Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

 
Гирин А.В., Горбунов А.Н.
Оперативно-розыскная психология.

Краснодар, 2013.

 


10. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ «КОРЫСТНО-УТИЛИТАРНЫХ» ПРЕСТУПНИКОВ

 

Введение.

 Феномен корыстной преступности весьма распространён и растёт с каждым годом, об этом говорит статистика. Соответственно и корыстная мотивация – обусловлена поведением человека стремящегося к выгоде.

В наиболее общем виде корыстная мотивация присуща поведению любого человека.

Неосознанное стремление к обогащению (что присуще, по-видимому, всем без исключения людям), стремление обогатиться законными либо незаконными средствами, но с возмещением убытков не рассматривается правом как корысть.

Типы корыстных преступлений разнообразны. Основной психологической особенностью корыстных преступников является деформация их потребностной сферы - утилитарные потребности блокируют потребности высших уровней, в поведении личности доминируют гипертрофированные корыстные побуждения, удовлетворение которых невозможно для них правомерными способами.

Это говорит о том, что человек ты пытается удовлетворить материальные потребности, но при этом использовать как меньшее количество сил и времени, законным образом это сделать нельзя и люди прибегают к использованию корыстных преступлений: воровство, рэкет, мошенничество, взятничество, и.т.д.

 

1. Понятие и характеристика корыстной преступности.

Корыстная преступность - наиболее распространенный криминальный феномен в мире. Нередко ее доля в странах с развитой экономикой превышает 90%, а в развивающихся - 60% общего объема всей зарегистрированной преступности. По-видимому, та же пропорция сохраняется и в случае, когда речь идет о преступности в широком значении данного понятия, охватывающем и латентную ее часть. Основой соответствующего понятия являются категории «корысть» и «корыстная мотивация». Под корыстью обычно понимается выгода, материальная польза. Вместе с тем, некоторые проявления корысти традиционно рассматриваются как противоречащие интересам общества (антисоциальные). В этой связи в праве (в частности, уголовном) категория корысти используется в более узком значении - как осознанное стремление к получению безвозмездной противоправной имущественной выгоды (корыстная заинтересованность, корыстная цель).

Неосознанное стремление к обогащению (что присуще, по-видимому, всем без исключения людям), стремление обогатиться законными либо незаконными средствами, но с возмещением убытков не рассматривается правом как корысть. При этом необходимо иметь в виду, что российское уголовное законодательство нередко связывает с наличием или отсутствием корыстной заинтересованности (или корыстной цели) в рассматриваемом узком значении качественные различия между преступлениями.

Например, отсутствие корыстной цели при обманном завладении чужим имуществом «превращает» мошенничество в менее опасное преступление - причинение имущественного вреда путем обмана без признаков хищения. Особенной части на корыстную цель или корыстный мотив преступления как средство выражения повышенной общественной опасности преступления (например, похищение человека с корыстной целью) либо отграничения внешне сходных преступлений (ранее рассмотренный пример). Применение данного приема обусловлено предварительным исследованием (в том числе криминологическим) мотивационной природы общественно опасного деяния. Типичность, выявляемость и фиксируемость обычными оперативно-розыскными и уголовно-процессуальными средствами корыстной мотивации преступления, а также названные потребности правильной квалификации и оценки его общественной опасности являются наиболее значимыми предпосылками для нормативного закрепления соответствующего признака. Вместе с тем, во многих случаях корыстная мотивация прямо не указывается в норме уголовного закона как признак преступления. В наибольшей степени эта оценка относится к преступлениям в сфере экономической деятельности. Данная особенность обусловлена тем, что корыстная мотивация внутренне присуща преступлениям, сопряженным с незаконной экономической деятельностью и, прежде всего, с незаконным предпринимательством.  Тем не менее, результаты криминологических исследований были положены в основу криминализации 31 вида корыстных общественно опасных деяний.

К числу признанных преступлениями по российскому уголовному законодательству, для которых корыстная мотивация является существенным типичным признаком, относятся более 90 видов общественно опасных деяний (каждый третий вид преступления, преследуемого по УК РФ). Большинство видов корыстных преступлений относится к преступлениям в сфере экономической деятельности, посягательствам на собственность и преступлениям против интересов государственной власти, государственной службы или службы в органах местного самоуправления.

Тем не мене корыстные преступления есть и среди посягательств на жизнь (убийство из корыстных побуждений или по найму); на свободу (похищение человека из корыстных побуждений); иные конституционные права личности (например, нарушение неприкосновенности частной жизни из корыстной заинтересованности); на интересы правильного развития несовершеннолетних (например, торговля несовершеннолетними), а также среди преступлений против общественной безопасности (например, организация преступного сообщества (преступной организации) с целью совершения тяжкого или особо тяжкого корыстного преступления или пиратство), против здоровья населения (например, хищение или вымогательство наркотических средств), против природной среды (незаконная охота и др.), против основ конституционного строя (государственная измена из корыстной заинтересованности), против порядка управления (похищение или повреждение документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной заинтересованности) и даже среди преступлений против мира и безопасности человечества (участие наемника в вооруженном конфликте).

 Корыстная преступность - это совокупность, посягающих на сферу экономики уголовно наказуемых деяний и лиц, обусловленных осознанным стремлением последних к получению безвозмездной противоправной имущественной выгоды.

Криминологическая характеристика отдельных видов корыстной преступности.

В зависимости от характера экономических отношений, на которые осуществляются посягательства, выделяются три группы корыстных преступлений:

1) корыстные преступления против собственности (кража; мошенничество; присвоение или растрата; грабеж; разбой; вымогательство; хищение предметов, представляющих особую ценность; причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения;

2) корыстные преступления в сфере экономической деятельности (регистрация незаконных сделок с землей, незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство и др.);

 3) корыстные преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (злоупотребление полномочиями, злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами, превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб в случае совершения данного деяния из корыстных побуждений; коммерческий подкуп, за исключением ранее указанного случая).     

 Восемь видов корыстных преступлений одновременно характеризуются и как насильственные, имеющие в качестве второго типичного мотива их совершения осознанное противоправное воздействие на организм другого человека против его воли. К числу корыстно-насильственных относятся:

1) среди корыстных преступлений против собственности: грабеж с применением насилия, разбой, вымогательство с применением насилия или угрозой его применения; хищение предметов, имеющих особую ценность, путем насильственного грабежа или разбоя; неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, сопряженное с применением насилия;

2) среди корыстных преступлений в сфере экономической деятельности: монополистические действия или ограничение конкуренции, совершенные с применением насилия или угрозы его применения; принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения;

3) среди корыстных преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях: превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб. На их долю приходится около 10% общего объема зарегистрированных корыстных преступлений. Типичная характеристика ряда видов корыстных преступлений - профессионализм.

К основным признакам криминального профессионализма применительно к корыстным преступлениям относятся:

1) наличие стабильного дохода от преступной деятельности, являющегося для виновного единственным, основным или существенным дополнительным (т.е. занятие преступной деятельностью в виде промысла);

2) систематическое совершение преступлений;

3) относительная специализация преступной активности (наиболее характерна для совершения карманных краж, карточного мошенничества, организованного вымогательства, фальшивомонетничества, контрабанды оружия, наркотических средств, антиквариата и некоторых иных преступлений);

4) относительная стабильность результатов преступной деятельности;

5) относительная неуязвимость от уголовного преследования;

6) наличие особого языка и традиций (характерно не только для традиционных, но и для новых форм корыстных преступлений, например мошенничества с использованием компьютеров, контрабанды алкогольных напитков и др.)

Кроме того, указанные виды преступлений в 67 - 70 % совершаются группой лиц по предварительному сговору или в составе организованных преступных групп. Корыстная преступность, как уже отмечалось, - наиболее распространенный тип преступности. Удельный вес зарегистрированной его части в общем объеме зарегистрированной в России преступности составлял в 2004 г. - 62,1%, в 2005 г. - 61,4%.

Структура зарегистрированной корыстной преступности достаточно точно отражает ее неоднородность, хотя с высокой степенью вероятности представляет собой «перевернутую картину» структуры всей совокупности деяний, содержащих признаки преступлений в сфере экономики, включая ее латентную часть.

Причина данного эффекта состоит в том, что средний уровень латентности преступлений в сфере экономической деятельности намного превышает уровень латентности корыстных преступлений против собственности.

В общем объеме зарегистрированной корыстной преступности на долю преступлений против собственности в 2004 г. приходилось 95,6%, или 1 382 610 преступлений в абсолютном исчислении (в том числе на долю краж - 72,9%; грабежей - 7,8%, разбоев - 2,4%; мошенничеств - 5,4%; присвоения или растраты - 3%); на долю преступлений в сфере экономической деятельности в целом - 4,3%, или 61 689 преступлений (в том числе на долю обмана потребителей -1,8%; приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, - 0,9%; изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг - 0,5%); на долю преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях - 0,1%, или 1336 преступлений (в том числе на долю злоупотребления полномочиями 0,06%).

Абсолютное преобладание в структуре зарегистрированной корыстной преступности посягательств на собственность (прежде всего краж, на долю которых приходится 76,2% всех корыстных преступлений против собственности) в основе определяется объективными условиями: значительно лучшей по сравнению с иными видами корыстных преступлений выявляемостью первых, относительной простотой применения соответствующих уголовно-правовых норм.

Объем зарегистрированного числа сопоставимых видов корыстных преступлений (в основном преступлений против собственности) с 2003 по 2005 г. уменьшился почти на 20%.

Это было обусловлено совокупностью факторов, наиболее значимыми из которых стали:

1) некоторая (как выяснилось позднее, преимущественно искусственная) стабилизация социально-экономического положения страны, приведшая к уменьшению «кризисной составляющей» быстрого роста объема зарегистрированной корыстной преступности в России в 1989—1993 гг.;

2) снижение уровня профессионализма работников правоохранительных органов, в чью компетенцию входят раскрытие и расследование корыстных преступлений, обусловленное падением общего уровня юридического образования и переходом наиболее квалифицированной части этих сотрудников на службу в негосударственный сектор безопасности;

3) снижение так называемой заявительской активности граждан, порожденное прогрессирующим недоверием населения к правоохранительным органам.

Территориальное распределение («география») корыстной преступности по субъектам Российской Федерации (региональное распределение) отличается высоким уровнем неравномерности.

Характеристика регионального распределения числа зарегистрированных корыстных преступлений малоценна, поскольку сравниваемые регионы существенно различаются по численности населения.

В этой связи целесообразно сравнивать лишь уровни (интенсивность) зарегистрированных на территории субъектов РФ корыстных преступлений. К числу регионов с наиболее высоким уровнем корыстной преступности (коэффициент свыше 3 тыс. преступлений на каждые 100 тыс. чел. населения) в 2005 г. относились Республика Бурятия, Сахалинская обл., Еврейская автономная обл.; с наиболее низким (менее 1 тыс. преступлений на каждые 100 тыс. чел. населения) - Республика Ингушетия, Республика Дагестан, Москва.

Причины соответствующих различий носят комплексный характер и корректное сравнение может быть выполнено лишь внутри группы субъектов РФ, относящихся к единому в экономическом, культурном, этническом, религиозном и географическом отношении макрорегиону.

Например, сравнивать уровни краж в Москве и Ингушетии некорректно, поскольку их определяют разные группы факторов, действующие к тому же с различной степенью интенсивности.

Крайне низкий уровень зарегистрированной корыстной преступности в Москве определяется, прежде всего:

а) закономерностями мегаполиса (сверхвысокий уровень анонимности и взаимного безразличия населения, большие объемы ежедневной миграции);

б) крайне низким уровнем заявительской активности потерпевших.

Для определения уровня латентности деяний, содержащих признаки корыстных преступлений (т.е. отношения числа незарегистрированных преступлений соответствующего рода к числу зарегистрированных преступлений того же рода) не может быть использован метод простой средней арифметической величины, поскольку удельные веса составляющих их подгрупп преступлений против собственности, с одной стороны, и преступлений в сфере экономической деятельности, а также, преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях - с другой, обратно пропорциональны уровням их латентности.

В подобных случаях применяется взвешенная средняя арифметическая величина.

В отечественной криминологической литературе приводятся различные данные об уровнях латентности корыстных преступлений. Обобщение результатов этих исследований позволяет утверждать, что число совершенных в 2005 г. деяний, содержащих признаки корыстных преступлений, составило не менее 18 млн., т.е. превысило зарегистрированную их часть более чем в 11,5 раз.

 

2. Типы личности корыстных преступников.

Характеризовать личность преступника - значит исследовать и определить типологические криминогенно значимые качества индивида.

Психология личности преступника - совокупность социально негативных, типологических качеств индивида, обусловивших  совершенное им преступное деяние определенного типа и вида.

Преступления совершаются не из-за роковой предрасположенности индивида к преступному поведению и даже не из-за того, что индивид не хочет или не понимает, что надо жить добропорядочно, а в результате того, что у данной личности упрочилась система смысловых образований, которая обусловливает ее извращенное отношение к определенной стороне со­циальной действительности.

Оценивая личность человека, совершившего преступление необходимо выявить доминирующие побуждения и обобщенные способы его жизнедеятельности, образующие общую схему его поведения, стратегию его жизнедеятельности. Человеческое поведение организуется определенными исходными ценностными позициями личности. Человеческий выбор целей и средств их достижения определяется самосознанием субъекта, самосанкционированием избираемых целей и способов поведения.

Ведущим системообразующим фактором типа личности является механизм ее смыслообразования. Человек ведет себя в соответствии с тем смыслом, который он придает результатам своего поведения. О человеке можно судить лишь по его поступкам, в которых проявляется его смысловое отношение к действительности. Сам человек может даже и не осознавать всю систему личностных смыслов, часть из них подсознательна. Однако любое сознательное действие человек санкционирует как действие, полезное и необходимое для себя, т. е. как личностную ценность.

В ценностном смыслообразовании поведения преступников существует общий дефект, состоящий в неадекватной оценке ими личной полезности преступного деяния. Более или менее осознавая свою антисоциальную сущность, преступники обычно выдвигают систему самооправдательных мотивов и нейтрализуют те социальные ценности, которые препятствуют достижению преступных целей. Снятие с себя ответственности на основе самооправдания своих действий - одна из характерных особенностей большинства преступников.

В связи с отчуждением от социальных ценностей преступник прибегает к психическим декомпенсациям, к системе псевдозамещений, создающих внутреннее душевное равновесие. Причины своего преступного поведения преступник видит не в своих отрицательных качествах, а во внешних обстоятельствах, поведении других людей. Совершение преступного деяния совмещается, как правило, с высокой самооценкой преступника. Это свидетельствует о неадекватности оценок преступников, глубоких нарушениях в ценностно образующей сфере их личности.

Самооправдание преднамеренного преступления происходит различными способами: 1) утрированием виновности жертвы; 2) обесцениванием общественных и правовых норм путем противопоставления их нормам рефератных, антисоциальных  групп (банды, воровской шайки); 3) перенесением ответственности на других лиц, оправданием сложившимися обстоятельствами и т. п.

Подлинные исходные мотивы поведения преступника могут трансформироваться, видоизменяться, маскироваться, оформляться в приемлемом для него виде. Беспринципность и корыстолюбие, тщеславие и цинизм ревность и мстительность, а также другие личностные пороки лежат в основе мотивационной направленности преступника

Мотивационно-потребностная сфера преступников крайне примитизирована, их действия очень часто совершаются на низком импульсивно-установочном уровне регуляции. Мотивация таких действий свернута, что и создает иногда видимость безмотивного преступления.

Потребности большинства преступников также имеют характерные особенности. Социализированная личность не может существовать только на уровне потребления. Ее психическое развитие предполагает смещение центра потребностей на созидание, саморазвитие и самореализацию. Но это существенно важное качество социализированной личности не сформирова­но у большинства преступников.

Потребности лиц, совершивших преступления, отличаются узостью, ограниченностью, материально-утилитарной односто­ронностью, недоразвитостью социально-положительных видов потребностей (в труде, нравственном поведении), гипертрофированностью потребностей низшего уровня, превышением среднего стандарта их удовлетворения, извращенностью (половые извращения, наркотическая зависимость и др. ).

Для многих преступников характерны стихийно возникающие побуждения, их зависимость от случайных ситуаций. Дезинтегрированность целостно-регуляционной системы личности - основная отличительная особенность большинства преступников. Отдельные эгоистические устремления преступников, вырываясь из общих социально-позиционных связей, становятся антисоциальными, они могут регулировать поведенческую систему личности на подсознательном, установочном уровне.

Поведение многих преступников полезависимо. Полезависимое поведение - поведение, при котором субъект импульсивно реагирует на стимулы, обладающие для него релевантной побудительной силой. Оно часто совершается без предварительного формирования целей, а следовательно, и без осознанных мотивов.

Личность преступника характеризуется совокупностью следующих признаков:

1)         видом совершенного преступления: объектом преступного посягательства, тяжестью и характером преступных последствий, совершением преступления впервые, случайно, повторно, систематически;

2)         формой вины, мотивом и целью преступления;

3)         способом совершения преступления как показателем ин­тенсивности антисоциальной направленности преступника;

4)         ситуацией и поводом совершения преступления;

5)         отношением преступника к совершенному деянию - поведением после совершения преступления (явка с повинной, уклонение от следствия и суда, оговор невиновных, помощь или противодействие следствию, поведение во время отбывания наказания).

Совокупность указанных признаков характеризует тип личности преступника.

Из этого понятия необходимо исходить для понимания механизмов поведения преступника.

Представляет интерес типология корыстных преступников по мотивационным критериям.  

«Утверждающийся» («самоутверждающийся») тип, для которого смысл преступного поведения заключается в утверждении себя на социальном, социально-психологическом или индивидуальном уровнях. Естественно, здесь присутствует и корыстный мотив, выступающий как сопутствующий, во многих случаях равнозначный. То есть здесь налицо полимотивность поведения.

Владение, распоряжение похищенным является средством утверждения личности. Особенно ярко это проявляется в преступных действиях молодых людей, когда они таким образом завладевают престижными вещами.

Мотив утверждения на социально-психологическом уровне имеет место тогда, когда подросток совершает кражу или грабеж, чтобы быть принятым в референтную для него неформальную асоциальную группу.

«Дезадаптивный» (или «асоциальный») тип,который характеризуется нарушением социальной адаптации, т.е. приспособленности к условиям микросреды. Эти преступники ведут антисоциальный, часто бездомный образ жизни, многие из них являются бродягами и алкоголиками, были ранее судимы, не имеют прописки, документов. Они обычно нигде не работают, не имеют семьи, друзей, родственников. Большинство из них безразличны к своей судьбе.

В основе такого дезадаптивного поведения лежит полная личностная неопределенность, психологическая отчужденность (отверженность). Поскольку в таких случаях разорваны эмоциональные связи (привязанности) с людьми, с группой и в целом с социальной средой, поведение мотивируется неосознаваемым стремлением избежать идентификации (уподобления) с другими лицами, группой. Поэтому социальные контакты дезадаптивных лиц поверхностны. Если они устраиваются на работу, то долго на ней не задерживаются, стремятся избавиться от любых обязательств, избежать какой-либо социальной ответственности.

В большинстве своем дезадаптивные лица не имеют законных источников получения средств к существованию – их дают кражи и другие имущественные преступления.

«Алкогольный» типочень близок к «дезадаптивному», но не идентичен ему. Критерием для выделения этого типа является мотив совершения корыстных преступлений - получение средств для приобретения спиртного. Большинство представителей - хронические алкоголики. Они отличаются глубокими личностными изменениями - деградацией личности по алкогольному типу, так как спиртное становится смыслообразующим мотивом их поведения, мерилом всех ценностей. По мере роста зависимости от алкоголя этот мотив становится в структуре личности доминирующим, вытесняя на задний план все другие мотивы. Впоследствии социально-позитивные потребности угасают, редуцируются. Семья, работа становятся второстепенными.

Меняется и сфера общения, прежде всего круг ближайших друзей. Лица, общение с которыми не сопровождается приемом алкоголя, отходят на задний план, а потом и вообще «забываются». На первый план общения выдвигаются новые «друзья» - собутыльники, готовые всегда поддержать компанию и раздобыть любым способом, в том числе и преступным, средства на спиртное. Все это усугубляет оторванность человека от нормальной социальной среды, усиливает его дезадаптацию.

Лица «алкогольного» типа чаще всего совершают мелкие кражи и мелкие хищения на производстве для удовлетворения потребности в спиртных напитках. Преступления совершаются ими примитивными способами, обычно заранее не готовятся, не принимаются меры к уничтожению следов, а похищенное чаще всего тут же сбывается.

 «Игровой» тип личности корыстных преступников с психологической точки зрения довольно сложен.

Указанный тип отличается постоянной потребностью в риске, отсюда - поиск острых ощущений, связанных с опасностью, стремление участвовать в рискованных операциях и т.д.

Поведение таких лиц полимотивно: корыстные побуждения действуют наряду с «игровыми», поскольку для них одинаково значимы как материальные выгоды в результате совершения преступления, так и эмоциональные переживания, которые испытываются в процессе совершения преступления.

 «Семейный» типкорыстных преступников характеризуется огромной, доминирующей ролью семьи в мотивации преступных действий. Обычно этот тип встречается среди расхитителей и взяточников и крайне редко среди воров. Хищения такой человек совершает не столько для себя, сколько для материального обеспечения близких и дорогих для него членов семьи. Многие такие корыстные преступники на работе характеризуются положительно.

«Семейная» мотивация довольно распространена среди женщин, которые похищают вверенное им имущество ради детей, мужа, а нередко и для знакомых мужчин.

Перечисленные типы встречаются и среди других категорий преступников. Так, среди убийц нередко встречаются «самоутверждающиеся». С целью утверждения себя в глазах других и самоутверждения совершается немало изнасилований, особенно подростками.

Представители «игрового» типа преступников чаще всего встречаются среди грабителей, разбойников, хулиганов и лиц, совершающих изнасилования. Среди последних это лица так называемого пассивно-игрового типа - пассивного потому, что игру (флирт) затевают женщины и своим двусмысленным поведением провоцируют мужчин на преодоление их, как потом утверждают виновные, мнимого сопротивления.

 Среди насильников выделяют еще один тип - так называемый «отвергаемый», не встречающийся среди других преступников. Для лиц этого типа характерны дефекты в сфере межличностного общения. По причине слабоумия, дебильности, наличия каких-либо физических недостатков их отвергают и презирают женщины. Кроме того, умственная отсталость препятствует усвоению ими нравственных норм, регулирующих общение между полами. Лишенные возможности удовлетворить половую потребность социально приемлемым путем, они прибегают к насилию.

Зайков Д.Е., в своем учебном пособии по криминологии выделял следующие типы личности корыстных преступников:

1) ситуативный тип:

а) лицо, совершающее преступление под влиянием ситуации острой нужды. Острая нужда - вызывающая социальное сочувствие (тяжелая болезнь близкого, требующая дорогостоящего лечения); патологическая (наркомания, алкоголизм);

б) лицо, совершающее преступление под влиянием ситуации доступности преступного результата;

2) корыстный преступник, решающий с помощью преступления проблемы материального обеспечения, независимо от ситуации:

а) лицо, для которого преступная деятельность не является основным источником дохода;

б) лицо, для которого преступная деятельность является аналогом профессии или единственным источником дохода;

3) конформистский тип (совершает преступления под влиянием других лиц - авторитетов). Корыстный мотив отсутствует либо слабо выражен, их роль в преступной группе обычно пассивна;

4) самоутверждающийся тип - совершает преступления с целью завоевать авторитет сверстников, распространен среди несовершеннолетних;

5) патологический тип - патологическое накопительство;

6) романтический тип - совершает преступления из любви к риску, мотив приобретения материальных ценностей присутствует, но не является главным;

7) революционный тип - основной мотив совершения корыстного преступления - неприязнь и ненависть к тем, кто живет лучше.

 

Первым психологическим признаком, с которым связаны наиболее значимые различия в личности совершивших корыстные преступления, можно назвать стойкость корыстной установки, т.е. степень устойчивости психологической готовности к совершению преступлений, сопряженных с противоправным обогащением. В качестве критерия стойкости корыстной установки традиционно рассматривается поведение лица, имеющее уголовно-правовое значение.

 В соответствии с данным признаком могут быть выделены четыре типа корыстных преступников:

1) ситуационный - впервые совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести, вследствие стечения неблагоприятных жизненных обстоятельств, не совершавший ранее иных правонарушений и аморальных проступков, связанных с неприятием законного справедливого порядка распределения имущественных благ;

2) неустойчивый - совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести впервые, но ранее совершавший иные правонарушения и аморальные проступки, связанные с неприятием законного справедливого порядка распределения имущества, имущественных прав, услуг или льгот;

3) злостный - неоднократно совершавший средней тяжести или тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них уголовному наказанию;

4) особо злостный - неоднократно совершавший особо тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них наказанию в виде лишения свободы.

По уровню готовности к реализации корыстного мотива преступления с применением насилия выделяются шесть типов личности корыстных преступников:

1) потенциально неопасный - впервые совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести с угрозой применения насилия, не опасного для здоровья;

2) потенциально опасный - впервые совершивший корыстное преступление с угрозой применения насилия опасного для здоровья;

3) потенциально особо опасный - впервые совершивший корыстное преступление с угрозой применения насилия, опасного для жизни;

4) неопасный - совершивший преступление с применением насилия, не опасного для здоровья;

5) опасный - совершивший корыстное преступление с применением насилия, опасного для здоровья;

6) особо опасный - совершивший корыстные преступления с применением насилия, опасного для жизни.

По содержанию ценностно-ориентационной направленности личности мы выделяем следующие группы преступников.

I. Преступники с антисоциальной корыстной направленностью.

Эта группа преступников посягает на основное достояние общества - распределение материальных благ в соответствии с мерой и качеством затраченного труда. Здесь выделяются четыре подгруппы преступников:

1)         корыстно-хозяйственная (фальсификация товаров, игнорирование налогообложения, лицензирования и др.);

2)         корыстно-служебная (хищения путем злоупотребления служебным положением, обмана клиентов, вымогание взяток);

3)         воры - лица с корыстными посягательствами, связанными с тайным похищением имущества (кражи);

4)         мошенники (подделка документов, обманное вымогательство и т. п.)

 II.       Преступники с антисоциальной корыстно-насильственной направленностью- лица с корыстными посягательствами соединенными с насилием над личностью (насильственное вымогательство, грабежи, разбойные нападения).

III. Преступники с антигуманной, агрессивной направленностью с крайне пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личному достоинству других людей.

В этой группе выделяются следующие четыре подгруппы:

1)         хулиганы;

2)         злостные хулиганы;

3)         лица, причиняющие ущерб чести и достоинству личности путем оскорблений и клеветы;

4)         лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности - убийства, изнасилования, причинение телесных повреждений.

<…>