Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности).
Волгоград, 1986. Стр. 83-93.

 

 

Глава 4. ОБЫСК И ВЫЕМКА.

§ 3. Психологические особенности.

 

В психологическом аспекте обыск представляет собой сложное и весьма специфическое следственное действие. Прежде всего он отличается принудительным характером по отношению к обыскиваемому. Кроме того, обыску свойственна противоположность целей, которые имеются, во-первых, у следователя и остальных участников действия, а, во-вторых, у обыскиваемого.

Если следователь и работники органа дознания ставят цель обнаружить орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, то обыскиваемый, как правило, не заинтересован в этом. Обыск для подозреваемого, обвиняемого, членов их семей означает хотя и санкционированное законом, но нежелательное вторжение посторонних людей в их квартиру, ознакомление с материальными, личными, интимными сторонами их жизни.

О проведении обыска становится обычно известно кому-либо из соседей, знакомых, сослуживцев, родственников семьи обыскиваемых.

У многих людей факт обыска часто ассоциируется с виновностью обыскиваемого и членов его семьи. Такое представление способствует формированию крайне негативного отношения окружающих не только к самому обыскиваемому, но и к его семье.

Указанные факторы подтверждают, что обыску присуща конфликтная ситуация - она, как и принудительный характер, является одной из важнейших особенностей этого следственного действия.

Поскольку следователю, работникам милиции необходимо найти орудия преступления, предметы, ценности - как правило, специально спрятанные, укрытые обвиняемым, - обращает на себя внимание ярко выраженный поисковый характер обыска.

Следователь чаще всего располагает весьма ограниченными, неполными данными об условиях проведения обыска, о подлежащих изъятию объектах, их местонахождении. Он по существу решает задачу с несколькими неизвестными, к тому же при недостаточных исходных данных. Именно необходимость установления неизвестных придает этому виду процессуальной деятельности следователя проблемный характер.

Проведение обыска требует от следователя способности проявлять разнообразные психологические качества, свойства, состояния, профессиональные знания, умения и навыки. Некоторые из них, в первую очередь профессионально необходимые, позволяют повысить эффективность обыска, отдельные могут препятствовать его успешному осуществлению - для их преодоления, нейтрализации понадобятся дополнительные усилия.

Если следователю к моменту производства обыска неизвестно, даже приблизительно, где находятся разыскиваемые орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, наибольшие затруднения связаны с определением возможных мест их укрытия. Надо заметить, что при проведении обыска, как и любых других следственных, процессуальных действий, мыслительная, познавательная сторона деятельности следователя является доминирующей.

Например, при обыске следователь не может ставить перед собой по существу невыполнимую задачу - с одинаковой тщательностью и равномерным распределением сил проверить каждый квадратный сантиметр обыскиваемой площади. Розыску спрятанного должна предшествовать мыслительная деятельность следователя:

необходимо выбрать самый благоприятный момент для обыска и способ обеспечения его производства, наметить наиболее вероятные места укрытия в зависимости от характеристик разыскиваемых предметов, осматриваемого помещения (территории), личности преступника.

Такая мыслительная деятельность следователя в процессе обыска выражается в выдвижении поисковых версий. Она предполагает также определение психологии сокрытия, доминанты прячущего, возможных маскировок отыскиваемого, перспектив использования рефлексивного управления.

Успешное осуществление обыска в значительной мере зависит от проявления следователем организаторских качеств. В организационном отношении обыск представляет собой многоэпизодное действие, требующее подготовки, планирования, согласованного поведения всех его участников Организация и выполнение всей этой работы возлагаются на следователя Организаторская деятельность следователя должна распространяться как на него самого для обеспечения четкости, последовательности, высокой результативности его собственных действий, так и на других участников обыска

Эффективность обыска связана с.наличием у следователя целеустремленного и устойчивого внимания. Под вниманием в психологии понимается направленность сознания на определенные объекты, имеющие для личности значимость. Внимание сопровождается повышенным уровнем сенсорной, интеллектуальной, двигательной активности человека. Благодаря вниманию он воспринимает из огромного множества окружающих его объектов, явлений именно те, которые для него в данный момент особенно значимы.

При производстве обыска следователь с помощью внимания обнаруживает отыскиваемые предметы. Внимание в процессе обыска носит произвольный, волевой характер, поскольку следователь использует его для достижения намеченных целей, предпринимает определенные усилия для его сохранения, сосредоточения, чтобы не отвлекаться на посторонние раздражители.

Длительность обыска, однообразие, монотонность поисковой работы, многочисленные постоянные отвлекающие факторы приводят к постепенному накоплению усталости, рассредоточению внимания. Поэтому желательно использовать некоторые рекомендации, способствующие сохранению его устойчивости.

В случае длительного и трудоемкого обыска целесообразно через определенные периоды устраивать короткие перерывы. Важно в процессе обыска поддерживать заранее обусловленный порядок, не допуская отвлекающих разговоров, излишнего хождения и т.д. При выполнении однообразных, повторяющихся действий желательно, чтобы участники обыска время от времени видоизменяли свою поисковую работу.

При проведении обыска профессионально необходимы для следователя такие качества, как выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость. Выше отмечалось, что обыск в квартире, личный обыск затрагивают существенные права и интересы обыскиваемого, членов его семьи. Если во время обыска обнаружатся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, обвиняемый может быть задержан, арестован, сурово наказан;

его семья может испытать последствия конфискации имущества, воздействие сформировавшегося отрицательного общественного мнения. В психологическом плане результаты успешно проведенного обыска для обвиняемого и его семьи означают крушение жизненно важных замыслов (фрустрация), вызывают у обыскиваемых значительные эмоциональные переживания. Иными словами, обыск во многих случаях проходит в сложной психологической атмосфере, может сопровождаться напряженностью, проявлением неприязни, гнева, раздражения и т.д.

Следователь и другие участвующие в обыске работники милиции тоже не остаются эмоционально безразличными - напротив, они испытывают совокупность разнообразных чувств и переживаний. К ним, например, относятся чувства высокой ответственности, служебного долга; гнев, возмущение против преступников, их образа жизни; готовность найти изобличающие виновного предметы, преодолеть возникающие трудности; сочувствие членам семьи обвиняемого, особенно детям и престарелым; неудобство, стеснение ввиду вынужденного появления в чужой квартире, ознакомления с обстоятельствами личной жизни незнакомых им людей.

В этих довольно сложных психологических условиях особенно важно, чтобы следователь, другие работники милиции проявляли необходимое самообладание, выдержку, эмоциональную устойчивость, корректное отношение к обыскиваемому, членам его семьи. И в наши дни не потеряла своего значения Инструкция о производстве обысков и арестов, разработанная Ф. Э. Дзержинским, в которой, в частности, говорилось: «Вторжение вооруженных людей на частную квартиру и лишение свободы повинных людей есть зло, к которому и в настоящее время необходимо еще прибегать, чтобы восторжествовало добро и правда. Но всегда нужно помнить, что это зло, что нашей задачей, пользуясь злом,- искоренить необходимость прибегать к этому средству в будущем. А потому пусть все те, которым поручено произвести обыск, лишить человека свободы и держать его в тюрьме, относятся бережно к людям, арестуемым и обыскиваемым, пусть будут с ними гораздо вежливее, чем даже с близким человеком, помня, что лишенный свободы не может защищаться и что он в нашей власти. Каждый должен помнить, что он представитель Советской власти - рабочих и крестьян и что всякий его окрик, грубость, нескромность, невежливость - пятно, которое ложится на эту власть»

В конфликтной обстановке, при всякого рода попытках обыскиваемого либо членов его семьи спровоцировать столкновение следователь и работники дознания обязаны полностью контролировать свое собственное поведение, не допуская снижения в целом эффективности обыска, постоянно заботиться об укреплении авторитета органов правосудия.

Существенное значение для повышения эффективности обыска имеет настойчивость следователя. Под настойчивостью вообще понимается способность в течение длительного времени стремиться к достижению поставленной цели, преодолевая возникающие трудности и не отвлекаясь на препятствующие факторы. Длительность, трудоемкость, однообразие поисковой работы, наличие конфликтных ситуаций, невысокая результативность поисков и иные факторы могут приводить следователя к потере уверенности, к желанию поскорее завершить обыск. При этом следователь хорошо понимает, что в конечном счете лишь он сам контролирует полноту и добросовестность проделанной работы, что даже отрицательные результаты обыска еще не свидетельствуют о некачественном его проведении. В этих условиях только высокое чувство служебного долга, сознательность, проявление настойчивости позволяют следователю выполнить весь необходимый объем работы.

Успешному осуществлению обыска способствует бдительность следователя. При отсутствии у следователя этого важного характерологического качества, предполагающего пристальный контроль за поведением обыскиваемого и членов его семьи, могут наступить весьма нежелательные последствия.

К примеру, при производстве обыска в квартире расхитителя следователь и другие работники милиции ослабили бдительность, невнимательно отнеслись к поведению членов семьи обвиняемого, которые свободно перемещались по квартире. Воспользовавшись этим, жена обвиняемого незаметно положила крупную сумму денег в карман пальто следователя, висевшее в прихожей. По окончании обыска, когда следователь спросил, имеются ли у участников жалобы, заявления или замечания, жена обвиняемого заявила, что следователь незаметно спрятал обнаруженные деньги у себя в пальто. Назвав точную сумму, количество и достоинства купюр, она потребовала, чтобы в присутствии понятых эти деньги были изъяты из кармана пальто следователя.

Учитывая принудительный характер обыска, ограничивающий права граждан на неприкосновенность жилища, сохранение тайны переписки, следователь и другие работники милиции должны вести себя так, чтобы не допустить усиления конфликта. Большое чувство такта требуется от следователя при изучении документов, свидетельств личной, интимной жизни обыскиваемых, переписки, фотографий, дневников.

Особенно внимательное, бережное отношение следователь, другие обыскивающие должны проявлять к престарелым и детям, находящимся в квартире, где идет обыск. В частности, нужно своевременно удовлетворять законные и реально исполнимые просьбы и пожелания обвиняемого, его близкие.

Сам следователь может подвергнуться психологическому воздействию прежде всего обстановки, которую он застает на месте производства обыска. В зависимости от вида расследуемого преступления, личности обвиняемого, характера отыскиваемых предметов у следователя формируется определенный стереотип ожидаемого в квартире, где предстоит произвести обыск. Совпадение или несовпадение этого стереотипа с действительностью вызывает у следователя и других работников милиции соответствующие эмоциональные состояния.

Например, у лиц, обвиняемых в организации крупного хищения, взяточничестве, спекуляции валютными ценностями, следователь ожидает увидеть при обыске богатую обстановку в квартирах; он представляет их владельцами дач, автомашин, множества дорогих вещей и т. д. При совпадении подобного стереотипа с реальной обстановкой следователь, работники милиции ощущают уверенность, что находятся на правильном пути, испытывают положительные эмоции, проявляют повышенную активность. Напротив, если обнаруживается, что в квартирах таких обвиняемых совсем скромная обстановка, следователь может испытывать неуверенность, сомнение, отсутствие убежденности в правильности поисков - все это способно снизить его активность, целеустремленность, отрицательно отразиться на результатах обыска. Следователь должен хорошо представлять опасность негативного психологического воздействия обстановки обыска. Это тем более важно, что следственная практика знает немало случаев предварительной подготовки преступников к возможному обыску в их квартирах: наиболее ценные вещи, предметы они стараются спрятать, вывезти в другое место, создают различного рода ложные признаки отсутствия отыскиваемого.

Значительное эмоциональное воздействие способно оказывать на следователя и поведение обвиняемого, членов его семьи при обыске. Невыполнение законных требований следователя, работников милиции, грубость, оскорбления в их адрес, различного рода истерические реакции могут вывести следователя из душевного равновесия, снизить его наблюдательность, привести к желанию как можно скорее закончить производство следственного действия. Поэтому следователю важно заранее готовить себя к возможности появления неблагоприятных условий обыска, своевременно пресекать всякие попытки обыскиваемых обострить конфликтную ситуацию.

Длительность и трудоемкость обыска в свою очередь требуют от следователя психологической и физической подготовленности, выносливости, способности продолжительное время поддерживать высокую работоспособность.

В процессе производства обыска значительная роль принадлежит умению следователя вести эффективное наблюдение. Оно может быть направлено на окружающую обстановку, поведение людей и в некоторых случаях - животных и птиц. Наблюдение за окружающей

обстановкой, предметами позволяет определить наиболее вероятные места и способы укрытия разыскиваемых объектов. При наблюдении за поведением обыскиваемого, членов его семьи удается обнаружить признаки, указывающие на места сокрытия следов, орудий преступления, документов, ценностей. Наконец, наблюдение за особенностями поведения животных и птиц дает возможность выявить места укрытия,- в частности трупов.

Решая вопрос о возможных местах и способах укрытия разыскиваемого, следователь должен учитывать совокупность определенных объективных и субъективных факторов.

Объективные факторы включают в себя обстановку места обыска и характеристику отыскиваемых предметов. Действия преступника по выбору мест и способов укрытия не являются полностью свободными, а предопределены различными факторами, в том числе обстановкой его дома, квартиры, приусадебного участка и т. д., где он прячет орудия преступления, ценности. Прячущий может рассчитывать на оборудование тайников, приискание удобных мест для укрытия лишь в пределах, продиктованных ему существующей обстановкой. Например, наличие приусадебного участка, дачи позволяет преступнику делать тайники в земле, в деревьях; напротив, отсутствие этого лишает его такой возможности.

Выбор мест укрытия, а значит, и направление поисков обусловлены теми или иными свойствами предметов, которые прячут преступники. Например, из-за крупных размеров отдельные предметы нельзя спрятать среди обычной обстановки квартиры; физико-химические свойства золота, драгоценных камней не препятствуют их сохранению в земле, воде, среди продуктов питания.

Субъективные факторы укрытия определяются многими особенностями личности преступника. Точнее, выбор мест и способов укрытия зависит от совокупности социально-демографических и психологических качеств обвиняемого.

Так, оборудование тайников в полу, стенах, подвальных помещениях требует значительных физических усилий, что обычно не под силу женщине. Специфические интересы, знания, умения, навыки мужчин зачастую обусловливают устройство тайников в корпусах и механизмах телевизоров, радиоприемников, магнитофонов и других электробытовых приборов. Известно, что у мужчин значительное количество способов укрытия связано с имеющимися у них особыми техническими навыками. Женщины устраивают тайники и хранилища чаще среди обычных бытовых предметов, продуктов питания, консервированных фруктов и овощей. При этом они могут применять весьма хитроумные способы укрытия: например, прячут драгоценности во вскрытой и вновь искусно запакованной пачке стирального порошка или в банке топленого масла, зашивают денежные купюры в подкладку одежды.

При определении наиболее вероятных мест и способов укрытия нужно учитывать и возрастные особенности обыскиваемых. Возраст человека в значительной степени служит показателем его опыта,

интересов, знаний, склонностей, стереотипов поведения, характерологических качеств и эмоциональных особенностей. Но, в свою очередь, все эти стороны личности, связанные с возрастом, обусловливают выбор мест и способов укрытия.

Исследования подтверждают, что несовершеннолетним правонарушителям присущи две противоположные тенденции. Во многих случаях подростки допускают небрежность, оставляя орудия преступления, ценности, добытые преступным путем, в легкодоступных и обозримых местах, на виду, среди своих личных вещей, а зачастую вообще не принимают никаких специальных мер для их укрытия. Вероятно, названная тенденция обусловлена малым жизненным опытом подростков, такими их психологическими личностными качествами, как беспечность, нерасчетливость, неосторожность.

Эту тенденцию не следует смешивать с так называемым феноменом «привыкания к опасности». Он возникает, когда предметы, имеющие преступное назначение или добытые в результате правонарушения, находятся у обвиняемого более или менее длительное время. Вначале преступник стремится надежно спрятать предметы, оборудует специальные тайники, заботится о маскирующих признаках. Однако из-за необходимости периодически пользоваться спрятанным, проверять его неприкосновенность преступник постепенно привыкает к ожидаемой опасности, утрачивает осторожность, бдительность. Орудия преступления, ценности могут оставаться вне тайников, «на виду». Данная психологическая особенность проявляется не только у подростков, но и у взрослых.

Вторая тенденция, наблюдаемая у несовершеннолетних правонарушителей, заключается в устройстве более или менее сложных тайников, использовании маскировок, отвлекающих признаков, заранее продуманных инсценировок предполагаемых мест обыска. Такую тенденцию вызывает подражание героям детективов, приключенческих фильмов, информация о способах укрытия, поступающая от взрослых преступников, рецидивистов. Заметную роль при этом играют и психологические качества несовершеннолетних, в частности высокоразвитые фантазия, воображение, гибкость ума, нестандартность мышления.

При наличии семейного контроля несовершеннолетние правонарушители обычно не решаются держать орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, у себя дома, предпочитая прятать их на «ничейной территории»: на пустырях, в подвалах, сараях и т. д. Если надлежащий контроль за времяпрепровождением несовершеннолетних отсутствует, похищенное имущество, различные технические средства для совершения преступления подростки хранят прямо в квартире или в местах общего пользования .

При производстве обыска желательно учитывать и такие особенности личности обвиняемого, как его образование, культурный уровень, знания, умственные качества.

Важное значение необходимо придавать наблюдению за поведением обыскиваемого. Прежде всего следователь может прогнозировать это поведение, принимая во внимание характерологические, эмоциональные, волевые качества личности. Есть все основания полагать, что обвиняемый, имея преступный опыт, обладая решительностью, выдержкой, смелостью, часто увереннее ведет себя во время обыска, способен сдерживать внешние проявления волнения, страха, демонстрировать безразличие даже на самых «критических» этапах обыска.

Криминалистические и судебно-психологические наблюдения показывают, что обвиняемые женщины и несовершеннолетние, как правило, с трудом скрывают внешние проявления волнения при производстве обыска. Очевидно, это обстоятельство, вместе с оценкой других психологических качеств и состояний, нужно учитывать при решении вопроса о том, в чьем присутствии будет производиться обыск.

Выделить для постоянного наблюдения при обыске за обвиняемым и членами его семьи кого-либо из членов следственно-оперативной группы, освободив его от других обязанностей, практически очень сложно. Эту "работу целесообразно выполнять самому следователю.

Чтобы наблюдение было эффективным, следователь должен хорошо представлять его основные условия и методику. Наблюдать за обыскиваемым и членами его семьи лучше всего малозаметно, ненавязчиво. Для обвиняемого, членов его семьи, которым известно, где спрятаны отыскиваемые предметы, обыск является сильнейшим стрессовым раздражителем, способным привести их в состояние большой эмоциональной напряженности. Скрыть все видимые психофизиологические проявления этой напряженности удается редко.

Как известно, реакции человека на сильные раздражители могут быть непроизвольными и произвольными.

Непроизвольные реакции почти не управляются волевыми усилиями человека. Внешние признаки таких реакций - побледнение, покраснение кожных покровов, дрожание рук, учащенное дыхание, усиленная потливость, изменение тембра голоса, заикание, нарушение координации движений. Наблюдение этих признаков у обыскиваемых позволяет следователю в некоторой степени рассчитывать на приближение к местам укрытия отыскиваемого.

Произвольные психофизиологические реакции тоже отражают состояние сильной эмоциональной напряженности. К ним можно отнести мимику и жестикуляцию, характеризующие волнение, отсутствие последовательности, логической стройности в суждениях, иные немотивированные проявления (покусывание губ, покашливание, частые глотательные движения и др.). Хотя эти реакции также могут служить следователю определенным ориентиром на приближение к местам укрытия орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, необходимо помнить, что они регулируются волевыми усилиями человека и потому нередко внешне остаются незаметными.

При обыске следователь имеет возможность усиливать элементы психологической напряженности обвиняемого для того, чтобы легче заметить «критические точки». Такой прием известен в криминалистической науке и практике как «словесная разведка». Следователь задает обвиняемому вопросы о расположении помещений, назначении тех или иных предметов, их принадлежности и т. д., наблюдая при этом за его состоянием и психофизиологическими реакциями. При проведении данного приема вступает в действие дополнительный раздражитель - словесный, который еще более усиливает эмоциональное возбуждение обыскиваемого, затрудняет его контроль за собственным поведением и реакциями. Результативность словесного раздражителя повышается, если задаваемые следователем вопросы приближены к возникающим ситуациям обыска. Например, следователь, обнаружив, что ящики стола заперты, обращается к обыскиваемому с вопросами: кто пользуется этим столом, что в нем находится, почему ящики заперты и т. д.

Еще большее значение имеет наблюдение, осуществляемое следователем за различного рода поведенческими актами обыскиваемого. В следственной практике нередки случаи, когда обвиняемый, члены его семьи в момент приближения поиска к местам укрытия устраивают ссоры, проявляют истерические реакции, демонстрируют внезапное ухудшение здоровья и т. п. Такое поведение обусловлено желанием отвлечь внимание участников обыска, приостановить или не допустить опасное для обыскиваемых развитие событий, невозможностью справиться с возникшей психологической напряженностью. Вот почему все изменения в поведении обыскиваемых необходимо немедленно анализировать.

Особое внимание нужно обращать на такие поведенческие акты, которые можно квалифицировать как попытки:

- отвлечь внимание участников обыска от осмотра определенных участков и предметов;

- не допустить продолжения обыска или хотя бы приостановить его дальнейшее развитие;

- замаскировать или закрыть доступ к каким-либо участкам помещения, предметам;

- внушить представление о нецелесообразности поисков на тех или иных участках помещения, о несущественности, незначительности отдельных объектов (например, на вопрос следователя, что находится в чулане, жена обвиняемого отвечает: «Там давно- не разбиравшиеся старые, поношенные вещи -участники обыска только зря потеряют время на их осмотр»).

Обнаружение во время обыска изобличающих обвиняемого предметов может привести к ослаблению его волевых установок, направленных на сокрытие причастности к совершению расследуемого преступления.

Учитывая это, целесообразно сразу после успешно завершенного обыска произвести и другие следственные действия с участием обвиняемого (допрос, очную ставку), рассчитанные на его изобличение.