Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Новиков В.В., Мокрецов А.И.
Личность осужденного: социальная и психологическая работа с различными категориями.

М., 2006.

 

1.2. Психологические аспекты личности осужденного, особенности воспитательной, социальной и психологической работы с отдельными их категориями

<…>

1.2.2. Особенности личности осужденных, совершившими корыстно-насильственные преступления

Преступления, связанные с корыстно-насильственными действиями (грабежами, разбоями), являются наиболее актуальными видами правонарушений в современных условиях, в первую очередь, в связи с устойчивой тенденцией   возрастания их доли в общей структуре преступлений, совершаемых всеми категориями преступников – мужчинами и женщинами, а также несовершеннолетними обоего пола.

Причины этого роста связаны   как с социально-экономическими условиями (беспрецедентным  имущественным расслоением общества, падением морали и нравственности, снижением воспитательной роли семьи,  школы и других общественных институтов), так и недоработками в уголовном законодательстве, позволяющими следственным органам нередко произвольно трактовать типичные, особенно в молодежной среде, агрессивные проявления и хулиганские действия, как тяжкие и особо тяжкие преступления (ч.2 ст. 161 и ч.1 ст. 162 УК РФ).

Статистические показатели, указывающие на рост доли и «омоложение»  преступлений корыстно-насильственного характера, представлены в предыдущих главах учебного пособия.

Одним из важных условий эффективности профилактики рецидивов и индивидуальной воспитательной работы с указанными категориями осужденных в ИУ и, особенно,  ВК является выявление причин, приведших к совершению преступления.  С этой точки зрения представляется полезным  опыт психологов ГУ ФСИН России по Красноярскому краю, предложивших типологический подход к указанной проблеме.

Воспитательная, социальная и психологическая индивидуальная работа с осужденными, совершившими корыстно-насильственные преступления, должна строиться в зависимости от того, к какому типу они принадлежат.

В основе выделения  указанных ниже типов преступников лежит выявление ведущего мотива совершения преступления. Разумеется, мотивация, например, «самоутверждение», может быть в основе преступлений совершенно иного характера и вида, однако  именно в грабежах и разбоях она наиболее ярко характеризует саму личность преступника.

<…>

Основные типы преступников, совершивших преступления корыстно-насильственной направленности

 «Утверждающийся» тип  – основным личностным мотивом  преступного поведения является утверждение собственной личности как в своих глазах    («самоутверждающийся»): «Тварь ли я дрожащая или право имеющий» («Преступление и наказание», Ф.М. Достоевский), или (и) среди ближайшего окружения,   в    представлении малых групп («социально-психологический»).

«Игровой» тип  –  чаще встречается среди лиц молодого возраста и подростков.  Для этих лиц совершение преступления является своего рода игрой, в которой они удовлетворяют свои потребности в острых эмоциональных переживаниях, а отъем ценностей у потерпевшего часто рассматривается как продолжение «игры» или как «законный трофей» и компенсация за проявленный риск.

В ряде случаев просматривается элемент хулиганских действий (мотивация «попугать», «покуражиться» и т.д.). Иногда изъятие ценных вещей в этих случаях осуществляется по недомыслию одним из участников «игры» (при групповом правонарушении), что дает повод для квалификации действий всех «игроков» по статьям 161, ч.2 или ч.3. (грабеж, совершенный группой лиц, и, даже, «организованной» группой), а при наличии у кого-либо из участников ножа или иного предмета – по ст. 162 (разбой).

Любая угроза, наблюдаемая обычно во всех подобных случаях, всегда, при желании лиц, проводящих дознание и следствие, может интерпретироваться как «угроза насилия, опасного для жизни или здоровья» (ч.1. ст. 162 УК РФ).

Участников подобных «игр» нередко объединяет «бездумное времяпрепровождение», скука, поиск развлечений, инфантилизм, употребление алкоголя, стремление продемонстрировать «друзьям» свою «крутость» и исключительность.

Тип «Изгой» объединяет лиц, которые находятся за  рамками нормальных человеческих связей и отношений.  Личностным смыслом преступного поведения является стремление добыть  средства  к существованию (подтип «грабитель или разбойник поневоле»). Среди них много беспризорников, воспитанников интернатов и детских домов, подростков из неблагополучных семей, бродяг и так называемых «путешественников», лиц без определенного места жительства, опустившихся наркоманов и алкоголиков, лиц, отбывших наказание, но столкнувшихся на свободе с непредвиденными трудностями (потерей жилой площади, прописки за время отбывания наказания, семьи, родителей; невозможностью оформить утраченный паспорт и другие документы, решить проблему трудоустройства, столкновением с откровенно бюрократическим или враждебным отношением  со стороны должностных лиц и т.д.).

В рамках этого типа существенную долю занимают также «алкогольный» или «наркотический» подтипы, в которые входят лица, совершающие грабежи и разбои ради приобретения средств на выпивку и наркотиков.

Преступники, относящиеся к типу «Мститель», совершают грабежи или разбойные нападения на близких родственников и знакомых не столько с целью завладения деньгами или ценностями, сколько ради мести, нередко за мнимые обиды. Для этого типа характерны:

  • эпилептоидная акцентуация или психопатия;
  • паранойяльные черты личности, способствующие появлению сверхценных образований или бредовых расстройств в рамках процессуальных психических заболеваний, протекающих в скрытой форме;
  • бредовые расстройства при хроническом алкоголизме и наркомании.

Такие нападения часто заканчиваются убийствами или нанесением тяжких телесных повреждений.

Представители всех перечисленных выше типов могут страдать психическими аномалиями в той или иной форме и степени тяжести. Однако, в большинстве случаев они оказываются способными осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими, поэтому могут отбывать наказание, связанное с лишением свободы.

Индивидуальная воспитательная, социальная и психологическая работа с осужденными «самоутверждающегося» типа в условиях ИУ или ВК строится с учетом   либо стремления их к  лидерству, либо, что встречается значительно чаще, подсознательного желания повысить свою низкую самооценку. Причем эти стремления могут быть реализованы как в среде нарушителей режима, так и путем активного участия в работе самодеятельных организаций ИУ, в том числе  ВК, или в сфере труда.

Положительная или отрицательная направленность поведения осужденного зависит от индивидуальных особенностей и тех ценностей, на которые он ориентирован.

Если «самоутверждающийся» осужденный проявляет стремление к достижению лидерства и созданию себе соответствующей антиобщественной репутации среди нарушителей режима, следует выяснить, чем обоснован выбранный им стиль поведения, планы его на будущее, их реальность.

Если выбранный стиль поведения диктуется попытками компенсировать чувство собственной ущербности и дискомфорта, следует уточнить истинное оно или мнимое, указать на возможность достижения душевного комфорта иными, более одобряемыми способами, найти «сильные» стороны личности и сферы их возможного приложения, способствовать лучшей социализации осужденного вне ценностей криминальной субкультуры.

 Следует также мотивировать «самоутверждающегося» осужденного стремиться к более скорому (условно-досрочному) освобождению из мест лишения свободы путем активного участия в работе самодеятельных организаций, успехов в производственной деятельности, соблюдения требований режима и т.д., ставя перед ним конкретные и доступные цели, исходя из его способностей и «сильных» сторон характера.

В зависимости от личности, поведения, окружения и других важных обстоятельств выбирается тип исправительного воздействия.

Для осужденных с отрицательной направленностью поведения целесообразно применять в первую очередь те меры воздействия, которые способны привести к сознательной переориентации поведения. Например, из апробированных методик психолого-педагогического воздействия на осужденных с отрицательной направленностью поведения, заслуживает внимания разработанная      В.Г. Деевым система, включающаяся в себя следующие этапы воздействия:

  • учет направленности личности осужденного, его увлечения и жизненные планы, те позитивные качества и свойства, на которые можно опереться в воспитательной работе;
  • проявление и демонстрация доверия путем  поручения осужденному дела, способствовать активизации его положительных качеств. Например, при наличии организаторских способностей у осужденного и достаточно высокого статуса в субкультуре ему можно доверить руководство группой осужденных на производственном участке. Предупреждение!  В случае низкого стратификационного положения в субкультуре использование осужденного в положении какого-либо руководителя вообще противопоказано, так как это неминуемо приведет его либо к конфликту с окружающими, либо стремлению угодить реальным лидерам в микрогруппе с целью заручиться их поддержкой, либо к острому или затяжному реактивному состоянию, а также к суицидально опасному поведению;
  • возможно привлечение осужденного к работе в самодеятельной организации, в художественной самодеятельности и т.д.;
  • необходимо осужденному постоянно давать различные поручения с учетом его возможностей, желания, внешней ситуации и сложившихся в ИУ (ВК) традиций – наладить работу той или иной группы осужденных, добиться перевыполнения норм выработки и т. д.;
  • работа на доверии носит ступенчатый характер – от разовых поручений до назначения бригадиром, мастером, руководителем секции самодеятельной организации. Целесообразность первоначальной дачи именно разовых поручений обосновывается возможностью изучения личности осужденного;
  • метод доверия должен сочетаться с контролем за поведением осужденного с целью коррекции его активности и профилактики возможных нарушений и злоупотреблений. Большое значение в методике переориентации осужденных с отрицательной направленностью придается их согласию выполнять разовые, а затем все более ответственные и постоянные поручения администрации;
  • одной из основных первоначальных задач социальной, воспитательной и психологической работы с лицами отрицательной направленности является дистанцирование их от неформальных групп, к которым они особенно тяготеют. Здесь значение имеет умелое применение метода поощрения, который используется вслед за описанным методом доверия при достижении успехов в выполнении поручения. Большое значение в рассматриваемом случае имеет гласность поощрения. Для этих целей необходимо использовать общее собрание осужденных, стенную печать, средства массовой информации и т. д. Такая методика переориентации направленности является достаточно эффективной только при учете индивидуальной ситуации осужденного и его личностных особенностей.

<…>

 

1.2.3. Особенности воспитательной, социальной и психологической работы с наркозависимыми осужденными

<…>

В беседе психолога с начинающими наркоманами последние обычно высказывают формально критическое отношение к наркотизации, соглашаются с доводами о вреде наркотических веществ, сами приводят яркие примеры. Однако легко выясняется, что они имеют в виду длительную систематическую наркотизацию с наличием выраженной наркотической зависимости. Критика к своей наркотизации практически всегда отсутствует.   Такие осужденные считают, что им «достаточно захотеть» и они могут легко бросить употреблять наркотик, что они «еще не колются, а так –балуются», что употребляют только «неопасную» для здоровья «анашу» и т.д.

По мере дальнейшего употребления наркотиков снижается критика к своему состоянию и способность контролировать их прием.  Между тем, компульсивное влечение, возникающее уже во второй стадии болезни, проявляется настолько интенсивно и остро, что не управляется волей человека, подавляет противоречащие мотивы (понимание вреда, наносимого своему здоровью, социальному статусу, близким людям и невозможности отказаться от наркотика)  и самоконтроль.

<…>

Косвенные признаки наркотизации:

  • лица, злоупотребляющие препаратами  группы опия и его аналогов обычно выглядят старше своих лет. Волосы становятся ломкими, теряют блеск. Кожа сухая с обилием мелких морщин. Лицо с характерной, бросающейся в глаза бледностью.  С зубов сходит эмаль, они легко обламываются и выпадают без боли, ногти ломкие, обламываются слоями. Характерен дефицит веса (до 7 – 15 кг);
  • злоупотребляющие седативными средствами и транквилизаторами внешне выглядят одутловатыми, с маскообразным лицом с землистым оттенком, с многочисленными гнойничковыми высыпаниями и трофическими язвами на сальной коже. Характерны черты преждевременного старения, неопрятность;
  • лица, длительно злоупотребляющие производными эфедрина и другими стимуляторами также выглядят значительно старше своего возраста, с бледной, сухой, дряблой кожей. Раны и ссадины заживают медленно, волосы и ногти ломкие. Вены предплечий, локтевых сгибов, кистей, шеи как бы усыпаны десятками точечных следов (частота введения настолько велика, что не встречается ни при какой иной форме злоупотреблений).

Предупреждение!

Лечение наркозависимых осужденных входит в компетенцию врача психиатра-нарколога. Однако, как показывает практика, лишь одного медицинского воздействия, в том числе принудительного, недостаточно.  Существует значительное число методов  чисто психологического, воспитательного и социального воздействия на наркозависимых осужденных, которые обязательно должны дополнять медицинские.

Сюда, в частности, относятся:

  • выявление групп повышенного риска употребления психоактивных и наркотических веществ (лиц, не обязательно уже употребляющих наркотики);
  • изучение характерологических особенностей личности, настораживающих особенностей поведения,  изучение мотиваций употребления наркотиков и т.д.);
  • психологическое воздействие на лиц, склонных к употреблению наркотиков, и лиц, легко поддающихся влиянию наркозависимых осужденных (лица с повышенной внушаемостью, находящиеся в депрессии, склонные к «экспериментированию» на собственном организме и т.д.);
  • организация возможностей достижения «вторичных выгод» лицами, употреблявших наркотики, другими, более приемлемыми способами – психологические тренинги, ролевые игры, арт-терапия и т.д. (решение коммуникативных проблем, нахождение «смысла жизни» и пр.);
  • комплекс реабилитационных психологических мероприятий с лицами, прошедшими курс лечения от наркотиков и т.д.

В основе выявления контингентов высокого риска употребления наркотических веществ учитываются как социальные, так и психологические критерии.

К социальным относятся:

  • «проблемные» семьи, в которых воспитывался осужденный (неполная семья, «деформированная» семья, т.е. с отчимом или мачехой, конфликтные семьи, асоциальные);
  • проблемные стили воспитания в семье (безнадзорность и жестокое отношение, эмоциональное отвержение, потворствующая гиперпротекция, «родительская анозогнозия», противоречивое воспитание и т.д.);
  • влияние средств массовой информации, Интернет (публикация и даже рекламирование  «положительных» эффектов употребления наркотиков, чрезмерное акцентирование на проблемах наркомании и др.);
  • свойственные лицам молодого возраста и подросткам реакции группирования со сверстниками, в том числе  с образованием делинквентных (совершающих ненаказуемые в уголовном порядке правонарушения и проступки), криминальных и наркоманических групп («системные» и более многочисленные «вечерние хиппи»: каннабиноиды, галлюциногены, героин); панки: стимуляторы, токсические вещества; «попперы»: ингалянты, холинолитические галлюциногены, транквилизаторы и «все остальное без разбора»; «чисто наркоманические» группы и т.д.);
  • реакции, свойственные также молодому возрасту: эмансипации – способствуют «первичному поисковому наркотизму»; увлечения (хобби) – употребление гашиша, способствующего «стимулированию творческих способностей», или допинга в виде анаболических стероидов и стимуляторов (телесно-мануальные хобби); обусловленные сексуальным влечением – ингалянты (эфир, бензин, способствующие визуализации представлени), стимуляторы («ширка», другие производные первитина, эрготамин у женщин и т.д.).

Особую опасность представляют «чисто» наркоманические группы, члены которой стремятся привлечь и удержать склонных к злоупотреблению новичков. Часто такие группы жестко регламентированы, роли в них строго определены, «болтунов» и «отступников», как правило, ждет расправа.

<…>

В работе с наркозависимыми осужденными следует учитывать искажающие установки: диссимуляцию, аггравацию и симуляцию.

Все они имеют в своей основе сознательность, преднамеренность и целеустремленность:

  • желание «омолодиться», т.е. перенести абстиненцию в больничных условиях с целью не прекратить наркотизацию, а снизить толератность (устойчивость) к наркотику и снова испытывать первоначальные эффекты наркотического опьянения;
  • «произвести впечатление»;
  •  изменить режим содержания и т.д.

Кроме беседы и наблюдения важное значение в определении групп риска употребления наркотиков и психоактивных веществ играют методики психологического исследования. Применение их позволяет ответить на следующие вопросы:

  • может ли данный осужденный быть отнесен к группе риска употребления наркотических веществ;
  • может ли он быть отнесен к контингенту высокого риска формирования зависимости при  наличии уже имеющегося злоупотребления наркотическим веществом;
  • имеются ли признаки резидуального  (остаточных и отдаленных последствий) поражения головного мозга;
  • имеются ли данные об интеллектуальной недостаточности или о низком уровне интеллекта;
  • каковы личностные особенности осужденного (тип акцентуации характера, личностный профиль и т.д.);
  • можно ли заподозрить симуляцию, аггравацию;
  • выявляются  ли определенные личностные проблемы, подавляемые и скрываемые, но тяжело переживаемые;
  • имеются ли признаки высокого риска делинквентного поведения и социальной дезадаптации.

<…>

При проведении психокоррекционных мероприятий следует учитывать следующее:

  • работа с наркозависимыми осужденными проводится совместно с медицинской службой ИУ, с врачом психиатром-наркологом;
  • основное усилие следует направить на подавление влечения, устранение зависимости, формирование позитивной цели, выявление причин, способствующих употреблению наркотических веществ конкретным осужденным и предоставление  на обсуждение ему возможностей  альтернативных способов реализации «вторичных выгод», связанных ранее с потреблением наркотиков;
  • целесообразно сочетать индивидуальную работу с методом групповых дискуссий;
  • начинать индивидуальную работу следует с беседы с осужденным. Этому может предшествовать психологическое тестирование для предварительного выявления лиц с высокой степенью риска  аддиктивного поведения и изучение их личных дел;
  • первый контакт с осужденным представляет собой беседу с целью выяснения характера употребления наркотического вещества, причин, заставивших обратиться его за  психологической помощью, серьезности его намерений, выбора метода психотерапевтического и психокоррекционного воздействия;

Предупреждение!

Не следует рассчитывать на откровенность ответов осужденного на все поставленные вопросы, тем более стараться уличить его в искажении некоторых фактов. В данном случае лучше начать беседу со сбора сведений о ранних случаях злоупотребления наркотиками, если это не является «закрытой темой» с точки зрения осужденного (беседа не должна походить на допрос), выяснить причины приведшие  к этому, не скрывать, что известно о злоупотреблениях из других источников, а предложить прокомментировать уже известное. Затем можно перейти к другим проблемным вопросам.

В процессе беседы необходимо оценить степень искренности и характерологические особенности осужденного:

- в случаях работы с гипертимным акцентуантом нельзя утрачивать чувство дистанции, не следует демонстрировать «равенство», упускать инициативу, но рекомендуется избегать проявлений безапелляционной власти и чрезмерной директивности. В целом беседа должна вестись с чувством доброжелательности и касаться ближайшей перспективы жизни осужденного;

- с эмоционально-лабильными акцентуантами следует проявлять поддержку, сопереживание и сочувствие. Суть беседы будет состоять в том, чтобы научить их находить светлые стороны жизни в трудных жизненных ситуациях. Поощрять эмоциональную привязанность к лицам, способным удержать их от дальнейшего злоупотребления, оторвать от лиц с аддиктивным поведением и по возможности снизить остроту конфликтных ситуаций;

- эгоцентричность истероида значительно облегчает контакт, если он чувствует интерес к его личности, однако сохранить в дальнейшем его сложно. Следует поощрять его действительные способности, реальные достижения и позитивные устремления;

- с эпилептоидами следует устанавливать контакт вне периодов аффективного напряжения. Если он чем-нибудь раздражен, следует дать ему «остыть».  В беседе акцентировать внимание на  его здоровье и благополучие. Следует дать ему выговориться, что значительно снижает напряженность. Беседа должна идти в неторопливой обстоятельной манере. Совместному обсуждению должны в первую очередь подвергнуться его положительные качества: любовь к порядку, аккуратность, осмотрительность, часто – хорошие способности к ручному мастерству. Затем необходимо объяснить, сопровождая примерами и иллюстрациями (например, результатами психологического обследования), опасность именно для его особенностей характера  любых наркотических веществ, убедить  его приучать себя искать «отдушину» в любимых занятиях, а не пытаться «заглушить» раздражение и тоску в наркотических средствах или в алкоголе;

- шизоидные акцентуанты очень избирательны в выборе симпатий и антипатий, поэтому возникают трудности в установлении первого контакта с ними. Признаком преодоления психологического барьера служит момент, когда осужденный начинает в беседе проявлять инициативу. Темы его высказываний могут быть неожиданными и необычными, однако прерывать их не следует, так как именно в них можно обнаружить факторы, способствующие выработке антиаддиктивной установки;

- неустойчивые акцентуанты (различать от неустойчивой трансформации при других типах акцентуаций) готовы согласиться с любыми доводами, оставаясь при этом равнодушными. Только реальная опасность  или строгие наказания могут в какой-то мере удержать их от злоупотребления наркотиками. Необходимо апеллировать к еще оставшимся у них привязанностям, увлечениям. Используя недирективный тон, следует информировать их об опасных и действительно имеющих место осложнениях злоупотреблений (импотенция, хронические психозы, СПИД, слабоумие при некоторых видах токсикоманий и т.д.). Обязательно  надо рассказать о причинах возможных рецидивов и о том, как их избежать.

Групповые методы психокоррекционной работы могут быть открытыми (состав участников может меняться) и закрытыми (новые члены группы не принимаются). Используются, например, методы работы по «принципу зеркала» (члены группы высказывают свои суждения  и предложения решений выхода из ситуаций после разбора истории злоупотреблений психоактивных веществ по очереди каждого  из участников) (Либих С.С., 1974); ролевые игры; арт-терапия, НЛП и т.д.

<…>

1.2.4. Особенности психологической и воспитательной работы с лицами, совершившими сексуальные преступления

Осужденные за преступления сексуального характера составляют неоднородную группу, как по личностным, так и поведенческим  признакам. Мотивы совершения ими преступлений не всегда относятся только к расстройствам в сфере сексуальных влечений, нередко они обусловлены   патологическими изменениями психики или разного рода личностными девиациями (отклонениями).

Часто ценностью для сексуального преступника, особенно серийного, является не само преступление, а все, что с ним связано – манипуляции с жертвой, охота на нее, мельчайшие сопутствующие детали. Сначала представляя несуществующий эпизод в своих фантазиях, затем они реализуют его в своей жизни, а позже многократно «прокручивают» детали преступлений в памяти, оставляют фотографии, видеосъемку или записи, чтобы «не забыть детали «эксперимента».  На этапах предварительного следствия они, нередко, охотно дают признательные показания, боясь попасть в «общак», где высока вероятность применения к ним неформальных санкций со стороны осужденных.

В других случаях сексуальные преступления совершаются под влиянием алкогольного или наркотического опьянения или «провоцирующего» поведения, с точки зрения преступника, жертвы.

Поэтому успех в индивидуальной воспитательной работе с осужденными, отбывающими наказание за преступления сексуального характера, зависит от знания мотивов преступлений, характерологических особенностей личности. В ИУ эта категория преступников в большинстве своем характеризуется положительно, редко нарушает режим и хорошо трудится на производстве, в силу чего мало привлекает внимание. Однако об исправлении и перевоспитании значительной части из них к моменту освобождения говорить преждевременно. Большинство из них чаще всего вновь совершает тяжкие сексуальные преступления.

Поэтому перед психологической службой и администрацией ИУ стоит сложная задача повышения эффективности психологического и воспитательного воздействия на эту категорию преступников, с учетом углубленного изучения их личностных особенностей.

 Каждому типу личности осужденного, совершившего преступление сексуального характера, применим определенный вид воспитательного и психологического воздействия.  Представляет интерес опыт работы с данной категорией осужденных, предложенный специалистами МПЛ ГУФСИН по Красноярскому краю.  

Все осужденные, совершившие преступления сексуального характера делятся на три группы:

1. Лица,     имеющие     нарушения     психосексуального     развития;

2. Лица с выраженными характерологическими или психопатологическими  особенностями;

3. Лица  с  нарушениями      межличностного восприятия.

В каждой группе выделяется несколько типов осужденных, отличающихся характером совершенного преступления, ведущим мотивом и личностным смыслом, а также рекомендациями по построению психологических бесед и мер воспитательного характера.

I. Лица,     имеющие     нарушения     психосексуального     развития, представлены следующими типами:

1 тип:

  • изнасилование или его попытка совершаются обычно в отношении незнакомых женщин;
  • преступники, как правило, могут заранее поджидать или искать подходящую ситуацию;
  • действиями напоминают охотника, выжидающего или выслеживающего свою добычу, заранее не определяя конкретный объект нападения;
  • нападение сопровождается избиением, иногда довольно жестоким, активными попытками физическим путем сломить сопротивление потерпевшей;
  • вину в совершенном преступлении, как правило, признают, так как не могут, в отличие от других категорий осужденных за изнасилование, сослаться на то, что жертва не оказывала сопротивления и добровольно вступила в половой контакт;
  • психологический мотив – стремление к преодолению психологического доминирования противоположного пола. Иными словами, воспринимают (в т.ч. и неосознанно) женщин как доминирующих, подавляющих и более активных по отношению к ним;
  • личностным смыслом такого преступления является своеобразный «протест», попытка обрести психологическое доминирование, самоутвердиться и вместе с тем унизить женщину, прежде всего в своих собственных глазах;
  • большинство лиц, относящихся к этому типу, имеют семью, детей, и поэтому объяснение причин совершенного ими преступления только сексуальными побуждениями не может являться достоверным. С другой стороны, в своей семье обычно занимают подчиненную позицию по отношению к жене. С этой позиции их преступное поведение может рассматриваться, как своеобразная попытка изменить существующее положение дел, как протест против своей пассивности и доминирования со стороны других (не только жены, но и вообще женщин).

При изучении личного дела такого осужденного необходимо обратить внимание на способ совершения преступления (нападение на ранее незнакомую женщину, его внезапность, попытка физического подавления, избиение, поиск возможной жертвы и т. д.).

В беседе необходимо выяснить особенности взаимоотношений с женщинами, их восприятие осужденным, обратить внимание на характер отношений с женой, а в раннем возрасте – с матерью.

 Общий характер жизненной позиции по отношению к лицам противоположного пола у таких людей является подчиненно-агрессивным.

2 тип:

  • изнасилование малолетних девочек (в возрасте до 6 лет), а иногда и женщин преклонного возраста (свыше 60 лет);
  • преступление часто носит характер массированной аффективной вспышки: эти лица обычно не помнят, что совершили и не могут объяснить причин своих действий;
  • сопутствующими факторами такого рода преступлений могут быть алкогольное или наркотическое опьянение. В случаях совершения преступления в состоянии сумеречного помрачения сознания или иного исключительного состояния, если таковые будут доказаны судебно-психиатрической экспертизой, признаются невменяемыми к инкриминируемому составу преступления.  Однако на практике исключительные состояния (патологическое опьянение, патологический аффект, патологическое просоночное состояние) доказываются крайне редко, так как диагностика их чрезвычайно сложна, а лицо, совершившее преступление, «хотя и не помнит о нем», обычно сразу соглашается признать его, «оправдывая» себя необычным действием алкоголя;    
  • скрытым мотивом может явиться проявление аффективных следов, сохранившихся в психике в неосознанной форме. Эти следы остались в связи с психотравмирующими обстоятельствами, связанными с взаимодействием с конкретными девочками или женщинами в детском возрасте осужденного.  Характерно снятие фиксированного аффекта, отсроченного во времени;
  • многие осужденные данного типа ранее судимы за развратные действия с малолетними (не характерно для исключительных состояний).

При беседе с осужденным необходимо выяснить все обстоятельства его жизненного пути, особенно приходящиеся на детство. Уточнить не только содержание поступков и поведение в целом, но и характер испытанных им эмоций по поводу событий, в которых он участвовал. У таких лиц наблюдается сексуальная неудовлетворенность и трудности в налаживании контактов и связей с женщинами. Иногда в основе влечения к девочкам может лежать компенсация дефектов общения с противоположным полом в подростковом возрасте.

3 тип:   

  • неоднократные эпизоды удовлетворения сексуального влечения с малолетними девочками;
  • отсутствие грубых насильственных действий в отношении жертвы, предпочтение действовать обманным путем;
  • в основе сексуального влечения к девочкам лежат задержки психосексуального развития и нарушения контактов с более старшими лицами противоположного пола;
  •  стремление к удовлетворению полового влечения с малолетними девочками связано с ситуацией, когда сексуальный контакт со взрослыми женщинами не приносит удовлетворения и является психотравмирующим;
  • в детском возрасте у такого субъекта имелись контакты с девочками, вызвавшие сексуальное возбуждение.

В беседе необходимо выяснить особенности отношений с женщинами, удовлетворяют ли сексуальные контакты с адекватными по возрасту женщинами. Если есть или была семья, необходимо подробно расспросить о характере взаимоотношений, в том числе и сексуальных. При выяснении особенностей детства нужно узнать об имевших место контактах с девочками, выяснить обстоятельства первой и последующих влюбленностей, характер отношений и т. д.

4 тип:

  • преступные действия направлены вначале не на женщин, а на оказавшихся рядом с ними мужчин (мужа, сожителя, знакомого и т.д.);
  • изнасилование женщины вторично и следует после физической расправы или физического подавления (или убийства) находящегося рядом мужчины;
  • в основе лежат психологические дефекты, сформированные в подростковом возрасте. Агрессия направлена не на отдельно взятого мужчину или женщину, а на мужчину и женщину, связанных какими-то отношениями;
  • мотивом являются аффективные переживания подросткового периода, связанные с попаданием в ситуации, в которых его предпочитали кому-то другому, что сформировало мощные соперничающие тенденции и агрессивность, направленную на взаимоотношения мужчины и женщины;

<…>

II. Осужденные за изнасилование с выраженными характерологическими или психопатологическими особенностями

Представители этой группы обладают ярко выраженными особенностями характера или психическими аномалиями, препятствующими успешной адаптации из-за недостаточного усвоения социальных норм.

5 тип:

  • представители данного типа совершают изнасилования, как правило, в группе, часто, при этом, не являясь инициаторами. Обычно это устойчивая группа, члены которой хорошо знают друг друга, могут часто проводить совместно свободное время. По своей направленности группа не обязательно является криминальной;
  • ведущим мотивом выступает стремление субъекта сохранить свой социально-психологический статус в группе. Он поступает «как все», подчиняясь групповому давлению. Таким образом, здесь на первом месте в причинах преступления выступают не сексуальные побуждения, а подчинение групповой динамике. Такие лица весьма дорожат членством в неформальной группе и занимают по отношению к лидеру конформную подчиненную позицию;
  • предрасполагающими факторами в рассматриваемом случае являются характерологические особенности: конформизм, личностная неустойчивость, дефекты волевой сферы, неспособность к длительным устойчивым целенаправленным усилиям, чрезмерная подчиняемость любым авторитетам, отсутствие своей позиции, инфантилизм.

В беседе и при изучении имеющихся на осужденного материалов необходимо выяснить особенности взаимоотношений в его неформальной группе, то место, которое он занимал в ней, имеющиеся цели, интересы, склонности. Это может быть прослежено и в отношении групп, сложившихся в ИУ.

Характерологические особенности такого рода осужденных легко обнаруживаются при анализе их поведения в ИК. У них, как правило, отсутствуют твердые волевые качества, проявляется готовность исполнить любое поручение или действие, равно как под угрозой взыскания со стороны администрации, так и физической расправы со стороны осужденных. Они легко подпадают под чужое как положительное, так и отрицательное влияние, боятся любых взысканий.

6 тип:

  • преступные действия отличаются внезапностью, неожиданны для жертвы, а иногда и для самого преступника;
  • изначально действия преступника направлены не на изнасилование, соответствующий мотив возникает в связи с конкретной ситуацией;
  • внезапность нападения сочетается с активным физическим насилием и  отсутствием стадии приготовления;
  • преступники не занимаются активным поиском жертвы, а действуют в сложившейся ситуации;
  • характерна непродуманность действий, иногда чрезмерный риск преступника в плане возможного задержания, отсутствуют попытки скрыть следы преступления;
  • преступное посягательство может быть направлено как на знакомых, так и незнакомых женщин;
  • в качестве мотива  выступают сексуальные потребности. Они связаны с теми или иными жизненными обстоятельствами, в которых эти потребности не находят адекватной реализации;
  • способствующими факторами являются определенные характерологические особенности: импульсивность (возникающие побуждения находят непосредственную реализацию в поведении), дефекты морально-нравственной сферы,  которая  не может оказывать контролирующего влияния на реальное поведение субъекта, низкий самоконтроль, аффективная взрывчатость.

При изучении личного дела можно отметить внезапность возникновения умысла на изнасилование у преступника, в отличие, например, от представителей первого типа.

В беседе легко выявить и субъективную неожиданность для преступника его действий, а также отсутствие рациональных объяснений своих поступков.

Описанные выше характерологические особенности легко выявляются при наблюдении за их поведением в ИК. Своими поступками они обычно выделяются из общей массы осужденных, так как постоянно совершают однотипные и носящие хронический характер, нарушения, чаще мелкие. Осужденные, относящиеся к этому типу, часто сами говорят, что им трудно справиться с собой, взять себя в руки, совершают необдуманные поступки, которые приносят им много неприятностей.

7 тип:

  • к этому типу преступников относятся лица с психическими и  физическими дефектами, препятствующими удовлетворению сексуальных потребностей социально одобряемым путем (олигофрены, инвалиды в связи с физическими недостатками и т.д.);
  • часто ими совершается изнасилование лиц, не достигших половой зрелости, иногда малолетних девочек;
  • умысел на изнасилование возникает в связи с невозможностью удовлетворения сексуальной потребности;
  • способствующими факторами являются психические и физические дефекты, предопределяющие их неуспех в контактах с женщинами.

В   беседе легко установить наличие у осужденного интеллектуальной недостаточности, рекомендована также консультация психиатра.

Индивидуальная работа с этой группой осужденных должна основываться на их характерологических особенностях, которые находят свое проявление в их поведении в ИК. Выявление и разъяснение мотивов их преступного поведения имеет также воспитательное значение, хотя, обычно такие осужденные сами понимают, в чем причина их преступных действий.

С 5 типом осужденных индивидуальную работу необходимо строить на достаточно жестком и властном стиле обращения, их необходимо постоянно держать под контролем. Это вызвано тем, что как только контроль ослабевает, такие осужденные сразу начинают ориентировать свое поведение на отрицательно зарекомендовавших себя лиц и вскоре попадают под их влияние. По прибытии в ИК целесообразно привлекать их к работе в самодеятельных организациях, включить в хороший сплоченный коллектив, регламентировать и направлять их поведение. В противном случае, они могут быть использованы отрицательно характеризующимися осужденными в своих целях.

При нарушении режима не следует сразу применять взыскание, так как даже угроза дисциплинарного воздействия может сразу изменить их поведение. Главное, на что следует обратить внимание в индивидуальной работе с этими осужденными, это выработка стойких, положительных форм поведения, развития самостоятельности и психологической независимости. Поэтому целесообразно применять метод организации поведения, использовать упражнения, способствующие выработке положительных привычек.

С 6 типом осужденных индивидуальная работа связана с большими трудностями, так как многие из них систематически нарушают режим и не реагируют должным образом на применяемые меры воздействия.

В случае нарушения режима за ними целесообразно устанавливать особый контроль и осуществлять специальные профилактические мероприятия.  В условиях ИК они склонны к нарушениям режима и более серьезным проступкам, что вызвано слабым самоконтролем и импульсивностью. Особенно важно для таких осужденных создавать ситуацию неотвратимости наказания за малейшее нарушение режима. Следует всячески препятствовать их контактам с отрицательно характеризующимися осужденными. Индивидуальная работа должна также предусматривать выработку у таких осужденных социально позитивных навыков и способности контролировать свои побуждения, умения сдерживать себя.

С осужденными, относящимися к 7 типу, индивидуальную работу необходимо осуществлять в тесном контакте с врачом-психиатром. При этом необходимо учитывать, что лица, страдающие олигофренией, в условиях ИК в связи с их повышенной внушаемостью могут быть использованы отрицательно характеризующимися осужденными в своих целях, например, для расправы с кем-либо из осужденных.

В индивидуальной работе с ними психологу и воспитателю желательно использовать такое качество, как внушаемость. Поэтому любое убеждение должно носить характер внушения. В случае нарушения режима наиболее эффективными будут те меры взыскания, которые связаны с материальными ограничениями.

III. Осужденные за изнасилование с нарушениями межличностного восприятия

Эта группа объединяет осужденных, основная причина совершения преступления которых заключается в неспособности разобраться в поведении женщины, неправильной оценки его, а также ситуацию в целом.

8 тип:

  • характерно, что эти преступники полностью не признают своей вины, искренне считая, что изнасилования как такового не было, что жертва сама добровольно вступила с ними в половой контакт и никакого сопротивления не оказывала. Они достаточно настойчиво утверждают это и приводят массу аргументов;
  • большинство из них характеризуется по месту работы или учебы отрицательно (например, злоупотребляют спиртными напитками);
  • совершению преступления часто предшествует предварительное знакомство и общение между будущими преступником и потерпевшей в компании, на танцах, в ресторане и т. д.;
  • часто женщина сама добровольно идет к нему домой, или садится в машину, остается на ночь в компании и т. д.;
  • как правило, будущий преступник и его жертва совместно употребляют спиртные напитки;
  • при изучении уголовного дела и беседе с осужденным, складывается впечатление, что женщина своими действиями всячески способствовала совершенному преступлению.

Со стороны женщины в рассматриваемом случае осуществляется определенный тип бессознательного сексуального поведения, имеющий игровой характер и включающий в себя провокационные моменты. По существу, такой тип поведения представляет собой трансформированный способ удовлетворения половых инстинктов. В этом случае женщина удовлетворение получает не от полового акта, а в результате критических, конфликтных взаимодействий со своим партнером. Структура этого типа сексуального поведения подразумевает определенную последовательность действий со стороны мужчины и женщины.

Возможны следующие варианты:

  • женщина вовлекает мужчину сначала в психологический, а затем в физический контакт, однако потом отталкивает его и может утверждать, что он ее оскорбил и причинил невозместимый ущерб. Вступление в половой акт не входит в рамки игры женщины и поэтому она протестует, если он состоялся насильно;
  • родственники или другие лица могут поставить женщину в такое положение, что ради спасения своей репутации и чести ей приходится жаловаться на изнасилование, что особенно часто происходит с несовершеннолетними девушками;
  • со стороны мужчины мотивом является стремление к половой близости в связи с кажущейся доступностью объекта. Он не осознает игрового характера поведения женщины и поэтому не способен выйти из создавшейся ситуации;

Индивидуальная работа должна основываться на тщательном разборе психологом ситуации совершения преступления и тем самым четкого ее отграничения от случаев обычного самооправдания.

Оптимальной является нейтральная позиция по отношению к тому, что рассказывает осужденный. После тщательного изучения имеющихся материалов (уголовное дело, опрос) совместно с осужденным необходимо обсудить подробнейшим образом его поведение и поведение потерпевшей. Можно также использовать в воспитательных целях и лучшего уяснения межличностных отношений разбор аналогичных ситуаций, взятых, например, из других уголовных дел.

Таким образом, основной акцент в индивидуальной работе с этим типом осужденных должен быть сделан на разъяснение им ситуации совершения преступления, мотивов поведения потерпевшей. Необходимо добиваться полного уяснения осужденным действительных причин поведения потерпевшей и его самого, а также личностный смысл их действий. Только в этом случае можно будет говорить о реальной профилактике аналогичных преступлений.

Предупреждение! Следует иметь в виду, что непризнание вины и непонимание причин совершения преступлений может способствовать протестным реакциям осужденного, что проявляется в систематических нарушениях режима.

 1.2.5. Психология  лиц, отбывающих длительные сроки лишения свободы

Определенные психологические феномены, которые необходимо учитывать при проведении психологической и воспитательной работы, наблюдаются у осужденных, приговоренных к длительным срокам лишения свободы, либо пожизненному заключению. Это, как правило, люди с выраженными психическими аномалиями, хотя и признанные вменяемыми в отношении к инкриминированному деянию, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. Среди них, около половины лиц, которые осуждены впервые и ранее не привлекались к судебной.

Первые один–два года осужденный, особенно если до этого он не помещался в условия социальной изоляции, может не до конца осознавать коренное изменение своего социального статуса  и безотчетно продолжает еще жить и мыслить категориями «свободы».

В этот период у него преобладают мысли о прошлом, попытки переосмысливания случившегося.  Настоящее, а тем более будущее, которое вообще представляется туманным и неопределенным, еще не воспринимается чем-то реальным.

Когда приходит шокирующее осознание самого срока, а тем более пожизненного, появляются тревожно-депрессивные реакции с преобладанием угнетенного, подавленного настроения, безнадежности, отчаяния, пессимизма: жизнь «загублена», усиливается чувство жалости к себе, возрастает внутреннее напряжение, раздражительность и тревожность.

Все это сопровождается двигательным беспокойством. Осужденные либо  «мечутся» из угла в угол, либо находятся в состоянии апатии и безразличия. Часты истерические реакции, которые находят выход в демонстрации негативного поведения, стремлении привлечь к себе как «к невинно пострадавшему» внимание начальника отряда, администрации.

Осужденные стремятся вызвать у окружающих сочувствие, постоянно пишут письма родным и знакомым, обвиняя их в своих бедах, либо сутяжничают по поводу якобы несправедливого отношения к ним администрации ИУ.

Часто возникают ипохондрические проявления (болезненно-угнетенное состояние, болезненная мнительность). Это связано в значительной степени с определенными функциональными сдвигами в сердечно-сосудистой системе как реакции организма на хронический стресс.

В этих случаях все внимание осужденного приковывается к собственной личности, своему самочувствию. У него укрепляется убеждение в том, что в его здоровье появились необратимые изменения. Он начинает предъявлять многочисленные жалобы на здоровье, причем, нередко, искренне уверен в них. Пытаясь привлечь к себе внимание, он может проявлять склонность и к симуляции, а также  членовредительству и демонстративно-шантажным реакциям в виде неопасных суицидальных попыток. Однако следует помнить, что на фоне депрессивного состояния возможны и истинные суициды.

Ситуация усложняется, если осужденный действительно серьезно болен или является явно психически аномальным человеком, а также имеет проблемы коммуникативного характера с окружающими.

Примерно через два года у осужденных наступает период, когда психические состояния и личностные реакции на сам факт лишения свободы сглаживаются.  Приобретается  устойчивый «синдром лишенного свободы», делающий осужденных как бы похожими друг на друга («все на одно лицо»).

Если в первоначальный, адаптационный период психологической переработке подвергается сам факт ареста, суда, зачитывания приговора и водворения в места социальной изоляции осужденный стремится примирить свое прошлое и настоящее, то после адаптации к условиям изоляции он начинает жить настоящим, с верой в будущее, сколь бы бесперспективным оно ни было. Появляется призрачная надежда на пересмотр дела, амнистию, помилование, что «все изменится». Осужденный «ловит» каждый слух, «подтверждающий» его надежды.

По истечению 5–6 лет заключения в психологическом состоянии осужденного обостряется «синдром ожидания», к которому  относятся состояния:

  • тревоги, вызываемой недостатком или неопределенностью информации о событиях, интересующих осужденных;
  • страха перед событием, на наступление которого осужденный долго надеялся:  «А вдруг оно действительно наступит».

Примерно через 5–7 лет лишения свободы наступают трудно обратимые изменения в психике  человека, находящегося в длительной изоляции.

После 10 лет изоляции для психики осужденного становится характерен так называемый «фрустрационный синдром», проявляющийся в виде окончательной «ломки» жизненных планов и проявления вновь чувства безнадежности, незащищенности, отчаяния, обреченности.  Типичным  состоянием  является усиление тоски по дому, родным, друзьям, по прежнему образу жизни, которые часто идеализируются.

«Синдром тоски» включает повышенную возбудимость и раздражимость, грусть, дискомфорт, вызывает персеверации – навязчивые повторения одних и тех же образов памяти и воображения, вырабатывает специфическую походку «погибшего человека». Особенно остро тоска проявляется в канун семейных праздников (именин, дней рождения), после получения неожиданных писем  из дома, по окончании свиданий и т.п.

Возможны и конфабуляции – воспоминания о событиях, которых вообще не было.

К основным причинам, активизирующим состояние тоски, относятся наличие у осужденных незанятого свободного времени, однообразие и монотонность «тюремной» жизни, отсутствие непосредственных и дальних перспектив, самоизоляция и одиночество. Тоска обычно соединяется со скукой, которая вызывается не только вышеназванными причинами, но и субъективными особенностями личности. Осужденные прибегают к многочисленным, порой опасным для жизни, развлечениям, нарушающим режим, с помощью которых они пытаются избавиться от тоски и скуки.

Постепенно все большее место занимает состояние апатии, которое парализует волю, интеллект и является предпосылкой для психологической деградации личности, создает почву для развития психических заболеваний.

Развитие психического расстройства часто сопровождается  бессонницей, раздражительностью, растерянностью, озлобленностью, повышенной агрессивностью и аутоагрессивностью, которые постепенно накапливаются и требуют определенной «разрядки» в виде драк, уже малоперспективных и недостаточно обдуманных побегов («лишь бы вырваться отсюда», «хоть день, да погулять»), притеснения слабых, изощренного членовредительства и т.п.

Осужденные, борясь с нарастающей тоской и апатией, бессознательно, фактически на инстинктивном уровне, стремятся выйти из указанных состояний, используя свои методы «самотерапии»:

- исповедальную терапию – исповедь перед другими, чаще всего перед друзьями-сверстниками, помогающую снять напряжение на основе взаимных сопереживаний. Характерно увлечение религией, которое носит уже искренний характер;

музыкально-песенную самотерапию, выражающуюся в склонности к песням с интимным содержанием, печальными мелодиями, жалобами на неудавшуюся судьбу;

алкогольную («чифирную», «токсическую») – стремление алкогольным опьянением, употреблением токсических веществ довести себя до «хорошего настроения» – «кайфа», отключиться от безнадежной и тревожащей действительности;

- развлекательную (азартные игры, «прописку» новичков, загадки, групповые нарушения режима и т.п.), отвлекающую от переживаний факта социальной изоляции и монотонности жизни;

- поделочную – занятия специфическим «тюремным» искусством, различными поделками, в том числе высокохудожественными, или изготовлением запрещенных предметов, увлечение порнографией, татуированием и т.д.

По истечении 15 и более лет наблюдается тенденция нарастания ложной убежденности в своей невиновности. Все это проявляется в «синдроме невинно пострадавшего».

Нарастают тревожность, астено-депрессивные состояния, зависимость от внушающих воздействий.

Наиболее частым проявлением этого периода являются серьезные нарушения сна, такие, как расстройство засыпания, раннее пробуждение, неглубокий сон, бессонница, кошмарные сновидения. Мешают засыпанию навязчивые мысли о доме, родных, знакомых и т.п. Поверхностный, неглубокий сон находится в большой зависимости как от внешних факторов (ночных шумов, света, запахов в жилой комнате, хождения и храпа людей), так и от внутренних установок личности. Например,  боязнь расправы в период сна со стороны других лиц, носящая порой параноидный характер.

Длительные нарушения сна психологически и физически изнуряют человека, вызывают у него головные боли, делают его раздражительным, замкнутым, озлобленным. Сновидения часто носят беспокойный, тревожный характер. Часть осужденных, особенно подвергавшаяся издевательствам со стороны других лиц, испытывает кошмарные сновидения, которые сопровождаются страхом, ощущением своей беспомощности, бурными вегетативно-сосудистыми проявлениями (холодный пот, сердцебиение, озноб и т.д.).

Дальнейшие изменения характеризуются волнообразным течением, усиливается дезадаптация к любым изменениям, происходящим в жизни, нарастает апатия, деградация, психические расстройства (как связанные с пребыванием в социальной изоляции и однообразием жизни, так и в связи с возрастом). Такой человек, если отпустить его на волю, снова будет «проситься в тюрьму».

<…>

1.2.7. Социально-психологический портрет осужденных-женщин и особенности воспитательной, социальной и психологической работы с ними

Преступность женщин представляет собой самостоятельный ее вид в силу своеобразия и специфики структуры совершаемых преступлений, влияния на общество, его нравственно-психологическую атмосферу, на другие составные части преступности, в первую очередь на преступность несовершеннолетних. Так, если мать пьянствует,  совершает кражи и хищения, она не может должным образом  воспитывать своего ребенка. 

Также тревожным является следующий факт: несмотря на дальнейшую либерализацию судебно-правовой системы и, соответственно, пересмотр отдельных положений УК РФ, уровень снижения женской преступности не имеет столь отчетливой тенденции к снижению, как у мужчин.

Подобное положение дел отражает относительный рост преступлений, совершаемых женщинами, и увеличение их доли в структуре общей преступности. Иными словами, женская преступность растет.

Причины преступности среди женщин в настоящее время могут быть связаны со следующими явлениями и процессами, происходящими в стране:

  • значительно более активным участием женщины в общественной и экономической жизни страны (образы «деловой» женщины, «бизнес-леди», женщины-«кормильца», женщины-руководителя, имеющей прямой и часто неконтролируемый доступ к материальным ценностям);
  • существенным ослаблением главных социальных институтов, и в первую очередь семьи, а также социального контроля («разрешено все, что не запрещено»);
  • возросшей общей напряженностью в обществе, резким социально-экономическом расслоением, неуверенностью в завтрашнем дне,  тревожностью людей, конфликтами и враждебностью между ними;
  • распространением женского алкоголизма, наркомании, проституции, бродяжничества и попрошайничества.   

Сочетание напряженной профессиональной деятельности женщин с продолжением исполнения ею семейных и материнских обязанностей, а иногда не свойственной ей ранее роли «кормильца семьи» при живом и здоровом муже может приводить к самым нежелательным последствиям. Это выражается в том, что женщина, работая все время с перегрузками, постоянно испытывает усталость и нервное напряжение, боязнь не справиться с многочисленными делами; в то же время ее охватывает недовольство и раздражение, что члены семьи мало это ценят и не помогают ей. У нее могут появиться психические расстройства, состояния дезадаптации, ощущение враждебности мира, своей неудачливости.

Из-за этого семья, муж и дети становятся источником постоянного раздражения; женщина начинает винить их во всех своих невзгодах, видит в них причину своих неудач или раннего старения. Семья, теряя свою притягательную в прошлом силу, отступает на задний план и уже не может эффективно контролировать и направлять поведение женщины, определять ее основные ценности. Это связано, в первую очередь, с утерей семьей своих компенсирующих возможностей, заключающихся в том, чтобы именно в ней человек находил покой и отдых, восстанавливая свои силы.

Женщины, переставая ощущать свою связь с семьей, уже не ориентируются на ее традиционные ценности и получают значительно больше возможности действовать, не оглядываясь на нее как сдерживающий фактор.

Более остро, чем мужчины, чувствуя и переживая существующую напряженность, социальное неблагополучие, будучи более восприимчивыми и уязвимыми, женщины более остро реагируют на любые неблагоприятные процессы, происходящие в семье, угрожающие благополучию семьи и особенно детей (например, пьянство или безработица мужа).

Исследуя причины, порождающие женскую преступность, следует остановиться также на психологических особенностях женщины в различные периоды ее жизни. Учет возрастных изменений психологии женщины при организации воспитательной и психологической работы с ней имеет  большее значение, чем у осужденных-мужчин.

Личность молодой женщины характеризуется, с одной стороны, большей, чем у мужчин ее возраста, социальной зрелостью, способностью более правильно воспринимать явления общественной жизни и критически оценить свое поведение, с другой – на нее в большей степени оказывают влияние стереотипы, сформировавшиеся в предшествующий возрастной период.

В возрасте от 18 до 25 лет формирование личности женщины идет наиболее интенсивно.  Особенно остро встает проблема осознания себя и своего будущего.

В возрасте 26-30 лет женщина еще больше начинает дорожить своим семейным благополучием. Выявляется   тенденция стабилизации негативного или позитивного опыта, окончательно вырабатывается доминирующий стереотип поведения. 

В связи с этим становится понятным еще большее, чем у мужчин, значение возраста женщины, в котором она впервые совершила преступление, его характер, оценка его самой женщиной (в силу обстоятельств, «довели», «не могла больше терпеть пьянство мужа, угрожающее благополучию семьи», «жаль, что попалась» и т.д.).

В возрасте от 30 до 40 лет круг общения женщины еще более расширяется, окончательно закрепляется профессиональная роль. Женщина-мать больше озабочена воспитанием и благополучием собственных детей, повышением их интеллектуального уровня и материального достатка.

В возрасте 40-55 лет углубляется специализация занятий, женщина приобретает устойчивое положение в жизни, которое является результатом его профессиональной деятельности. В этот же период в связи с уходом детей из семьи и появлением внуков несколько изменяется воспитательная функция. Происходит перестройка социальных ролей: одни доминируют, другие ослабляются. Изменяется в связи с этим образ жизни, который становится более размеренным. Сужение круга знакомых ведет к усилению родственных чувств.

Осужденные этого возраста чаще задумываются над итогами своей жизни, более самокритичны и реалистичны в оценках окружающей действительности, испытывают потребность в общении с близкими людьми, что находит отражение в переписке.

Психологические исследования осужденных женщин показали, что в своей массе они не имеют качеств, которые существенно могли бы осложнить профилактику преступлений с их стороны, процесс их исправления и перевоспитания. По сравнению с преступниками-мужчинами им в меньшей степени присущи асоциальные установки, у них отсутствуют устойчивые преступные убеждения; социально-психологическая адаптация, хотя и нарушена, но не имеет серьезных дефектов, за исключением профессиональных преступниц и лиц, социально дезадаптированных в связи с «бомжеванием», алкоголизмом, наркоманией, различными психическими аномалиями и расстройствами.

Женщинам-осужденным важна оценка со стороны других людей и впечатление, которое они производят. Многим свойственна такая черта, как демонстративность, что нередко сочетается со снижением контроля над поведением. Демонстративность, в том числе агрессивного характера, часто выполняет  защитные функции и служит целям самоутверждения. Потребность в самоутверждении нередко становится у женщин-преступниц навязчивой, застревающей, существенно влияя на весь  образ жизни. Эта потребность, как правило, не охватывается сознанием.

Характерные для женщин-преступниц стойкость и застреваемость аффективных, психотравмирующих переживаний  и высокая импульсивность часто приводят к игнорированию или недостаточному учету всех необходимых обстоятельств, неадекватному восприятию и оценке возникающих жизненных ситуаций, плохому прогнозированию последствий своих поступков, спонтанности и необдуманности поведения.

В связи с совершением противоправных действий большинство женщин испытывают чувство вины, беспокойства, причем это беспокойство усиливается в период отбывания наказания.  У них сильно повышена тревожность и отмечается эмоциональная ранимость.

<…>

Попадая в места лишения свободы, женщины привносят с собой уже сформированные прежней жизнью психологические аномалии, нередко способствовавшие совершению преступления.

Так, подавляющему большинству женщин, находящихся в местах лишения свободы, наиболее  присущи тревожность, депрессия, страх, одиночество. В отличие от осужденных мужчин они проявляют сниженный интерес к общественно политическим изменениям, происходящим в стране.

Однако они более чувствительны к личностно значимым событиям и проявляют большую устойчивость, чем мужчины, к правилам внутреннего распорядка и требованиям, предъявляемым со стороны администрации исправительного учреждения.

В последние годы остро встала проблема отягощенности женщин различными нервно-психическими отклонениями. К ним относятся психопатия, алкоголизм, наркомания, слабоумие в форме дебильности, травматические поражения центральной нервной системы.

Наличие перечисленных психических аномалий снижает их сопротивляемость к различным стрессовым ситуациям, препятствует развитию социально одобряемых черт личности, особенно важных для безболезненного вхождения в постпенитенциарный период, ослабляет внутренний контроль поведения, что способствует совершению ими новых преступлений.

В местах лишения свободы осужденные женщины, имеющие отклонения в психическом развитии, особенно тяжело адаптируются к условиям ИУ. Они встречаются со специфическими трудностями, к преодолению которых часто бывают психологически неподготовлены. В результате у них нередко проявляются отрицательные психические состояния, характеризующиеся перевозбуждением либо чрезмерными тормозными реакциями. В таких состояниях осужденные женщины, особенно имеющие психические аномалии, неадекватно оценивают не только жизненные ситуации, но и свои поступки и могут неправильно реагировать на требования администрации.

Среди осужденных женщин чаще выявляются следующие психологические расстройства: отсутствие заинтересованности в своей судьбе, настороженность, сосредоточенность либо, наоборот, рассеянность, безнадежность, уныние, тоска, подавленность, тревожность перед будущим, усталость, бессилие, апатия, (либо, наоборот, чрезмерная возбужденность), нерешительность, робость или, напротив,  избыточная самоуверенность.

Отмечено, что надежда женщины на изменение своей судьбы препятствует проявлению отрицательных привычек и способствует смягчению неблагоприятных факторов, связанных с  изоляцией от общества.

<…>