Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

 
Черкасова Е. С.
Психологические особенности сталкинга в изучении преступника, совершающего серийные сексуальные преступления.

Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. 2015, №1, стр. 63-65.

 


Актуальность изучения личности и поведенческих особенностей серийного преступника, совершающего сексуальные преступления, исходит из объективной нехватки исследований в данном русле отечественной криминалистики: последние исследования, посвященные психологическим характеристикам преступников, совершающих преступления против личности, в том числе и в серийном варианте, датируются данными 2007 года [1, с. 102]. Один из самых известных исследователей серийных преступников — Р.Ресслер [2, с. 15 — 25; 80 — 95.], являющийся автором не только термина «серийный убийца», но и одним из основателей направления «профайлинга» в деятельности ФБР, в 1970 году предложил обратить особое внимание на закономерности поведенческих реакций преступника вплоть до момента, сопряженного с сексуальным насилием или убийством. По мнению Р. Ресслера, необходимо идентифицировать все психологические характеристики индивидуума, составляющие общее описание его личности, основанные на анализе совершенных им преступлений. Выделение фазированных, сменяющих друг друга, иногда достаточно длительных или краткосрочных, но тем не менее важных периодов поведенческой активности в анализе деятельности преступника, заслуживает пристального внимания. Не имея возможности подробно и скрупулезно остановиться на каждой фазе, в данной работе рассмотрим лишь одну — фазу сталкинга. Теоретический анализ данной фазы нами будет подкреплен результатами аналитико-психологического изучения сексуального серийного преступления, длящегося на протяжении десяти лет.

В фазе сталкинга [3, с. 52] (выслеживания и преследования жертвы) попеременно сменяется два жизненно важных для восприятия преступником жертвы явления: в начале — персонализация [4, с. 271, 272] жертвы, сменяющаяся во время реализации преступления явлением деперсонализации. Необходимо остановиться на этих моментах более подробно, так как в отечественной криминальной психологии им не уделено должного внимания. Персонализация жертвы в сталкинге — процесс, в ходе которого происходит существенное изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности преступника в связи с «идеальной», актуальной представленностью в его сознании образа жертвы. «Идеальная» представленность жертвы в сознании сексуального насильника, извращенца и педофила выступает в виде максимально-нереально приоритетного образа «значимого другого». Сталкинг в протекании персонализации жертвы представляет собой нечто интимно-болезненное, когда чувственная сфера преступника настолько напряжена, что осознанное стремление (влечение) к разрядке напряжения начинает управлять всем поведением преступника, зачастую «выключая» механизмы самосохранения (в виде стремления остаться не пойманным). Во время проведения допроса, психолого-психиатрической экспертизы данная категория преступников объясняет данное явление одержимостью, когда ни о ком другом преступник думать, мечтать, представлять, чувствовать не может. Волевые усилия, направленные на отвлечение от «значимого другого» не справляются с явлением персонализации-одержимости и вся поведенческая активность преступника направляется либо на поиск «идеальной жертвы», либо на выслеживание и охоту уже найденной жертвы. Сталкинг по временному промежутку в виде персонализации сугубо индивидуален — от нескольких месяцев, до нескольких часов. Однако если речь идет о серийном преступлении, то в самой серии временные рамки, как всей фазы сталкинга, так и процесса персонализации, могут видоизменяться, сокращаясь по времени, когда, например, преступник «входит во вкус», теряя подчас ощущение реальности. В данном случае мы говорим о «сокращении серии», учащении эпизодов. Противоположность «сокращения серии» представлена во внезапном прекращении серии, когда эпизоды исчезают и могут либо возобновиться через несколько месяцев (лет), либо не возобновиться вовсе. Исчезновению эпизодов как правило предшествует какое-то событие в жизни преступника: период нахождения в местах лишения свободы, смена места жительства, смена рода деятельности (не предполагающая свободного передвижения) и многое другое. Но именно «почерк» сталкинга даже спустя много лет способен объединить в понимании следователя эпизоды с временной разорванностью на года.

Продолжение фазы сталкинга при непосредственном контакте с жертвой выражается в противоположном персонализации явлении— деперсонализации [4, с.96]. Добившись насильственными методами нахождение рядом с собой «идеальной жертвы», взаимодействуя с ней, реализуя свои извращенные фантазии, в сознании преступника постепенно утрачивается «идеальность», и жертва начинает терять не только свою исключительность, но и личность. Ее грани стираются, для преступника она переходит в категорию объекта, не имеющего ни личностных черт, ни имени, ни возраста. Поведенческие реакции внезапно приобретают агрессивность, злобу, аффективные проявления. Подозреваемые при проведении следственных действий вдруг начинают говорить о своей жертве как о предмете мебели, из речи уходят имена, личное отношение к жертве. Чаще всего начинают употребляться слова: «человек», «он», «она», «это» и т.д.

Аналитико-психологическое изучение документов по серии сексуально-насильственных преступлений в отношении несовершеннолетних и малолетних, совершенных на территории г. Новосибирска Очировым Р.Б., позволяет наглядно продемонстрировать вышеприведенные теоретические положения на десяти эпизодах.

Так, начавшись в 2003 году данная серия была завершена в 2013 году арестом Очирова Р.Б. Фаза сталкинга со сменяющимися периодами персонализации и деперсонализации жертв имела место в каждом эпизоде. Персонализация в фазе сталкинга в поведении Очирова Р.Б. представлена в показаниях потерпевших и свидетелей в следующих поведенческих реакциях: наблюдение и выслеживание своих жертв, сопровождение их от школы до дома, проникновение в подъезды домов, наличие одинаковых предлогов для попадания в квартиры жертв. Далее, при получении подтверждения, что жертва в квартире находится одна (Очиров Р.Б всегда обходил квартиру, убеждаясь, что больше никого нет дома), в сознательном поведении преступника начинают появляться явления деперсонализации в качестве реализации его неосознаваемых влечений. Деперсонализация включает в себя: резкую смену спокойного поведения на агрессивное, угрозы и запугивание жертв, совершение насильственных сексуальных действий, повелительные указания на дальнейшие действия жертвы («никому не говори», «прибери тут все» и т.д.). Деперсонализация Очирова Р.Б. не достигала губительных масштабов, жертвы в его сознании не превращались в неодушевленные предметы, именно поэтому все жертвы живы. Его персонализация во влечении не продвигались далее, он не стремился убить. Для удовлетворения его сексуальной перверсии, орального сексуального насилия на тот момент было достаточно, что не исключает ее трансформации в иные импульсы с течением времени (через несколько лет или в случае наступления импотенции).

Американские психиатры Х.Дрессниг и П.Гасс различают два вида сталкинга: сталкинг «отверженных и ищущих любви» и «маниакальных и ищущих идентичности». Второй вид сталкинга имеет место в серийных преступлениях, когда сексуальные перверсии, импульсы, психопатии «ищут» выход в нахождении идентичности, в совпадении воображаемого образа «идеальной жертвы» и реального ребенка. Среди жертв сталкинга почти две трети — лица женского пола, а среди сталкеров более 80% — мужчины. Средняя продолжительность сталкинга, по мнению западных профайлеров, составляет около двух лет, но в российской действительности временной период сталкинга значительно сокращен: от нескольких часов до нескольких недель.

Понимание сталкинга как пролонгированного периода в поведении преступника, умение его «диагностировать» и вычленять способствует организации оперативно-розыскных и следственных мероприятий при раскрытии и расследовании серийных преступлений, способствует более полному пониманию психологии преступника, позволяет составить наиболее достоверный психологический профиль неустановленного лица.


Список литературы


1.Бродченко О И., Логунова О.А., Руцкая И.Е. Психолого криминалистическое обеспечение раскрытия серийных сексуальных преступлений: учеб. пособие. М.: ВНИИ МВД России,2007. С. 102.

2.Образцов В. А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология. М., 2002.

3. Дуглас Дж., Олшейкер М. Охотники за умами. ФБР против серийных убийц /пер. с англ. А. Соколова. М., 1998.

4. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология. Словарь. М., 1990.