Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Е.В.Горбачева
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ОБВИНЯЕМОГО.
//СибЮрВестник, № 1, 1998.

 

Психическое развитие несовершеннолетних происходит неравномерно, поэтому в следственной и судебной практике приходится сталкиваться с ситуацией, когда достижение несовершеннолетним определенного возраста еще не означает достижения им того уровня развития, который соответствует этому возрасту.

Причины, формы проявления, виды отставания подростков в психическом развитии не могут быть поняты без учета общих закономерностей процесса психического развития. Его сущность заключается в постоянном усложнении психической деятельности ребенка, в углублении и совершенствовании познавательных процессов, системы отношений к окружающей действительности, формировании умственных и практических действий, потребностей и мотивов поведения, в возникновении и становлении новых видов деятельности, развитии сознания и самосознания.

В процессе психического развития человек проходит ряд стадий. Каждый возрастной период характеризуется, прежде всего, той деятельностью, которая является ведущей, состоянием развития познавательных процессов и функций, степенью сформированности внешних и внутренних действий, личностных особенностей.

Индивидуальная неповторимость личного облика человека не исключает наличия у него общих признаков, характерных для переживаемой им стадии развития. Это позволяет определить "психологический возраст" несовершеннолетнего на основании сопоставления общих закономерностей развития психики и реального уровня психологического развития обвиняемого. Однако при этом, по мнению ряда психологов, возникают два принципиальных методологических ограничения: а) критерии этого сопоставления могут носить лишь качественный, а не количественный характер, так как развитие ребенка - это единый, но не однородный процесс; б) на основании такого сопоставления можно определить только сам период возрастного развития, иногда его фазу, но никак - "паспортный" возраст.1 Иными словами, принятое в психологии понятие "психологический возраст" не равноценно паспортному возрасту и существенно шире его границ.

Психологический возраст - качественно определенный период развития личности, охватывающий хронологический промежуток в несколько лет, ограниченный критическими точками.

Задержки развития, которые могут явиться основанием для констатации у подростка значительной умственной отсталости, касаются, главным образом, незрелости эмоционально-волевой сферы, и в ряде случаев к ним присоединяются и некоторые задержки в развитии мышления. Эти особенности довольно часто усугубляются педагогической запущенностью.

Исследования в области криминологии, психологии, педагогики привели к выводу о том, что степень интеллектуального, волевого и нравственного развития несовершеннолетнего детерминирована его социальным опытом, воспитанием, совокупностью этих влияний в большей степени, чем биологическими факторами (ранее перенесенное тяжелое заболевание, психическое недоразвитие). Но при всем разнообразии этих факторов, для таких несовершеннолетних характерно и нечто общее: им всегда свойственны черты, присущие в норме подросткам более младшего возраста, а задержки их развития имеют чаще всего временный характер.

Нижняя возрастная граница уголовной ответственности (четырнадцать лет), если ее сопоставить с принятой в психологии возрастной периодизацией, довольно приблизительно соответствует завершающему этапу подросткового возраста.

Подростковый возраст справедливо считается переходным от детства к взрослости. Сложность и противоречивость этой стадии интеллектуально-волевого и личностного развития заключается в том, что подросток уже не ребенок, но еще и не взрослый. Только к концу этого возрастного периода психически здоровый ребенок, как правило, достигает уровня развития, который характеризуется относительно высокой способностью сознавать значение своих поступков.2 Пройденный ребенком в подростковом возрасте путь заметно приближает его к миру взрослых людей с принятой в этом мире системой отношений.

Вот почему важно, чтобы законодателем был пересмотрен вопрос о минимальном возрасте привлечения к уголовной ответственности с большим учетом закономерностей интеллектуального и волевого развития, установленных возрастной психологией.

Переход от одного возрастного периода к другому, смена этапов умственного развития подчиняются общим закономерностям. Процесс психического развития протекает неравномерно. Формирование одних психических функций и свойств личности подростка нередко опережает становление других сторон психики и наоборот. Переход на качественно более высокий уровень психического развития происходит у разных подростков не в одни и те же сроки. Сами границы между этапами не могут быть проведены жестко и абсолютно точно. Поэтому для подростка четырнадцатилетнего возраста (минимальный возраст привлечения к уголовной ответственности по действующему законодательству) будет "нормой" интеллектуально-волевое и личностное развитие как на уровне тринадцатилетнего возраста, так и на уровне пятнадцатилетнего, так как это охватывается границами одного "психологического возраста". При выходе же за пределы указанных минимальных границ ставится вопрос о невменяемости.

Умственная отсталость может быть связана с душевным заболеванием и не связана с ним, но в любом случае вопрос о наличии или отсутствии умственной отсталости входит в предмет доказывания, только если имеются данные об этом, выявленные в ходе расследования и судебного разбирательства.3

Если умственная отсталость связана с ранее перенесенным душевным заболеванием и им обусловлена, то вопрос о вменяемости или невменяемости несовершеннолетнего обвиняемого в момент совершения преступного деяния решается с позиций ст. 21 УК РФ. Понятие умственной отсталости между тем в медицине, юриспруденции и психологии базируется не только на констатации болезненного расстройства психики субъекта, но и учитывает влияние неблагоприятных социально-психологических факторов.

Юридическое понятие "умственная отсталость" не сводится лишь к интеллектуальному недоразвитию. Оно включает в себя также признаки нарушения, задержки личностного развития (способность к социальному контролю, пониманию и прогнозу ближайших и отдаленных социальных последствий собственного поведения, его социальной значимости). В связи с этим в своем полном широком значении оно правильнее должно быть обозначено как "психическая отсталость" или "общее недоразвитие личности". Такое толкование позволяет использовать для диагностики умственной отсталости не только данные об интеллектуальном развитии несовершеннолетнего, но и сведения о степени сформированности у него мотивационно-потребностной и эмоционально-волевой сфер, об уровне развития нравственного и правового сознания, а также самосознания.

Задержка психического развития несовершеннолетнего может быть установлена на основании отклонений в ходе формирования личности от соответствующих норм возрастной психологии. Существенное отставание реального уровня развития от этих норм позволяет говорить о различных вариантах задержки психического развития: умственной отсталости (при большей выраженности интеллектуального недоразвития) и (или) личностном инфантилизме (при преимущественном недоразвитии личности). Как правило они обычно сочетаются.4

Итак, полное осознание несовершеннолетним значения своих действий включает в себя правильное понимание объективного содержания собственного поведения, целей совершаемых преступных действий, предвидение их последствий для себя и для общества, оценку своего поведения нормами морали и законом.

Возможность лица руководить своими действиями следует определить как способность в конкретной ситуации (ситуации совершения преступления) совершать осознанные поступки, как свободу выбора целей и средств их достижения.

Таким образом закон (ч.2 ст.392, ч.2 ст.5 УПК РСФСР) требует ответить на вопрос о мере способности несовершеннолетнего обвиняемого в случае умственной (а точнее психологической или личностной) отсталости, не связанной с душевным заболеванием, осознавать значение своих действий. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 1990г. еще говорится и о мере способности несовершеннолетнего руководить своими поступками.5

Одновременно следует подчеркнуть, что речь идет не о поведении несовершеннолетнего вообще, а именно в криминальной ситуации.

Основная задача судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых состоит в исследовании способности отстающих в развитии психически здоровых несовершеннолетних полностью или частично сознавать значение своих действий и руководить ими. Экспертное психологическое исследование не сводится к диагностике наличия или отсутствия у обвиняемого признаков отставания в психическом развитии. Оно всегда направлено,- отмечает М.М.Коченов,- не на установление постоянно проявляющейся как свойство личности способности (неспособности) сознавать значение своих действий, оно касается сугубо конкретных действий, совершенных в конкретных условиях. Следовательно, поведение обвиняемого должно рассматриваться в неразрывном единстве с ситуацией совершения преступления.6

Судебно-психологическая экспертиза отличается от комплексной психолого-психиатрической экспертизы главным образом тем, что последняя проводится в отношении несовершеннолетних, характеризующихся отставанием в умственном развитии, связанным с душевным заболеванием, черепно-мозговыми травмами и т.п., а не педагогической запущенностью.

По справедливому замечанию И.А. Кудрявцева, практически все формы умственной отсталости несовершеннолетних обвиняемых могут быть содержательно рассмотрены и оценены при помощи комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Исключение составляют лишь задержки психического развития, связанные с дефектами воспитания и дефицитом информации с раннего детства.7

Между тем, не любая умственная отсталость, даже связанная с психическим заболеванием, является основанием для признания несовершеннолетнего обвиняемого невменяемым в отношении инкриминируемого деяния.

Основными признаками умственной отсталости, позволяющей признать несовершеннолетнего обвиняемого невменяемым по данным Е.Г. Дозорцевой являются:

1) неразвитость способности к смысловым, нравственным оценкам, обусловленная незрелостью как интеллектуальной сферы, так и системы мотивации, морального сознания;

2) неспособность к произвольным действиям, проявляющаяся в неустойчивости поведения и эмоций, невозможности самостоятельной организации направленной деятельности.8

Основным показателем невозможности несовершеннолетних обвиняемых с психической патологией и признаками нарушения психического развития отдавать отчет в своих действиях является нецеленаправленность их поведения, обусловленная ситуативностью и неустойчивостью мотивов, неспособностью к интеллектуальному контролю.9 Отсюда наступает неспособность к адекватной смысловой оценке самого преступного деяния. Но констатация отставания есть лишь средство решения главной задачи для эксперта, ибо следствию и суду нужны ответы на вопросы не столько о степени отставания и его причинах, сколько о мере способности несовершеннолетнего обвиняемого осознавать значение своих действий в момент преступного посягательства и мере способности руководить ими. Все это и должно быть зафиксировано в вопросах, предлагаемых эксперту.

В 1997 г. в уголовно-процессуальное законодательство внесены изменения, согласно которым уголовное дело подлежит прекращению в отношении несовершеннолетнего, который достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР). В этих случаях дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному п.5 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР - за недостижением возраста уголовной ответственности.

Изменения в законодательстве привели к различным процессуальным последствиям констатации факта умственной отсталости, не исключающего вменяемость, в зависимости от наличия (отсутствия) психического расстройства:

а) при наличии психического заболевания несовершеннолетний подлежит уголовной ответственности и ч.2 ст.5 УПК РСФСР на него не распространяется, так как законодатель связывает прекращение уголовного дела с умственной отсталостью, не вызванной психическим расстройством. Более того, несовершеннолетний обвиняемый, страдающий психическим расстройством не получает и дополнительных процессуальных гарантий защиты его интересов, так как гарантии лица, страдающего психическими недостатками уже, чем гарантии несовершеннолетнего;

б) при отсутствии психического расстройства - вне зависимости от степени умственной отсталости несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности, если не в полной мере осознавал характер и общественную опасность своих действий.

Считаем, что законодатель должен разрешить возникшую коллизию путем распространения института прекращения уголовного дела на все случаи отставания в психическом развитии несовершеннолетнего вне связи от причин умственной отсталости с психическим расстройством несовершеннолетнего обвиняемого.

Как уже говорилось выше, психическое развитие несовершеннолетних происходит неравномерно и поэтому трудно, на первый взгляд, установить соответствие психического развития подростка его возрасту. Для ответа на этот вопрос назначается судебно-психологическая экспертиза, которая может помочь и в установлении возраста обвиняемого в комплексе с медицинской экспертизой.

Согласно п.1 ч.1 ст.392 УПК РСФСР необходимо обратить особое внимание на установление возраста несовершеннолетнего обвиняемого (число, месяц и год рождения). Установление точного возраста необходимо для: решения вопроса о возможности привлечения подростка к уголовной ответственности; учета несовершеннолетия как обстоятельства, смягчающего ответственность; применения некоторых видов наказания; прекращения дела с применением принудительных мер воспитательного воздействия; правильного решения вопросов, связанных с исполнением приговора; а также применения ряда дополнительных процессуальных гарантий.

Точный возраст обвиняемого должен быть подтвержден либо выпиской из паспорта, либо копией свидетельства о рождении, либо официальной выпиской из архива актов записи гражданского состояния. В случае отсутствия или невозможности получения указанных документов, следователь обязан назначить экспертизу для установления возраста обвиняемого (п. 4 ст. 79 УПК РСФСР), а суд - возвратить дело к доследованию для производства данной экспертизы.

В настоящее время определение возраста несовершеннолетнего обвиняемого проводится только при помощи судебно-медицинской экспертизы на основании чисто биологических признаков.

Достижение определенного возраста, по нашему мнению, это не только соответствующий уровень биологического развития организма, но также и определенный уровень умственного развития. Законодатель установил возраст привлечения к уголовной ответственности с четырнадцати лет, подчеркнув тем самым факт неосознания противоправности своих действий в силу недостаточного уровня интеллектуального развития подростка. Так как определение степени умственного развития выходит за пределы познаний специалиста в области судебной медицины, вопрос о том, достиг ли обвиняемый определенного возраста или нет должен решаться с помощью комплексной медико-психологической экспертизы.

Вопрос о том, каким считается возраст, установленный при помощи экспертизы разрешается постановлением № 16 Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976г. в редакции постановления №17 от 5 декабря 1986г. Днем рождения подсудимого следует считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным количеством лет суду следует исходить из предлагаемого экспертизой минимального возраста такого лица. Лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная со следующих суток.


 

 

1 См., например: Кудрявцев А.И. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза.- М.: Юрид. лит., 1988, с.156; Костицкий М.В. Судебно-психологическая экспертиза.- Львов: изд-во Львовского ун-та, 1987, с.29; Кудрявцев И., Морозова М. Психолого-психиатрическая экспертиза малолетних и несовершеннолетних свидетелей // Российская юстиция.- 1995.- С. 28-30.

2 См.: Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу.- М.: изд-во МГУ, 1980, с.73.

3 См.: О недостатках в назначении и производстве судебно-психиатрических экспертиз: информационное письмо Прокуратуры России, МВД России, Верховного Суда Российской Федерации № 15к - 85/90 от 7 сентября 1990г. // Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под ред. Качанова А.Я. - М.: СПАРК, 1996, с.416.

4 См.: Кудрявцев А.И. Указ. соч.- С. 160-161; Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Некоторые особенности предварительного расследования по делам несовершеннолетних с психическими аномалиями // Вестник Санкт-Петербург. ун-та.- Сер.6.- 1995.- Вып.2 (13).- С. 102-107.

5 См.: О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность: Постановление № 5 Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 1990г. // Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1991.- № 3.- С. 7.

6 Коченов М.М. Введение в судебно-психиатрическую экспертизу.- М.: изд-во МГУ, 1980, с. 56; см., также: Коченов М.М., Осипова Н.Р. Психология показаний малолетних и участие психолога в допросе // Проблемы психологии следственной деятельности.- Красноярск: изд-во КГУ, 1986, с. 107.

7 См.: Кудрявцев И.А. Указ. соч., с.179.

8 См.: Дозорцева Е.Г., Сулимовская Е.И. Сравнительная психологическая характеристика интеллектуальной недостаточности при олигофрении и психофизиологическом инфантилизме // Современные проблемы подростковой, общей и судебной психиатрии.- М.: 1987, с. 139-145.

9 См.: Кудрявцев И. А. Указ. соч., с. 174.