Сайт Юридическая психология
Статьи по юридической психологии

 
Черкасова Е. С.
Профайлинг как метод создания психологического портрета потенциального преступника на этапе организации предварительного расследования.

Вестник НГУ, серия: Право, 2013, т.9, выпуск 1, стр. 72-75.

 


В настоящее время во многих научных изданиях обсуждаются проблемы применения в правоохранительной и правоприменительной деятельности знаний о личности и поведении лиц, совершающих насильственные преступления. Данные, полученные в результате зарубежных и отечественных научных исследований, позволяют выделить новое направление в психологическом обеспечении профессиональной деятельности правоохранительных органов, использовать это направление на уровне профессиональной компетенции в процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений. Речь идет о совокупности психологических методов и методик оценки и прогнозирования поведения человека на основе анализа наиболее информативных частных признаков, характеристик внешности, невербального и вербального поведения, названного профайлингом [1].

Изначально термин «профайлинг» (профилирование) употреблялся в контексте составления поискового психологического портрета (профиля) неизвестного лица по следам на месте преступления.

В настоящее время профилирование личности применяется в двух контекстах в рамках деятельности правоохранительных органов иностранных государств. Первый — функционирование программы задержания насильственных преступников, разработанной в 1985 г. в ФБР под руководством П. Брукса и Р. Рёсслера с целью способствования раскрытию серийных преступлений насильственного характера.

Понятие «профайлинг» в другом контексте служит для обозначения технологии наблюдения и опроса пассажиров в ходе предполетного досмотра с целью выявления потенциально опасных лиц при авиаперелетах. Данное направление, на наш взгляд, представляется перспективным в деятельности таможенных органов.

В основу применения метода профайлинга необходимо включить результаты научных исследований в области поведенческого постоянства преступников, совершающих коррупционные, террористические преступления, осуществляющих незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, оружия и боеприпасов, а также совершающих серийные сексуальные преступления. Одновременно с этим целесообразно оценить возможности использования психологических знаний в целях идентификации как самих преступлений, так и преступных посягательств [2]. В настоящее время отечественный опыт в этом направлении описывает различные модели психологического портретирования (профилирования) неустановленного лица (преступника, нарушителя) для установления поисковых признаков его причастности к совершению преступления. Необходимость научного обоснования доказывания причастности потенциально подозрительного лица к совершению преступления или к посягательству на совершение такового лежит в плоскости интеграции в практическую правоохранительную деятельность знаний, средств и методов, сформированных в таких научных отраслях, как криминология, криминалистика, психиатрия, психология. К настоящему времени накоплен большой объем сведений, касающихся теоретических и прикладных аспектов изучения феномена лжи и скрываемой информации в рамках психологического обеспечения служебной деятельности. Для решения этой задачи перспективным является изучение элементов субъективной психологической стороны криминального деяния — некоторых аспектов в поведении преступника, отражающих его личностные характеристики, объединенные в его профиль. Концептуально метод опирается на положение о том, что все криминалистические характеристики преступления являются косвенным или прямым отражением личности и поведения виновного. История относит период составления первого психологического портрета к 1888 г., когда британский хирург Томас Бонд составил поисковый портрет личности Джека Потрошителя.

Интересен в плане вышеизложенного известный апробированный зарубежный опыт. Так, вопросами портретирования преступника в практической деятельности правоохранительных органов занимались специалисты ряда зарубежных стран: США, Великобритании, Канады. В результате были созданы несколько самостоятельных моделей (профилей): географическая модель Д. Россмо (Канада), модель Д. Кантера (Великобритания), модель ФБР (США) [3].

Сотрудниками отдела поведенческих наук Академии ФБР в США (Квантико, штат Вирджиния) в конце 1970-х гг. была разработана программа психологического профилирования. Определение данного метода было дано Р. Ресслером: «процесс идентификации всех психологических характеристик индивидуума, составляющих общее описание личности, основанный на анализе совершенных им преступлений» [4]. Тщательному анализу подвергались криминалистические характеристики различных видов преступлений, в том числе, например, террористического характера, с одновременным исследованием личностных и поведенческих особенностей находящихся в заключении преступников. Сопоставление этих данных позволило установить статистически значимые связи между признаками лица, совершившего преступление и признаками им совершенного криминального деяния. Несколькими годами позже была разработана методика составления психологического профиля неустановленного преступника. В ходе практического применения данной методики происходила поведенческая реконструкция события преступления [5]. Данная процедура последовательно включала в себя:

• сбор данных, значимых с точки зрения психологической интерпретации;

• выявление логики и мотивационной стороны выполнения действий в общей картине преступления;

• определение последовательности выполнения преступником тех или иных действий;

• установление характеристик и поисковых признаков виновного;

• разработку рекомендаций по стратегии проведения дальнейшего расследования [6].

В качестве наглядного примера необходимо привести данные о практическом опыте применения профилирования личности при расследовании сексуальных убийств. Ю. М. Антонян предлагает относить к сексуальным убийствам случаи противоправного лишения жизни, которые связаны с сексуальными переживаниями, сексуальными влечениями и мотивами, сексуальной жизнью человека и его сексуальными отношениями [7]. Это убийства, которые могут и не сопровождаться собственно сексуальными действиями, например изнасилованием, но по своему внутреннему содержанию и субъективному смыслу обусловливаются сексуальной жизнью виновного, его отношениями с представителями противоположного пола. В таких убийствах сексуальная мотивация прослеживается на уровне переживаний преступника, высказываемых им намерений либо поведения в виде манипуляций с половыми органами жертвы, включая символические сексуальные действия.

Для решения этой задачи изучение элементов субъективной психологической стороны криминального деяния — некоторых аспектов поведения преступника, отражающих его личностные характеристики и проявляющихся с определенным постоянством в рамках серии преступлений, являются эффективным на этапе расследования [8].

К методологическим основам профайлинга в деятельности правоохранительных органов, можно отнести исследования П. Экмана [9], В. Фризена, К. Шерера, М. Цукермана, Б. Де Пауло, В. А. Лабунской, О. Фрайя [10] и др. Основное методологическое положение заключается в том, что лица, собирающиеся совершить уголовное преступление, характеризуются наличием определенного набора подозрительных признаков во внешности, поведении, путевых документах и в перевозимых вещах. Изучение и систематизация данных признаков дает возможность создания профиля потенциального преступника, на основании которого каждый человек может классифицироваться как неопасный или потенциально опасный. Все мероприятия, проводимые в рамках рассматриваемой технологии, призваны подтвердить или опровергнуть данное утверждение. Соответственно под профайлингом понимается выявление потенциально опасных лиц, относящихся к категории не установленных или установленных ранее.

Д. Дуглас, К. Манн, оценивая криминальное поведение преступников (в частности серийных убийц), разграничили способ действия преступника (modus operandi) и его так называемый автограф (signature), который чаще всего называется «почерком преступления». Данное понятие характеризует способ действия, необходимый для достижения криминальной цели. Почерк преступления (почерк преступника) состоит из совокупности операциональной стороны преступной деятельности, ее динамичной составляющей (меняющейся под влиянием опыта) и адаптивной составляющей (подверженной влиянию ситуативных факторов). В почерке проявляется смысловая сторона криминального поведения, которая наиболее индивидуализируема, постоянна во времени, ситуационно устойчива и не является необходимой для достижения криминальной цели [11]. Почерк преступника, указывая на динамику его когнитивных и эмоциональных процессов, лежит в основе мотивации поведения преступника, что в конечном счете является косвенным отражением его личности, образа жизни, смысла жизни, сексуального опыта и мн. др. [12; 13].

Д. Дуглас, К. Манн обосновывают необходимость анализа, например, почерка серийного убийцы (signature analysis), в ходе которого посредством психологической интерпретации данных о преступлениях открывается возможность выявления в ряде криминальных актов признаков поведенческого постоянства. Важным аспектом профилирования является акцентирование внимания на «уликах преступного поведения», к которым, например, при проведении следственных действий (допроса или очной ставки), относятся:

1) общая неадекватность психологического состояния;

2) неестественность и наигранность в поведении при контактах с сотрудниками правоохранительных органов;

3) отрешенность от происходящего вокруг (симптом суицидального человека, что свойственно ряду сексуальных преступников и террористов).

К профайлинговым психотехникам необходимо отнести применение различных техник общения и влияния на потенциального преступника с целью быстрого установления контакта и получения необходимой информации.

Создание и функционирование системы научно-методического обеспечения служебной деятельности правоохранительных органов невозможно без соответствующих специалистов, владеющих комплексом знаний, методов и технологий в области профайлинга, основанного на криминологических, криминалистических, психиатрических, психологических технологиях, применение которых необходимо в целях повышения эффективности решения служебных задач. В настоящее время необходимо включить в программу повышения квалификации сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, ФСБ России, МВД России элементы психотехнологии профайлинга как метода невербальных профилей эмоциональных состояний потенциально опасных субъектов (подозреваемых в совершении преступлений, совершивших преступления, в том числе террористического характера и др.). Также важным в ходе предварительного следствия является участие профессиональных психологов, имеющих специальную подготовку в области поведенческого анализа (профайлинга). Привлечение профайлеров в группы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, является эффективным для производства предварительного расследования по наиболее сложным уголовным делам. Данную практическую деятельность эффективно направить на обеспечение раскрываемости и пресечения убийств, бандитизма, терроризма, экономических и коррупционных преступлений, а также преступлений в отношении несовершеннолетних и престарелых лиц, а специализацию профайлеров проводить в учреждениях высшего профессионального образования, в том числе и по линии ведомственной принадлежности.


Список литературы

1. Анфиногенов А. И. Психологическое портретирование неустановленного преступника. М., 2002.

2. Асеев В. Г. Мотивация поведения и формирования личности. М., 1976. 246 с.

3. Canter D., Heritage R. A Multivariate Model of Sexual Offence Behavior // The Journal of Forensic Psychiatry. 1989. Vol. 1.

4. Ressler R., Burgess A., Douglas J. Criminal Profiling Research on Homicide. Unpublished Research Report. N. Y., 1982.

5. Лаговский А. Ю., Скрытников А. И., Тележникова В. Н., Бегунова Л. А. Составление психологического портрета преступника: Учеб.-метод. пособие. М., 2000.

6. Самовичев Е. Г. Оценка розыскного значения признаков поведения преступника на месте преступления // Проблемы использования нетрадиционных психофизиологических методов в раскрытии преступлений: Сб. науч. тр. / Под ред. А. И. Скрыпникова и др. М., 1995.

7. Феофанов О. А. Агрессия лжи. М.: Политиздат, 1987. 318 с.

8. Знаков В. В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания // Вопр. психологии. 1993. № 2. С. 92-99.

9. Экман П. Психология лжи. СПб.: Питер, 1999. 272 с.

10. Фрай О. Детекция лжи и обмана. М.: ОЛМА-Пресс, 2005. 176.

11. Фернхем А., Хейвен П. Личность и социальное поведение. М.: Питер, 2001. 360 с.

12. Филонов Л. Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М.: Изд-во МГУ, 1979. 99 с.

13. Филонов Л. Б. Психологические способы изучения личности обвиняемого. М.: Академия МВД, 1983. 80 с.