Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

 
Копылова Г.К, Прозоров А.В.
Психология и педагогика в деятельности сотрудников ОВД.

Калининград, 1998.

 


ПСИХОЛОГИЯ НАСИЛЬНИКОВ


Насильники: общий психологический анализ и типология.

Отечественные и зарубежные ученые установили, что основную массу изнасилований совершают мужчины, которые имели постоянную возможность удовлетворять половую потребность. Более того, многие из них на момент осуществления преступления были женаты и их семейные отношения были даже внешне благополучными. Поэтому, определяя психологические причины изнасилований, следует сразу же отвергнуть необоснованное утверждение о том, что регулярная половая жизнь женатых мужчин в значительной мере предотвращает этот деликт. Так почему же некоторые мужчины встают на путь сексуального насилия, преступно пренебрегая половой свободой женщины? Попытаемся в этом разобраться.

Исследуя проблемы детерминации изнасилования, совершаемого мужчиной над женщиной, психологи обычно используют одну из моделей сексуального насилия, обоснованных наукой: психиатрическую, феминистскую, эволюционную и социального научения (5, С.66-71).

Психиатрическая модель трактует сексуальное насилие как акт агрессии, посредством которого мужчина проявляет свою ненависть к женщине. Он мстит ей за пережитую (чаще всего в детстве) травму, связанную с его унижением или подавлением конкретной женщиной, например матерью. Мотивация насилия в этой связи распространяется на женщин в целом.

Феминистская модель объясняет сексуальное насилие глобальной тенденцией патриархата европейской культуры к доминированию класса мужчин над классом женщин. Сексуальное насилие понимается сторонниками данной теории как псевдосексуальный акт, мотивированный стремлением мужчин к постоянной демонстрации властной иерархии, существующей в обществе, особенно в ситуациях, угрожающих данному мировоззрению.

Эволюционная модель опирается на дарвиновскую концепцию развития животного мира и совершенствования механизмов приспособления (в том числе размножения). Согласно данной модели, сексуальное насилие является репродуктивной стратегией поведения самцов, которая помогла человечеству выжить в далекие времена. Биологическая роль самки заключается в вынашивании и выращивании жизнеспособного потомства, поэтому ее репродуктивная стратегия — избирательная и охранительная. Репродуктивная стратегия самца обратная — тотальная и наступательная, он стремится к оплодотворению как можно большего количества женщин, так как, возможно, часть потомства не выживет. Согласно данной модели, современных мужчин, совершающих сексуальное насилие, побуждает некий не угасший у них атавистический инстинкт, генетически полученный в наследство от древних предков.

Модель социального научения, напротив, утверждает, что стремление к агрессии и насилию над женщиной не заложено в человеческой психике от рождения. Оно есть результат усвоения различных поведенческих моделей, демонстрируемых в жизни, в кино, по телевидению. В акте сексуального насилия насильник и его жертва ведут себя в соответствии с усвоенным стереотипом половых взаимоотношений.

Очевидно, что каждая из моделей несет в себе зерно истины, но ни одна из них пока не в состоянии полностью объяснить психологические корни изнасилования. Какие модели сексуального насилия лучше всего подкреплены экспериментальным материалом? Для ответа на этот вопрос обратимся к анализу некоторой эмпирики.

<…>

Проведенные эмпирические исследования позволили Ю.М. Антоняну, В.П. Голубеву и Ю.Н. Кудрякову обосновать компенсаторную концепцию причин изнасилований (1, С.41— 43). В чем ее суть?

Психологические причины изнасилований, считают авторы рассматриваемой теории, в первую очередь связаны с представлениями преступника о самом себе, с его Я-концепцией. Изнасилование выступает для него как попытка, в основном бессознательная, компенсации индивидуально-психологических дефектов личности в преступном поведении. Как это понять?

В силу дефектов личностного развития и психики в целом сексуальная сфера становится для некоторой категории мужчин наиболее значимой и особо переживаемой. Это определяет их фиксацию на половых отношениях и повышенную восприимчивость всего того, что связано с указанными отношениями. Совершая изнасилование, они неосознанно стремятся стать такими, какими им хотелось бы себя видеть в части реализации мужской половой роли, но какими они в соответствии со своими субъективными представлениями о себе не являются. В другом случае, когда преступление носит компенсаторный характер, субъект защищает таким экстремальным способом имеющиеся представления о себе.

Вместе с тем необходимо отметить, что внутренней детерминации насильственного сексуального поведения часто способствуют циничные взгляды мужчин и их презрительное отношение к личной свободе, достоинству и половой неприкосновенности женщины.

Названные черты нравственно-психологической характеристики личности насильника возникают не сразу. Они формируются, развиваются и закрепляются в личности с первых лет жизни индивида. Поэтому изнасилование, как и все другие умышленные преступления, не могут быть случайными. Насильственное сексуальное поведение внутренне закономерно, подготовлено всем ходом жизни и является ее итогом.

Внешние обстоятельства, в частности провоцирующее поведение жертвы, опьянение преступника, выполняют лишь роль условий. Сказанное относится и к случаям группового изнасилования, когда насильник действует под влиянием соучастников. Значит он таков, что попадает в жесткую психологическую зависимость от сложившейся ситуации и, если он совершил такие действия, следовательно, это для него закономерно.

Важно заметить, что изложенная выше концепция причин изнасилования имеет в своей основе интеграцию психиатрической модели сексуального насилия и модели, обоснованной теорией социального научения. При этом авторы явно отдают предпочтение психиатрическому подходу в понимании природы и происхождения основной массы изнасилований.

Среди изнасилований можно выделить отдельные виды с типичными только для них причинами. Таковые лежат в глубинах психики преступника, в мотивации его уголовно наказуемых действий. Чтобы понять их, рассмотрим отдельные типы насильников и особенности их преступного поведения.

Типология насильников и насильственного сексуального поведения.

Всех насильников по их психологическим особенностям Ю.М. Антонян, В.П. Голубев и Ю.Н. Кудряков разделили на три группы, выделив в каждой из них отдельные типы по мотивации преступного сексуального поведения (1, С.82-167).

Лица с нарушениями психосексуального развития. К ним относятся:

Охотящийся тип внезапно нападает на незнакомых женщин с целью изнасилования;

Регрессивный тип совершает изнасилование девочек-подростков 7-14 лет;

Тотально-самоутверждающийся тип совершает изнасилование женщин с предварительным убийством или с нанесением тяжких телесных повреждений находящихся с ними мужчин.

Лица с выраженными характерологическими или патопсихологическими особенностями:

Конформный тип совершает изнасилование под влиянием группы;

Аффективный тип совершает изнасилование малолетних девочек (до 7 лет) и женщин преклонного возраста;

Импульсивный или ситуативный тип совершает изнасилование в ситуациях, субъективно оцениваемых как благоприятные;

Отвергаемый тип — лица с умственной недостаточностью, с физическими или психическими аномалиями.

Лица с нарушениями межличностного восприятия:

Пассивно-игровой тип совершает изнасилование в связи с сексуально-провокационным поведением женщины и неумением найти выход из создавшейся ситуации;

Сценарийный тип совершает изнасилование в силу бессознательно реализуемой жизненной программы, сформировавшейся в раннем детстве (серийные сексуальные убийцы).

Ниже остановимся подробно на типах насильников, проведем анализ их ведущих мотивов и личностных особенностей.

Насильники с нарушениями психосексуального развития.

Охотящийся тип. К представителям этого типа относятся лица, которые совершают преступные сексуальные действия в отношении незнакомых женщин. Они заранее поджидают жертву или ищут подходящую для осуществления насилия ситуацию.

Их поведение образно можно сравнить с действиями охотника, поджидающего или выслеживающего добычу и ищущего подходящий момент для нападения.

Обычно преступник этого типа внезапно сзади нападает на женщину (на улице, в подъезде, сквере и т.д.), стараясь силой преодолеть ее сопротивление. Агрессивные действия с целью изнасилования обычно включают избиение, жертвы, иногда довольно жестокие. Ценности или деньги при этом у потерпевшей отбирают редко.

«Охотник» обычно признают вину в совершенном преступлении, так как не может, в отличие от других категорий насильников, сослаться на то, что жертва добровольно вступила с ним в половой контакт. Ведь коммуникативный контакт с потерпевшей не предшествовал преступлению.

Важно заметить, что «охотники» полностью не осознают побуждений своих преступных действий, а сами мотивы являются настолько глубинными и сложными, что в большинстве случаев установить их просто невозможно.

Несколько необычной на первый взгляд оказывается характеристика субъекта преступления. Большинство «охотников» — семейные люди. Своих детей они любят или в худшем случае безразличны к ним. К жене в основном относятся положительно или нейтрально. В то же время в отношении других женщин «охотники» испытывают отрицательные эмоции, отзываются о них пренебрежительно, считают безнравственными, способными на любую подлость.

Проведенные исследования «охотников» показывают, что они психологически очень сильно слиты со своими матерями или их образами и продолжают эмоционально зависеть от такого рода связей, испытывая потребность в их постоянном воссоздании. В качестве жен «охотники» неосознанно выбирают женщин, похожих на своих матерей. Они пытаются воспроизвести в браке те отношения, которые существовали у них с матерями. Изнасилование в этой связи выступает попыткой «психологического рождения», поскольку здесь реализовывается стремление мужчины отделиться от «матери», но уже не на физиологическом уровне, а на психологическом.

Может возникнуть вопрос: почему такого рода психологическая задача решается путем обретения полового доминирования над ранее незнакомой женщиной, а не в семье, в отношении жены. Жена выполняет в психологическом плане материнские доминирующие функции. В отношении нее насилие недопустимо.

Совершаемое «охотниками» преступление, помимо того личностного смысла, о котором говорилось выше, имеет характер психофизиологической разрядки длительно напряженной и сдерживаемой потребности. Отсюда внезапность нападения, сильные удары и т.п.

Определенную роль в совершении «охотниками» преступлений играет нахождение их в состоянии психической дезадаптации на момент осуществления деликта. Таковая вызывается внешними причинами, например ссорой или изменой жены, неприятностями на работе, сильным алкогольным опьянением и т. д. Указанные факторы приобретают стимулирующее значение в силу плохой саморегуляцией.

Регрессивный тип составляют преступники, которые совершают изнасилования девочек в возрасте от 7 до 14 лет. Деликт чаще всего осуществляются извращенными способами в сочетании с развратными действиями, иногда сопряженными с тяжелыми для потерпевшей физическими последствиями. Сюда же относят и те случаи, когда отец вступает в насильственную половую связь со своей несовершеннолетней дочерью.

У рассматриваемой категории преступников изнасилования могут сопровождаться прямым физическим подавлением потерпевшей, но чаще половой контакт осуществляется благодаря обману. Сам преступник может при этом находиться в состоянии сильного алкогольного опьянения, но обычно совершает действия, полностью осознавая их.

Лица, совершающие изнасилование девочек, как правило, имеют собственную семью или же постоянного полового партнера — взрослую женщину. Но общим для всех преступников такого рода является то, что половой контакт с женой или другой взрослой женщиной не приносит им сексуального удовлетворения либо же является для них по тем или иным причинам невозможным. Это может быть связано со слабостью сексуального влечения мужчины, с сексуальной холодностью партнерши, к которой он психологически очень привязан, или же с имеющимися у него деформациями сексуального влечения.

В совершении рассматриваемых преступлений проявляется защитный механизм регрессии. Он выражается в уходе субъекта от сложных и неуспешных для него отношений со взрослой женщиной, замене их более простыми и примитивными отношениям с девочками-подростками.

Поясним, что имеется в виду под упрощенными отношениями. В сексуальном контакте с девочкой-подростком мужчина выступает как более опытный, знающий, зрелый половой партнер, который может получить подтверждение своего мужского статуса. В этих взаимоотношениях девочка выступает, естественно, как неопытный, зависимый, обучаемый партнер. Осуществляется своеобразная ролевая дифференциация: мужчина выступает в роли учителя, а девочка — в роли ученицы.

Сексуальные отношения между мужчиной и девочкой-подростком продолжаются, как правило, до тех пор, пока не происходит выравнивания сексуального и социального опыта. Девочка взрослеет и начинает реализовывать себя в социальном аспекте отношений. В этот момент наступает обесценивание «учителя», он в ее глазах перестает быть обладателем истинно мужских качеств. У насильника возникают те же проблемы, что и в структуре отношений со взрослой женщиной. Происходит разрыв прежней связи, и «учителю» приходится искать себе другой объект сексуального влечения, которого он мог бы снова «просветить».

Аналогичные механизмы и мотивация преступного поведения выявляется и при анализе изнасилования отцами своих дочерей или совершении с ними развратных действий. Правда, здесь мы также сталкивались с таким феноменом, как негативный перенос.

Изнасилование дочери являлось реализацией агрессии по отношению к жене. Жена для таких субъектов постоянно выступает источником фрустрации, который по субъективному восприятию мужчины является слишком сильным. Поэтому агрессия к жене блокирована. Происходил перенос негативных чувств, эмоций и отношений с жены на дочь, который реализуется в акте агрессии — изнасиловании дочери.

Важным отличием преступников этого типа от насильников аффективного типа (о них речь пойдет ниже) является то обстоятельство, что первые, как правило, стремятся скрыть следы, совершенных ими преступления. Они уничтожают вещественные доказательства, запугивают потерпевших угрозами физической расправы, скрывают факт полового акта от друзей и родственников. У насильников аффективного типа таких действий не наблюдается.

Тотально-самоутверждающийся тип.Преступные действия насильников этого типа отличает то, что они вначале направлены не на женщину, а на сопровождающего ее мужчину (мужа, друга, знакомого и т.д.). Изнасилование женщины здесь вторично, оно следует после физической расправы или физического подавления находящегося рядом мужчины. Часто такого рода изнасилования сопряжены с убийством мужчины, а иногда и женщины.

Объектом преступных действий насильников тотально-самоутверждающегося типа становятся взрослые женщины, реже пожилые. Это могут быть как знакомые преступнику женщины, так и незнакомые.

Следует заметить, что преступники указанного типа очень редко пытаются скрыть следы совершенного ими преступления.

У насильников тотально-самоутверждающегося типа, если исходить из содержания бесед с ними, детство протекало крайне тяжело, семья была неблагополучной, в том смысле, что в ней отсутствовала эмоциональная теплота и, напротив, культивировались суровые, холодные отношения, иногда даже жестокость. В детстве такие люди имели острые переживания, связанные с унижением со стороны не только родителей, но часто и сверстников.

У преступников этого типа выявлена эмоционально-негативная установка к женщинам, но она является, по сравнению с другими категориями насильников, более скрытой и неосознаваемой.

Для насильников указанного типа характерно нахождение в момент совершения деликта в состоянии алкогольного опьянения. Само преступление зачастую имеет сильную аффективную окраску. Беседы с ними убеждают в том, что для них самих их действия являются субъективно необъяснимыми и неожиданными.

Изучение преступников тотально-самоутверждающегося типа показало, что они обычно не осознают мотивов своих противоправных действий. К тому же картина совершенного преступления впоследствии до такой степени искажается механизмами психологической защиты, что приобретает иногда даже гротескно-абсурдный характер.

У представителей тотально-самоутверждающегося типа не были обнаружены какие-либо яркие сексопатологические нарушения. Характерно и то, что в отличие от других категорий насильников, у них не выявлено сильной фиксации на сексуальной сфере.

По особенностям мотивации выделяют три группы насильников тотально-самоутверждающегося типа.

К первой из них ученые относят тех, кто совершил изнасилование и затем убийство женщины. По своим психологическим чертам они наиболее близки к чистым убийцам. В их прошлом не обнаружено фиксаций, связанных с эмоционально-сексуальными переживаниями.

Очень ярко у них выражен паранойяльный компонент личности, который сочетается с истероидным. Поэтому можно сказать, что это лица с легко возникающими и фиксирующимися аффектами, которые имеют тенденцию к накоплению. Они проявляют повышенную агрессивность, злопамятность, подозрительность, воспринимают окружающий мира как лично враждебный, часто вступают в конфликты с окружающими людьми по незначительным поводам.

Сопротивление женщины в момент изнасилования, ее неподчинение преступнику вызывает у него аффект столь мощной силы, что даже само насилие, сопряженное с избиением жертвы, не может снять его. Убивая женщину, которая оказала сопротивление, преступник неосознанно уничтожает потенциальность доминирования с ее стороны. Бесспорно, характерологические особенности, в силу своего психологического содержания, являются факторами, способствующими совершению преступления.

Ко второй группе насильников «тотально-самоутверждающегося» типа исследователи относят тех, в основе противоправных действий которых лежат аффективные фиксации, которые сформировались в подростковом или юношеском возрасте. Свою агрессию преступники этой категории направляют не на отдельно взятых мужчин или женщин, а на мужчину и женщину, связанных какими-либо взаимоотношениями.

Как показали исследования, содержание фиксированных переживаний этой категории преступников образовались в подростковом или юношеском возрасте, когда девушки систематически предпочитали их другим мужчинам. В психике будущих преступников сформировался комплекс неполноценности: ощущение своей несостоятельности в соперничестве с другими подростками и мужчинами, ущербность соответствующего представления о себе в той сфере отношений и переживаний, которые в этот период жизни являются особенно личностно значимыми.

Эмоции, связанные с указанным комплексом, создают фундамент тех установок и притязаний, которые во многом определяют будущее человека и не только в сексуальной сфере. Агрессивность насильников тотально-самоутверждающегося типа является мощно аффективно-заряженной и возникает в ситуациях, когда субъект наблюдает благополучные взаимоотношения мужчины и женщины. Ситуация таких взаимоотношений является ключевым стимулом, который при определенных условиях может резко активизировать фиксированный аффект.

Третью группу рассматриваемой категории насильников составляют лица, в противоправных действиях которых реализовался аффект, накопленный в связи с длительной психотравмирующей ситуацией. Психотравмирующим фактором выступали взаимоотношения с женщиной, от которой субъект являлся эмоционально зависимым. Агрессия по отношению к ней в силу ее субъективной ценности оказалась блокированной, но аффективное напряжение, связанное с ее отношением и действиями, нарастало и требовало выхода. В итоге накопился аффект, который в дальнейшем реализовался в преступлении, но уже по отношению к другой женщины.

Лица с выраженными характерологическими и патопсихологическими особенностями, а также нарушениями межличностного восприятия.

Конформный тип. Отличительной особенностью насильников, названных конформными или неустойчивыми, является то, что они совершают изнасилования, как правило, в группе, но при этом никогда не являются инициаторами. Обычно данный тип насильников входит в устойчивую группу не обязательно асоциальной направленности. Члены группы хорошо знают друг друга, совместно проводят свободное время, им от 15 до 20 лет.

Основной психологической характеристикой названной категории преступников является недостаток волевых качеств, что проявляется в сфере учебы, труда, исполнения обязанностей и долга. Учеба и труд их не привлекают, они занимаются этим только в силу крайней необходимости или по принуждению. Преступники рассматриваемой категории обычно безразличны к своему будущему, не строят планов на жизнь, не мечтают о какой-либо профессии. Эти люди живут одним днем и стремятся только к получению удовольствий. Их интересы скудны и примитивны. Для них также характерно легкомыслие, безответственность и лживость.

В детстве лица конформного типа отличаются непослушанием, которое сочетается с трусливостью. Они боятся наказаний и легко подчиняемы. В школе обычно учатся плохо. Часто прогуливают занятия. Образцами подражания для неустойчивых подростков служат лишь те модели поведения, которые сулят немедленное наслаждение, смену легких впечатлений, развлечения.

Они стремятся проводить время в уличных компаниях, но никогда не становятся в них лидерами, так как трусливы и не способны быть в необходимой степени инициативными. Если совершается изнасилование, то такие лица никогда не бывают его инициаторами, они участвуют в преступлении вместе с другими, за компанию. Мотивом совершения преступления здесь обычно выступает не сексуальная потребность как таковая, а стремление сохранить свою принадлежность к группе, остаться ее участником. Членство в ней имеет для них большое личностное значение, поскольку они в принципе не способны к самостоятельному и автономному существованию. Следует отметить, что для преступников анализируемой категории принадлежность к группе является психологически важным обретением защиты от социальной среды.

Импульсивный или ситуативный тип насильников составляют лица, у которых наиболее выраженной чертой является импульсивность. Под импульсивностью в психологии понимается черта характера человека, заключающаяся в склонности действовать по первому побуждению, под влиянием внешних обстоятельств или эмоций.

Преступники данной категории совершают изнасилование в ситуациях, которые субъективно оценивают как благоприятные. Зачастую этому способствует виктимное поведение потерпевших. Такие лица, как правило, не планируют и не обдумывают заранее преступные действия, совершают их чаще в нетрезвом состоянии. Многие из них не считают себя виновными, а обвиняют во всем потерпевших.

Женщины, которые оказываются потерпевшими от нападений таких преступников, имеют самый широкий возрастной диапазон. Примерно в половине случаев импульсивные насильники имеют предварительный кратковременный контакт с потерпевшей.

Известны случаи, когда преступник этого типа реализовывал умысел на совершение кражи, но вместо этого совершил изнасилование оказавшейся в квартире женщины. В другом эпизоде преступник изнасиловал незнакомую ему женщину, воспользовавшись тем, что она оказалась поздно вечером на пустынной дороге, по которой он возвращался домой. Как видим, умысел у данной категории преступников может возникнуть внезапно.

Для характеристики этой категории насильников важно отметить, что внезапность нападения на потерпевшую сочетается с активным физическим подавлением ее сопротивления. Характерна непродуманность действий, иногда чрезмерный риск возможного задержания, обычно отсутствуют попытки скрыть следы преступления. Иногда преступное посягательство бывает направлено даже на хорошо знакомых женщин, которые знают преступников (например, жители одного поселка). Другими словами, эта категория преступников, пожалуй, меньше всего задумывается о последствиях совершенного ими преступления.

Для понимания психологии этой категории насильников и причин их преступных действий необходимо рассмотреть особенности их социализации в детстве. По имеющимся данным, у многих преступников условия жизни в семье были неблагоприятными. Отношения между родителями отличались скандалами, иногда драками на почве злоупотребления алкоголем. Иногда их агрессия находила свой выход на детях.

Невыносимая обстановка, сложившаяся в родительской семье, толкала будущих насильников на частые побеги из дома. Несовершеннолетние попадали в уличные компании с асоциальной направленностью, находя в них замену своим родителям. Они совершали мелкие правонарушения, чаще всего кражи. В школе потенциальные преступники не успевали по многим предметам, часто прогуливали уроки, рано начинали курить и употреблять алкогольные напитки.

Основными средствами воспитания будущих насильников были окрики, побои и другие проявления жесткого отношения к детям. Такими способами родители пытались добиться усвоения ими определенных норм поведения. Можно предположить, что первоначально у детей протест был направлен против самих «методов» воспитания. Со временем отрицательное подкрепление стало ассоциироваться у подростков с прививаемыми социальными нормами. Протест распространился уже на сами социальные навыки, поскольку за ними стояло насилие. Именно поэтому у насильников импульсивного типа, как показывают результаты исследований, существует неосознаваемый протест против любых ограничений их поведения и импульсивное, внезапное реагирование в конфликтных или неблагоприятных ситуациях.

Помимо импульсивности как ведущей психологической черты этой категории насильников следует выделить еще ряд: нарушение способности прогнозирования последствий своих поступков, неспособность строить свое поведение в связи с объективными обстоятельствами. У них ярко выражено внутреннее психическое напряжение на фоне психологической дезадаптации, носящей хронический характер.

В качестве мотива преступления рассматриваемой категории насильников в первую очередь выступают именно сексуальные потребности. Эти потребности недостаточно социализированы, а сексуальное поведение в целом слабо опосредовано нравственными нормами. Само по себе преступление обычно происходит в период выраженной дезадаптации личности и является мощным выходом накопившегося внутреннего напряжения, реализуемого в акте агрессии — изнасиловании.

Среди представителей импульсивного типа можно выделить особую разновидность преступников — социокультуральный подтип. Его составляют лица, совершающие изнасилования женщин — представительниц другой социальной общности, прежде всего национальной. Иная культура воспринимается преступником как нечто, стоящее ниже той культуры, к которой он себя относит. В его понимании иноплеменники — люди, не заслуживающее доверия и уважения, а то и просто враги.

При совершении изнасилований представителями социокультурального подтипа достаточно четко прослеживается стремление преступника удовлетворить сексуальную потребность. Это является одним из оснований отнесения данного подтипа к импульсивному типу. Вместе с тем в действиях насильника можно увидеть проявление мотива самоутверждения путем не только унижения, но и уничтожения врага, представителя чуждой культуры. Многие такие изнасилования происходят во время военных действий и, как правило, заканчиваются убийствами.

Аффективный тип насильников получил такое название потому, что в совершении преступлений его представителями особую роль играют аффективные следы, образовавшиеся в психике в процессе социализации. К данной категории преступников ученые относят лиц, совершивших изнасилование малолетних девочек (в возрасте до 5 лет) или женщин преклонного возраста (от 70 лет и старше).

Для лиц, указанного вида, характерно то, что в момент совершения преступления они, как правило, находились в состоянии сильнейшего алкогольного или наркотического опьянения. Очень часто после совершенного преступления они не пытаются скрыться или уничтожить следы.

При попытках расспросить их, выяснить подробности они обычно ссылаются на то, что совершенно не помнят обстоятельств совершенного ими деликта. Иногда вопреки имеющимся доказательствам, продолжают утверждать, что не могли совершить такого преступления и что все обвинения против них — не больше, чем следственная ошибка.

Важно заметить, что умысел на совершение преступления возникает у насильников рассматриваемого типа внезапно, а сами преступные действия отличаются мощной аффективной окраской, всегда сопровождаются тяжелыми физическими и психическими травмами потерпевших, иногда со смертельным исходом.

Лица, совершившие изнасилование малолетних или престарелых женщин, по своим социально-демографическим характеристикам часто не имеют принципиальных отличий от законопослушных граждан. Многие из них имеют семью и даже детей. Однако семейные отношения, как правило, являются конфликтными. В отличие от других категорий насильников, в том числе относящихся к регрессивному типу, у преступников аффективного типа не выявлена эмоционально отрицательная установка по отношению к женщинам вообще.

Общим для всех лиц, относящихся к анализируемой группе, является то, что их детство протекало крайне тяжело, семья, в которой они жили, была в большинстве случаев неблагополучной, отношения в ней отличались жестокостью. Более того, многие из них подвергались тяжелым лишениям, избиениям и не только со стороны родителей или лиц, их заменяющих, но и со стороны, например, родственников, соседей, одноклассников в школе или интернате.

У насильников аффективного типа не обнаружено явной патологии сексуального влечения. Преступления представителей данного типа практически лишены сексуальной основы.

Проведенные исследования показывают, что в качестве мотива преступления выступает активизация аффективных следов, сохранившихся в бессознательной сфере психики насильника. Эти следы возникли в свое время в связи с психотравмирующими обстоятельствами, вызванными взаимодействием преступника с конкретными девочками или женщинами в детском возрасте. В прошлом аффекты не проявились по тем или иным причинам, но их следы не утратили агрессивного потенциала. Объективно нейтральные, но субъективно психологически значимые для преступника элементы социальной ситуации, в свое время породившей аффект, могут стать пусковым механизмом изнасилования. Проявление аффективного следа в отсроченном преступлении можно сравнить с заряженным ружьем, на курок которого впоследствии кто-то случайно нажал. Приведенное выше положение является определяющим для интерпретации причин преступлений, совершенных насильниками аффективного типа.

Отвергаемый тип. К числу насильников отвергаемого типа относят тех лиц, которые не могут по объективным причинам удовлетворить свою половую потребность социально приемлемым путем. Основную массу этой категории преступников составляют олигофрены (в степени дебильности), а также лица, имеющие физические недостатки.

Отличительной особенностью преступного поведения этой категории насильников является то, что преступления совершаются ими внезапно, как правило, без предварительной подготовки и продумывания, иногда в таких ситуациях, которые заведомо обречены на быстрое установление и задержание виновного. Следы преступления олигофрены скрыть чаще всего не пытаются. Иногда после изнасилования они совершают убийство потерпевшей, особенно, если та была малолетней. Встречаются случаи, когда изнасилование сопровождается жестоким избиением жертвы, актами садизма, глумлением над трупом. В качестве потерпевшей здесь может оказаться практически любая женщина независимо от возраста, в том числе престарелая или девочка. Объяснение причин совершенного преступления олигофрены обычно не приводят или же утверждают, что потерпевшая добровольно вступила с ними в половую связь.

Для понимания мотивации изнасилований, осуществляемых этой категорией преступников, в первую очередь олигофренов, необходимо проанализировать их психологические качества.

Олигофрения — это система врожденных или рано приобретенных болезненных состояний психики. Ведущим признаком олигофрении является общая психическая неполноценность, проявляющаяся не только недоразвитием интеллекта и мышления, но и всех других психических функций — памяти, речи, восприятия, внимания, моторики, эмоционально-волевой сферы. Олигофрения являются достаточно распространенным заболеванием. Около 5% населения экономически развитых стран обнаруживает умственную отсталость, которую можно квалифицировать как олигофрению. Если же принимать во внимание и пограничные формы, то около 15% населения следует расценивать как лиц с интеллектуальной недостаточностью.

В зависимости от типа темперамента среди олигофренов выделяют три группы: более или менее уравновешенных, торпидных (заторможенных) и эретичных. Последние характеризуются повышенной энергией, высоким жизненным тонусом.

Торпидные олигофрены обычно совершают преступления в состоянии сильного алкогольного опьянения. Чаще всего это кражи и развратные действия по отношению малолетних.

Эретичные олигофрены осуществляют изнасилования, как правило, в крайне жестокой форме физического подавления женщины. После этого они нередко глумятся над потерпевшей, избивают ее, издевательства носят вычурно-садистский характер. Нужно отметить, что эретичные олигофрены, в отличие от торпидных и уравновешенных, обладают достаточной физической силой и крепким телосложением.

Уравновешенные олигофрены по своим психологическим характеристикам представляют нечто среднее между эретичными и торпидными. Они редко совершают изнасилования, чаще — попытки это сделать.

В качестве главного мотива изнасилований, совершаемых олигофренами, выступает невозможность удовлетворения ими сексуальной потребности в связи с имеющимися физическими и психическими дефектами, которые определяют их неуспех в контактах с женщинами. Недоступность и отрицательное отношение представительниц противоположного пола приводит к накоплению у преступников аффективно-агрессивных переживаний, которые проявляются в акте изнасилования. При этом важно отметить, что эретичные олигофрены совершают изнасилования преимущественно взрослых женщин, а торпидные и уравновешенные — несовершеннолетних и малолетних.

Пасссивно-игровой тип. Для этого типа преступников характерно полное отрицание своей вины. Они заявляют, что изнасилования, как такового, не было, что потерпевшая добровольно вступила с ними в половой контакт и никакого сопротивления не оказывала, а если и оказывала, то только для вида. Обычно преступники указанного типа представляют себя жертвой оговора с целью мести, шантажа или просто недоразумения. Поводом для мести, по их словам, чаще всего выступает ссора, отказ вступить в брак, ревность, обида и т. д.

Некоторые основания для таких утверждений у ряда осужденных за изнасилование имеются. Дело в том, что совершению преступления предшествует предварительное знакомство и общение (иногда даже насчитывающее несколько встреч) будущего преступника и будущей потерпевшей в компании, в ресторане, на улице и т. д.

Например, женщина принимает приглашение незнакомого или малознакомого мужчины провести время за его счет. Она соглашается пойти с ним в ресторан, посещает его квартиру, гостиничный номер и т.п. Когда же отношения доходят до интимной близости, женщина стремится уйти, прекратить общение.

Все предшествующее поведение женщины явно демонстрировало желание сексуальных отношений или, во всяком случае, отсутствие возражений на этот счет. В самый кульминационный момент женщина психологически наносит «удар» мужчине в форме отказа от полового акта. Подобный ход событий нередко заканчивается тем, что уязвленный и возмущенный мужчина применяет физическое насилие по отношению к женщине и вынуждает ее к половой связи.

К сценарийному типу насильников относят серийных сексуальных убийц. Обычно они совершают преступления длительное время как бы по одному сценарию. К числу таких преступников можно отнести Чикатило, убившего 53 человека, Михасевича, отправивший на тот свет 37 женщин. Леденящие кровь злодеяния этих и других сексуальных убийц подробно описаны в книге Ю.М. Антоняна и А.А. Ткаченко «Сексуальные преступления» (2).

Как правило, серийный насильник и убийца действует в одиночку, выбирая места, в которых, по его расчетам, не может оказаться даже случайных свидетелей. Преступления предварительно готовятся, планируются и не возникают спонтанно, как это часто бывает у «охотников».

Трупы потерпевших обычно обнаруживают не сразу, а через некоторое время. Иногда трупы вообще не находят, так как преступник их уничтожает. Естественно, что с течением времени исчезают и следы преступления. Более того, для их совершения нередко выбираются такие способы, применение которых оставляет наименьшее количество каких бы то ни было следов. Преступник прилагает большие усилия для обеспечения собственного алиби. Пожалуй, единственное, что может его выдать — это определенный стереотип совершения преступлений.

Обычно в эту категорию преступников составляют лица, которые обладают внешне социально-позитивными характеристиками, многие являются и внимательными мужьями и любящими отцами, неплохо работают и т.д. Их меньше всего можно заподозрить в преступлениях. Однако преступные действия, которые совершаются ими, не противоречат объяснительным схемам современной психологии.

Для анализа мотивации этой категории преступников целесообразно использовать теорию жизненных сценариев Э. Берна (4). Конечно, это одна из объяснительных схем, могут быть и другие, но именно она нам представляется здесь наиболее подходящей.

Перейдем к изложению основных понятий теории жизненных сценариев, которые необходимы для дальнейшего анализа мотивации преступлений рассматриваемого типа личности. Э. Берн считает, что каждый человек обладает жизненным сценарием, который он реализует длительные периоды времени — месяцы, годы или всю свою жизнь. Сценарий формируется в раннем детстве, в нем уже решено, как человек будет жить, а иногда даже и как умрет, с каким жизненным итогом. Сценарий формируется под влиянием родителей и обычно не осознается.

Если в сценарии, скажем, запрещена любовь, но не секс, то такой сценарий является разрешением на многочисленные сексуальные связи. Если же секс запрещен, то сценарий является основой для формирования добродетельного образа жизни. Жизненные сценарии, следовательно, могут определять не только социальные взаимоотношения людей, но и особенности их сексуального поведения.

Многие примеры насильственного преступного поведения являются реальным воплощением сценариев, предусматривающих патологическую структуру сексуальных взаимоотношений, а также соответствующих способов реализации полового влечения. Мотивация в рассматриваемых случаях имеет глубинную психологическую основу и уже вторично, как бы дополнительно, связана с половой потребностью.

Представляет интерес точка зрения Ю.М. Антоняна (3, С.247-252) о некрофилии как неотъемлемом психологическом качестве серийных сексуальных убийц. Некрофилия выражается в стремлении человека к умервщлению живого, тяготению ко всему мертвому.

Одним из первых, кто подробно описал этот феномен, был немецкий психиатр Р. Крафт-Эбинг. Он рассматривал некрофилию в качестве патологии полового влечения. Ученый считал, что в отдельных случаях все может сводиться к тому, что неудержимое половое влечение не видит в наступившей смерти препятствия к своему удовлетворению.

В других случаях, по мнению Р. Крафта-Эбинга, наблюдается явное предпочтение, отдаваемое трупу перед живой женщиной. В том случае, если с трупом не совершаются такие действия, как, например, его расчленение, причину сексуального возбуждения нужно, по всей вероятности, искать в самой безжизненности трупа. Возможно, что труп представляет сочетание человеческой формы с полным отсутствием воли. Некрофил удовлетворяет патологическую потребность видеть объект желания безгранично себе подчиненным без возможности сопротивления.

В завершении изложения типологии, обоснованной Ю.М. Антоняном и его соавторами, отметим, что имеет смысл выделить еще один тип насильников. Мы имеем в виду лиц, совершивших изнасилование, но которые в установленном законом порядке признаны невменяемыми. Эти индивиды не являются преступниками. В рамках данного курса они рассматриваться не будут.