные процессуальные и криминалистические положения допроса обвиняемого. Алма-Ата: Казахский государственный университет им. С. М. Кирова, 1969.
  5. Полищук Д. А. Психологические особенности общения при допросе // Прокурорская и следственная практика. 2002. № 1-2.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 18.12.2001 № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации (СЗРФ). 2001. № 52. Ст. 4921.
  7.  Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ // СЗРФ. 1996. № 25. Ст. 2954.