Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Забелин А., Китаев Н.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДАННЫХ ПСИХОЛОГИИ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОНА ВОЗДУШНОГО СУДНА.
Законность, №8, 1996. Стр.16-18.

 

    

В последние годы в России участились случаи захвата заложников и угона таких разновидностей воздушных судов, как вертолеты. В то же время у работников правоохранительных органов нет методических пособий и подготовки, позволяющих уверенно действовать на различных этапах расследования таких преступлений. Немаловажную роль здесь играет применение достижений психологии, что можно продемонстрировать на следующем примере.

7 июня 1995 г. в аэропорту Улан - Удэ трое неизвестных в масках, вооруженные пистолетом и обрезом, захватили подготавливаемый к вылету вертолет МИ-8 и находившихся рядом работников аэропорта. Объявив, что вертолет ими заминирован, преступники оставили в качестве заложников двух членов экипажа, отпустив остальных. Все переговоры по рации вел один нападавший, двое других выполняли его команды. Он потребовал миллиард рублей, 500 тыс. долларов США и заправку вертолета топливом. По требованию преступников члены экипажа подняли вертолет в воздух, пролетели в сторону ИТК, куда немедленно направились подразделения МВД, затем машина совершила посадку в районе того же аэропорта на открытой местности, где продолжались переговоры по рации.

Главарь преступной группы недвусмысленно дал понять, что после получения денег они высадят заложников близ Байкала, где возьмут на борт группу соучастников, и направятся через Иркутск и Красноярск в сторону Чечни.

В процессе переговоров, длившихся более 10 часов, в Улан-Удэ прибыли две группы спецподразделения «Альфа». Проводя тренировки на аналогичной модели вертолета, спецназовцы убедились, что штурм захваченного судна, оба люка которого были накрепко задраены изнутри, провести быстро не удастся, возможны человеческие жертвы. Поэтому от штурма МИ-8 решили отказаться. Оспаривать такое решение трудно, ведь борьба с террористами, берущими заложников для достижения своих целей, дело очень сложное. В Италии, например, где подобные захваты приобрели особый размах, за 20 лет взято в заложники более 800 человек, из которых при освобождении погибло более 100.

Увидев передвижение снайперов и техники, главарь террористов потребовал кроме денег три автомата и боеприпасы к ним, угрожал взрывом вертолета и убийством заложников. В этой опасной ситуации нарастания психологического напряжения один из техников аэропорта, вначале захваченный, а потом отпущенный преступниками, предположил, что главарь - бывший работник авиапредприятия Помазкин (очень похожи голос и фигура). Сотрудники милиции тотчас доставили в аэропорт его мать и бывшую жену. Они после прослушивания магнитофонной записи переговоров уверенно опознали голос Помазкина.

В ходе дальнейших радиопереговоров Помазкин понял, что его личность установлена. Оценив положение, он дал указание членам экипажа перевезти его сообщников в пригород Улан-Удэ, что было выполнено, а сам сдался. Помазкин заявил, что сообщниками являлись два чеченца, фамилии которых он не знает. Однако на следующий день были задержаны брат Помазкина Апанасенко и их друг Русанов, которые признались в совершении этого преступления[Версия о «чеченском следе» тщательно проверялась и не нашла подтверждения. Расследование по делу проводил один из авторов - А.Забелин].

С первого дня расследования следователь понял, что Помазкин обладает отличной памятью, хорошо образован, отличается сообразительностью и практичностью, был откровенен, когда замечал аналогичное отношение к себе.

В 1986 г. Помазкин окончил Кременчугское летное училище, где получил навыки вождения вертолетов, затем три года работал в аэропорту Улан-Удэ. Прекрасно зная систему работы этого аэропорта, Помазкин смог тщательно подготовить нападение. В качестве организатора и руководителя преступной группы он выяснял график вылетов вертолетов, учитывал психологические характеристики членов экипажей, с которыми ранее работал, прогнозируя, кто из них может оказать сопротивление в момент захвата заложников. Подбирая членов преступной группы, Помазкин знал, что Апанасенко и Русанов обладают меньшим жизненным опытом, значительно моложе, его мнение уважают и готовы исполнять его команды. Он приготовил оружие, боеприпасы, маски, спецодежду технического состава работников аэропорта, имитатор взрывного устройства. И будущие события показали, что разработанный план захвата вертолета с заложниками, где четко определялись роли каждого из нападавших, фактически был реализован.

На начальной стадии работы по делу следователь сумел быстро собрать нужную информацию об обвиняемых, в короткий срок были допрошены многие их знакомые и родственники, собран солидный характеризующий материал. Назначенную по делу судебно-психологическую экспертизу поручили комиссии психологов Иркутского государственного университета.

Ученые охарактеризовали Помазкина как человека жесткого, рассудительного, способного по обстоятельствам вести себя рационально, не поддаваясь эмоциям. Ему свойственны самокритичность, способность признавать свои ошибки и слабости. Существенными для понимания личности Помазкина являются такие доминирующие мотивы его поведения, как стремление преуспеть, занять престижное положение в обществе, пользоваться авторитетом лидера.

По мнению психологов Помазкин не мог ставить перед собой задачу пойти на крайние меры (убить или выбросить из летящего вертолета кого-нибудь из заложников). Это объясняется тем, что ему не свойственны жесткие преступные установки и спонтанная агрессивность, присущая антисоциальным личностям. Отвечая на вопрос о мотивах, заставивших Помазкина сдаться , эксперты отметили следующее. Он не ожидал, что будет идентифицирован по голосу, и не имел плана действия в ситуации опознания его личности. Кроме того, удачна была выбрана тактика ведения переговоров с ним : ему не угрожали, не грубили, не навязчиво предоставляли возможность принять самостоятельное решение с отказом от дальнейших притязаний.

Психологи дали подробные характеристики другим обвиняемым отметив, что на первый план в поведении Апанасенко выходят мотивы групповой поддержки, в зависимости от авторитетного влияния, тогда как мотивы обогащения у него только сопутствующие. в тоже время поведение Русанова характеризуется главным образом установками на получение удовольствий ,материальных благ при минимальных затратах , низким самоконтролем отсутствием устойчивых интересов, эмоциональной нестабильностью. В этой микрогруппе безусловным неформальным лидером выступает Помазкин.

Содержание заключения экспертов психологов эффективно использовалось следователем для получения развернутых, объективных показаний от обвиняемого, в результате чего были изъяты вещественные доказательства, собран большой объем улик. Следствие окончено в 2-х месячный срок. Верховный суд республики Бурятия осудил Помазкина на 11 лет лишения свободы, его сообщников - на 8 лет каждого. Приговор вступил в законную силу.

Мы считаем. что назрела необходимость в специальной более глубокой разработке научных рекомендаций психологов для расследования этих видов преступлений.