Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

 
Малкина-Пых И.Г.
Виктимология. Психология поведения жертвы.

М., 2010.

 


3.4. Мошенничество

Мошенничество сопровождает человеческое общество на протяжении всей его истории, причем с развитием общества мошенничество становится все более изощренным и проникает в различные сферы социальной жизни (массовый обман вкладчиков в различных акционерных обществах, трастовых компаниях и страховых фондах, обман покупателей, фиктивное предпринимательство и многие другие формы криминального обмана, причиняющие ущерб, который не поддается подсчету) (Христенко, 2004).

С точки зрения юриспруденции, мошенничество — это завладение индивидуальным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Все виды мошенничества объединяет несколько общих черт.

? Очень широкое использование преступниками психологических методов воздействия на своих жертв.

? Жертва не знает об истинных целях преступника.

? Жертва добровольно, без всякого осознаваемого ею принуждения, отдает необходимые преступнику ценности.

? Использование мошенниками «подставных» — вроде бы случайных людей, оказавшихся «случайно» на месте совершения преступления.

? В большинстве случаев мошенники «работают» группой с четким распределением ролей.

? Редкое использование мошенниками дополнительных сложных устройств, вещей и т. п.

? Зачастую отношение к мошенникам не всегда однозначное, ведь они «наказали» человека, который хотел «на халяву» получить какую-то выгоду.

Мошенничество можно разделить на общеуголовное, которое имеет место в бытовой сфере, в области личных имущественных отношений между гражданами, и экономическое. Под последним понимается мошенничество, посягающее на экономическую безопасность хозяйствующего субъекта вне зависимости от форм собственности или на большую группу людей (Ривман, 2002).

Экономическое и общеуголовное мошенничество имеют существенную криминологическую разницу. Различие состоит в характеристиках личности преступников и жертв, способах совершения мошенничества, детерминантах преступлений, суммах ущерба. Мы начнем с виктимологических характеристик общеуголовного мошенничества, имеющего во всем мире (Россия — не исключение) многовековую историю.

Жертвы общеуголовного мошенничества — лица, страдающие от мошенничества, совершаемого на мелком бытовом уровне: при покупке валюты с рук, при игре в наперсток и т. п.

С учетом специфичности мошенничества рассмотрим поведение потерпевшего по следующим позициям:

а) корыстное или провоцирующее;

б) излишне доверчивое, некритичное, основанное на суеверии;

в) положительное, т. е. не связанное с негативными мотивами или некритичностью потерпевшего;

г) создавшее условия, позволившие преступнику продолжать преступную деятельность.

При рассмотрении ситуаций следует иметь в виду, что здесь, как в любом мошенничестве, есть обман или злоупотребление доверием, а значит, чрезмерная доверчивость потерпевшего, однако превалирует по криминологическому значению все же корыстная заинтересованность, использованная преступником.

Так, если потерпевший сам обращается с просьбой, в его действиях уже есть момент толчка, в других случаях — налицо не столь активное, но также корыстное поведение. Для всех потерпевших (среди них немало людей с высоким образовательным уровнем) характерно сознательное нарушение моральных норм, в основе их поведения лежит откровенный эгоизм.

Иногда действия потерпевших перерастают в преступные: например, при попытках дать взятку через мошенника, который, конечно, просто присваивает полученные деньги.

Негативный, корыстный характер поведения потерпевшего очевиден и в случаях мошенничества, совершаемого «фармазонами» и «кукольниками». В данной ситуации потерпевшему вручается денежная или вещевая кукла, или он «по дешевке» приобретает поддельное золото, драгоценные камни.

Чрезмерная доверчивость потерпевшего иногда реализуется в ситуациях, где подозрительность должна была бы быть естественным следствием конкретной обстановки.

Поразительную доверчивость проявляют потерпевшие от мошенничеств, связанных с гаданием, ворожбой. Обычно потерпевшие поддаются на обещания излечить от болезни, возвратить или приворожить любовника, мужа, несколько реже — «навести порчу» на врага, соперника и т. д. В последние годы мошенничество этого рода поставлено на поток. Достаточно почитать объявления колдунов, магов и иных «специалистов», обещающих всякие чудеса.

Практика часто сталкивается с ситуациями, в которых мошенник выступает в роли официального лица, уполномоченного для сбора денег под различными предлогами. Причем легенды преступников нередко настолько неправдоподобны, что должны были бы по самым элементарным соображениям вызвать сомнения у потерпевшего.

Объективно поведение любого потерпевшего от мошенничества, коль скоро оно дало возможность преступнику совершить преступление, носит в криминологическом плане негативный характер. Однако мы рассматриваем его как положительное, поскольку никаких практических возможностей разобраться в ситуации потерпевший не имел и никакие отрицательные качества его личности (прежде всего корыстность) преступником использованы не были. Среди ситуаций подобного плана следует назвать приобретение вещей по нормальной цене и в обычной обстановке, не дающей оснований опасаться обмана (в итоге выясняется, что вещь некачественная, или вообще обещанной покупки покупатель не получает).

Довольно широко распространены «сдачи квартиры внаем». Потерпевших нельзя упрекнуть в излишней доверчивости, так как они осматривают квартиру и только после этого вручают деньги. Истинный смысл поведения мошенника выясняется лишь после отказа во вселении на жительство.

Имеют место ситуации, когда потерпевший становится жертвой хорошо известного ему лица, обращающегося с просьбой о займе, предложением оказать вполне приемлемую услугу и т. д.

Практика насчитывает множество случаев, когда помимо или наряду с поведением потерпевшего, которое облегчило, сделало возможным совершение мошенничества в отношении его самого, поведение обманутого, последовавшее за совершенным преступлением, позволило преступнику продолжать преступную деятельность. С криминологических позиций такое поведение — одно из условий, способствующих совершению преступления. Это, однако, только одна сторона дела, ибо поведение потерпевшего в связи с совершением преступления, но уже после того, как это произошло, в определенном аспекте раскрывает криминологическую характеристику данного лица.

Нередко потерпевший, передав деньги мошеннику (часто сумму значительную) и убедившись, что его обманули, требует деньги назад, но, не желая придавать делу уголовно-правовую окраску, в милицию не обращается. В конце концов следует обращение в суд (не милицию) с иском о возврате денег, данных взаймы. Смысл такого поведения очевиден: получить назад деньги любой ценой, даже ухода от ответственности заведомого преступника. Потерпевший заведомо лжет относительно истинного содержания «сделки», но иначе он часто и поступить не может; например, передав деньги для взятки за получение квартиры, рассчитывать на такой исход не приходится — можно оказаться на скамье подсудимых рядом с мошенником. Активность потерпевшего, добивающегося возврата денег, может быть различной, но в любом случае время, которое преступник имеет на совершение других преступлений, следует отнести на счет потерпевшего.

Нередки ситуации, в которых потерпевший, убедившись в обмане, никуда не обращается и не принимает мер к возврату денег. Мотивы такого поведения следующие: чувство собственной вины, понимание, что не следовало верить, убеждение, что «все равно ничего не вернешь», и т. д. Такое «бескорыстие», возможно, и выглядит более привлекательно и соответствующим образом положительно характеризует потерпевшего, однако криминологически оно означает создание обстановки, способствующей совершению новых преступлений, обстановки безнаказанности. Такое поведение несколько сродни непротиводействию в преступлениях против личности.

Весьма часто потерпевшие, получив назад свои деньги или вещи, никуда не сообщают о мошенничестве, хотя лично их материальным интересам привлечение мошенника к уголовной ответственности ничем не грозит. Откровенное равнодушие, безразличие к интересам других лиц и общества в целом часто определяют негативные криминологические характеристики этих потерпевших.

Очень часто потерпевший не сообщает в органы милиции о мошенничестве в случаях, когда причиненный материальный ущерб незначителен. Потерпевший сводит понимание общественной опасности мошенничества к денежной оценке ущерба, да к тому же присваивает себе право решать за государство, насколько в действительности опасны действия преступника. Такое поведение — это выражение общественной пассивности, правовой неграмотности, равнодушия к общественным интересам.

Встречаются ситуации, когда потерпевший избирает совершенно правильное направление защиты своих интересов, обращается в органы милиции, но делает это с таким опозданием, что преступник успевает совершить еще несколько преступлений. При этом надо иметь в виду, что промедление не связано с непониманием ситуации. Это следствие безынициативности, несообразительности, отсутствия чувства ответственности.

Легковерность, некритичность являются типичными личностными качествами большинства потерпевших от мошенничества; корысть, жадность, эгоистичность — для значительной части.

Общие приемы воздействия мошенниками на потенциальную жертву

Анализ очень многих случаев мошенничества дает возможность определить, что воздействие на жертву осуществляется либо непосредственно при контакте с жертвой, либо опосредованно с использованием СМИ.

В первом случае «работают» физические лица-мошенники, во втором — юридические лица-мошенники. Юридические лица здесь рассматриваться не будут, так как психология воздействия на потенциальных жертв не выходит за рамки обычной рекламы, ведь воздействие рассчитано не на конкретного человека, а на массу людей. Физические лица более виртуозны в вопросах психологической обработки выбранной жертвы. Именно о них будет идти далее речь.

Как уже отмечалось, мошенники часто используют «подставных», которые помогают мошеннику «обработать» жертву. В качестве примера можно привести основные требования организаторов конкретного вида мошенничества к «подставным» участникам преступления.

1. Он должен вызывать у жертвы доверие к себе в зависимости от ситуации. Например, при уличной игре (все виды «лохотрона») подставной обычно бывает похожим на «человека из толпы».

? Такой же, как жертва, или старше по возрасту, так как «случайный» молодой человек (девушка) у очень многих вызывает подозрение. Иногда подставной игрок значительно старше жертвы, что приводит к недооценке жертвой возможностей этого «случайного» игрока.

? Одет не очень броско, зачастую бедно, чтобы своим нереспектабельным видом показать, что денег у него немного, его можно без труда, повысив ставку, обыграть.

? Его поведение в данной ситуации призвано создавать атмосферу честной и азартной игры. Форм такого поведения — много, и его эффективность зависит от мастерства «подставного».

? Для подчеркивания стиля «человек из толпы» часто в руках держит что-то обыденное, например, пластиковый пакет, из которого торчит хлебный батон, сумку типа «авоська», в которой лежат продукты, и т. п.

2. В случаях «коридорных» афер (этот вид афер осуществляется в «коридорах власти», различных государственных учреждениях (учебное заведение, больница) и т. п.).

? Возраст «подставного» должен соответствовать занимаемой им должности (вернее, той должности, которую он должен занимать по легенде организаторов). Обычно это люди среднего или старшего возраста.

? Одежда также обычно соответствует статусу, который «подставной» должен продемонстрировать. Имеется в виду как сама одежда (ее цена, стиль), так и ее соответствие погодным условиям, т. е. если на улице холодно, то «подставной» должен подойти (или пройти мимо со словами приветствия) без верхней одежды.

? Для подчеркивания стиля «важного человека» зачастую используется небольшое вспомогательное «оборудование». Например, если это лечебное учреждение, то «подставной» одет в белый халат, на шее висит фонендоскоп; если это вуз, то может иметь яркий бейдж (естественно, не со своей фамилией).

? Поведение «подставного» также способствует тому, чтобы жертва убедилась в значимости «исполнителя». Они при «случайной» встрече в коридоре учреждения подходят к «исполнителю» со словами приветствия, либо отводят его на несколько секунд в сторону (естественно, на глазах жертвы) для сообщения важной информации и т. п.

Анализируя поведение мошенников различных мастей, можно сформулировать общее правило поведения человека с целью предотвратить превращение его в жертву мошенников. Существует такое высказывание: «Сервис должен быть ненавязчивым». Если вам что-то настойчиво предлагают, то это, скорее всего, нужно не вам, а тому, кто предлагает. Ведь все начальные действия мошенников направлены на то, чтобы изменить ваши текущие потребности, мотивы поведения и цели (Христенко, 2004).

Все виды мошенничества рассмотрены здесь не будут, так как для этого необходимо написание отдельной книги. Перечислим только наиболее распространенные: уличные аферисты, попрошайки, мошенники-продавцы.

Кроме того, в наши дни все чаще и чаще возникают различные ситуации, в которых применяется так называемый уличный гипноз. Так как его очень часто используют цыгане, то его еще называют цыганским гипнозом. Методы воздействия на человека для введения его в состояние, которое трактуется как гипнотическое, изучены довольно хорошо и описаны в психологической литературе.

Цыганский гипноз проводится наяву в состоянии бодрствования и применяется чаще всего для незаметного кратковременного погружения жертвы в состояние управляемого контакта и извлечения из его беспомощного состояния какой-либо корыстной выгоды.

Чаще всего цыганский гипноз применяется на пляжах, вокзалах, в аэропортах, поездах, парках, на рынках, в криминальном бизнесе и др.

Техника цыганского гипноза состоит из следующих элементов.

? Привлечение внимания и вхождение в контакт.

? Фиксация внимания жертвы и удержание его на каком-либо внешнем или внутреннем объекте или явлении, переживании и т. д.

? Перевод сознания жертвы в режим внутреннего опыта и внутренних ощущений до появления медитативных признаков транса. Установление раппорта.

? Фиксация и углубление возникшего транса.

? Достижение цели. Завершение «сценария» кодированием.

? Постгипнотическое кодирование на стирание ситуации. Для «работы» цыгане выбирают наиболее людные места — вокзалы, парки, центральные улицы, вход в учебное заведение и т. д. В этих местах цыгане активно и настойчиво предлагают погадать или невыразимо дешево продать какую-нибудь отличную или остродефицитную вещь и т. п. Часто жертве (пока потенциальной) может быть задан простой, безобидный вопрос: «Который сейчас час?», или «У вас не найдется спички?», или «Вы не скажете, как пройти на третью платформу?» и т. д. Главное в этих действиях — привлечь внимание прохожего, остановить его на секунду.

Для того чтобы обычный уличный контакт превратился в психологический раппорт и начал работать физиологический механизм суггестии, необходимо сформировать в мозгу жертвы устойчивый очаг повышенного возбуждения по одному или нескольким органам чувств. Эти действия направлены на то, чтобы человек замер, как будто застыл, широко раскрыл остекленевшие глаза и перестал частично или полностью соображать и трезво контролировать свое поведение. Это достигается таким видом контакта, который несет в себе следующие виды реакции:

? неожиданность, внезапность, даже вызывающие испуг;

? непреодолимую (бессознательную) симпатию;

? бессознательное половое влечение;

? резкое изменение положения тела в пространстве;

? резкий звук, цвет, запах;

? психологическое сочувствие, сопереживание;

? подстройка и присоединение к настроению, заботам и мыслям жертвы;

? легкое доверительное и обязательно незаметное копирование дыхания, позы, движений, артикуляции, мимики, скорости речи, силы эмоционального возбуждения жертвы.

Необходимо заметить, что мошенники очень наблюдательны, являются отличными актерами и способны импровизировать в любой непредусмотренной сценарием ситуации.

Цыгане не с каждым человеком затевают свою игру, а только с теми, кто «реагирует», т. е. цыгане учитывают степень суггестивной восприимчивости потенциальной жертвы. 90 % всех людей, потерпевших от цыганского гипноза, «покупались», как правило, на умело предложенные варианты: неожиданно легкий способ выиграть деньги или сверхдешево что-то достать, или сверхвыгодно что-то получить, или вообще что-то заиметь «на халяву».

Наличие у жертвы корыстного интереса к тому, что предлагает мошенник, является решающим фактором, чтобы жертва позволила втянуть себя в «ситуацию» и устойчиво в ней пребывать, даже если какие-то элементы «ситуации» и будут подвергаться сомнению.

У опытного уличного мошенника обычно нет общей схемы гипнотизации, у него есть только общая целевая схема всего «спектакля», есть задача обмануть и что-то конкретное получить от жертвы; есть общий сценарий всего действа, в котором гипнозу отведена лишь вспомогательная роль повышения управляемости намеченной жертвой.

Очень часто цыгане стараются при формировании «первой реакции» получить ее именно в виде памяти ощущения прикосновения к правой руке. Поэтому наиболее часто на улице цыганка просит у вас правую руку погадать, и вовсе не потому, что она такая уж любительница гадать и больше ничего другого не умеет, просто это самый быстрый путь к достижению управления человеком. Иногда же гадалка подходит очень близко к человеку, выходя на «доверительную дистанцию», при этом берет жертву за руку выше локтя, и при этом тихо, но настойчиво что-то сообщает.

Еще одним старинным цыганским приемом наведения гипноза является метод создания внезапных, неожиданных и громких скандальных ситуаций, погружающих всех присутствующих при этом в состояние замешательства, неопределенности и отвлекающих от того, что ранее эти люди делали.

Противостоять уличному (цыганскому) гипнозу очень сложно. Поэтому рекомендуется сокращать время общения с людьми, которые кроме мимолетного вопроса начинают настойчиво продолжать с вами общение. Если вы почувствовали, что впадаете в оцепенение, то попытайтесь выйти из него: укусите себя за нижнюю губу, больно ущипните свою руку и т. п.

Еще одним распространенным примером уличного мошенничества являются всевозможные уличные игры, цель которых — заставить человека отдать все деньги, которые имеются у него в этот момент.

Кроме того, использование методов психологического влияния все чаще и чаще наблюдается в деятельности различных солидных фирм, объединений и т. п. К сожалению, психология здесь используется не как средство оказания помощи, а как оружие, позволяющее получать им сверхприбыли. В качестве примера этого можно привести вариант скрытного психологического воздействия на потенциальных заказчиков услуг туристических компаний, занимающихся так называемым таймшером. Система опустошения кошельков доверчивых граждан отточена десятилетиями, а юридическая защита от взыскания построена почти неуязвимо. Когда наступает момент озарения и несостоявшийся «турист» осознает, что его обманули, он (в большинстве случаев) обращается в органы милиции с заявлением о мошенничестве. Но данный состав преступления трудно доказуем в суде, поэтому дело, как правило, не возбуждают. Весь сценарий четко спланирован и происходит в несколько этапов.

В качестве второго примера можно привести также презентацию, но уже более солидно организованную, с денежным оборотом намного более значительным по сравнению с первым случаем. Всем известны пирамиды, цель которых — «дать возможность всем заработать столько, сколько хочется». Проведение их презентаций организовано более тщательно, с привлечением специалистов в области психологии, что зачастую не оставляет шансов у приглашенных к сопротивлению такому массированному психологическому воздействию. Часто жертвы такого манипулирования сами не могут понять, как они «согласились на это», иногда считая, что стали жертвами гипноза (хотя гипноз в классическом понимании не использовался).