Сайт Юридическая психология
Статьи по юридической психологии

 
Ениколопов С.Н., Ли Н.А.
Психологические особенности криминального профайлинга.

Психологическая наука и образование, 2007, № 5, стр. 295-299.

 


Современный уровень развития науки предполагает появление междисциплинарных подходов к решению проблем. Так, на стыке криминологии, социологии, медицины и психологии зародился криминальный профайлинг (criminal profiling) как совокупность действий специалистов, занимающихся расследованием преступления, направленная на выявление личностных особенностей преступников и их жертв, отношений между ними, их мотивации и действий во время совершения преступления. Методология криминального профайлинга предполагает работу с материалами уголовного дела и интерпретацию доказательств. Результатом работы профайлера является криминальный профиль — юридически значимый документ, в котором описаны личность и поведение преступника и жертвы в ключе совершенного преступления или серии преступлений.

Существующая на сегодняшний день парадигма криминального профайлинга с ее теоретическими основами и методологией прошла долгий путь становления и развития. Выделяют несколько источников происхождения профайлинга: исследования криминологов, специалистов из области судебной медицины, психиатров и криминальных психологов.

Одна из первых попыток объяснить природу преступного поведения с позиции биологизаторского подхода принадлежит итальянскому тюремному врачу Ч. Ломброзо, разработавшему «антропологическую» теорию преступности. Проводя измерения антропологических особенностей преступников, содержащихся в тюрьме, он пришел к выводу, что существует четыре типа правонарушителей: врожденные преступники, преступники по страсти, случайные преступники и душевнобольные преступники. При этом «врожденные» преступники характеризуются определенными соматическими особенностями, строением черепа, чертами лица, благодаря которым их можно своевременно распознавать и пожизненно изолировать от общества либо уничтожать [2].

Исследования Э. Кречмера показали, что существует высокая корреляция между строением тела, типом личности и склонностью к антисоциальным поступкам. Так, он выделил четыре конституциональных типа и, как следствие, наиболее вероятные модели противоправного поведения:

1) астеническое телосложение — склонность к воровству и мошенничеству;

2) атлетическое телосложение — склонность к насильственным преступлениям;

3) пикническое телосложение — склонность к мошенничеству и жульничеству, но возможно применение насилия;

4) смешанный тип — склонность как к преступлениям против общества, так и к насильственным преступлениям [2].

Г. Гросса можно считать первым профайлером в современном значении этого слова. Он указал на возможность понимания личности преступника через совершенное им преступление. Им было предложено проводить расследование преступлений исходя из того, что любое действие человека является отражением его личности, мыслей, чувств и жизненных обстоятельств. Понимая это, можно составить наиболее полный профиль преступника и разыскать его [5].

Первым, кто использовал метод анализа ранений (Wound pattern analysis) как один из способов идентификации личности преступника, стал Д. Филипс, расследовавший дело Джека-Потрошителя. Осматривая тела жертв, Филипс заключил, что такие раны мог нанести человек, обладающий медицинскими знаниями и навыками. По его мнению, основываясь на данных экспертизы ранений, можно сделать выводы о профессии, образовательном уровне, увлечениях и образе жизни преступника.

Значительный вклад в развитие методологии профайлинга внес Д. Бруссель. Он считал, что по уликам с места преступления можно диагностировать психические отклонения преступника и связанные с ними особенности поведения. Многолетний опыт работы в психиатрической клинике позволил ему составить абсолютно точный профиль преступника, известного как «Сумасшедший террорист», взорвавшего около 37 бомб в Нью-Йорке.

На сегодняшний день наиболее широко профайлинговый подход к расследованию преступлений используется Федеральным бюро расследований (FBI) в США, где существует особое подразделение — отдел по изучению поведения. Одним из направлений деятельности этого подразделения является консультирование по вопросам относительно поиска преступников и составлению профилей.

Другой авторитетной организацией, занимающейся проблемами профайлинга, является Академия поведенческого профайлинга (Academy of Behavioral Profiling), объединяющая профайлеров, занимающихся частными расследованиями, и имеющая развитую сеть представительств в странах Европы. Одним из основных направлений деятельности данной организации является обучение профайлингу.

В отечественной науке представлено сравнительно небольшое количество работ, посвященных профайлинговым исследованиям. Как правило, такие труды пишутся криминологами, и это обусловливает определенную специфику подхода. Часто исследователи не учитывают достижения других наук, в частности, медицины, психиатрии, социологии и психологии.

Широкий обзор проблемы профайлинга и вариантов его применения представлен в учебнике «Криминалистическая психология» В. А. Образцова и С. Н. Богомоловой. Большое внимание в этой книге уделяется проблеме проведения допроса и повышению качества и количества получаемой информации, общения с преступником и методы психологического воздействия на него [3].

Однако, несмотря на существование пособия по профайлингу, нельзя сказать, что этот метод применяется в расследовании преступлений в нашей стране, хотя современная криминогенная обстановка диктует необходимость его внедрения в деятельность следственно-розыскных органов.

Основными задачами профайлеров являются раскрытие преступлений и их профилактика. Исходя из этого, можно выделить несколько основных направлений решения этих задач. Так, например, существует необходимость создания информационной базы, содержащей в себе данные обо всех совершенных преступлениях с указанием как можно более полной информации о преступниках и жертвах. Другой проблемой считается профессиональная подготовка специалистов-профайлеров.

Лучше всего данный метод зарекомендовал себя при раскрытии серийных убийств и изнасилований, поджогов и взрывов, дел о семейном насилии, а также преступлений, совершаемых лицами с психическими отклонениями. Кроме того, на сегодняшний день существуют исследования, изучающие эффективность применения профайлинга в сфере информационных технологий.

Среди основных источников получения информации, необходимой для раскрытия преступлений, можно выделить следующие:

• реконструкция преступления (Crime reconstruction);

• анализ ранений.

Под реконструкцией преступления понимается определение действий преступника и жертвы до, в момент и после совершения преступления. Реконструкция производится на основе свидетельских показаний, заявлений жертвы, признаний преступника, фото— и видеоматериалов с места преступления и вещественных доказательств.

Анализ ранений в некоторых случаях может дать исчерпывающую информацию о характере преступника, специфике его деятельности и увлечений, а также свидетельствовать о его отношениях с жертвой.

Профайлинговое исследование включает в себя два аспекта:

1) профиль жертвы;

2) профиль преступника.

Профиль преступника включает в себя описание его поведения, личностных особенностей, мотивации, метода совершения преступления и почерка преступника. Это может быть использовано как экспертное заключение, позволяющее сузить круг подозреваемых и найти варианты обнаружения правонарушителя или как доказательство вины на суде.

Профиль жертвы предполагает описание ее личности и особенностей поведения, явившихся причиной ее виктимизации.

Кроме того, профайлер занимается проблемой риска преступника и жертвы (Offender risk, Victim risk). Эта категория подразумевает исследование стиля жизни, круга знакомых, рода деятельности и увлечений, поспособствовавших развитию противоправного и виктимного поведения у преступника и жертвы соответственно.

Исследователями из ФБР (Дж. Дуглас, Р. Ресслер, А. Барджес и К. Хартман) была выработана стратегия профайлинга.

Первая стадия подразумевает сбор информации о преступлении, включая улики и фотографии с места преступления, заключения по вскрытию, заявления свидетелей и отчеты следователей.

На второй стадии профайлер решает, к какому типу относится совершенное преступление, какие мотивы могли спровоцировать преступника, определяет риск жертвы и обстоятельства преступления.

Третья стадия включает в себя изучение способа совершения преступления и стратегий избегания преследования, мотивов, определивших характер нанесенных жертве ранений, местоположение тела и способ убийства.

На четвертой стадии расследования идет составление профиля преступника, содержащего информацию о его поле, возрасте, национальности, семейном и социальном положении, психологических особенностях, жизненных ценностях, возможных моделях реагирования на столкновение с правоохранительными органами и наличие криминального опыта.

И, наконец, на пятой стадии профиль отдается следователю и является основанием для задержания подозреваемого [4].

Еще одним важным направлением деятельности профайлера следует считать консультирование сотрудников следственных органов по вопросам обнаружения и задержания преступника. Обладая данными о личностных и поведенческих особенностях преступника, образе его жизни и способах реагирования в различных ситуациях, профайлер может смоделировать ситуацию, в которой вероятность обнаружения и задержания преступника будет максимально высокой.

Опыт зарубежных коллег свидетельствует о том, что применение метода профайлинга увеличивает возможность раскрытия преступлений и способствует их профилактике. Криминальный профиль обладает юридической силой и в некоторых ситуациях является единственным основанием для задержания подозреваемого. Основными достоинствами данного метода считаются его разносторонность, высокая степень надежности и широкие возможности применения.

Таким образом, встает вопрос о профессиональной подготовке специалистов— психологов, занимающихся профайлингом в условиях уголовно-правовых отношений в современной России.


Литература

1. Кречмер Э. Строение тела и характер. М., 1995.

2. Ломброзо Ч. Преступник. М., 1994.

3. Образцов В. А., Богомолова С. Н. Криминалистическая психология. М., 2002.

4. Burgess A., Douglas J., Hartman С., McCormack A., Ressler R. Sexual Homicide: A Motivational Model // Journ of Interpersonal Violence. V.1. № 3. 1986.

5. Gross. H. Criminal Investigation. L., 1924.

6. Turvey B. E. Criminal profiling. L., 2002.