Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВАЯ ПСИХОЛОГИЯ.
М., 1974, стр. 79-95.

 

ГЛАВА VI. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ В НОРМЕ И ПРИ КРИМИНАЛЬНЫХ ОТКЛОНЕНИЯХ

§ 1. Понятие нормы и нормотипа

Понятие социальной нормы. Организованность и упорядоченность жизнедеятельности людей в обществе достигается путем регулирования их отношений и поведения при помощи: 1) ряда элементов общественного сознания, не имеющих нормативного характера (идеология, наука, искусство), и 2) разнообразных социальных норм.

Под социальными нормами понимаются обусловленные общественным бытием требования, предъявляемые обществом (классом, группой, коллективом) к поведению личности в ее взаимоотношениях с теми или иными общностями и другими людьми, к деятельности социальных групп и общественных институтов. Социальные нормы служат средством ориентации социального поведения каждой отдельной личности или общности в определенной ситуации и средством контроля за их поведением со стороны общества. Они, в отличие от других регуляторов общественного поведения, характеризуются: 1) императивностью; 2) единством предписывающего и оценочного моментов; 3) наличием средств социальной оценки и контроля; 4) наличием определенных социальных санкций; 5) внешней формой выражения (например, юридические нормы проявляются в правовых актах, моральные - в общественном мнении, традициях, обычаях, религиозные - в священных писаниях и проповедях, эстетические - в художественных принципах, нормы общественных организаций - в уставах, положениях и т. п.).

Социальные нормы носят исторический характер: в каждой общественно-экономической формации вырабатываются свои принципы и правила поведения людей. В социальных нормах отражается система общественных отношений (производственных, юридических, управленческих, нравственных, идеологических), оказывающих решающее влияние на формирование личности.

Социальные нормы выступают как определенные ценности. В обществе человека всегда интересовало и интересует, как надо жить, что является нормой в отношениях людей, в общении, в деятельности, что - отклонением от нормы, что - добром, злом, красотой, правдой и т. п. Отношение человека к социальным условиям жизни всегда было заинтересованным, ценностным, нормативным. Каждая социальная норма разрешает, запрещает, обязывает или предполагает желательность тех или иных действий и поступков личности. Сердцевиной социальных норм являются нормы нравственности и правовые нормы.

Личность, строящая свой образ жизни в соответствии с требованиями социальных норм, считается нормотипической (нормотипом). Образ жизни нормотипической личности, полностью соответствующей социальным требованиям, свидетельствует о полной ее адаптации (приспособлении) к социальным условиям.

Зависимость нормотипа от социальных условий. В бесклассовом, первобытном обществе нормотип формировался на традициях, обычаях, нормах нравственности, единых для данного общества.

В классовом обществе идеальные нормы поведения людей приобретают классовый характер. С делением общества на классы появляются правовые нормы, предписывающие права и обязанности граждан, устанавливаемые господствующим классом и в интересах господствующего класса. Право служит средством защиты наиболее важных интересов эксплуататорских классов и их привилегий. Моральные же нормы поведения в каждом классе антагонистического общества устанавливаются свои.

В моральных нормах поведения любого класса имеются: 1) общечеловеческие нормы и 2) специфически классовые нормы поведения. Все это находит отражение в духовном облике представителей различных классов: в морально-психологических свойствах, установках, потребностях, интересах, чертах характера и внешней культуре поведения<…>

<…>Частные типы и индивидуальное своеобразие людей в пределах одного нормотипа. Нормотип - это понятие, выражающее высокую степень абстракции, в котором обобщены разнообразные свойства многих личностей. В нормотипе объединяется целая социальная группа, прослойка или класс индивидов, имеющих общее в чем-то существенном, главном (в качествах личности, в ее проявлениях). Нормотип не означает "усреднение" личности или тождество индивидуальностей. В пределах одного нормотипа люди отличаются друг от друга по доминирующим отношениям, по уровню развития одних и тех же качеств, по богатству или широте представленных свойств.<…>

<…> В пределах одного нормотипа можно выделять частные типы людей, отличающиеся не только по уровню развития и богатству их морально-психологических свойств, но и характерным лишь для данной группы людей особенностям (частным особенностям). Так, в пределах нормотипа личности советского человека по ряду признаков (классовых, профессиональных и др.) можно выделить следующие частные типы личностей: личности советского рабочего, колхозника, интеллигента или личности воина, учителя, спортсмена и т. п.

Нормотипичные люди различаются по полу и возрасту. Так, в пределах нормотипа личности советского человека можно выделить тип советской женщины и тип советского мужчины. Каждый из этих типов имеет свои существенные особенности, обусловленные биологическими, социальными и психологическими факторами.

Так, женщины отличаются от мужчин по темпам физиологического созревания, продолжительности жизни, характеру заболеваний, что своеобразно влияет на их психику. Однако социально-психологические различия между мужчиной и женщиной нельзя объяснять только биологией. Человек должен еще осознать свою половую принадлежность и развить, по мере полового созревания, соответствующие психосексуальные ориентации. Он соизмеряет и оценивает свое поведение в свете тех социальных норм, которые регулируют взаимоотношения между полами в данном обществе. Эти нормы, как и сами представления о "мужественности" и "женственности", не заложены в биологической конструкции организма и существенно различались и различаются в разных обществах и в разные времена.

В пределах нормотипа человека выделяются и возрастные типы: подростка, юноши, мужчины, пенсионера и т. п., имеющих одни и те же свойства, но с разным уровнем их зрелости.

Понятие психической нормы. Кроме социальной нормы выделяют также психическую норму поведения человека. Под психической нормой понимается такое состояние психики, при котором человек полностью отдает себе отчет в своих действиях и поступках. Психически нормальная личность - это вменяемая личность, несущая ответственность за все свои действия и поступки, не страдающая психическими болезнями. Вменяемость человека характеризуется правильным функционированием сознания. В пределах одного психического нормотипа также можно выделить людей, отличающихся индивидуальным своеобразием сознания и психических качеств.

§ 2. Виды отклонений и их характеристика

Поведение личности и ее развитие, не отвечающие требованиям социальной и психической норм, есть отклонение от нормы. Все отклонения можно классифицировать: 

  • по содержанию и форме проявления;
  • по степени устойчивости; 
  • по объему и широте пораженности личности;
  • по степени выраженности.

По содержанию они могут быть: отклонениями от социальной нормы и отклонениями от психической нормы. В свою очередь, отклонения от социальной нормы в зависимости от формы проявления делятся на нравственные, выражающиеся в аморальном поведении и поступках, и криминальные, проявляющиеся в преступлениях и преступном поведении.

Отклонения от социальной нормы (нравственные и криминальные) не являются патологическими в прямом смысле слова. Человек, имеющий отклонения от социальной нормы, вменяем, т. е. остается сознательным существом - личностью, отдающей отчет в своих действиях, а потому несущей за них ответственность. У него не нарушены ни мышление, ни память, ни какие-либо другие психические функции. Сущность отклонений заключается в неправильном осознании личностью своего места и назначения в обществе, в дефективности нравственного и правового сознания, социальных установок и сформировавшихся привычек. Следовательно, когда мы говорим об отклонениях от социальной нормы, то имеем в виду прежде всего морально-психологические свойства, проявляющиеся как в поведении личности, так и в ее психической деятельности. Например, грабитель стремится к тому, чтобы найти жертву, выследить ее, а затем совершить преступные действия. Здесь определенная позиция и преступная установка сказываются не только в направленности действий (поиск и выслеживание жертвы), но и в направленности психических процессов (мышления, восприятия, воображения и т. п.).

Иной характер имеют психические отклонения. Их причинами могут быть социальные факторы, но психологический механизм их заключается в нарушении мозговой функции. Отсюда понятно, что морально-психологические отклонения выправляются педагогическими средствами, а психические - преимущественно медицинскими мерами.

На основе моральных, а иногда и психических отклонений возникают криминальные отклонения. Так, накопительство и стяжательство, сложившиеся под влиянием определенных условий, сами являются питательной почвой для преступлений против социалистической и личной собственности; невыдержанность и слабый самоконтроль могут перерасти в хулиганские действия; неправильная оценка своих личностных качеств, выражающаяся в самонадеянности, может стать причиной преступлений по неосторожности; карьеризм нередко побуждает человека к достижению поставленных целей противозаконными средствами и т. п. Такие патологические отклонения, как навязчивые идеи, извращение эмоций, бредовые состояния, эффективность, могут быть причиной общественно опасных деяний (убийств, тяжких телесных повреждений, хулиганств и т. п.).

Искать причины преступности в социальных условиях жизни людей, минуя их психологию, - крайность. Подобный подход является выражением вульгарного социологизма. Еще С. В. Познышев писал: "...ни одно преступление нельзя объяснить исключительно внешними причинами, игнорируя особенности совершившей его личности. Нарисуйте какую угодно цепь внешних событий, все равно для того, чтобы под давлением их произошло преступление, необходимо прибавить к ним известный склад личности. Личность иного склада, в тех же условиях, или совершит иное преступление, чем данное, или вовсе не совершит преступления, а найдет иной выход из своего положения, - может быть, кончит самоубийством, пойдет просить милостыню, помирится с родственниками, с которыми была в ссоре, и попросит у них прощения, переменит профессию, вступит в выгодный брак и т. д. [С. В. Познышев. Криминальная психология (Преступные типы). Л., 1926, с. 6.].

Однако опасна другая крайность - психологизация преступности и личности преступника. Психология личности преступника сама является результатом отражения существующих условий жизни общества, прежде всего сложившихся общественных отношений. Так, с развитием советского общества, с совершенствованием общественных отношений в корне изменяется психология людей. Существенные изменения претерпела даже психология личности преступника. Если в дореволюционные годы в нашей стране в качестве основного фактора имущественных преступлений выступали нужда, голод (свыше 90% совершивших кражу были абсолютно лишены заработка), то в современных условиях этот фактор перестал действовать. Это привело к изменению структуры и характеристики имущественных преступлений, что выразилось в изменении "специализации" в воровстве. Исчезла воровские группы, враждовавшие между собой, со своими воровскими законами и языком (жаргоном).

По степени устойчивости все отклонения можно классифицировать на временные (случайные) и устойчивые (характерные для данного лица).

Причиной временных отклонений от социальной нормы в поступках и поведении человека может быть неблагоприятная ситуация, которая в результате действия сверхсильных раздражителей приводит к ошибке нервной системы (по И. П. Павлову), вызывает тяжелые психические состояния и нарушает привычную картину поведения. Так, в следствии длительного нервного напряжения, истощения нервной системы болезнью, переживаемых психических состояний (подавленности, угнетенности, отчаяния и т. п.) всегда выдержанный человек может проявить вспыльчивость, грубость, т. е. все то, что называется отклонением от моральной нормы. Временные отклонения могут быть вызваны и давлением группы: явлениями внутригрупповой внушаемости и конформности, вследствие чего, например, несовершеннолетние подростки нередко совершают правонарушения.

Известны случаи временных психических отклонений от нормы, которые могут быть как патологическими, так и непатологическими. Патологические психические отклонения выражаются в психических болезнях, т. е. поражении психической деятельности, при котором нарушается отражение реального мира, что проявляется в расстройстве сознания и самосознания, в изменении поведения человека. "При психической болезни в результате расстройства деятельности головного мозга изменяется нормальное течение психических процессов, разлаживается сфера чувств, расстраиваются память и психические реакции, поведение больного становится неупорядоченным" [Я. М. Калашник. Судебная психиатрия. М, 1961, с. 136.].

Устойчивые! характерные для человека социальные отклонения (нравственные и криминальные) свидетельствуют об атипичности черт личности или личности в целом и ее поведения для данной социальной группы и общества, а устойчивые патологические психические отклонения - о распаде личности. Такие патологические отклонения могут быть с длительным течением и прогрессирующим ухудшением и с приступообразным течением, при котором каждый приступ ведет к дальнейшим патологическим изменениям личности.

По объему и широте пораженности личности отклонения могут быть частичными (парциальными) и глобальными.

Частичные социальные отклонения - это отклонения, затрагивающие лишь одну группу отношений человека и характеризующие его непоследовательность и двуликость. Есть люди, у которых правильные политические убеждения мирно уживаются с аморальным поведением в быту, честное отношение к труду - с феодально-байскими или мещанскими взглядами на семейную жизнь, отношение к женщине, детям, родителям, что проявляется в непоследовательном поведении человека в разнообразных жизненных ситуациях (на работе и дома, в школе и на улице, на глазах у коллектива и наедине с самим собой и т. п.). Эта непоследовательность поведения, раскрывающая внутреннюю противоречивость и отсутствие цельности личности, может при определенном стечении обстоятельств породить криминальные черты личности и перерасти в криминальное поведение.

Частичные психические отклонения выражаются в одностороннем поражении сознания личности и ее психических функций, когда имеется еще возможность компенсации психических расстройств и социально-трудовой реадаптации психически больного человека. При частичных психических отклонениях человек может, хотя и не всегда, задержать совершение таких антисоциальных поступков, которые диктуются или расстроенным сознанием, или действенным бредом.

К глобальным относятся отклонения, захватывающие сознание и психику личности в целом. Комплекс устойчивых глобальных социальных отклонений свидетельствует о завершении формирования законченного отрицательного типа или атипичной для данных общественных условий личности. Атипичность личности имеет относительный характер. В антагонистическом обществе нормотипические личности одного класса выступают по отношению к нормотипическим личностям другого класса как противоположные, взаимоисключающие или атипичные личности. Поэтому черты, типичные для личности буржуа, атипичны для личности пролетария и наоборот. При устойчивых глобальных патологических отклонениях речь идет о разрушении (распаде) личности.

По степени выраженности отклонения классифицируются на отчетливо выраженные и неотчетливо выраженные (стоящие на границе нормы). Отчет л ив о выраженные отклонения о г социальной нормы закрепляются в тех или иных устойчивых чертах личности, вызывающих идентичное аморальное и преступное поведение ее в сходных условиях., Вследствие этого можно предвидеть (прогнозировать) преступное поведение личности и проводить профилактику возможных преступлений. Отклонения от социальной нормы, носящие не ярко выраженный характер, могут свидетельствовать об аморфности личности или о том, что формирование ее отрицательных черт еще продолжается. Н е отчетливо выраженные отклонения от психической нормы могут свидетельствовать о начале психической болезни, а резко выраженные - о ее прогрессе.

Причины отклонений от социальной нормы могут быть самыми различными; все их можно разделить на следующие большие группы:

  • общие причины: отставание сознания от бытия, наличие пережитков в сознании отдельных людей, влияние (прямое и опосредованное) буржуазной идеологии;
  • отрицательное влияние микросоциальной среды (влияние безнадзорности детей, дурное влияние семейных отношений, отрицательное влияние уличного окружения и т. п.);
  • проявление отрицательных моментов в макросоциальной среде (элементы неправильного экономического планирования и стимулирования деятельности людей, диспропорция в производстве отдельных предметов потребления, нарушение социалистического принципа распределения по труду, отсутствие надлежащего контроля, факты бюрократизма и формализма в идеологической и воспитательной работе с людьми, нарушение принципов коммунистических взаимоотношений в социалистическом обществе и т. п.);
  • ошибки в воспитании в семье, школе, производственном и других коллективах, незнание личности воспитуемого и т.п. Психолого-педагогическая неподготовленность людей, призванных оказывать воспитательные влияния на подрастающее поколение;
  • противоречия воспитательных влияний в семье и школе, на производстве и в окружающей социальной среде и т. п.

Изучать указанные группы причин и их соотношение, а также влияние на поведение личности призвана советская криминология. Исследование психологического механизма "созревания" личности правонарушителя, мотивов поведения, наряду с выявлением общих социальных причин преступности, причин конкретного преступления и условий, способствующих правонарушениям, позволяет наметить наиболее эффективные пути и средства противодействия появлению и закреплению криминальных отклонений в психическом складе личности.

Подобно тому, как врачу для успешного лечения больных необходимо знание истоков и степени развития болезней, воспитателю для возвращения личности к социальной норме нужно знание истоков и степени ее криминальной зараженности и аморальности.

§ 3. Общая классификация осужденных

Изучение осужденных предполагает их классификацию как необходимое условие педагогической деятельности. Для того чтобы правильно выбрать меры исправительно-трудового воздействия в целях возвращения осужденного на честный путь жизни, надо, во-первых, знать отклонения, которые привели его к совершению преступлений, и определить программу его исправления и перевоспитания; во-вторых, определить, какого рода воздействию он должен быть подвергнут в целях достижения наиболее эффективных изменений в его личности. Решению этих вопросов способствует классификация осужденных по группам на основе социально-правовых характеристик.

Задача построения общей классификации осужденных является делом весьма сложным. С одной стороны, понятием "осужденный" охватывается большой круг людей, совершивших разнообразные преступления и отбывающих уголовные наказания, а с другой - за одинаковыми преступлениями в смысле их юридической квалификации стоят весьма различные по степени криминальной зараженности и личностным качествам люди. Никак нельзя, например, одинаково перевоспитывать особо опасного государственного преступника и исправлять человека, отбывающего наказание за неумышленное преступление. Точно так же различной будет программа исправления несовершеннолетнего осужденного, совершившего кражу под влиянием преступной группы, боявшегося прослыть трусом, и перевоспитания человека, сделавшего воровство источником своего существования.

Основные требования к классификации осужденных следующие:

  • соответствие выбираемых оснований целям классификации. Например, одни цели стоят перед судом, применяющим наказание, другие - перед ИТУ, исполняющими эти наказания и осуществляющими исправление и перевоспитание осужденных, третьи - перед учителем или другим работником ИТУ. Отсюда и разные основания для классификации. Во всех этих случаях классификация будет различной, хотя моментами и совпадающей;
  • отражение в типологии осужденных объективно существующих, специфически важных для дела исправления и перевоспитания признаков. Признаки, положенные в основу классификации, должны быть присущи всем членам классификационной группы.

Существует социально-правовая классификация осужденных, данная в законе в связи с определением порядка применения уголовного наказания, а также его исполнения. Критерии этой классификации следующие: возраст, пол, вид и тяжесть совершенного преступления, общественная опасность личности преступника, количество судимостей, состояние его здоровья. Она является основой распределения осужденных по ИТУ, определения объема кары и общих мер исправительно-трудового воздействия. Однако эта классификация не полностью удовлетворяет потребности психологического и педагогического изучения личности осужденного.

В истории психологии предпринимались попытки дать, психологическую классификацию личности преступника. Одним из первых проделал эту работу русский психолог А. Ф. Лазурский. Хотя в классификации А. Ф. Лазурского допускаются элементы биологизации и психологизации личности преступника, она имеет определенное познавательное значение, поскольку в психологических характеристиках преступников обобщается большой фактический материал и отражаются в какой-то мере отклонения в поведении человека, которые могут служить предпосылкой правонарушений [См. А. Ф. Лазурский. Классификация личностей. Петроград, 1921.]. Интересную попытку классификации личности преступников предпринял С. В. Познышев [См. С. В. Познышев. Криминальная психология (Преступные типы). Л., 1926.]. Исходя из соотношения личностных особенностей (эндогенных факторов) и внешних обстоятельств (экзогенных факторов), толкнувших субъекта на преступление, он делит преступников на два основных типа: эндогенных и экзогенных.

Эндогенные преступники - лица со сформировавшейся психической конституцией (взглядами, убеждениями, характером, способностями и т. п.), предрасположенные к известным видам преступной деятельности: они сами ищут условия и обстоятельства, чтобы реализовать свой преступный замысел. Высшей степенью предрасположения к совершению преступления обладают преступники-профессионалы. Основной признак профессионального преступника - склонность к удовлетворению своих потребностей посредством совершения правонарушения, образующая как бы "установку" его личности на определенное преступление.

В зависимости от соотношения эмоций и рассудка в реализации преступного замысла эндогенные преступники, в свою очередь, делятся С. В. Познышевым на: 

  • различные категории импульсивных преступников, которые испытывают чувство удовольствия от самого процесса совершения общественно опасных деяний (к. ним относятся лица похотливые, всецело отдающиеся мимолетным низменным наслаждениям, руководствующиеся самолюбием и тщеславием, стремящиеся к развлечениям и т. п.),
  • эмоциональных преступников, совершивших преступления, главным образом, для удовлетворения внезапно возникшего сильного чувства (аффекта), не умеющих и не желающих управлять своим поведением; 
  • расчетливо-рассудочных преступников, которых толкает на преступление не порыв чувства, не стремление к мимолетным чувственным наслаждениям, а представление известной связи совершаемого преступления с их общей целью - достижением известного служебного, социального, имущественного, семейного положения и т. п.

Экзогенные преступники - это лица, совершившие преступления вопреки своим расчетам и ожиданиям. Обстоятельства так резко и быстро изменились, что под давлением их человек не удержался на пути честной трудовой жизни и совершил преступление.

Экзогенные преступники характеризуются пониженным коэффициентом сопротивляемости неблагоприятным внешним обстоятельствам. Среди них различают: 

  • лиц, которые с достаточной ясностью не увидели иных, непреступных выходов из своего положения (у одних это произошло из-за интеллектуальной недостаточности - глупые, недалекие, малоразвитые, легкомысленные, а у других - из-за растерянности - трусы, впавшие в уныние, отчаявшиеся и т.п.); 
  • лиц, видевших иной, непреступный выход из создавшегося положения, обладавших достаточным спокойствием, чтобы взвесить и обсудить предоставлявшиеся им возможности, но не обладавших достаточной энергией, чтобы своевременно использовать непреступный выход из тяжелого положения (пассивные, неволевые, слишком застенчивые, холодные, безучастные или бессердечные, неблагодарные и неделикатные, недостаточно честные, неуважающие общественные интересы и т. п.).

Для каждого из этих типов и подтипов, как справедливо считал С. В. Познышев, необходима своя особая пенитенциарно-воспитательная система, в основу которой должно быть положено знание их особенностей и планомерное наблюдение за эффективностью воздействия на них различных мер.

Если у эндогенных преступников необходимо разрушить предрасположенность к преступной жизни, т. е. изменить взгляды, убеждения, характер, то экзогенных преступников следует подготовить к уверенному преодолению неблагоприятных воздействий внешних обстоятельств, воспитывать у них самостоятельность и ответственность за свое поведение.

По богатству собранного материала классификация С. В. Познышева и сейчас не утратила своего научного значения.

Ряд современных исследователей разрабатывает классификации преступников исходя из характеристики направленности их личности. Так, Г. М. Миньковский берет за основу типологии ступенчатое различие направленности, ориентации личности (включая систему установок) как адекватное выражение социально-демографической, нравственно-психологической и правовой ее характеристик.

Исходя из этого он выделяет четыре типа несовершеннолетних правонарушителей, для которых преступление является: 

  • случайным, противоречащим общей направленности личности; 
  • возможным с учетом общей неустойчивости направленности личности, но ситуативным с точки зрения повода и ситуации; 
  • результатом общей отрицательной ориентации личности, обусловливающей выбор среды, времяпрепровождения и непосредственного варианта действий при наличии подстрекательства, примера преступного поведения и т. п.; 
  • результатом преступной установки личности, включающей активный поиск, организацию повода и ситуации для преступных деяний 

[См. Г. М. Миньковский. К вопросу о типологии несовершеннолетних правонарушителей. В кн. "Вопросы судебной психологии. Тезисы докладов " сообщений на Всесоюзной конференции по судебной психологии". М., 1971.]. Данная классификация в основе своей применима и по отношению к взрослым правонарушителям.

Полезность предлагаемой типологии, когда за основу берется направленность, отрицать нельзя, ибо при данной классификации личность берется не изолированно, а в неразрывной связи с микросредой и объективно складывающимися ситуациями и в то же время не отрицается активная роль личности в этиологии преступных деяний. Однако направленность личности - только одно из основных свойств, отражающихся в ее поведении, поэтому классификация осужденных на основании лишь направленности не может быть базовой.

А. М. Яковлев делит преступников на социальные типы исходя из особенностей взаимодействия личности со средой. Это взаимодействие характеризуется степенью "отчуждения" или степенью "включения" личности в социальную среду. Там, где позиции, установки и ценности личности совпадают с позициями, установками и ценностями окружающей ее социальной среды (адекватны), там налицо "норма" поведения человека.

При нестойком отчуждении от социальной среды можно говорить о "социализированном" преступнике, т. е. человеке, чья характеристика личности не расходится в целом с нормами нашего общества. Противоположный тип преступника представляет человек, как бы полностью "заменивший" свою связь с общественными ценностями на систему преступных, аморальных позиций и установок. Это "антисоциальный" тип преступника. Промежуточную позицию занимают "асоциальные" преступные типы. Представители этого типа не отождествляют себя ни с ценностями и моралью общества в целом, ни с антисоциальными "ценностями" групп правонарушителей [См. А. М. Яковлев. Преступность и социальная психология. М., 1971, с. 32-38.].

Таким образом, классификация осужденных на социальные типы, предложенная А. М. Яковлевым, носит социально-психологический характер. В соответствии с ней перевоспитание преступника - это прежде всего изменение системы его общения с окружающей средой на основе глубокого и прочного усвоения личностью социальных норм поведения и отношения к окружающей действительности.

Несомненный интерес для работников ИТУ представляет классификация, разработанная А. Г. Ковалевым. В ее основу положена степень криминальной зараженности личности правонарушителя. В соответствии с этим выделяются:

  • глобальный преступный тип, т. е. асоциальная личность с полной преступной зараженностью, с отрицательным отношением к труду и другим людям, не мыслящая иной жизни, кроме преступной. Все помыслы представителей этого типа направлены на осуществление преступлений, их воля тверда и не неколебима в осуществлении задуманных уголовных деяний, совершение преступлений им приносит удовлетворение. Этот тип включает различные подтипы: похотливого растлителя и насильника, казнокрада, бандита и т. д.;
  • парциальный преступный тип - это лицо с частичной криминальной зараженностью, его личность раздвоена, в ней уживаются черты нормального социального типа и черты преступника. Он с уважением относится к авторитетным людям, имеет друзей, интересуется событиями общественной жизни, читает газеты, посещает музеи и театры, но вместе с тем систематически совершает преступления, имеет много судимостей. Большинство таких лиц совершают преступления в виде хищения общественной и государственной собственности, кражи личной собственности граждан, спекуляции или мошенничества и т. п.;
  • предкриминальный тип. К нему относятся лица с такими морально-психологическими свойствами, при наличии которых эти лица, попав в определенную ситуацию, неизбежно совершают преступления.

Разновидности этого типа (подтипы) следующие: 

  • чрезвычайно эмоционально-возбудимый, с недостаточным самообладанием, совершающий в определенных ситуациях хулиганские действия, убийства или тяжкие телесные повреждения в состоянии ревности, гнева и т. п.;
  • легкомысленный лентяй, весьма податливый на соблазны, который любит хорошо пожить, не утруждая себя.

А. Г. Ковалев считает, что указанные типы являются основными, с ними чаще всего можно встретиться в ИТУ, хотя они не содержат всех возможных криминальных отклонений личности, ведущих к преступлениям. Немало совершается преступлений вследствие недостаточной предусмотрительности или стечения обстоятельств. Эти преступления также социально опасны и наказуемы, но люди, их совершившие, вряд ли могут быть отнесены к криминальным типам. Вместе с тем определение типов дает известную ориентировку в степени криминальной зараженности осужденных и в направлении работы по их перевоспитанию.

Глобальный криминальный тип, полагает А. Г. Ковалев, создается в хронических, т. е. устойчивых, отрицательных условиях жизни семьи с конфликтными отношениями между родителями и родителями и детьми, способствующими формированию у последних озлобленности, грубости, бессердечия; дополнительной причиной может быть отягощение развития личности алкогольной наследственностью или другими условиями внутриутробной жизни. Парциальный преступный тип формируется в результате противоречивого воздействия на личность двух различных общностей: а) школы и предприятия, где формируются и развиваются качества советского человека и б) уличной компании, где мелкое воровство рассматривается как нечто "героическое", или семьи, где дети на примере старших усваивают противоправные пути личного обогащения. Влияет и обыденное мнение, распространенное среди некоторых граждан, о том, что не зазорно "брать" у государства, которое "богато и не обедняет". Предкриминальный тип вызревает в связи с недостатками воспитания устойчивых нравственных начал и воли, а также с некоторой природной неуравновешенностью [См. А. Г. Ковалев. Психологические основы исправления правонарушителей. М., 1968, с. 49-52.].

По сравнению с рассмотренными выше классификация А. Г. Ковалева проведена по другому основанию, охватывает все категории осужденных и имеет педагогическую направленность. При этом классификация осужденных по формам антиобщественной направленности личности полностью вписывается в классификацию А. Г. Ковалева.

На наш взгляд, однако, следует уточнить классификацию, данную А. Г. Ковалевым. Всех осужденных по степени криминальной зараженности лучше разбить на криминальный, предкриминальный и нонкриминальный типы.

В свою очередь криминальный тип целесообразно делить на следующие подтипы:

  • глобальный преступный подтип, совершенное деяние которого полностью соответствует общественной опасности личности, ибо оно является результатом преступной установки, включающей активный поиск и организацию ситуаций для совершения преступлений. По доминирующей преступной установке представителей этого типа можно подразделить на убийц, грабителей, разбойников, бандитов, насильников и т. п., однако они способны на совершение любого из этих преступлений;
  • парциальный криминальный подтип, поведение которого лишь частично соответствует принятым социальным нормам, а преступление является результатом односторонней антиобщественной направленности личности и избирательной преступной установки, включающей (как и у глобального типа) активный поиск и организацию ситуаций для совершения только однотипных преступлений. Они совершают или убийство, или грабеж, или насилие, или мошенничество и т. д.

Примером парциального криминального подтипа является осужденный 3., отбывающий пятый раз лишение свободы за мошенничество. Женат, имеет двух детей, проявляет заботу о семье. К работе относится добросовестно, нормы выработки выполняет. В отношениях с осужденными и с администрацией вежлив. Состоит в активе. Заявляет, что его идеалом является великий комбинатор Остап Бендер. Мошенничество называет "комбинаторикой", в совершенном преступлении не раскаивается, считая, что насильно ничего и ни у кого не отнимал, ему "деньги добровольно отдавали растяпы, которых следовало проучить".

Что касается предкриминального типа, то совершенное им деяние не всегда соответствует личности правонарушителя. Хотя оно обусловлено аморальной направленностью личности, педагогической запущенностью, но у данного типа отсутствует криминальная установка. Ситуативная установка на совершение преступления проявляется при стечении обстоятельств, под влиянием группы, подстрекательства, под воздействием примера преступного поведения и т. п. Указанный тип можно разделить на: а) легкомысленных самонадеянных лиц, не желавших предвидеть последствия своего поведения; б) чрезмерно эмоционально-возбудимых (аффективных); в) слабовольных и слабохарактерных.

Ярким примером предкриминального типа является осужденный В., человек трудолюбивый, но слабовольный. На заводе работал старшим мастером, дал себя уговорить более сильным в волевом отношении людям. Под их диктовку стал заниматься приписками, завышал результаты работы, чтобы не "портить отношения с подчиненными". Себе от этого не имел "никакой выгоды". Ущерб был нанесен предприятию в несколько тысяч рублей.

К нонкриминальному типу относятся осужденные, преступление которых противоречит общей положительной направленности, положительным качествам, ориентации личности, общественно ценным личностным установкам. Осужденных этого типа подразделяют на: а) лиц, недостаточно предусмотрительных и осторожных; б) лиц, совершивших преступления в связи со стечением обстоятельств. Каждый из этих подтипов также классифицируют по видам совершенных преступлений.

К нонкриминальному типу можно отнести осужденных Б. и С., бывалых охотников, издавна мечтавших повстречаться с медведем. Находясь в геологоразведочной партии в лесу, они из-за плохой видимости в тумане приняли человека за медведя и совершили убийство по неосторожности. Были глубоко потрясены случившимся, сами доставили человека в больницу, приняли наказание как должное. До осуждения и в колонии характеризуются безупречно. Трудолюбивы, честны, дисциплинированы, принципиальны.

Ясно, что деление осужденных на общие типы - это только исходный момент их классификации. В последующем, изучая тот или иной психический процесс, свойство или состояние, мы будем вновь возвращаться к типологии, классифицируя осужденных на более частные типы по особенностям их восприятия и мышления, темперамента и характера, чувств и воли, степени исправленности по отношению к труду, режиму и т. п. Но этого мало. Важно уметь осуществлять психологический анализ указанных типов. Наконец, нельзя противопоставлять обобщенное изучение личности осужденного индивидуальному изучению. Познание общего возможно лишь через глубокое проникновение в отдельное. Результаты же обобщения не подменяют данных о личности конкретного осужденного во всем его неповторимом своеобразии, а способствуют его изучению.