Сайт Юридическая психология
Статьи по юридической психологии

 
Васкэ Е.В., Толстолуцкий В.Ю.
Методологические основы комплексного корреляционно-смыслового подхода к составлению розыскного профиля неизвестного преступника.

Вестник Пермского университета, 2014. Выпуск 4(26), стр. 166-171.

 


Под понятием «розыскной профиль» в литературе понимается психологический портрет неизвестного преступника, имеющий розыскное значение. В деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений разработка розыскного профиля по конкретному преступлению приобретает особое значение в ситуациях, когда преступление совершено в условиях неочевидности. Розыскной профиль позволяет воссоздать образ преступника, а также составить прогноз его посткриминальных действий. Указанные результаты разработки розыскного портрета, как правило, выступают важнейшими средствами поиска и задержания преступника.

Несмотря на явные положительные стороны, в России, вследствие целого ряда причин, использование розыскного профиля не получило еще должного распространения. Среди основных причин можно указать следующие: нехватка специалистов в данной области знаний (профессиональных профайлеров); отсутствие у практических работников правоохранительных органов навыков использования психологического портрета; некоторый скептицизм в отношении эффективности использования «портрета» в оперативно-розыскной и следственной деятельности из-за имеющегося негативного опыта привлечения к составлению розыскного профиля специалистов из различных областей знаний.

Анализируя перечисленные причины, отметим, что первоначальный «рабочий» портрет, положенный в основу оперативно-розыскных и следственных мероприятий, составляется, как правило, самим следователем (оперативным работником). При отсутствии у следователя необходимого объема специальных познаний в области психологии, а также возможности использовать специализированные средства для создания психологического портрета, такой портрет представляет собой весьма расплывчатую модель действий преступника, что не раскрывает в должной мере индивидуальных характеристик виновного, необходимых для его выявления, поиска и задержания [1]. При этом зачастую утрачивается основная функция психологического портрета — быть средством поиска преступника.

В этой связи, полагаем, что научные исследования должны быть направлены, во— первых, на разработку таких средств создания психологического портрета, которыми могли бы пользоваться следователи, не имеющие специальной психологической подготовки, во-вторых, на создание средств, направленных на повышение уровня выполнения психологического портрета профессиональными профайлерами.

Указанные направления взаимосвязаны между собой, вследствие чего должны иметь единую методологическую основу. Мы глубоко убеждены в том, что такой основой может стать комплексный корреляционно-смысловой подход к составлению розыскного профиля неизвестного преступника. При этом использование программных средств позволит обеспечить автоматизацию деятельности по составлению розыскного портрета, включая использование следователем достижений психологии в виде, например, баз данных, полученных на основе определенной систематизации экспертных заключений.

Актуальность рассматриваемой проблемы подтверждается тем, что в современной отечественной психологической и криминалистической литературе появилось значительное число публикаций, посвященных проблемным вопросам составления «психологического портрета» неизвестного преступника, также предложены различные модели портретирования, в основе которых лежат принципиально разные подходы к установлению связи между признаками преступления и признаками личности преступника.

В целом можно говорить о противопоставлении исследователями двух основных методов создания поискового портрета (розыскного профиля) преступника: статистическом и смысловом. В литературе превалирует точка зрения, согласно которой статистический подход основан на создании баз данных уголовных дел и на расчете по ним ряда средних величин, которые в совокупности образуют портрет типичного преступника. Статистический подход базируется на коэффициентах корреляции между признаками преступления и признаками личности устанавливаемого преступника, предполагая обязательное наличие базы раскрытых уголовных дел, образующих выборочную совокупность.

В противоположность усредненным значениям статистического подхода смысловой подход базируется на психологическом анализе материалов уголовного дела, необходимом для выявления субъективных детерминант криминального поведения через психологическую интерпретацию материальных и идеальных следов преступления. Понятно, что определение психологических механизмов индивидуального преступного действия ведет к личности конкретного преступника. Однако сделаем оговорку: как показывает практика, их правильное выявление доступно лишь профессиональному психологу-портретисту, имеющему достаточные знания и опыт работы в области юридической психологии.

Очевидно, что и статистический, и смысловой подходы имеют свои преимущества и недостатки. Поэтому мы предлагаем новое решение: объединить их оба в один — комплексный корреляционно-смысловой подход. Поясним нашу позицию. В методологическом плане наше предложение полностью согласуется с криминалистической теорией идентификации, поскольку соответственно своему названию выражает два этапа криминалистической идентификации: определение групповой принадлежности с последующим установлением индивидуального тождества.

Рамки написания данной статьи, к сожалению, ограничивают нас в детальном изложении связей между предлагаемыми подходами и этапами идентификации. Отметим лишь методологический аспект, выражающийся в том, что статистические сведения о типовых характеристиках преступника и корреляционные связи соответствуют этапу определения групповой принадлежности, а установление индивидуального тождества реализуется в смысловом подходе.

Одной из важнейших задач, которую должен решать предлагаемый нами комплексный корреляционно-смыслового подхода к составлению розыскного профиля неизвестного преступника, является задача объединения криминалистических и психологических знаний. Полагаем, что такое объединение позволит повысить эффективность использования розыскного портрета преступника: во-первых, будет содержать больший перечень взаимосвязанных поисковых признаков, а во-вторых, позволит на практике объединить деятельность следователя и психолога при расследовании конкретного уголовного дела.

Современные поисковые портреты в криминалистике основаны на криминалистической характеристике преступлений (далее — КХП), которая представляет собой систему криминалистически значимых признаков, позволяющих описать преступление и преступника. Корреляционные связи между установленными при осмотре места преступления признаками и признаками неизвестного преступника, позволяют выдвигать поисковые версии. Развитием данного научного направления стало создание в НГУ им. Н.И. Лобачевского программы «ФОРВЕР» [2]. Программа в своей основе содержит формализованное представление традиционного понятия КХП. Использование информационных технологий позволило нам впервые в криминалистике ввести понятие «электронная КХП» (далее — еКХП).

Под электронной криминалистической характеристикой нами понимается система криминалистически значимых признаков и их значений, предназначенная для выдвижения следственных версий и представляющая собой совокупность следующих элементов:

1) классификатора базы данных, содержащего криминалистически значимые признаки;

2) электронной базы данных раскрытых уголовных дел;

3) алгоритмов обработки криминалистической информации, позволяющих составить перечень версий и рассчитать их условные вероятности подтверждения в конкретной следственной ситуации.

Программа основана на криминалистически значимых признаках и в настоящее время может быть усовершенствована за счет включения знаний в области криминальной психологии. Полагаем, что психологические признаки позволят существенно расширить перечень сведений, содержащихся в еКХП. Таким образом, психологические знания могут не только решить идентификационную задачу по установлению индивидуального тождества, как было указано выше, но и усовершенствовать механизм решения задачи по определению групповой принадлежности, например, рассчитывая вероятность психологического типа серийных преступников.

Для технического решения этой задачи следует изложить основные положения работы программы «ФОРВЕР», предназначенной для создания вероятностного портрета лица, совершившего убийство. Следует обратить внимание на классификатор базы данных, который представляет собой описание не какого-то абстрактного преступления, а конкретизированного составом преступления и соответствующего классификации, принятой в криминалистической методике, выделяющей вид и группу.

При решении задачи профайлинга признаки классификатора следует разделить на две группы: известные следователю и не известные. К известным криминалистически значимым признакам относятся: место и время убийства, пол и возраст жертвы, способ совершения убийства и др. К неизвестным признакам характеристики преступника относятся прежде всего пол и возраст, а также могут быть включены параметры: удаленность проживания от места преступления, отношение к жертве по степени родства и знакомства и др.

При выдвижении версии компьютерная программа позволяет осуществлять полный перебор вариантов, достигающий сотен возможных ответов. Например, выдвигаемая программой версия «убийство совершено мужчиной в возрасте 35-45 лет, знакомым потерпевшему» представляет собой результат выбора из следующего числа вариантов: 2 (пол)*7 (возраст по интервалам в 10 лет)* 22 (отношение к жертве) = 308. Указанная версия содержит три не зависимых друг от друга признака (пол, возраст и отношение к жертве), поэтому перечень возможных вариантов определяется посредством произведения значений каждого признака.

Следующей задачей при выдвижении версий является установление связи каждого из полученных вариантов с криминалистически значимыми признаками, известными следователю. Известные признаки определяют условные вероятности каждого варианта версии.

Если известных признаков используется, например, 10, то, соответственно, возникает 3 080 сочетаний. Для каждого из этого числа сочетаний программа рассчитывает условные вероятности и ранжирует их по мере убывания. Таким образом, автоматизируется рутинная работа по проведению расчетов, пользователю выдается результат в виде вероятностного портрета преступника.

Программой могут создаваться версии, включающие одновременно несколько признаков. Но надо учесть, что такой выбор пользователя представляет собой введение им условия, выражающегося в принятии статистически зависимыми друг от друга значений признаков.

Программа позволяет удалить версии, невозможные по условиям конкретного дела, к которым относятся ситуации, когда, например, у потерпевшего нет брата или сестры, поэтому последние не могут выступать подозреваемыми. В итоге работы с программой непосредственно в ходе осмотра трупа и места убийства пользователь получает вероятностный портрет преступника.

Кроме того, программа позволяет непосредственно в ходе следственного осмотра создать базу подозреваемых. Подозреваемые входят в перечень лиц, например, из ближайшего окружения жертвы. Число лиц, которые могут быть занесены в базу подозреваемых, не ограничено. Как правило, на момент следственного осмотра трупа их не более десяти-двадцати человек, поэтому занесение в программу сведений о них по трем или четырем версионным признакам не занимает много времени.

Используя созданный программой вероятностный портрет преступника, пользователь может найти в базе подозреваемых соответствующих профилю преступника лиц, их ФИО и затем установить место их проживания, существенно уменьшив круг проверяемых лиц, требующих отработки на причастность к преступлению в первую очередь.

Имеющийся опыт использования программы показывает, что правильная версия в 70-80% случаев (зависит от следственной ситуации и репрезентативности выборки по этой ситуации) попадает в первые три— четыре наиболее вероятные версии. Для общего количества версий, достигающего десятков, этот результат оценивается нами как весьма хороший.

Как указывалось ранее, смысловой подход базируется на психологическом анализе материалов уголовного дела, необходимого для выявления субъективных детерминант криминального поведения. Работникам правоохранительных органов бывает очень трудно классифицировать подобные преступления, установить цель и истинный движущий мотив преступления по характеру телесных повреждений у жертвы, форме различных манипуляций с ее телом, одеждой, вещами. Психологическая же интерпретация следов преступления с анализом способа действия (modus operandi), поведенческих индикаторов (signature) и почерка преступника, выявление мотивации его преступного действия с установлением осознанных и неосознаваемых потребностей и побуждений, детерминирующих процесс достижения цели, позволяет воссоздать образ преступника и произвести прогноз его действий, необходимый для поиска и задержания [3].

Несмотря на безусловные достоинства статистического и смыслового подхода в отдельности, каждый из них имеет свои недостатки. Так, основной недостаток статистического подхода видится авторам в том, что в силу природы используемого метода связь между известными по делу сведениями и неизвестными признаками преступника носит характер вероятностный, т.е. неоднозначный.

Смысловой подход позиционируется как средство компенсации указанного недостатка, поскольку он позволяет в ряде случаев обнаружить однозначные причинно-следственные связи. Однако основным его недостатком является прямая зависимость от «человеческого фактора», связанного с профессионализмом профайлера, способного установить однозначные связи между криминалистическими признаками преступления и индивидуальными характеристиками преступника как субъекта преступной деятельности.

Даже, несмотря на наличие у профайлера системного, методологического подхода к исследованию личности преступника по следам его деятельности, анализ психологической природы происшедшего лишь по материалам уголовного дела может быть существенно затруднен, так как информационная база, предоставляемая в распоряжение профайлера, бывает крайне ненадежной. Устранить этот недостаток может компьютерная база данных «ФОРВЕР», в которую следует занести выборку уголовных дел, обеспечивающих репрезентативное их число.

В этой связи учет «психологически значимых» признаков, занесенных в программу, позволит повысить информативность осмотра места преступления и сделать однозначной их трактовку при выдвижении версий. Если не обеспечить последовательность установления признаков, то следователь, не имея такого руководства к действию, как программа, может некачественно провести осмотр места происшествия и не зафиксировать всю имеющуюся на месте осмотра информацию. Причем программа позволяет учесть незначительные, с точки зрения следователя, детали осмотра места происшествия, которые могут иметь важное, а нередко и ключевое значение для создания портрета.

Кроме того, программа может помочь следователю автоматизировать психологическую расшифровку, например, знаковых атрибутов («автографов», «сувениров», «трофеев») как поведенческих индикаторов (signature) преступника. Тем самым создаваемый следователем портрет может быть существенно приближен к результатам работы профессионального профайлера, в том числе при оценке эмоционального (психического) состояния преступника в криминальных ситуациях, позволяя с большой долей вероятности установить мотивацию преступного действия виновного, а затем и его основные личностные характеристики.

Учитывая вышеизложенное, полагаем, что необходимо разработать комплексный подход к составлению розыскного профиля неизвестного преступника, что позволит использовать потенциал каждого из указанных методов. Кроме того, использование криминалистами различных методов профилирования в рамках статистического подхода, по нашему мнению, в любом случае требует тщательной смысловой аргументации, базирующейся на выявлении субъективных детерминант криминального поведения, т.е. на стадии формирования классификатора.

Таким образом, предлагаемая нами методология позволяет «объединить» конкретность смыслового подхода с корреляционными связями статистического и использовать достоинства обоих при анализе конкретного механизма совершения преступления. Основой для разработки такого метода может стать методологический подход, в котором однозначная причинно-следственная связь рассматривается в качестве одной из реализовавшихся возможностей корреляционной связи. Полагаем, что при построении розыскного профиля в рамках компьютерной реализации комплексного корреляционно-смыслового подхода имеются все возможности для того, чтобы связать криминалистические характеристики и механизм совершения преступления с личностью преступника, раскрыв детерминанты его преступного поведения.


Библиографический список

1. Васкэ Е.В. Криминалистическое значение «психологического портрета» неизвестного преступника при расследовании особо тяжких преступлений // Вестник Нижегородского госуниверситета. 2006. Вып. 2(10). С. 184-188.

2. Толстолуцкий В.Ю. Криминалистическая характеристика — система признаков и набранная по ним электронная база уголовных дел / Юрид. наука в Республике Мордовия: межвуз. сб. науч. тр. Саранск: ООО «Принт-Издат», 2012, 56 с.

3. Васкэ Е.В., Сафуанов Ф.С. Психологическое сопровождение расследования серийных сексуальных преступлений // Юрид. психология. 2013. №1. С. 56-63.