Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

 
Еникеев М. И.
Криминальная психология.

Юридическая психология, 2006, № 4.

 


Поведение человека — сложное многофакторное явление. Его изучение требует современных представлений о системных и вероятностных процессах. Сущность каждого поведенческого акта определяется его местом в общей структуре поведения личности. В процессе индивидуального развития поведенческие системы трансформируются в сложный комплекс индивидуальной поведенческой стратегии, образуют поведенческий тип личности.

Традиционно детерминанты преступного поведения подразделяются на две группы — социальные и биологические. Однако анализ многочисленных проявлений отклоняющегося поведения приводит нас к необходимости поставить вышеозначенную проблему в ином, системно-интегрированном, плане. В дилемму — социальное или биологическое — необходимо ввести системообразующий фактор "психическое" и весь комплекс проблем детерминации человеческого поведения обозначить как социопсихобиологическую детерминацию. При этом срединное положение фактора "психо" означает его интегрирующую функцию в отношении социального и биологического факторов.

Криминальное поведение, как и поведение в норме, многофакторно, оно не является следствием одной или даже нескольких причин. Однако многофакторная обусловленность и вероятностный характер отдельного индивидуального поведенческого проявления не означают принципиальной невозможности его изучения. Здесь преимущественное значение приобретает выявление типичных индивидуально-психологических особенностей личности, ее ценностных ориентаций и поведенческих стереотипов.

Социальные и биологические факторы становятся детерминантами криминального поведения не сами по себе, а интегрируясь в личностно-психологических качествах преступника, образующих тип его поведения. Криминальное поведение отличается от социально положительного поведения как по содержанию направленности, так и по психорегуляционным особенностям.

В схематизированном виде поведение человека характеризуется его потребностями, системой осознанных и неосознанных побуждений, особенностями целеполагания и целедостижения. Для поведения большинства преступников характерны социально-ценностная дезадаптация и дефекты саморегуляции. При низких регуляционных возможностях индивида асоциальные и антисоциальные установки, привычки не только не контролируются, но сами становятся целеобразующими механизмами поведения.

Преступное поведение осуществляется на основе снятия индивидом своей социальной ответственности посредством механизма защитной (самооправдывающей) мотивации, обесценивания общепринятых социальных ценностей. Поведение человека детерминируется его потребностно-ориентировочной системой принятых им ценностей, степенью его приобщения к общечеловеческой культуре.

Человек в отличие от животных не обречен на какие-либо единые схемы поведения, он полифункционален. Его поведение побуждается не однозначными инстинктивными влечениями, а мерой его социализированности. Наиболее опасны для срыва социально положительной самореализации личности ее "выпадение" из системы социальных связей, ослабление механизмов социального контроля. Преступное поведение — поведение конфликтное: оно всегда основано на противоречиях, существующих в обществе, в социальных группах, между личностью и социальной группой, между отдельными личностями и, наконец, в самой личности.

В поведении человека система внешних обстоятельств преломляется через систему сформированных у него внутренних условий. К ним относятся: система ценностных ориентаций, поведенческие установки, обобщенные способы поведения, психодинамические особенности саморегуляции. В поведении человека нельзя обобщать ни объективные, ни субъективные факторы. Ни одно внешнее или внутреннее обстоятельство само по себе не порождает поведенческого акта.

Поведенческий акт — это "замыкание" системы внешнего и внутреннего. Люди зависят от социальных условий не пассивно. Социальные факторы влияют на поведение людей не прямолинейно, а опосредуясь через многие внутриличностные и внутрииндивидуальные явления. Социальные воздействия по-разному "ложатся" на индивидуальную природную основу (и это иногда создает иллюзию "преступной природы"). Чем менее социализирована личность (что, как правило, и является характерной особенностью личности преступника), тем выше вероятность автономизации биологических факторов. Чем ограниченнее психическое развитие человека, тем большую роль в его поведении играют иерархически низшие уровни мотивации. Однако и понятие "биологическое" не должно трактоваться как проявление в человеке животных инстинктов. Человек в отличие от животных не предопределяется природой в способах существования. Биологически унаследованные качества человека должны быть поняты как подсистема развития определенных его психических качеств.

Психические аномалии, генетически обусловленные нервно-психические расстройства только в сочетании с неблагоприятным средовым влиянием могут выступать в качестве причины преступного поведения. Еще в 20-е годы XX столетия отечественными психиатрами была отмечена корреляция между видом преступного деяния и психической аномалией. "Слабоумные, не умеющие приспосабливаться к обычной жизни, совершают воровство, а иногда и убийство в целях удовлетворения своих низших потребностей. Безвольные психопаты с их неустойчивостью и податливостью влияниям среды легко пополняют кадры привычных воров; психопаты с тупыми душевными чувствами и мощными влечениями низшего порядка легче других делаются бандитами, корыстными убийцами; психопаты, отличающиеся патологической возбудимостью, легко приходят в столкновение с окружающими по самым пустячным обстоятельствам, нарушая общественный порядок" <1>. -------------------------------— <1> Краснушкин Е. А. Избранные труды. М., 1960.

Непатологические психические аномалии деформируют внутриличностные структуры, мотивационно-ценностную иерархизированность личности. Пониженная самооценка лиц с психическими аномалиями повышает их зависимость от внешних влияний, текущих обстоятельств, порождают стремление к различным компенсациям, многие из которых приобретают антисоциальную направленность. Для поведения большинства преступников характерны такие особенности, как конфликтность, повышенная импульсивность, спонтанность побуждений, ослабленность механизма понятийно-мотивационной регуляции, преобладание импульсивно-агрессивных поведенческих реакций.

Все эти поведенческие проявления коррелируют с генетическими аномалиями — синдромом Клайнфелтера (лишняя Х-хромосома — 47/XXY синдром или лишняя Y-хромосома — 47/XYY синдром). Лишняя Х-хромосома — коррелирует с повышенной агрессивностью. Лишняя Y-хромосома — с аномалиями в сфере целеполагания и целедостижения, нарушением волевой регуляции поведения. Генетические особенности индивида не являются обособленной причиной преступного поведения, они могут обусловить его при взаимодействии с определенными социальными факторами. Социальные влияния в поведении человека "сцепляются" с его природной организацией. Д

остижения современной генетики перестраивают ранее сложившиеся представления о сугубо "средовой" обусловленности психики индивида. Биологическое и социальное образуют сложный системный биосоциальный фактор детерминации человеческого поведения. С комплексом природно-социальных факторов связаны и сексуальные аномалии, которые также резко модифицируют поведение индивида. Так, гиперлибидомия — патологическое усиление сексуальных потребностей — превращает сексуальность в основной фактор поведенческого смыслообразования отдельных индивидов. С биологическими предпосылками связаны и различные степени умственной недостаточности — олигофрении.

Все психические аномалии связаны с определенной степенью сужения сознания, повышением регуляционной роли подсознательных и бессознательных механизмов.

Означает ли это, что субъективный психический фактор детерминирует преступление? Психические факторы в совершении преступления выступают на передний план, и это создает иллюзию их первопричинности. В действительности сами психические факторы возникают в реальных условиях формирования личности преступника. В поведении человека система внешних обстоятельств преломляется в системе внутренних условий. Поэтому нельзя обособлять ни объективные, ни субъективные факторы человеческой жизнедеятельности. Ни одно внешнее обстоятельство и ни одно внутреннее обстоятельство сами по себе не порождают поведенческого акта. Признание жесткой зависимости поведения человека от внешней социальной среды является данью бихевиоризму, который трактует поведение как ответ на внешнее воздействие пассивного субъекта. Люди не пассивно зависят от социальных условий. Поведение человека обусловлено реальными условиями его жизнедеятельности. Но эти условия по-разному преломляются в психике индивида, ложатся на его "индивидуальную матрицу". Преступление детерминировано неблагоприятным воздействием среды на "неблагоприятные" психические особенности индивида, "сцеплением" дефектов среды с дефектами психики конкретного индивида. Для многих преступников характерны стихийно возникающие побуждения, их зависимость от случайных ситуаций. Дезинтегрированность целостно-регулятивной системы личности — основная отличительная особенность большинства преступников.

Импульсивно-преступное поведение может быть вызвано различными причинами: 1) эмоциогенной обстановкой при несформированности у индивида адекватных реакций; 2) общей эмоциональной неустойчивостью индивида; 3) состоянием опьянения; 4) привычными асоциальными формами поведения; 5) психопатическими аномалиями личности. Иногда при стечении внезапно возникших экстремальных обстоятельств человек вынужден действовать очень быстро. Мотивы поступков в таких ситуациях называются "вынужденными мотивами". В связи с этим следует иметь в виду, что в экстремальных ситуациях мотивы действий человека являются свернутыми, совмещенными с внезапно сформированной целью.

Чем руководствуется человек, обороняющийся от внезапного нападения? В данном случае его поведение определяется не продуманными мотивами, а общим побуждением, готовностью к самосохранению, которое проявляется в стереотипных действиях самообороны.

Нередко импульсивные действия совершаются и по "внутренним поводам" — из-за стремления личности самоутвердиться, обеспечить свое превосходство над окружающими, дать выход накопившимся отрицательным эмоциям. Наиболее остро импульсивность проявляется в состоянии аффекта. В действиях, совершенных в состоянии аффекта, цель не конкретизирована, действие имеет лишь общую направленность. Преступление, совершаемое в состоянии аффекта, имеет неопределенный и косвенный умысел. Конфликтным эмоциональным состоянием, активизирующим импульсные реакции, является и стресс, также относящийся к разряду состояний "сильного душевного волнения". Многие так называемые безмотивные правонарушения связаны с сужением сознания индивида в экстремальных для него ситуациях.

Импульсивность поведения особенно характерна для психопатических личностей и лиц с акцентуированным характером, стремящихся к немедленному удовлетворению актуализированных потребностей без должного учета обстоятельств, склонных в мгновенным компенсаторным реакциям. Мотивы и цели поведения при этом формируются спонтанно, без развернутого их осознания. Здесь цели и способы преступного поведения обусловливаются самой динамически развертывающейся ситуацией.

Значительные деформации в регуляции поведения возникают в состоянии алкогольного опьянения. Лица, находящиеся в этом состоянии, отличаются пониженной способностью объективно воспринимать содержание событий, ситуацию. При этом возникают и патологические особенности поведения алкоголиков, связанные с токсической энцефалопатией, смещением всего поведения на импульсивно-реактивный уровень, деформируется сознательно-волевая регуляция поведения — сознательное принятие решений, развернутое программирование действий замещаются установочными реакциями — готовностью индивида к характерным для него стереотипным действиям в типовых ситуациях.

В основе неосторожного поведения лежит узость поля сознания субъекта, его неспособность предвидеть все возможные последствия своих действий, пренебрежение общественной опасностью возможных побочных результатов действия, потеря контроля над используемыми орудиями и средствами. Для многих преступников данной категории характерны дефекты восприятия (нераспознавание признаков опасности), оценочной деятельности, принятия решений, недостаточная развитость процессов торможения. Наиболее распространенными предпосылками, условиями неосторожных преступлений являются: психические и физические перегрузки, эмоционально-отрицательные состояния, рискованные действия в целях экономических достижений, неприязненные отношения между членами группы и др. В тех случаях, когда экстремальная ситуация предъявляет требования, превышающие физиологические возможности человека, должна быть назначена судебно-психологическая (инженерно-психологическая) экспертиза.

Импульсивность поведения не может безоговорочно рассматриваться как смягчающее обстоятельство. Во многих случаях она характеризует устойчивое общественно опасное качество личности, ее крайне пониженную социальную ответственность. Импульсивными являются многие правонарушения, совершаемые несовершеннолетними. Их преступления имеют возрастную мотивационную специфику. Эти правонарушения совершаются на почве озорства, ложно понятой романтики, стремления к самоутверждению, подражанию авторитетам. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание судов на то, что отдельные действия подростков, внешне схожие с кражей и другими преступлениями, по своей субъективной стороне не образуют состава преступления, так как они носят характер озорства.

Психологическая ломка переходного возраста, несформированность устойчивых нравственных позиций, неправильная трактовка многих явлений, высокая подверженность групповым воздействиям, импульсивность — такова поведенческая основа подросткового возраста, которую нельзя не учитывать в следственно-судебной практике. В то же время следует иметь в виду, что 60% преступников-рецидивистов свое первое преступление совершили в подростковом возрасте.

Поведение несовершеннолетних имеет ряд особенностей — недостаточность жизненного опыта, низкий уровень самокритичности, отсутствие всесторонней оценки жизненных обстоятельств, повышенная эмоциональная возбудимость, импульсивность, двигательная и вербальная активность, внушаемость, подражательность, обостренность чувства независимости, стремление к престижу в референтной группе, негативизм, неуравновешенность возбуждения и торможения.

Физиологическая перестройка организма подростка связана с обострением внимания к половым вопросам. При оптимальных условиях воспитания указанные особенности подростков могут быть "компенсированы" соответствующей социально положительной деятельностью. При неблагоприятных социальных условиях эти особенности "катализируют" вредные влияния, приобретают отрицательную направленность. Динамизм психической деятельности подростков в одинаковой мере делает его податливым как в сторону положительных, так и в сторону социально-отрицательных воздействий.

Поведение индивида детерминируется его личностными особенностями, а сами эти особенности — интегративный результат "сцепления" социальных и биологических факторов. Личность преступника — это совокупность социально-негативных типологических качеств индивида, обусловливающих совершение им преступного деяния. Для понимания механизмов поведения преступника необходимо исходить из понятия "тип личности преступника". Тип личности преступника — это устойчивая криминальная направленность личности, связанная с характерным для нее образом жизни, упрочившимися обобщенными способами поведения. Личностная структура преступника, конечно, не первопричина преступления. Первопричиной являются условия ее формирования. Но в совершении преступного деяния поведенческий тип личности — основной системообразующий фактор, требующий компетентного психологического анализа. В типологии личности преступника различаются три общие градации: общий тип преступника; личность преступника определенной категории; личность преступника определенного вида. Эти градации соотносятся между собой как общее, особенное и единичное.

Социальным ядром личности являются ее направленность, система жизненных отношений, иерархия мотивационно-ценностной ориентации. Это ядро и определяет тип личности преступника. Критерием типического в преступнике является прежде всего степень его социальной деградации — мера его антисоциальной деформированности.

По данному критерию можно выделить три типа преступников:

— антисоциальный (злостный);

— асоциальный (менее злостный);

— тип личности преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции (случайный).

По содержанию ценностно-ориентационной направленности личности умышленных преступников выделяются следующие типы:

1. Преступники с антисоциальной корыстной направленностью. Здесь выделяют четыре подгруппы преступников:

а) корыстно-хозяйственные (фальсификация товаров, игнорирование налогообложения, лицензирования);

б) корыстно-служебные (хищение путем злоупотребления служебным положением, обман клиентов, вымогание взяток);

в) воры — лица с корыстными посягательствами, связанными с тайным похищением имущества (кражи);

г) мошенники (подделка документов, обман и вымогательство).

2. Преступники с антисоциально-корыстной насильственной направленностью — лица с корыстными посягательствами, соединенные с насилием над личностью (насильственное вымогательство, грабежи, насильственные нападения).

3. Преступники с антигуманной (агрессивной) направленностью — лица с крайне пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личному достоинству других людей. В этой группе выделяются следующие четыре подгруппы:

а) хулиганы;

б) злостные хулиганы;

в) лица, причиняющие ущерб чести и достоинству личности путем оскорбления и клеветы;

г) лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности (убийства, изнасилования, причинения телесных повреждений).

По психорегуляционному основанию выделяется тип личности преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции, — лица, совершающие преступления впервые и в результате случайного совершения обстоятельств. Совершаемые им преступления противоречат их общему типу поведения. Этот тип преступников подразделяется на четыре разновидности:

— лица, допускающие преступную халатность, бездействие;

— лица, совершающие преступления в результате самонадеянности;

— лица, совершающие преступление в результате сильного душевного волнения (аффекта) и в ответ на неправомерные действия потерпевших;

— лица, совершающие преступления в силу ситуативной дезадаптации.

Следует также различать личность преступника-индивидуалиста и личность преступника — члена преступной группы. В последнем случае существенным криминально значимым признаком преступника является его групповой статус, его ролевая функция в преступной группе.

Классификация личности преступника в уголовном праве и криминологии связывается обычно с понятием "степень общественной опасности личности". Однако в уголовном законодательстве не дается четкого определения этого понятия. Кроме того, степень общественной опасности личности преступника не соотносится с критерием множественности совершенных деяний и с критерием их тяжести. Это сужает возможности дифференцированного правового подхода к личности преступника. Личность преступника здесь не связывается с глубиной ее криминализированности. Оценка дается лишь деянию, а не деятелю.

С нашей точки зрения, классификация личности преступника должна быть произведена и по уровню правосознания личности, критерию готовности индивида к совершению преступления. По этому критерию можно выделить следующие криминальные типы.

1. Тип личности, совершающий вынужденные преступные деяния, жертва жизненных обстоятельств, социальных условий, при которых невозможно удовлетворить свои насущные потребности правомерными способами. При этом правонарушитель может даже осуждать себя на совершенное, находиться в состоянии внутриличностного конфликта.

2. Тип личности, совершающий преступления под влиянием ситуативного соблазна, когда ценный для него результат может быть достигнут, с его точки зрения, без каких-либо негативных последствий. Порог асоциального поведения здесь гораздо ниже, чем в первом случае.

3. Тип личности, для которой совершение преступного деяния всегда предпочтительнее, чем правоисполнительное поведение. Это глобально криминально зараженный тип личности (вор в законе, например).

4. Тип личности, у которого сформировался устойчивый криминальный образ жизнедеятельности.

Совершение преступных деяний становится его устойчивой потребностью, негативной личностной самореализацией. Это тип профессионального преступника. Такая преступная личность находится в состоянии поиска предмета преступного посягательства, способы ее криминального поведения крайне устойчивы, стереотипизированы; необходимые орудия и средства преступного поведения у такой личности всегда под рукой. Это наиболее социально опасный тип преступника.

5. Импульсивные правонарушители. Отдельные жизненные обстоятельства для них являются побудителями спонтанного неправомерного поведения. Такие типы быстро срываются при повышенном нервно-психическом напряжении, быстро приходят в состояние агрессии, гнева, ситуативной ненависти. Особенно часто такие преступные типы самореализуются в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Нередко их преступное поведение провоцируется виктимным (провоцирующим) поведением жертвы.

Разновидностью такого типа криминального поведения является повышенная склонность индивида к толпообразному поведению.

Все типы криминализированных личностей отличаются устойчивой предрасположенностью к определенным видам преступных деяний. Иначе говоря, предрасположенность к определенному виду преступного деяния и является основным типообразующим фактором.

Криминально-поведенческие типы характеризуются также устойчивыми антисоциальными поведенческими мотивами и привычными способами совершения преступных деяний. По этому основанию можно выделить следующие преступные типы:

1) преступники с доминированием нетранзитивных (необоснованных, непродуманных) поведенческих решений;

2) преступники с доминирующим мотивом привычного, стереотипизированного криминального поведения во всех подходящих для этого условиях (привычные преступники);

3) преступники с устойчивым неприязненным отношением к определенной группе лиц; эти мотивы спонтанно формируются, как только соответствующий объект попадает в поле восприятия соответствующего типа;

4) преступники, криминальное возбуждение которых обусловливается состоянием дисфории, спонтанно возникшей злобности, повышенной аффектации, обострением чувства социальной отчужденности — аутизма;

5) вынужденные преступники, преступление совершаются ими как бы в безвыходных ситуациях — по субъективно трактуемой ими необходимости;

6) гедонические преступники — их преступления обусловлены непомерным расширением утилитарных потребностей; гипертрофированным стремлением к удовольствиям при невозможности их правомерного удовлетворения; потребностная сфера таких преступников характеризуется гипертрофией потребностей низшего, утилитарного, гедонического уровня; сюда же можно отнести преступников с акцентуированными (усиленными) мотивами властвования, доминирования, искаженного самоутверждения;

7) маниакальные преступники — это преступники с устойчивыми, патологическими аморальными побуждениями, социально опасными стремлениями и влечениями; во многих случаях они отягощены алкоголизмом и наркотической зависимостью. Все мотивационные особенности личности преступников связаны с устойчивыми способами их криминального поведения, соответствующими умениями и навыками.

Итак, криминальный тип личности образуется системой следующих криминально значимых факторов:

— меры криминальной зараженности личности;

— объектом преимущественной криминальной направленности;

— доминирующим видом криминальной мотивации;

— устойчивыми, хорошо отработанными способами совершения преступления, подсознательно-стереотипизированной сферой деятельности преступника,

— общими дефектами (аномалиями) психической саморегуляции.

Одной из существенных типологических особенностей личности преступника является его "вписанность" в криминальную среду, в криминальную субкультуру. В заключение отметим, что социально-экономические особенности общества, особенно в периоды его реформации, формируют свои устойчивые типы преступников. Их преступная направленность определяется значительными упущениями в социальном управлении и социальном контроле, расширении возможных объектов преступного посягательства, коррумпированности властных структур, существенными упущениями в правоохранительной деятельности, дефектами общесоциальной и правовой социализации.

Многие преступления связываются отдельными юристами с так называемой криминогенной ситуацией, когда обстоятельства якобы сами по себе провоцируют преступление, создавая условия для его совершения. С такой позицией нельзя согласиться. Преступления совершаются не благодаря ситуативным обстоятельствам, а благодаря устойчивым негативным качествам личности. Для честного человека, солидарного с правом и обладающего высоким уровнем саморегуляции, нет и не может быть преступных ситуаций. Ситуация может быть подходящей лишь для соответствующей криминальной личности. Любая ситуация лишь актуализирует характерный для данной личности способ поведения. У социализированной личности существуют концептуальные схемы поведения, и она никогда не является рабом ситуации. Чем ниже уровень психической регуляции поведения человека, уровень ее социализации, тем большее значение приобретают ситуативные обстоятельства в его поведении.

Рассмотрим психологическую структуру личности насильственно-корыстных преступников.

Каждый преступный психотип имеет свою особенную "психическую матрицу". Основная особенность лиц, совершающих насильственные преступления, — дефектность системы их социальных ценностей, социальной идентификации, асинтонность (эмоциональная тупость), импульсивная агрессивность.

Лица, виновные в убийствах, телесных повреждениях, истязаниях, изнасилованиях, хулиганских действиях, отличаются крайней десоциализированностью, стереотипизированностью (привычностью) асоциальных поведенческих проявлений. Для их поведения характерны крайний эгоцентризм, стремление к немедленному удовлетворению спонтанно возникший желаний, примитивизм и цинизм в их реализации. В насилии они усматривают единственное средство разрешения конфликтов. Для них характерно также широкое использование средств психологической защиты, самооправдание своего антисоциального поведения, переложение вины на потерпевшего и внешние обстоятельства.

Окружающая среда постоянно воспринимается ими как среда враждебная, у них болезненная повышенная чувствительность к малейшим личностным поражениям. Для них характерна неспособность к социальной их компенсации. Все эти преступники, как правило, аутичны, социально отчуждены, эмоционально крайне неустойчивы, патологически вспыльчивы, мстительны, страдают резкими перепадами настроения — дисфорией. Как правило, для них характерен крайне завышенный уровень притязаний, они сами идут навстречу к экстремальным ситуациям, активно инициируют их. Негативные качества данной категории преступников формируются в условиях пониженного социального контроля, влияния асоциальной микросреды. В их жизнедеятельности агрессивное поведение постоянно оказывается предпочтительным — сформировалась устойчивая готовность к нанесению ущерба другим людям.

Особый психологический тип преступника — злостный убийца, отличающийся глубокой социальной деформированностью личности. Его крайне примитивная жизненная ориентация, аморальность обусловливают и крайне примитивные способы насильственных действий. Это обычно лица, не имеющие положительного социального статуса, их поведение, как правило, формируется в условиях криминальной субкультуры. Испытывая хроническую эмоционально-психическую напряженность, они постоянно готовы к импульсивной разрядке по самым незначительным поводам.

Психологические особенности случайного убийцы — дефекты его психической саморегуляции. Причинение смерти потерпевшему является для него трагической случайностью, но, по существу, эта "случайность" не случайна. В ней проявляется неспособность личности социально адаптированно выходить из критических, остро конфликтных ситуаций. Как правило, такого рода убийства происходят на фоне длительного накопления отрицательных эмоций или совершаются внезапно в экстремальных для данной личности ситуациях (особенно в состоянии испуга, страха, ужаса, в состоянии аффекта, т. е. так называемого "суженного сознания", при котором гиперочаг возбуждения, связанный с личностным поражением, вызывает охранительное торможение деятельности всей коры головного мозга, при этом активизируется подкорка, центры импульсивной регуляции поведения).

Многие убийства совершаются на так называемой "бытовой почве", импульсивно, иногда по поразительно ничтожным поводам. Убийцы этой категории часто отягощены комплексом неполноценности, их агрессия бывает связана с гиперкомпенсацией "слабых" мест в их психике, являются результатом длительного накопления неотомщенных обид.

Во всех насильственных преступлениях на передний план выступает так называемая враждебная агрессивность. В групповых насильственных преступлениях агрессия совершается под влиянием группового давления, групповых криминальных традиций и психического заражения. Для злостных типов насильственных преступников агрессивность является доминирующим способом их самоутверждения, а жестокость деяния — их самоцелью. В контингенте насильников-хулиганов преобладают лица с устойчивыми социально-отрицательными привычками поведения, преобладают систематические нарушения в условиях пониженного социального контроля. Общими психическими их особенностями является их цинизм, агрессивность, безответственность, убежденность в безнаказанности насильственных действий. Ценностная их деформированность состоит в обесценивании жизни, здоровья и достоинства других людей.

Некоторыми психологическими особенностями отличаются поведение женщин-преступников. Специфика женского поведения состоит в более остром восприятии отдельных явлений действительности, повышенном эмоциональном реагировании на них, в преувеличении значимости отдельных фактов межличностных отношений. Они более подвержены психической травматизации в острых конфликтных ситуациях. Обычно они отличаются дефектами социального взаимодействия, неуживчивостью, демонстративной истеричностью. В своих агрессивных действиях они чаще всего используют случайно подвернувшиеся под руку предметы. Однако тяжкие предумышленные преступления женщины, как правило, продумывают более основательно, прибегая к тщательной их маскировке. Тяжкие преступления против личности обычно совершают женщины маскулинного типа (с мужским типом поведения).

Корыстный тип личности преступника. Типы корыстных преступников многообразны. Кого только среди них нет. Робкие новички, стоящие на грани голодной смерти, и матерые воры-профессионалы, которые не могут жить без воровства. Воры, ничего не имеющие, и воры, имеющие огромное богатство, но желающие иметь еще больше.

Корыстные преступники относятся к наиболее социально запущенной категории правонарушителей. Их преступная ориентация возникает раньше, чем у преступников других категорий. Они обладают большим криминальным опытом и хорошо отработанными способами криминального деяния. Их криминальная направленность устойчива, стабильна и полинаправлена — воры и обычные хулиганы и насильственные преступники. Социальная дезадаптация усугубляется их социальной неустроенностью и в ряде случаев их психическими аномалиями. В криминальной же среде они пользуются наибольшим влиянием. Их преступное поведение вписывается в их антисоциальный образ жизни. Вор — обычно не временно оступившийся человек, а человек нечестный. Личность вора сформирована в условиях отвержения моральных норм в среде и микросреде, социального отвержения и нужды.

К особой группе относятся корыстный, служебно-корыстный и хозяйственно-корыстный типы преступников. Для них характерны узкогрупповые преступления, реализуемые через приписки, обман, вымогательство. При этом вырабатывается определенный тип психологической защиты — прикрытие противозаконной деятельности интересами дела, служебным долгом и т. п. Хищения, совершаемые должностными лицами, во многом сопряжены с другими преступлениями — обманом покупателей, выпуском недоброкачественной продукции, подлогами, мошенничеством. Для них характерен все новый и новый поиск криминальных возможностей. Формируются профессиональные способы обмана контрольно-ревизионных служб. Формируются обширные межгрупповые криминальные связи. Постоянная необходимость сокрытия своих преступлений приводит их к "двойной жизни", маскировке способов удовлетворения гипертрофированных потребностей показными проявлениями скромной жизни.

Корыстные преступники отличаются устойчивостью своих криминальных побуждений. Этим объясняется высокий уровень повторности специального рецидива. Корысть — один из самых трудноискоренимых человеческих пороков, системообразующий фактор общей негативной направленности личности. Корыстные мотивообразования — скрытый от самой личности процесс, защищенный от социального самоконтроля личности, ее совести. Корыстная направленность личности обрастает защитной системой самооправдательных механизмов (все так живут, все воруют). Здесь личностный смысл и социальная значимость поведения особенно поляризованы.

Подсознательные тенденции личности приобретают определенную автономизацию (не может не взять). Грань перехода от долга, гражданской порядочности к личной выгоде хрупка и ситуативно обусловлена. Здесь требуются наиболее прочные нравственны замки, личностные императивы, нравственные "законы внутри нас" (Кант). Метастазы корысти паразитируют на безграничности человеческого потребительства. В ряде случаев эгоистические устремления обрастают псевдосоциальными мотивами. Хозяйственные хищения нередко связываются с хозяйственной необходимостью.

Корыстные преступления связаны не с отдельными корыстными мотивами, а с общей корыстной направленностью личности, которая выступает как системообразующий фактор поведения личности. И причины корыстных преступлений следует искать не в отдельных корыстных мотивах, а в тех факторах, которые формирует корыстно-преступный тип поведения личности.

Большинство корыстных преступлений совершается в рамках преступных организаций — в условиях высокоорганизованных преступных групп, имеющих функционально иерархическую организацию, внутригрупповую дифференциацию — наличие организаторов, руководителей, различных групп исполнителей, охранников, связников, держателей касс и хорошо отлаженную разведку и контрразведку, внедренность в легальные, в том числе и властные, официальные структуры. Их криминальная деятельность нередко связана с деятельностью легальных организаций.

Организованные преступные группы — криминальные образования, паразитирующие на механизмах функционирования социальных институтов (вот в чем их организованность!). Они внедрены в тело социума. Преступные организации отличаются высоким уровнем совместности, сплоченности ее членов, криминальной монополизацией в пределах региона, защищенностью от юридической ответственности в результате планомерной нейтрализации различных форм социального контроля, использования легальных путей отмывания преступно добытых средств. Внедряясь в официальные структуры общества, организованная преступность деформирует органы социального управления. Она существует на основе крупных социально-экономических, правовых, управленческих упущений, формирует криминально направленные социальные роли.

Социально-психологическая сущность организованной преступности состоит в социальной кооперации преступников. Преступные кооперации — это квазисоциум внутри социума. Резкое возрастание уровня организованной преступности привело к формированию нового типа организованного преступника. Многие способы организованной преступной деятельности требуют высокого профессионализма, связаны с использованием новейшей техники, отмыванием за рубежом денег, добытых преступных путем, требуют знания иностранных языков, банковского дела, международного права и т. д. и т. п., т. е. высокого уровня образования. Научный анализ деятельности преступных организаций связан с использованием системы социально-психологических категорий — механизмов криминального группообразования и криминального нормообразования, особенности группового криминального контроля, внутригрупповой и межгрупповой дискриминации и т. п.

Выше были рассмотрены особенности индивидуального и группового поведения. В индивидуальном преступлении четко выделяются его психологические особенности, в преступности в целом — социально-психологические характеристики.

Преступность в целом имеет специфические особенности, присущие массовым социальным явлениям, — типовую мотивацию, социально-групповую распространенность, уровень социально-групповой организованности, региональные и этнические особенности и др.

Преступность — извечное негативное социальное явление. О ее искоренении могут говорить только малосведущие люди. Каков порядок жизни в данном обществе, таков и порядок нарушения его основных устоев.

Причиной преступности является все то, что препятствует нормальному функционированию данного общества. Так, дисфункция экономических и социальных структур немедленно порождает всплеск теневой, криминальной, экономки. Дисфункция политических, властных институтов ведет к резкому возрастанию должностной преступности.

Типообразование преступников определяется социальной анатомией данного общества, устойчивый преступник — носитель типичных социальных дефектов данного общества, наложенных на индивидуально-психологические особенности его личности.