Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ


 
А.В.Дулов
Судебная психология.
Минск, 1975. Стр. 353-362.
 

Глава 28. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ С ПОВЫШЕННОЙ АКТИВНОСТЬЮ ДРУГИХ УЧАСТНИКОВ

§ 1. Общие особенности данной группы следственных действий

Сама возможность проведения данной группы следственный действий создается только в том случае, если этому предшествовали другие следственные действия, в частности допрос. Опознание, проверка показаний на месте проводятся только после того, как определенная информация уже получена следователем, закреплена в материалах дела. В данной группе следственных действий участвуют только те лица, которые уже давали показания на следствии. Именно их показания проверяются, конкретизируются в ходе рассматриваемых следственных действий. Возможность их проведения, их успех находятся в прямой зависимости от полноты предшествовавшего допроса, от правильности той информации, которую передал на допросе данный участник предварительного следствия.

Следующая особенность в том, что участник данной группы следственных действий всегда предварительно знает о сущности того следственного действия, которое будет проводиться с его участием. Такое предварительное знание дает ему возможность прогнозировать свои предстоящие действия, продумать способ и условия их выполнения.

Особенностью этой группы следственных действий является и то, что они могут быть проведены только при наличии прямо выраженного желания со стороны данного участника процесса совершить требующиеся действия. Без этого данное следственное действие произведено быть не может, в силу того что основное содержание его сводится к совершению действий участником процесса, решению поставленной ему мыслительной задачи. Наконец, выполнение функций для указанных участников всегда связано с необходимостью проявления психической активности. Указанные общие особенности предопределяют и психологическую сущность этих следственных действий.

§ 3. Психологическая характеристика проверки показаний выходом на место

За последние годы в следственной практике утвердилось специфическое следственное действие - проверка показаний выходом на место. Оно имеет целый ряд тактических особенностей, а следовательно, и специфическую психологическую характеристику, отличную от психологической характеристики других следственных действий. Проверка показаний на месте может рассматриваться как действие по выявлению (при помощи показа конкретной местности, предметов на ней), объективному закреплению обстановки определенного события, сохранившегося в памяти обвиняемого, свидетеля.

Выход на место всегда характерен тем, что на определенной местности, где развивалось событие, вновь словесно воспроизводится участником процесса мысленная модель прошедшего события. Восприятие этой словесно излагаемой модели события, всех ее элементов, всей динамики развития события здесь существенно облегчается в связи с тем, что многие элементы, основные контуры события можно не только мысленно восстанавливать, воображать по устному рассказу, но и воспринимать в натуре. Выход на место существенно обогащает возможности следователя по более полному, более яркому мысленному воспроизведению прошедшего события, облегчает процесс познания этого события. При выходе на место события, конечно, оно не может восстановиться полностью: определенная часть объектов отсутствует, не всегда имеется возможность восстановить и воспроизвести динамичность события и т. д. В соответствии с этим модель события может быть воспроизведена только частично и в определенной своей части всегда дополняется словесным пояснением о месте нахождения отсутствующих в настоящее время объектов, действиях, которые в настоящее время не производятся.

Значение выхода на место определяется и тем, что нахождение данного участника процесса на месте прошлого события существенно активизирует его процессы вспоминания всех деталей этого события, всего ранее воспринятого. Именно поэтому протокол данного следственного действия очень часто содержит такие сообщения о фактах, взаимоотношениях, действиях, которые ранее при допросе этим участником не указывались.

Присутствие на месте, где произошло преступление, в ряде случаев приводит к тому, что человек как бы вновь начинает переживать все особенности события, а это приводит к резкому изменению его эмоционального состояния, которое иногда бывает настолько сильным, что его развитие начинает затруднять дальнейшее осуществление следственного действия. Необходимо своевременно выявлять и предупреждать, прекращать развитие подобных состояний, мешающих реализации следственного действия, активизации мыслительных процессов участников. В то же время нельзя забывать и о том, что переживания, вызванные присутствием на месте прошлого события, в ряде случаев позволяют вспомнить (через вспоминание своего прошлого эмоционального состояния) такие факты, которые до этого участником события не указывались. Возбуждение идентичного эмоционального состояния в подобных ситуациях способствует оживлению процесса вспоминания.

При выходе на место решающее значение для достижения результата следственного действия имеют направленность и активность психических процессов лица, с которым осуществляется выход на место, активность его деятельности по вспоминанию определенной обстановки события, места происшествия, по динамике этого события, пути следования к данному месту и т. д. Надо предварительно обеспечивать активизацию этих процессов. Это осуществляется в ходе допроса данного участника, во время непосредственной подготовки перед выходом на место, а также во время следования к месту происшествия и самого нахождения на данном месте. При подготовке еще раз указывается цель деятельности, разъясняются основные средства для ее достижения, задачи и действия каждого из участников. Подготовка призвана активизировать как процессы восприятия, вспоминания во время движения, так и сопоставления вновь воспринимаемого с мысленно сохранившейся моделью события.

Важно, чтобы психическое состояние данного участника соответствовало той деятельности, которую ему необходимо будет осуществить в процессе данного следственного действия. Вызов подобного состояния также должен быть осуществлен следователем непосредственно перед выходом на место.

Поскольку в подобных случаях процесс вспоминания носит предметно-образный характер, надо по пути следования избегать с данным лицом разговоров на посторонние темы, чтобы не отвлекать его от процесса восстановления в памяти обстановки, ориентиров и т. д. Приближаясь к месту происшествия, находясь на самом месте происшествия, участник действия должен осуществлять весьма сложные мыслительные процессы, направленные на сопоставление объектов, установление их последовательности при движении, установление пространственных соотношений между объектами путем сопоставления имеющейся натуры с элементами сохранившейся у него мысленной модели. Этот процесс мысленного сопоставления бывает особенно сложным в тех случаях, когда к моменту выхода на место пространственные соотношения между объектами изменены, когда вообще имеет место изменение обстановки, отсутствие части объектов и т. д. С учетом этого обстоятельства в процессе подготовки к выходу на место следователь по возможности должен выяснить все изменения, которые произошли на месте прошлого события или на пути следования к нему. По пути следования в случае необходимости следователь может сообщать данному лицу все сведения о происшедших изменениях. Это существенно облегчает процесс вспоминания, ориентирования, уменьшает возможности ошибок со стороны лица, идущего к месту происшествия, показывающего процесс развития события.

Действия следователя при выходе на место должны быть направлены только на облегчение мыслительных процессов, осуществляемых данным участником. Для облегчения процесса вспоминания следователь может предложить вернуться к определенной исходной точке, посоветовать вновь внимательно, не спеша, не волнуясь, рассмотреть определенные ориентиры, объекты, детали на них.

Деятельность следователя заключается и в постоянном, внимательном наблюдении за участником действия, за малейшими изменениями в его поведении, за всеми невольными рефлекторными движениями. Это наблюдение необходимо, для того чтобы делать выводы об уверенности движений и действий участника, о появившихся у него сомнениях и растерянности в тех случаях, когда он не сразу может выбрать дорогу, не сразу может вспомнить ориентиры и т. д.

В тех случаях, когда человек сбился с дороги, не может вспомнить те или иные детали, он нередко начинает нервничать, теряться. В связи с этим уменьшается его способность анализа данной обстановки и сопоставления ее с мысленным образом, уменьшается и яркость самого мысленного образа, что окончательно лишает его возможности вспомнить маршрут следования. Какие-либо резкие, насмешливые, язвительные замечания со стороны следователя способны только привести к тому, что участник данного следственного действия будет приведен в такое психическое состояние, при котором процесс вспоминания окажется совершенно невозможным. Данное следственное действие требует особого такта со стороны следователя и соответствующей подготовки им в данном направлении всех других участников выхода на место (понятых и т. д.).

Особенности мыслительных процессов лица, осуществляющего выход на место, определяются его первоначальными целями вступления в психическое отношение. Между следователем и данным участником при выходе на место должно складываться отношение сотрудничества по крайней мере для достижения целей этого следственного действия. Отношение сотрудничества может быть истинным (когда человек искренне стремится добиться определенных результатов), а может быть и ложным. Последнее имеет место в тех случаях, когда участник процесса дает согласие на производство определенных действий, а в действительности его цель состоит во введении следствия в заблуждение. Таким образом, выраженное согласие подтверждает якобы имеющееся единство целей, что требуется для проведения следственного действия, а в действительности такого единства целей нет.

Известны случаи, когда обвиняемые ложно соглашаются показать место, где ими было совершено преступление, где спрятаны ценности и т. д. В действительности же они выводят следователя и других лиц в такие места, где заведомо ничего нет и не было. Цель подобного согласия на участие в выходе на место заключается в том, что обвиняемый стремится создать основу для отказа в суде от своих показаний на предварительном следствии. Будучи вынужденным в процессе предварительного следствия признать определенные факты под воздействием собранных доказательств, обвиняемый иногда стремится активно противодействовать процессу дальнейшего собирания доказательств, что, по его убеждению, может привести к еще большему разоблачению его преступной деятельности. Его признание части преступной деятельности и направлено на прекращение дальнейших поисков доказательств. Выход на место в подобных случаях рассматривается им как такое действие, которое одновременно подтверждает его признание и этим самым содействует прекращению процесса активных поисков доказательств и в то же время, поскольку выход на место был осуществлен в соответствии с его ложными показаниями, создает ему базу для последующего отказа от показаний в суде.

Изменение цели может произойти и в ходе самого следственного действия. Обвиняемый по тем или иным причинам уже на месте может отказаться от имевшегося у него ранее желания показать место сокрытия ценностей, трупа и т. д., и в связи с этим он будет указывать место, где заведомо ничего не спрятано. Для своевременного разоблачения подобных попыток, своевременного выявления подобных изменений цели у обвиняемого надо все время внимательно следить за его поведением. Это поможет следователю выявить изменение в отношении обвиняемого к данному следственному действию, принять соответствующие меры для изменения его отношения, а в некоторых случаях даже позволяет разгадать, где действительно находится место сокрытия ценностей, которое обвиняемый уже в ходе следственного действия решил скрыть.

Очень характерный в этом отношении пример приводится в сб. "Следственная практика" (вып. 68. М., 1964, стр. 120). Н., обвиняемый в убийстве жены, на допросе признал себя виновным в совершении преступления, будучи убежденным, что труп уже найден следователем. После полученного признания с обвиняемым решено было провести следственное действие по выходу на место преступления, для того чтобы он показал место, где зарыл труп. Далее события описывались следующим образом: "Яков уверенно шел по лесу и, выведя нас прямо к полузасыпанной траншее, вдруг остановился и удивленно посмотрел на меня: траншея была завалена льдом и снегом, и было видно, что никто здесь труп не отыскивал. Яков понял, что труп его жены не найден и признался он преждевременно. Надо отдать должное, что он мгновенно оценил ситуацию и двинулся дальше по траншее. Но его остановка и замешательство не ускользнули от нашего внимания..." Труп был найден в том месте, где обвиняемый сделал невольную остановку.