Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Дулов А.В.
Судебная психология.
Минск, 1975. Стр. 345-352.

 

 

§ 2. Психологическая характеристика обыска

Обыск - отыскание скрытых (чаще всего сознательно) объектов - в отличие от осмотра характеризуется тем, что здесь известна цель, которая ставится перед этим действием, но также имеется весьма высокая неопределенность путей установления места искомого объекта. Это действие развивается с осуществлением познавательных, конструктивных, организаторских компонентов.

Действиям следователя по нахождению спрятанного всегда предшествуют действия лица, спрятавшего тот или иной объект. В соответствии с этим, для того чтобы разыскать спрятанное, следователю надо осуществлять два вида деятельности: произвести мысленное решение поставленной задачи нахождения определенных объектов, для чего надо раскрыть возможные мыслительные процессы и последовательность действий прятавшего лица; произвести самому действия по отысканию и обнаружению спрятанного.

Построение мысленной модели действий обыскиваемого по сокрытию ценностей является обязательным элементом в подготовке к производству обыска. Для этого нужно пользоваться методом рефлексии - поставить себя в положение обыскиваемого (учесть его профессию, характер и привычки, образование, интересы и т. д.).

Для решения этой задачи следователю очень важно знать те пути, по которым проходила мыслительная деятельность обыскиваемого при решении им вопроса о способе и месте сокрытия объекта. Как правило, любой человек решает вопрос о сокрытии объекта с учетом имеющихся практических возможностей для этого, особенностей объекта, своих профессиональных знаний, и, наконец, своих конкретных психических особенностей. Из изложенного уже ясно, насколько важным является предварительное изучение личности человека, подлежащего обыску, всех условий его жизни. Собранные сведения в значительной степени повысят возможность рефлексивного мышления - выявление способов поиска скрытых объектов.

Неопределенность путей поиска необходимого объекта снижается и предварительным получением информации о здании, площади, на которой он предположительно спрятан, знанием особенностей объекта, условий попадания этого объекта к обыскиваемому, отношения обыскиваемого к этому объекту.

На этой основе уже более основательно осуществляется прогнозирование мыслительных процессов лица, спрятавшего объект - определение возможной последовательности решения им мыслительных задач.

Разгадывая мыслительные процессы обыскиваемого при выборе им способа и места сокрытия ценностей, следователь учитывает не только его специальные интересы, психические особенности, но и его действия, совершенные до производства обыска. С этой целью выясняется, какие места он чаще всего посещал, какие предметы он сдавал в ремонт и т. д. Так, в одном случае было установлено, что за несколько дней до обыска обыскиваемый отдавал в ремонт чемодан. Он просил заново обтянуть материалом внутреннюю поверхность чемодана, которая к моменту сдачи чемодана в ремонт была просто оклеена газетой. С учетом таких сведений следователь более внимательно произвел исследование чемодана и обнаружил, что под газетами были спрятаны как раз те документы, которые являлись объектом обыска.

Существенную помощь следователю могут оказать сведения об изменении образа жизни, деталей этого образа жизни (например, заколотил одни двери и стал пользоваться другим ходом, перенес отхожее место во дворе).

Подготовка к производству обыска включает в себя и выяснение личности обыскиваемого с точки зрения его возможного противодействия при обыске. Изучение личности обыскиваемого, предвидение его возможного поведения позволяет своевременно изменить план проникновения в обыскиваемое помещение, предотвратить уничтожение- разыскиваемых ценностей. По одному уголовному делу у преступников разыскивались украденные из музея картины. Следователь заранее не изучил психологию обыскиваемого, и это привело к тому, что обыскиваемый отказался открыть дверь на предложение следователя, а когда после долгих уговоров приступили к взламыванию двери, то преступник, пытаясь скрыть следы совершенного преступления, успел сжечь в печке ряд ценных полотен.

При изготовлении тайников, хранилищ в некоторых случаях преступники учитывают целый ряд факторов психологического характера. К ним можно отнести следующие:

  • расчет на появление фактора утомления и автоматизма. Так, искомый документ часто кладут в книгу, находящуюся в середине книжной полки. Расчет при этом основывается на том, что книги будут осматривать с того или другого края полки, а к середине полки уже проявится определенный автоматизм, утомление, при которых следователь не будет внимательно перелистывать каждую страницу;
  • расчет на брезгливость (закапывают предметы в навоз, спускают в отхожее место и т. д.);
  • расчет на проявление такта и других благородных побуждений со стороны следователя (сокрытие объектов в кровати маленького ребенка, в кровати тяжелобольного, в могиле близких родственников и т. д.);
  • нарочитая небрежность сокрытия предмета (оставление его на виду);
  • отвлечение внимания изготовлением тайников-двойников. Расчет на то, что при обнаружении первого пустого тайника остальные такие же тайники осматриваться не будут;
  • расчет на организацию конфликта во время обыска с целью отвлечения внимания для перепрятывания искомого объекта.

Предварительный сбор всей перечисленной информации, тщательный анализ ее позволяют следователю успешно решить первую часть задачи по производству обыска - мысленно разгадать действия обыскиваемого.

При подготовке обыска надо всегда учитывать все задачи, которые способно решить это следственное действие. Обыск дает возможность не только отыскать скрываемый объект, но и получить информацию об образе жизни обыскиваемого, о его отношениях с другими лицами и т.д. Глубокое изучение всей обстановки, всех окружающих предметов, переписки, фотоснимков, находящихся в квартире обыскиваемого, дает исключительно богатый материал о его привычках, склонностях, моральном облике, поведении, привычном общении.

Обыск есть результат совокупных психических усилий всех присутствующих при его производстве. Правда, эти психические усилия неоднородны. У одних лиц они направлены на отыскание скрытых предметов, у других - на сокрытие этих предметов. Конкретная реализация психических процессов и состояний всех присутствующих при обыске и создает результат обыска.

Положительные результаты обыска находятся в прямой зависимости от того, насколько высока активность лиц, производящих его. Чем больше в обыске принимает участие людей, знающих цель его, заинтересованных в достижении этой цели, знающих собственные возможности и свои процессуальные функции, для того чтобы содействовать достижению общей цели, тем выше будут результаты обыска. В соответствии с этим следует кратко остановиться и на роли понятых. Они могут быть пассивными наблюдателями, но могут и активно оказывать помощь следователю. В тех случаях, когда понятые чувствуют себя активными участниками этого важного следственного действия, у них в значительной степени повышается наблюдательность, способность к восприятию и анализу особенностей обыскиваемого помещения, особенностей в поведении обыскиваемого.

Разгадывание возможных способов и приемов сокрытия вещей производится и во время осуществления обыска. Нахождение в помещении, личное восприятие всех особенностей и взаимосвязей объектов в этом помещении позволяет выдвинуть такие версии о возможном нахождении скрытых предметов, которые в процессе подготовки к обыску нельзя было предусмотреть.

При проведении обыска следователь должен помнить все те объекты, которые он уже исследовал до настоящего момента, с тем чтобы при переходе к каждому следующему объекту иметь возможность мысленно восстанавливать и проверять взаимосвязь данного объекта со всеми ранее изученными.

Большое внимание при проведении обыска следует обращать на причинность нахождения того или иного предмета в данном помещении. Обычно существует определенная причинность нахождения предметов в различных комнатах. В связи с этим изменение такой общеустановленной причинности уже должно вызвать определенную настороженность, появление определенной версии о необходимости глубже исследовать, изучить причины подобного нарушения. Так, в литературе приводился пример, когда при обыске было обращено внимание, что зонтик висел в спальне рядом с кроватью. Такое положение зонтика явно не соответствовало обычному месту нахождения его. Это привело к более внимательному изучению зонтика и выявлению сокрытого - там были спрятаны деньги.

Во всех случаях следователь должен ставить перед собой цель выявления отступлений от общих закономерностей, которые должны быть присущи данному объекту (вес и т. д.), или его связи с другими объектами (наличие двух щелей в полу дома, в то время как весь остальной пол в доме заново окрашен и щели зашпаклеваны).

С целью предупреждения ошибок от привычного, автоматизированного восприятия при обыске необходимо проверять постоянно видимые привычные качества вещи экспериментально (проверять вещь на вес, сопоставлять вес одинаковых изделий и т. д.).

Для решения этих задач следователь проводит следующие мыслительные операции:

  • сравнение одинаковых объектов, находящихся в обыскиваемом помещении (по цвету, весу, звуку, соотношению различных частей при измерении и т. д.);
  • мысленное расчленение объектов;
  • изучение объекта для решения вопроса о его использовании по прямому назначению или, наоборот, установление отсутствия на объекте следов, свидетельствующих о таком использовании;
  • сопоставление объектов с окружающими предметами (наличие или отсутствие связи между ними, противоречие в нахождении данного предмета среди групп других предметов. Например, на полке буфета, где находилась только дорогая фарфоровая посуда, стояла и банка с гуталином. В этой банке были обнаружены золотые монеты царской чеканки).

Для осуществления этих же целей необходимо привлекать специалистов, которые лучше знают сущность каждой вещи, ее назначение, могут уловить имеющиеся отклонения от предназначения вещи, выявить ее особенности.

Так, в литературе приводился пример обыска, когда удалось обнаружить тайник благодаря тому, что для участия в обыске были приглашены столяр, строитель и сантехник. Восприятие объектов следователем дополнялось восприятием этих объектов специалистами, которые помогали восстанавливать, как давно и с какой целью производился тот или иной ремонт, устанавливали действительное соотношение частей объектов и т. д.

Наблюдение в процессе обыска выделяется в самостоятельную задачу. Целями наблюдения являются: изучение всего обыскиваемого помещения; каждого отдельного объекта; поведения животных и птиц; поведения участников обыска. В последнем случае наблюдение имеет двоякую цель: контроль за действиями лиц, ведущих поиск (за полнотой и тщательностью обыска), и обнаружение в поведении обыскиваемых лиц реакции на действия следователя, указывающей на место сокрытия искомых предметов. В связи с этим при проведении обыска следователь должен распределять свое внимание между объектами обыска и поведением обыскиваемого лица [Конечно, при наблюдении за поведением обыскиваемого следует учитывать, что "эмоциональные проявления могут быть вызваны и другими причинами, например боязнью огласки каких-либо обстоятельств, или чисто личными ассоциациями, относящимися к данному предмету, а также причинами, которые вовсе не связаны с этим частным эпизодом обыска" (А. Р. Ратинов. Обыск и выемка. М., 1961, стр. 90-91)].

При проведении обыска желательно устанавливать освещение, создающее лучшие условия для восприятия обстановки, чем то, каким обычно пользуется лицо, в квартире которого производится обыск. Это позволяет обнаружить признаки и следы, которых при обычном освещении, пряча объект, не видел обыскиваемый.

При осуществлении обыска определенное отвлекающее воздействие на следователя может оказать новизна обстановки, а также непонятность назначения некоторых предметов, обнаруживаемых при обыске. Для этого целесообразно перед началом обыска осуществлять полный обзор помещения, а при встрече с предметами, назначение которых неясно, более тщательно исследовать их, привлекая к этому и обыскиваемого, и соответствующих специалистов.

Производство обыска, как правило, вызывает у лица, подвергающегося ему, отрицательное отношение к производящему обыск, что приводит к исключительно обостренному восприятию и оценке всех действий следователя, всего его поведения. С учетом этого простое обращение следователя к обыскиваемому может вызвать резкую словесную реакцию. Это вызывает определенные затруднения в создании необходимых психических отношений. Обыскивающий всегда должен учитывать возможность подобных ситуаций и проявлять необходимый такт при словесном обращении к лицу, у которого производится обыск.

Особенность психических отношений в ходе обыска определяется тем обстоятельством, что они возникают и развиваются на фоне нежелательного вторжения в жизнь данного лица, причем, как правило, на фоне полной неожиданности, неподготовленности обыскиваемого к подобного рода общениям. Это и приводит к тому, что в ряде случаев психические отношения следователя и обыскиваемого начинаются как конфликтные или даже как остроконфликтные. Однако, как правило, в результате воздействия следователя, включения обыскиваемых в деятельность следователя по осмотру отдельных объектов (открытие ящиков и шкафов, перенос по просьбе следователя белья и т. д.) эти конфликтные отношения снимаются. В ряде случаев снятие конфликтных отношений достигается разъяснением цели и необходимости обыска в связи с определенными прошлыми действиями самого обыскиваемого.

В случае возникновения остроконфликтных ситуаций в процессе обыска может применяться и такой метод воздействия, как внушение в форме приказа, что даст возможность резко изменить поведение обыскиваемого, вывести психическое отношение из состояния резкого конфликта.

Применение методов воздействия при обыске производится всегда и осуществляется в следующих целях:

  • для полной ликвидации попыток помешать действиям следователя;
  • для побуждения добровольно выдать вещественные доказательства и ценности;
  • для возбуждения у обыскиваемого психофизиологических реакций, которые невольно выдают местонахождение скрытых ценностей и вещественных доказательств.

О наличии второй задачи в деятельности следователя при проведении обыска часто забывают. Однако подобная задача существует и ее всеми силами необходимо решать путем разъяснения, косвенного внушения и иных методов воздействия, применяемых в процессе общения при обыске.

Отметку в протоколе обыска о том, что имело место предложение добровольно выдать предметы, которые интересуют следствие, не надо рассматривать как единственную возможность для воздействия на обыскиваемого. Огромное значение имеет и убеждение, осуществляемое следователем в ходе обыска. Это реализуется во время речевого контакта с обыскиваемым. Речевой контакт позволяет решать несколько задач: осуществлять убеждение, наблюдать за реакциями обыскиваемого, выяснять взаимосвязь обнаруженных объектов с другими, их значение для обыскиваемого и т. д.

При производстве обыска надо как можно шире включать обыскиваемого в беседу, практиковать постановку вопросов о назначении тех или иных предметов и т. д. Его речь свидетельствует о его внутреннем состоянии, о его отношении к действиям следователя или к отдельным предметам. Тембр голоса, манера говорить могут скорее выдать действительное отношение человека, чем другая внешняя реакция.

Вопросы по поводу обнаруживаемых предметов, особенностей их, необычности местонахождения и т. д. позволяют следователю строить версии о действительных взаимосвязях между объектами, их значимости, об отношении к ним обыскиваемого.

Третья задача, указанная нами, как правило, тоже сужается. Обычно речь идет о том, чтобы наблюдать за реакцией обыскиваемого во время обыска.

Речевое общение в процессе производства обыска использовано для разработки специфического приема воздействия, который был назван словесной разведкой [См.: Г. И. Б о р я г и н. Некоторые вопросы психологии производства обыска. Науч. тр. НИИМ, сб. 1, М., 1959, стр. 122-123]. Сущность этого приема заключается в том, что следователь вслух объявляет о переходе к следующей стадии обыска (в другую комнату) с целью проследить за поведением и реакцией обыскиваемых. Такой словесный раздражитель, усиленный общевозбужденным состоянием обыскиваемого, может вызвать с его стороны соответствующую реакцию, которая подскажет следователю действительное отношение обыскиваемого к его "словесной разведке" (например, реакция облегчения).

Наконец, воздействие на обыскиваемого осуществляется и при помощи тех объектов, фактов, которые устанавливаются в ходе обыска. Сама обстановка обыска увеличивает силу эмоционального воздействия обнаруживаемых объектов. Немедленное использование этих фактов, предъявление их обыскиваемому, постановка серии вопросов, направленных на выяснение сущности и значимости данного предмета, сочетание предъявления информации с постановкой мыслительных задач обыскиваемому, убеждение - все это позволяет в ряде случаев еще в ходе обыска получить признание обвиняемого не только по поводу фактов обнаруженных при обыске, но и во всей преступной деятельности в целом.

Длительное производство обыска развивает утомление и в соответствии с этим может существенно снизить внимательность при изучении объектов, может появиться определенный автоматизм, мешающий выявлению особенностей много раз повторяющихся объектов (например, при осмотре книг большой библиотеки). В подобных случаях целесообразно обменяться функциями. Тот, кто раньше осуществлял наблюдение за действиями обыскивающего, должен приступить непосредственно к обыску, а ранее обыскивавший становится наблюдателем.