Сайт Юридическая психология
Статьи по юридической психологии

 
Анфиногенов А.И.
Психологический портрет преступника, его разработка в процессе расследования преступления.

Диссертация ... кандидата психологических наук : 19.00.06. — Москва, 1997.

 


Введение к работе

В обстановке роста преступного насилия необходимо активно разрабатывать и внедрять новые формы и методы оперативно — следственной работы в целях повышения эффективности расследования сложных уголовных дел. Важным слагаемым успеха, а в ряде случаев необходимым компонентом решения следственно-оперативных задач является умение выявить субъективную сторону преступления, психологические особенности личности преступника.

Особую актуальность эта задача имеет при расследовании преступлений со скрытой мотивацией в условиях полного или существенного отсутствия сведений о совершивших их лицах. "Суть основного затруднения, нередко встречающегося на пути эффективной работы по конкретным делам, состоит в отсутствии такой информации о виновном, которую можно было бы положить в основу продуктивных версий и направлений расследования и розыска". Дефицит информации в следственной и оперативно — розыскной деятельности может быть восполнен психологическим анализом преступления, нося в большей степени комплексно — исследовательский характер, где выявление психологических особенностей преступника способно сыграть решающее значение.

Личность преступника нередко так закодирована в признаках события (следах) и обстоятельствах криминальной ситуации, что их дешифровка и установление пригодных для поиска признаков требует применения специальных методов познания как "ключей". Их определение — актуальная задача новейших направлений юридической психологии, среди которых перспективным на наш взгляд является разработка методики составления психологического портрета преступника.

Министерством внутренних дел России принята программа проведения научно-практической разработки методов создания психологических портретов неизвестных преступников по делам о серийных преступлениях против личности. Перспективность применения методики разработки психологического портрета определяется ее возможностями в решении ряда принципиальных задач служебной деятельности, стоящих перед правоохранительными органами на разных стадиях производства по уголовным делам, а именно: определение и сужение круга подозреваемых по делу лиц; прогнозирование поведения преступника при задержании или освобождении заложников; построение эффективной тактики допросов проходящих по делу лиц, реализации целей исполнения наказания и др.


С помощью методики разработки психологического портрета может решаться и круг более частных задач, в число которых входит: определение мотива преступления; виктимологический анализ деликта; конкретизация поисковых признаков; решение вопроса об объединении в единое производство уголовных дел (выявление серии) по наличию общих признаков в различных элементах преступлений; установление приоритетности версий и наиболее перспективных направлений розыска; выявление вероятности совершения в будущем аналогичных преступлений; разработка антивиктимных профилактических мероприятий. Указанным не исчерпываются возможности использования психологического портрета преступника в деятельности правоохранительных органов.

Зарубежная и отечественная практика расследования преступлений уже подтвердила целесообразность использования психологический портрета. Он применяется в работе органов уголовной юстиции ряда развитых зарубежных стран (США, Англия, Голландия) на основе сформированной компьютерной базы данных. Отечественный опыт составления психологического портрета преступника делает только первые шаги усилиями ученых, откликнувшихся на запрос практиков, зашедших в тупик при решении сложных криминалистических задач по ряду уголовных дел.

Это же обстоятельство побудило ряд научных учреждений в настоящий момент включить данный предмет исследования в круг своих интересов. Совместным решением МВД России и Генеральной прокуратуры России в 1992 г. официально созданы и функционируют на альтернативной основе, постоянно действующие рабочие группы по разработке методов психологического портрета. Ведущими специалистами которых являются: Самовичев Е.Г. (ГУУР РФ; Академия МВД РФ; ВНИИ МВД РФ); Антонян Ю.М. (ВНИИ МВД РФ); Шостакович Б.В. (ГНЦ ССП им. В.П. Сербского); Бухановский А.О. (ЛРНЦ "Феникс" Ростов — на — Дону) и некоторые другие. Перед инициативными группами сформулированы следующие основные задачи:

разработка психологических и психиатрических типологий сексуальных серийных убийц;

определение методов выявления основных признаков личности и поведения этих преступников;

выяснение статистической значимости выявленных характерных признаков личности и поведения указанных правонарушителей;

создание модели сексуального убийцы и формирование психологического портрета по конкретным делам в целях розыска.

Формулировка задач говорит о том, что объект разработки психологического портрета ограничивается определенной категорией преступников — сексуальными серийными убийцами, а следовательно, по-видимому и определенной категорией преступлений. Для разработки методов его создания предполагается выявить их личностные типологии и соответствующие им модели типичного поведения. Это должно позволить сделать реальной попытку их статистической увязки. Таким образом, выявленные статистически значимые для определенного типа личности криминалистические характеристики преступления, можно будет использовать при анализе криминального события для составления психологического портрета преступника, по уголовным делам, где личность виновного не установлена, в целях его розыска. Отсюда, цель создания психологического портрета неустановленного преступника определяет его возможное содержание. Оно должно указывать на такие признаки виновного, которые позволят сузить круг поиска и по возможности определить его приоритетные направления.

Вместе с тем, несмотря на то, что определенные наработки в технологии составления и использования психологического портрета преступника уже существуют, они носят отрывочный, не систематизированный, зачастую интуитивный, эмпирический характер. Отсутствует единая трактовка самого понятия "психологический портрет" и его структурных компонентов, не определены возможные методы его разработки по материалам конкретного уголовного дела. Наиболее же существенным препятствием в развитии данного направления и широкого применения психологического портрета в практике раскрытия преступлений является отсутствие в юридической психологии конструктивной теории о закономерностях отражения психологических особенностей личности в следах преступления. По-видимому, одно из возможных объяснений тому — специфика объекта исследования, носящего междисциплинарный характер и имеющего сложно опосредованную детерминацию. При этом, основная проблема разработки психологического портрета неустановленного преступника заключается в том, что от криминалистических признаков — являющихся материальными (объективными), наблюдаемыми элементами явления, перейти напрямую к психологическим признакам личности преступника, являющимся — субъективными, не наблюдаемыми элементами преступного поведения, как правило нельзя. Они не сопоставимы и разные по своей природе, механизмам образования и проявления, а отсюда отсутствие прямой причинно — следственной связи Именно этот разрыв является до настоящего момента практическим и теоретическим камнем преткновения на пути создания методик составления психологического портрета преступника.

Поэтому, решение проблемы разработки психологического портрета преступника потребовало, в первую очередь, выявить недостающее промежуточное звено, что реализовано в диссертационном исследовании в рамках его основной гипотезы.

<…>


Понятие и виды психологического портрета преступника, общетеоретические основания и существующие подходы к его разработке


Основная проблема которая с очевидностью проявилась при анализе теории и практики создания психологического портрета преступника — отсутствие теоретической определенности, четких понятий и критериев по целому ряду принципиальных моментов, выступая причинами затруднений становления и развития методик психологического портрета, В первую очередь это относится к таким фундаментальным вопросам, как: механизмы отражения идеального в материальном; специфика приемов и методов реконструкции индивидуально психологических особенностей личности преступника по следам преступления. Значимость нахождения ответа на эти и другие вопросы обусловила необходимость и содержание данного параграфа диссертации.

Исходя из криминалистической теории и практики мы знаем, что преступник оставляет материальные следы в виде отпечатков, последствий, состояний, иных изменений в материальной обстановке и в личностях очевидцев и потерпевших (в их образах, изменениях физического состояния), которые возможно фиксировать наряду с другими объектами места происшествия. При этом "непосредственно отраженными объектами являются субъект и объективная сторона преступления". Сам процесс отражения преступной деятельности, личности преступника подчиняется закономерностям присущим отражению материальных объектов лишенных сознания, и не существует каких — либо иных специфических следов отражения субъективного (идеального, психологического) К А потому совершенно верно замечает Б.Я. Петелин, что невозможна непосредственная фиксация в протоколе осмотра места происшествия информации о субъективном (психическом, идеальном). И тем не менее мы знаем, что в ходе предварительного следствия даже при отсутствии какой либо свидетельской базы криминалистами устанавливается субъективная сторона преступления (идеальное), которая своим доказательственным основанием имеет материальные следы и зафиксированные обстоятельства происшествия. Из выше изложенной посылки возникает кардинальный вопрос: каким образом идеальное (субъективное, психологическое) все же находит свое отражение в материальном?

Такая постановка вопроса специфична. В философской литературе при рассмотрении проблемы отражения исследуются иные типы и входящие в них классы отражения, в ряду которых специально не проводилось исследований по данной проблеме. В то же время, опираясь на всеобщие принципы философского материализма и работы отечественных психологов в части общей теории и методологии психологии, а так же достижения в теории криминалистики, ее разделов по методике и тактике расследования преступлений, можно сказать, что решение поставленной проблемы потенциально содержится в соответствующих научных трудах.

Для нахождения ответа обратимся к учению диалектического материализма. Здесь понятие "отражение" во многом раскрывается через другое фундаментальное понятие — "взаимодействие", которое в нашей системе рассуждений занимает одно из центральных мест. Энгельс определял взаимодействие как конечную причину всего существующего, за которой нет других более фундаментальных определяющих свойств.

Поэтому, не случайно, отечественная психология при исследовании психики исходит "не из особенностей взятой самой по себе организации субъекта и не из взятой самой по себе, то есть в отрыве от субъекта, действительности, но из анализа того процесса, который реально связывает их между собой". А этот процесс и есть не что иное, как процесс взаимодействия. Поэтому, можно сказать, что познание психического возможно лишь в его отношении к другим вещам, во взаимодействии с ними, где оно и обнаруживает себя в своих свойствах. "... всякое свойство раскрывает себя ... в определенной форме взаимодействия. Изучение какого — нибудь свойства и есть изучение соответствующего взаимодействия". В силу этого для нас необходимо определить специфику характеризующую психическое взаимодействие. Она выводится из природы данной формы отражения и состоит по определению Ленина в том, что психическое отражение в отличии от зеркального или другого пассивного отражения является субъективным.

Феномен "субъективности" в гносеологическом аспекте его познания (исследование отношения знания о бытии к самому бытию) включает в себя понимание его как отражения вне лежащего мира высокоорганизованной материей (человеческим мозгом), выступающего вторичным по отношению к нему. Данная форма отражения существует в виде образа и рассматривается в материалистическом учении как перекодированная, "освобожденная" от материального его модель3, "образ мира" — по А.Н. Леонтьеву. Такой контекст позволяет обоснованно говорить, что руку художника направляет не изображаемый предмет сам по себе: непосредственно, в конечной инстанции руку художника направляет в значительной мере то, что выступает в самонаблюдении как образ этого предмета. Я.А. Пономарев пишет: "... практически ориентируясь в мире, человек пользуется моделями мира". Причем, такая модель, будучи включенной в мир "... впитывает в себя ту систему объективных отношений, в которой только реально и существует отражаемое ею содержание". Данная система отношений по своему характеру является системой общественных отношений. "Вне этих отношений человеческая деятельность вообще не существует".

Опыт использования психологического портрета в следственной и розыскной деятельности правоохранительных органов (на материале отечественных и зарубежных источников)

Первой попыткой создания психологического портрета был психологический профиль А.Гитлера, выполненный Эрихом Фроммом по заказу американского правительства в 1941 году К

Портрет выполнен в период, когда биографические сведения о Гитлере были еще отрывочными. Работа, проделанная с позиции психоанализа, оказалась достаточно интересной, хотя и сказалось стремление автора уложить все факты в "прокрустово ложе" теории либидо. Вместе с тем, Э.Фромм делает и шаг в сторону от традиционного понимания эдипова комплекса и "первородной сцены" родительского совокупления. Теоретической основой анализа явилось предположение об абсолютной ненависти к жизни у Гитлера. Как символическое обоснование, такой подход имеет свои безусловные достоинства. Но в той мере, в какой он должен служить анализу конкретных причин ненависти Гитлера к жизни — представляется весьма спорным.

Первый психологический портрет неизвестного преступника был составлен психиатром Д.Брасселом, в 1957 году, когда полиция Нью — Йорка прибегла к его помощи по делу Д. Метески, "сумасшедшего бомбиста". Д.Брассел на основе анализа материалов уголовного дела сделал очень точное предположение о признаках виновного, допустив ошибку только в том, что преступник жил с двумя сестрами: "Грузный, средних лет, иностранного происхождения, римско — католического вероисповедания, одинокий, живущий с братом и сестрой." Портрет оказался чрезвычайно полезным в целях выявления преступника. Можно предположить, что это обстоятельство сыграло свою роль в деле становления идеи психологического портрета как нового метода обеспечения розыска неизвестного преступника. Первоначально ее реализация осуществлена в рамках научно — исследовательской программы отдела психологического анализа поведения Академий ФБР (Куантико, штат Вирджиния) , созданного около тридцати лет назад. Данный методе виде современной процедуры составления портрета впервые был реализован в 1971г. при расследовании убийств, совершенных с особой жестокостью. Соответствующая федеральная программа была утверждена в 1978 г. В 1984 г. Конгрессом США принято решение о создании национального центра по анализу насильственных преступлений, давшего новый импульс развитию метода психологического портрета.

Правоохранительные органы не только в США, но и за их пределами испытывают все возрастающую потребность в разработках отдела, занимающегося созданием психологического портрета преступника. В 67 % случаев составленный психологический портрет совпадает с реальным обликом преступника К 57 — 80 % тех уголовных дел, которые передаются на консультацию в отдел, после этого раскрываются. За год созданное подразделение в состоянии проанализировать до одной тысячи уголовных дел по убийствам, похищениям, террористическим актам и другим особо опасным преступлениям. Метод получил международное признание и внедряется в ряде стран Европы и Америки, высшие полицейские чины которых прошли стажировку в Академии ФБР (Куантико, штат Вирджиния). Широкому распространению и совершенствованию метода во многом способствует существующая в США единая компьютерная система. Результаты тщательного изучения жертвы и места преступления по каждому из совершенных в стране тяжких насильственных преступлений, как раскрытых, так и не раскрытых (соответственно 15 и 5 тысяч преступлений) заносятся в компьютерную систему по специальной программе.

В компьютерных архивах отдела психологического анализа (в котором работает семь докторов наук) уже собрана громадная по объему информация позволяющая составлять психологический портрет преступника по признакам, которые зачастую игнорируются детективами, ведущими расследование.

Признаки вновь обнаруженного криминального события сопоставляются компьютерной программой сданными, расследования аналогичных дел, как раскрытых, так и не раскрытых. В результате, сотрудникам отдела удается воссоздать такие характеристики преступника как: возраст, рост, телосложение, раса, привычки, особые приметы, профессия (род занятий, общие сведения о работе), образовательный уровень, уровень сексуальной потенции, семейный статус, судимость, состояние здоровья. Делается прогноз реакции преступника на ситуацию расследования, задержания, допроса. Оценивается вероятность того, что он мог совершить в прошлом аналогичные преступления.

Как иллюстрацию сказанного приведем портрет преступника, составленный специалистами ФБР по уголовному делу об убийстве молодой женщины: "Белый мужчина ... Средний уровень умственного развития ... В школе, скорее всего, не доучился ... В армии, вероятнее всего, не служил ... В данное время безработный ... Испытывает трудности в общении с женщинами, старается заводить знакомства с теми, кто моложе его и кто может легко поддаться его контролю ... Женат никогда не был ... Испытывает неполноценность в половых связях ... Располагает обширной коллекцией порнографических материалов ... Есть садистские наклонности ... Очень неорганизован в своих привычках ... Скорее всего, совершит еще одно убийство ... Возможно психически болен ..." После задержания преступника выяснилось, что он белый мужчина, тридцати лет. Из — за хронической неуспеваемости бросил школу, в армии не служил, женат не был, работы не имел, хранил коллекцию порнографических материалов, постоянной подруги нет, страдал припадками депрессии, одно время лечился в стационаре. Составленный сотрудниками ФБР портрет не без недостатков. Содержащиеся в нем сведения относятся к довольно большой категории людей, тем не менее он свидетельствует о серьезных наработках в области теории криминальной личности, разработанной во взаимодействии специалистами различных отраслей знания. Это позволяет найти продуктивную логику анализа события и его признаков.


Общая характеристика технологии составления психологического портрета преступника

Особое внимание в диссертационном исследовании уделяется разработке методики составления психологического портрета преступника в целях расследования преступления. Общим объектом методики "портретированивания" является событие происшествия, а непосредственным объектом — поведенческие особенности преступника в контексте ситуации. Предметом метода "портретирования" является способ (или система способов) анализа следов и обстоятельств происшествия как результатов произошедшего взаимодействия, заключающих в себе потенциально отражение объективных и субъективных признаков преступника. Центральным моментом методики является анализ содержания субъективной стороны деяния, касающийся в первую очередь суждений о личности преступника и мотивах ее поведения. Это суждение должно указывать на признаки личности, проявившиеся во внешней картине преступления и пригодные для решения задач, стоящих перед правоохранительными органами по данному уголовному делу. Само суждение есть результат психологического анализа преступления и выступает составной частью методики "портретирования".

Понятийно-терминологический аппарат методики составления психологического портрета преступника охватывает такие понятия как: "психологический анализ преступления"; "поисковые" и "идентификационные признаки преступника"; "психологический портрет преступника как документ"; "ситуация происшествия"; "психологическая структура преступной деятельности" и некоторые другие. Большинство употребляемых понятий используется в традиционном толковании или раскрывается в ходе изложения. Отметим лишь те, содержание которых не является устоявшимися в науках криминалистического цикла и не поясняются по тексту диссертации.

Под понятием "психологический анализ следов и обстоятельств преступления" имеется в виду не только установление признаков субъективной стороны деяния, прежде всего — мотива, цели, личности преступника (являющиеся иногда квалифицирующими признаками преступления), но в содержание этого понятия вкладывается: определить какое психологическое значение, то есть личностный смысл, имели элементы криминалистической характеристики преступления для личности преступника, на основании рассмотрения их как сделанных преступником выборов в условиях возможной альтернативы. Поэтому психологический анализ в первую очередь должен выявлять качественные параметры этих элементов. То есть, не просто время, место, способ, орудие и т. д., но их содержательную характеристику, которую и оценивает преступник. Под понятием "методика психологического анализа" понимается способ (или система способов) установления соответствий выявленных содержательных признаков элементов криминалистической характеристики преступления признакам совершившего их лица. "Поисковыми признаками преступника" мы будем называть такие, которые достаточно сужают круг лиц подпадающих под выявленные признаки, способные локализовать поиск преступника, выводя на какие либо учеты (военный, медицинский, административный и т. д.), либо выводящий на круг людей знавших в прошлом (в силу тех или иных обстоятельств) искомое лицо, либо сужающее пространственно место поиска (город, район, квартал ... ), либо указывающие на конкретные события в прошлом или вероятные в будущем.

Алгоритм метода составления психологического портрета преступника включает в себя четыре последовательных этапа его разработки и содержит в себе три уровня анализа следов и обстоятельств происшествия.

Уровнями анализа выступают: А) криминалистический, где выявляется весь объем материально -следовой информации о признаках события преступления и его обстоятельствах, по которой реконструируется внешняя сторона преступной деятельности, формальное содержание элементов криминалистического механизма преступления(криминалистическая информационная модель преступления). Здесь аналитически вычленяются элементы психологической структуры преступной деятельности и соответствующие им мотив, цели, условия совершения преступления, в их формализованном содержании;

Б) поведенческий — выявляется индивидуальное в действиях преступника на основе "методики оценки индивидуальности действия";

В) диагностический (интерпретационный) — связывает поведенческие признаки преступника (индивидуальное в действиях) с психологическими свойствами и другими признаками его личности, на основе поиска возможной природы причин породившей субъективное содержание действий преступника, которое моделируется со стороны возможного образа элементов криминалистической характеристики преступления в их восприятии преступником.

Этапами разработки ППП являются: 1. Составление криминалистической информационной модели события преступления; 2. Ситуационное моделирование (моделирование поведения); 3. Интерпретация через психологическое объяснение поведения преступника (диагностический уровень); 4. Оформление выводной информации о признаках личности преступника в психологическом портрете.

На первом этапе собирается и анализируется информация о личности преступника и событии происшествия, содержащаяся в возможных ее носителях, которые выделены на схеме № І в виде конкретных зон поиска сведений о субъективной стороне происшествия. Такими зонами, объединенными нами на схеме в блок "носители информации о личности преступника и событии происшествия" являются: осмотр места происшествия; показания свидетелей; заключения экспертиз; информация о личности жертвы; объект преступления; фактическая информация на известного преступника. На этом этапе выявляются все обстоятельства и следы происшествия, которые можно подразделить на четыре основные вида сведений: а) о способе преступления (орудия и средства); б) о материальной обстановке преступления (пространственно — объектно — временные характеристики); в) об объекте преступления, как носителе конкретных качеств; г) о лицах косвенно связанных с преступлением.


Методика разработки психологического портрета преступника

В криминалистической литературе по тактике осмотра места происшествия обстоятельно разработаны вопросы, относящиеся условно говоря, к технической стороне проведения этого следственного действия, позволяющего уже на изначальной, общей стадии осмотра, решать задачу по построению версии о содержании и характере происшедшего на основе общей обстановочной картины места происшествия и видовых, не расчлененных следов, а также определить тактику поиска следов преступления и способов их исследования. В этих же целях намечаются границы осмотра, вычленяется его центр и отдельные узлы как опорные пункты предстоящего исследования.


Анализ собранного нами эмпирического материала, на основе интервьюирования следователей, отражает реалии существующей практики,, подтверждая теорию по тактике осмотра места происшествия, а также позволяет делать вывод о том, что в ходе осмотра по "узлам" процессы восприятия сочетаются с процессами мысленного моделирования, которое проходит ряд этапов: 1. Установление картины совершенного преступления в целом (по видовым следам); 2. Установление всех непосредственно воспринимаемых материальных следов преступных действий (операциональный их состав); 3. Мысленное восстановление (реконструкция) следователем каждого из совершенных действий; 4.Мысленное восстановление картины совершенного преступления в целом (на уровне реконструированной внешней преступной деятельности). При этом следователь старается мысленно "идти за преступником", восстанавливая ход его действий. В результате реконструкции события преступления происходит уточнение мотива и цели через смысловое объяснение каждого из действий, связанных с совершением расследуемого преступления.

Возвращаясь к теории, необходимо отметить, что гносеологические основы осмотра места происшествия как источника данных о субъективной стороне преступления и личности преступника не получили должного научного освещения, как результат того, что в криминалистике вопросы установления субъективной стороны преступной деятельности не выходят за пределы традиционных правовых представлений о субъективной стороне как признаке состава преступления, а сама преступная деятельность рассматривается вне ее психологической структуры, что отражается в практической деятельности следователя. Следует согласиться с мнением Б.Я. Петелина в том, что по материальным следам устанавливается содержание субъективных элементов, присущих вообще данному виду преступного поведения, "устанавливается родовое содержание субъективной стороны как психологического механизма совершения преступления. При этом, однако, не выявляются ее индивидуальные черты, как проявления психологии определенной личности".

Проведенное изучение более 200 протоколов осмотра места происшествия показало, что в ходе него происходит простая "инвентаризация следов", вне определения их структурной принадлежности и характера действий преступника. В результате зачастую получается картина происшествия с неопределенным сюжетом.

Полученный эмпирический результат по анализу протоколов, противоречит эмпирическим данным полученным по интервьюированию следователей, что по видимому отражает существующее противоречие между желаемым (как знанием теории) и действительным (как умением реализовать теорию на практике).

Данное противоречие указывает на сложность приобретения навыка чтения следовой информации, проявляясь, как правило, в следственной ситуации характеризующейся существенной неопределенностью события преступления. Это является следствием не востребованности криминалистами возможностей психологического анализа следов как продуктов человеческой деятельности, отражающих ее составные элементы и структуру в целом, вскрывающуюся на основе знаний о психологических закономерностях функционирования деятельности.

Методика реконструкции психологических структурных единиц преступной деятельности по следам на месте происшествия.

Привлечение психологического анализа в криминалистическую тактику и методику осмотра места происшествия предполагает реконструкцию внешней психологической структуры преступной деятельности по следам, что означает иной познавательный подход к их изучению. Выявляются иные структурные единицы анализа. Следы и их связь между собой определяются и анализируются как психологические структурные единицы деятельности: "операции"; "действия": "цепочки действий"; "деятельность" в целом.

Суть психологического определения деятельности, тезисно, заключается в следующем: "Человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действия или цепи действий" . и реализует мотив. "Действие" соотносится с целью. Цель же по выражению Маркса "как закон определяет способ и характер его действий"

Способ и характер являются операциональным аспектом действия и детерминированы с одной стороны объективно — предметными условиями достижения цели (объективные условия), с другой таким детерминантом выступают личностные особенности субъекта деятельности (субъективные условия). Таким образом, с учетом объективных и субъективных условий в которых протекает действие, его надо рассматривать как решение задачи. Задача есть цель данная в определенных условиях. Вскрытие диалектики взаимосвязи этих условий на операциональном уровне расследуемого криминального события обеспечивает объективность процессу реконструкции.

В соответствии с таким общим строением деятельности разработанным в психологии А.Н. Леонтьевым мы в диссертационном исследовании делаем попытку проанализировать процесс реконструкции преступной деятельности по следам и обстоятельствам преступления, памятуя, что: " то, -что на стороне рабочего проявилось в форме деятельности, теперь на стороне продукта выступает в форме покоящегося свойства, в форме бытия".

Выявление указанных единиц деятельности осуществляется на разных этапах осмотра места происшествия и может происходить в различной последовательности. Например, от видовых следов к следам, образующим "цепочку действий", затем к следам отдельных действий и т. д. Но в целом, в познавательной деятельности следователя по установлению данных о субъективной стороне, предлагаемые "единицы": действия, операции во всех случаях сохраняют свое значение, поскольку каждое из них имеет свою самостоятельную познавательную функцию.