Сайт Юридическая психология
Статьи по юридической психологии

 
Сокол В.Ю.
Особенности формирования профиля преступника в США и Германии.

Общество и право, 2009 №3(25), стр. 257-260.

 


Выявить преступника — означает собрать информацию (сведения, фактические данные), указывающие на то, что данное конкретное лицо могло совершить расследуемое деяние [1, с. 7]. В условиях дефицита персонифицированной информации о возможных преступниках возникает острая необходимость разработки и использования его поисковой модели, которая в США и Германии называется профилем преступника («profil») [2]. Под профилем преступника чаще всего понимается описание еще неидентифицированного преступника, производное от реконструкции преступления и интерпретации его характеристики.

Профиль разыскиваемого преступника — это одна из разновидностей криминалистических мысленных моделей, представляющая собой систему сведений о психологических и иных признаках данного лица, существенных с точки зрения его выявления и идентификации, включающую признаки не только психологической природы, но и правовые, социально-демографические и иные признаки [3]. Нередко указанный профиль также называется психолого-криминалистическим портретом, психолого-криминалистической или криминалистической характеристикой преступника и т. д.

В отличие от многофункционального словесного портрета психологический портрет отражает внутренние, психологические, а также поведенческие признаки человека, а его основная функция — быть средством поиска, выявления преступника, личность которого не установлена [1, с. 253]. Таким образом, профиль (портрет) преступника включает в себя главным образом те признаки, которые имеют важное поисковое значение, позволяющее выявить и установить преступника.

Метод формирования профиля неизвестного преступника получил название криминального профайлинга («Profiling») [4, с. 295-299]. Вместе с тем, к настоящему времени отсутствует единая общепризнанная теория профайлинга и унифицированная методика его проведения [5, р. 21].

Исследователи (так называемые профайлеры) применяют различные теории (методики) из различных областей знаний (психологии, психиатрии, психопатологии, судебной медицины, статистики, социологии, герменевтики, криминалистики, криминологии и т. д.), которые, по их мнению, позволяют им в конкретных условиях сформировать поисковый портрет неизвестного преступника. В частности, к таким теориям относятся учение о динамическом стереотипе И.П. Павлова; теория Э. Кречмера о корреляции между строением тела, типом личности и склонностью к антисоциальным поступкам; метод анализа ранений и т.д.

Основная идея метода формирования криминального профиля заключается в исследовании связей между преступлением и характеристиками преступника, в воссоздании облика (личности) преступника по следам, оставленным им при совершении преступления, главным образом на месте преступления, в том числе и теле жертвы.

При создании профиля преступника восстанавливается картина преступления — местонахождение жертвы, наличие или отсутствие значимых вещей, улики, указывающие на то, что преступник сделал с жертвой, а также последовательность событий и поведение субъекта преступления до и после него, на основе чего делаются заключения о возможном значении и мотивации конкретных действий [6, с. 373]. Так, связывание жертвы свидетельствует о потребности преступника в контролировании, нанесение ножевых ранений жертве — потребности в возбуждении от боли или крови и т.п.

Чаще всего в профиль преступника включаются такие характеристики, как пол и возрастные рамки, семейный статус, образовательный уровень, род занятий (общие сведения о работе); как будет реагировать на ситуацию полицейского расследования и допрос; уровень сексуальной зрелости, сможет ли совершить вновь нечто подобное, вероятность того, что искомый преступник мог совершать в прошлом аналогичные преступления, есть ли на него полицейское досье [7]. По мнению немецких специалистов, профиль преступника может включать сведения о его месте жительства, внешнем виде, структуре личности, допреступной и послепреступной характеристике преступника (например, о перемене места жительства и места работы после преступления) [8]. По результатам профайлинга составляется итоговый письменный документ, содержащий описание профиля предполагаемого преступника.

Криминальный профиль как метод установления неизвестного преступника, первоначально был разработан в США. Началом послужила практика полицейских подразделений привлекать психиатров и психологов к клиническому интерпретированию действий неизвестных преступников [6, с. 373]. В дальнейшем методы анализа (определения) профилей были предметом изучения Отдела поведенческих наук Академии ФБР США.

Разработанная в ФБР процедура составления психологического профиля состоит из пяти основных этапов:

1) обстоятельное изучение, анализ природы и сущности преступления и криминальных типов лиц (психолого-психиатрическая типология лиц, совершивших подобные деяния в прошлом);

2) исчерпывающий анализ места расследуемого преступления;

3) углубленное изучение ближайшего окружения, занятий и увлечений жертвы (жертв, если их несколько);

4) формирование возможных мотивирующих факторов всех задействованных в расследовании лиц;

5) описание преступника (на основе внешних поведенческих проявлений его вероятной психологической сущности) [7].

Составление криминального профиля базируется на следующих основаниях:

1) выбор и принятие решений преступником в процессе совершения преступления и его поведение при этом характерны для этого лица (behavior reflects personality). Так, по данным австрийского криминалиста-психолога Т. Мюллера, только для оформления конверта так называемой «бомбы-письма» необходимо принять 56 решений [9, с. 49-50].

2) преступное поведение условно состоит из двух блоков: модус операнди («modus operandi») и почерк («signature»). Модус операнди — это те действия преступника, которые с функциональной точки характеризуют способ совершения им того или иного преступления и позволяют классифицировать преступление как сексуальное преступление, убийство с целью ограбления и т.д. Эти действия находятся под влиянием профессиональных качеств преступника, его криминального опыта, имеющихся у него в наличии средств преступления и т. д. Тогда как почерк — это те действия, которые выходят за функциональную характеристику преступных действий, необходимых для совершения того или иного преступления [10, р. 242], и совершаются для того, чтобы доставить преступнику эмоциональное удовлетворение [11, с. 154]. Указанные признаки позволяют судить о фантазиях и мире переживаний преступника. Как правило, именно эти отдельные, специфические элементы поведения преступника относятся к числу уникальных, образующих неповторимый почерк конкретного преступника (например, нанесение многочисленных посмертных телесных повреждений, отрезание половых и иных органов, разрезание нижнего белья жертвы, оставление каких-либо предметов в полостях тела жертвы и т.д.), выступая в роли «лейтмотива» его преступной деятельности.

Анализ «модус операнди» и «почерка» позволяет получить ответы на следующие важные вопросы, необходимые для формирования профиля: 1) что преступник делал, и что он не должен был делать с функциональной точки зрения совершения преступления; 2) от совершения каких действий преступник воздержался, хотя для этого у него была соответствующая возможность.

Если «modus operandi» со временем и в зависимости от обстоятельств может изменяться, то «почерк» («автограф») «как индикатор мотива остается значительно более стабильным и, значит, может выступать в качестве надежного признака, позволяющего объединять, на первый взгляд, разрозненные, ничем вроде бы меду собой не связанные, спорадически вспыхивающие преступления в систему с одним исполнителем» [11, с. 154].

3) следы на месте преступления содержат не так много сведений, чтобы осуществлять дифференцированную характеристику личности преступника. Поэтому важное значение имеют различные типологии, разработанные на основе изучения успешно расследованных уголовных дел, поскольку в похожих преступлениях отмечаются совпадающие признаки личности их исполнителей. На этом этапе профайлинга индивидуальные особенности конкретного преступления (как отвечающие определенным психологическим и эмоциональным потребностям преступника) связываются с характерными чертами известных преступлений этого типа в целях формирования поискового профиля. Так, личностные особенности преступника зависят от принадлежности его к тому или иному типу серийного убийцы: 1) организованный несоциальный преступник (organized nonsocial offender), дезорганизованный асоциальный преступник (disorganized asocial offender) и смешанный преступник (mixed) [12, р. 190]. Указанная классификация имеет важное практическое значение. При распознавании типологической принадлежности устанавливаемого серийного убийцы важно учитывать, что поведение организованных преступников, по сравнению с дезорганизованными на месте происшествия имеют существенные отличия: организованный (по стилю жизни) человек, организован и по стилю поведения, тогда как дезорганизованость в жизни проявляется и в дезорганизованности преступления [11, с. 44-56].

Полиция ФРГ на основе опыта ФБР США в начале 90-х гг. прошлого столетия стала проводить самостоятельные исследования, связанные с реконструкцией и интерпретацией преступления в целях создания профиля преступника.

В настоящее время в структуре криминальной полиции Германии существуют специальные подразделения, в которых работают прошедшие специальную подготовку дипломированные сотрудники полиции, способные формировать профиль преступников в соответствии с принятыми стандартами. В отличие от американских коллег все они имеют соответствующее полицейское образование, а также обязательный опыт практической полицейской работы, связанной с раскрытием различных преступлений. Они считаются опытными криминалистами, ходя среди них есть и лица, имеющие университетское психологическое образование.

Процесс деятельности таких сотрудников называется «Оперативный анализ преступления» (OFA), также называется и те специальные подразделения, в которых они работают. Учитывая, что полиция ФРГ состоит их федерального и земельных уровней, соответственно, подразделения OFA имеются как в структуре Федерального управления уголовной полиции ФРГ, так и управлений уголовной полиции земель.

Общее число полицейских аналитиков преступления (профайлеров — "Profiler") составляет порядка 80 человек, из которых около 50-60 человек трудятся в земельных управлениях уголовной полиции, остальные — в федеральном ведомстве уголовной полиции. Большинство немецких профайлеров — это мужчины, доля женщин среди них составляет примерно 20%. Названное количество сотрудников OFA считается достаточным для удовлетворения имеющихся в них практических потребностей.

Достаточно высокий уровень раскрываемости тяжких преступлений в Германии обеспечивается применением традиционных криминалистических методов раскрытия преступлений. Лишь в относительно немногих случаях привлекаются специалисты OFA для производства профиля преступника: примерно 50-80 анализов в год во всей Германии. При этом временный объем для формирования профиля преступника по тем или иным делам может быть разным. Как правило, сотрудники OFA работают в группах от 3 до 8 аналитиков.

Если метод психологического профиля первоначально разрабатывался сотрудниками Отдела поведенческих наук Академии ФБР (США) для раскрытия уголовных дел о серийных убийствах на сексуальной основе, совершенных в условиях неочевидности, то сотрудники немецкой полиции добились эффективности использования этого метода при раскрытии не только убийств, но и вымогательств, похищений, поджогов, захватов заложников, отравлений, разбоев и т.д. [5, с. 18-19]

В случае необходимости сотрудники OFA привлекают к работе криминологов, психологов, психиатров, судебных медиков и представителей других специальностей, необходимых для формирования профиля преступника.

По мнению немецких специалистов, формирование профиля — это криминалистическая деятельность, поскольку ее ядро составляет критический и подробный анализа места происшествия, отношений (связи) преступник— жертва и имеющихся в распоряжении сведений о потерпевшем (жертве) [10, р. 242]. Используемые при построении профиля психологические, психоаналитические, криминологические и т.д. теории применяются на основе криминалистического опыта в целях поиска неизвестных преступников.

Особенности формирования профиля преступника приводят к тому, что оно нередко считается скорее искусством, чем наукой [6, с. 375], поскольку его эффективность во многом зависит от таланта, креативности, интуиции, опыта, а, порой, и здравого смысла лица его формирующего [5, р. 24].

Тем не менее, применение указанного метода нередко доказывало свою состоятельность. Так, согласно отчетам ФБР за 1981 г., в 192 случаях создания профилей было произведено 88 задержаний, из которых в 17% случаев именно определение профиля способствовало задержанию преступника [6, с. 375]. В Великобритании из 184 случаев производства профиля преступника в 2,7% случаев это привело к его идентификации [5, р. 25].

Точность отражения в профиле тех или иных предсказанных признаков личности преступника составляет в настоящее время от 70 до 80% [5, р. 25]. Соответственно, насущная проблема профайлинга заключается в повышении качества формирования преступных профилей, не позволяющих промахнуться мимо "настоящего" преступника.

Профиль преступника — это не чудодейственный метод, а вспомогательное криминалистическое средство, дающее органам расследования дополнительные данные о процессе совершения преступления и предполагаемом преступнике, позволяя органам расследования сфокусировать работу на значительно меньшей группе подозреваемых лиц, сужая круг подозреваемых или пересматривая этот круг. Успех использования криминального профалинга напрямую зависит от эффективности использования органами расследования традиционного криминалистического арсенала средств выявления и раскрытия преступлений.


Литература:

1. См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.: Юристъ, 1997.

2. См., например: Hoffmann J., Musolff С. Fallanalyse und Terprofil. Geschichte, Methoden und Erkenntnisse einer jungen Disziplin. Bundeskriminalamt, Wiesbaden, 2000; Becker P. Dem T?ter auf der Spur. Eine Geschichte der Kriminalistik. Darmstadt: Primus Verlag, 2005. S. 231-249; Ackerman R., H. Clages, H. Roll. Handbuch der Kriminalistik. Kriminaltaktik Praxis und Ausbildung. Stuttgart-Drezden: Boorberg, 2007.

3. См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.: Юристъ, 1997. С. 252; Образцов В.А, Богомолова С.Н. Криминалистическая психология: Учебное пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002.

4. См., например: Ениколопов С.Н., Ли Н.А. Психологические особенности криминального профайлинга // Психологическая наука и образование. 2007. № 5.

5. См.: Hoffmann J., Musolff С. Fallanalyse und T?terprofil. Geschichte, Methoden und Erkenntnisse einer jungen Disziplin. Bundeskriminalamt, Wiesbaden, 2000.

6. См.: Блэкборн Р. Психология криминального поведения. СПб.: Питер, 2004.

7. См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.: Юристъ, 1997. С. 255; Образцов В.А, Богомолова С.Н. Криминалистическая психология: Учебное пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002. С. 92.

8. См.: Hoffmann J., Musolff С. Fallanalyse und T?terprofil. Geschichte, Methoden und Erkenntnisse einer jungen Disziplin. — Bundeskriminalamt, Wiesbaden, 2000. S. 17-18; Clages H. Der Rote Faden. Grungds?tze der Kriminalpraxis. Kriminalistik Verlagsgruppe Heidelberg, 2004. S. 155-156.

9. См.: Профили предлагаются в результате изучения приемов эффективных продаж // Переводы материалов о практике деятельности правоохранительных органов зарубежных стран. М.: ГИАЦ МВД РФ, 2005. № 32.

10. См.: Becker P. Dem ter auf der Spur. Eine Geschichte der Kriminalistik. Darmstadt: Primus Verlag, 2005.

11. См.: Образцов В.А, Богомолова С.Н. Криминалистическая психология: Учебное пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002.

12. См.: Walder Hans, Hansjakob Thomas. Kriminalistisches Denken. 7., villig neu bearbeitete Auflage. 2006: Kriminalistik Verlag, Verlagsgruppe H?thig Jehle Rehm GmbH, Heidelberg, Munchen, Landsberg, Berlin.