Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Волков В.Н.
Юридическая психология.

М., 2009. Стр. 313-318.

 

Глава 17. Уголовно-исполнительная психология

17.2. Режим и труд как факторы ресоциализации осужденных

Основные факторы ресоциализации (действующие постоянно).

Режим в исполнительных учреждениях представляет собой систему выполнения осужденными обязательных правил и необходимых ограничений. Режим определяет функцию психологической выработки динамического стереотипа у лиц, отбывающих наказание, в связи со специфическими особенностями их жизни и трудовой деятельности в исполнительных учреждениях.

Соблюдение режима в ИУ осужденными обеспечивается посредством: изоляции, охраны и надзора; использования мер поощрения и взыскания; применения в строго определенных случаях особых мер безопасности (вплоть до помещения в условия строгого ограничения, использования наручников, специальных средств и оружия).

Основной базой действия режима в ИУ как фактора является его жесткость, пунктуальность и неукоснительность выполнения. В связи с этим осужденный вынужден смириться с действием режима и, осознавая его неотвратимость, принять его без внутренних протестов и конфликтов. Повторность циклов режимных мероприятий и четкое выполнение распорядка дня в ИУ обычно ломают сложившиеся ранее формы поведения, способствуя воспитанию у осужденного таких качеств, как аккуратность, исполнительность, дисциплинированность и т.п. Именно многократность воздействия и повторяемость цикла режимных мероприятий у лиц, отбывающих наказание в ИУ, выступает той средой целенаправленных действий, которая психологически формирует привычку действовать однообразно. А прививаемая привычка рассчитана на то, что она с течением времени диктует не только определенные действия, но и потребность в них. Так психологически проявляется воздействующая и преобразующая сила режима на осужденных.

Все элементы и средства обеспечения режима призваны создать жесткую и глубокую психологическую основу поведения, из которой лицо, отбывающее наказание в ИУ, не могло бы "выпасть". Охрана и надзор создают внешние рамки, в пределах которых осужденный может регулировать свое поведение, не нарушая режима. Однако сами по себе эти ограничения не могут оказать эффективного влияния на поведение, если не будут применены средства стимулирования, призванные привлечь и помочь использовать для исправления и перевоспитания психологические факторы (сознание, мораль, нравственность, совесть, воля, критика, ответственность и др.) самого осужденного.

В отличие от надзора и охраны, которые действуют главным образом как средства торможения и пресечения негативных действий и отрицательных поступков, средства стимулирования призваны вызвать нравственную положительную активность осужденного. Психологическое значение средств стимулирования состоит в осознании непрерывно действующей причинно-следственной связи между социальной значимостью поведения осужденного и его повседневным моральным самочувствием и даже материальным положением. А это, в свою очередь, побуждает осужденного сознательно регулировать свое поведение в соответствии с требованиями режима, вызывает у него удовлетворение при его выполнении, формирует чувство личного достоинства, вселяет веру в свои силы и тем самым способствует повторению положительных поступков. Стимулируя повторение таких поступков поощрением, администрация учреждения содействует закреплению начавшегося исправления и перевоспитания осужденного.

Субъективное восприятие и переживание кары осужденным зависит от вида режима, установленного законом, отношения его к приговору суда, числа судимостей, времени нахождения в ИУ, индивидуальных особенностей, возраста, пола, образования, семейного и социального положения и т.д.

Все осужденные отмечают, что изоляция от внешнего мира в тюрьме переживается тяжелее, чем в исправительном учреждении (колонии) даже строгого режима (не говоря уже о других). Осужденный в прошлом сельский житель в связи с особенностями воздействия большого и объемного пространства, сложившегося на свободе, более болезненно переживает лишение свободы в помещениях камерного типа ИУ, чем горожанин. Осужденные-женщины, как правило, сильнее, глубже и мучительней, чем мужчины, переживают ограничение связей с семьей, детьми и мужем.

Юристам важно помнить, что как каждый осужденный, так и каждая группа осужденных болезненно воспринимают и переживают те или иные режимные ограничения. Несмотря на большое воспитательное значение карательных элементов, режим обладает вполне самостоятельной воспитывающей функцией. И действительно, четкое выполнение распорядка дня (время подъема, отбоя, физзарядки, развода на работу, принятия пищи, отдыха и т.д.), высокая организованность жизни и быта, определенные ограничения и изоляция от общества и семьи непосредственно накладывают отпечаток на характер осужденного, на его поведение, дисциплинированность, вырабатывают качества, необходимые в жизни на свободе (исполнительность, точность, аккуратность, дисциплинированность, правопослушность и др.).

Однако, ставя осужденного в строго контролируемые условия, лишая его возможности распоряжаться своим временем, ограничивая его поведение и т.п., режим может воспитывать и отрицательные качества личности (например, несамостоятельность), которые затруднят процесс адаптации к жизни в обществе освобождаемых из ИУ. Поэтому, по мере выработки и закрепления стереотипов, в режим необходимо вносить смягчающие элементы, которые позволяли бы лицам, отбывающим наказание в ИУ, проявить известную самостоятельность в выборе вариантов поведения, готовиться к жизнесуществованию на свободе. Этому способствует установленная законодателем прогрессивная система вида режимов ИУ (от тюремного в маломестной камере до общего в колонии в большом коллективе), согласно которой условия содержания и труда осужденного меняются в зависимости от его поведения и степени исправления и перевоспитания.

Функции режима необходимо рассматривать в единстве, во взаимосвязях и взаимопроникновении каждой из ее составляющих:

  • карательная функция, воздействуя главным образом на потребности осужденного, несет в себе и элементы воспитания;
  • воспитательная функция, регулируя поведение осужденного и труд, вырабатывая привычки, включает элементы принуждения;
  • обеспечивающая функция охватывает элементы и кары, и воспитания осужденного, и, главным образом, психологического обеспечения.

Вместе с тем в некоторых случаях эти функции режима противоречат друг другу, зачастую их трудно согласовать между собой. Например, известно, что лучшими воспитывающими свойствами обладает труд на современном автоматизированном и механизированном производстве. Однако на первом этапе трудового воспитания особо опасные рецидивисты привлекаются к тяжелому физическому труду. Это диктуется необходимостью усиления карательной стороны их наказания. Так возникает противоречие между карательной и воспитывающей функциями режима. Умелое разрешение этих противоречий - одна из задач, стоящих перед воспитателями и психологами ИУ. В ходе ее решения индивидуальные психологические исследования режима помогают воспитателям определить и применить наиболее эффективные нормы уголовно-исполнительного права, отвечающие психологическим возможностям человека, а педагогике - исследовать методику применения режима в педагогических целях.

Определение принципов режима должно быть всегда психологически обоснованным и педагогически целесообразным, соответствующим научным и практическим требованиям организации жизни и трудовой деятельности осужденных. Только в таком случае они окажут максимальное воздействие на психику осужденных, разовьют у них необходимые морально-психологические качества. Использование данных общей и уголовно-исправительной психологии позволит так построить режим, чтобы нагрузки распределялись оптимально и, с одной стороны, создавали определенную напряженность, благоприятную для развития личности осужденных, а с другой - не вели бы к срыву у них психической деятельности.

Психологическое значение прогрессивной системы перевоспитания в ИУ состоит в том, что, предоставляя льготы осужденным, снимая ограничения и расширяя в зависимости от степени их исправления связи и контакты с внешним миром, она способствует активному включению самих осужденных в процесс исправления, перевоспитания и практической подготовки к жизни в обществе. Градация мер ограничения свободы в зависимости от степени усердия в труде и стремления осужденного встать на правильный, честный путь жизни способствует закреплению этого стремления. Создание определенной системы параллельных и последовательных целей и рубежей (далеких и близких), а также конкретных стимулов благотворно отражается на личных перспективах осужденного, поддержание у него психологической напряженности, связанной со стремлением улучшить свое положение путем получения поощрения и льгот, благоприятствует более быстрому закреплению складывающихся положительных взглядов, установок и форм поведения и в целом способствует эффективной перестройке направленности личности в местах отбывания наказания, а, следовательно, и интенсификации исправления и перевоспитания осужденных.

Труд в исполнительных учреждениях как фактор воздействия занимает особое место. Это чрезвычайно сложный процесс, так как многие осужденные, как уже отмечалось выше, не имеют трудовых навыков и в связи с извращением своих моральных и нравственных критериев отрицательно относятся к своему личному участию в трудовом процессе.

Особую сложность в трудовой жизни представляют осужденные, которые до ареста длительное время вообще не хотели работать. Наряду с отсутствием профессиональных знаний и трудовых навыков, они испытывают отвращение к труду и презрение к трудолюбивым людям.

В процессе воспитательной и педагогической подготовки осужденных к систематическому труду и во время непосредственно самой трудовой деятельности у них должна сформироваться психологическая готовность трудиться не только в условиях ИУ, но и на свободе. Выборочное обследование группы лиц, ведущих после освобождения из исправительных учреждений паразитический образ жизни (Е.Г. Самовичев, 1987), показало, что многие из них активно трудились в ИУ, перевыполняли нормы выработки. Однако их трудовая деятельность в колониях побуждалась неискренними, узкоэгоистическими мотивами и установками: активным трудом "приблизить свое освобождение", а потом продолжать "вольную жизнь". Кроме того, в ИУ не трудиться нельзя, трудиться кое-как невыгодно, а, кроме того, хочется "иметь прибавку к общему котлу", "когда работаешь - то быстрее идет время" и т.д. Такая мотивация не способствует выработке общей психологической готовности к труду в обществе после освобождения, ибо труд в таком случае остается лишь вынужденной мерой облегчения своего жизнесуществования . в колонии. К тому же в настоящее время в производственной сфере уголовно-исполнительной системы Минюста РФ устойчивые и многолетние экономические связи оказались нарушены, государственный заказ не обеспечивает нормальный режим работы предприятий ИУ, сокращается количество рабочих мест. Стала нормой задержка платежей за выпускаемую продукцию, которая к тому же не выдерживает конкуренции из-за несовершенства и малой производительности, плохо находит сбыт. Осужденные не видят потребности в своем труде и не получают психологического удовлетворения от результатов своего труда. И поэтому, как только возникает возможность жить не работая, они, не имея искренней психологической готовности к труду, стремятся реализовать такую негативную установку.

Таким образом, режим и труд совместно с воспитательными, педагогическими и психологическими мероприятиями - факторы, которые легли в основу принципа перевоспитания и дальнейшей ресоциализации осужденных. Эти факторы являются также условием предупреждения повторных преступлений после освобождения из ИУ по окончании срока отбытия наказания или перевода на условно-досрочный вид наказания.