Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 
Иванова Л. Ф.
Тактико-психологические приемы предварительного допроса опознающего.

Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право, 2015, № 1.
Стр. 29-32.

 


Предварительный допрос опознающего является важным источником информации для принятия решения о возможности предъявления ему для опознания объекта. Допрос проводится для уяснения того, при каких обстоятельствах допрашиваемый наблюдал данное лицо (или предмет), какие приметы и особенности лица (предмета) он запомнил и может ли его опознать. Предварительный допрос является составной частью предъявления для опознания. Специфика допроса, предшествующего опознанию, состоит в том, что в процессе его наиболее широко используются тактико-психологические приемы, мнемические приемы, направленные на актуализацию, оживление воспринятого и запечатленного в памяти допрашиваемого образа интересующего следствие объекта. Решение о предъявлении для опознания может приниматься в том случае, если в ходе следствия установлена возможность и способность наблюдения допрашиваемым идентифицируемого объекта и имеется обоснованное предположение о возможности опознания им этого объекта. Для получения наилучших и правдивых результатов при проведении допроса и непосредственно самого опознания предъявляются особые требования к профессиональной, в том числе и к психологически грамотной деятельности сотрудников правоохранительных органов, к их личным качествам.

Большое значение при предъявлении для опознания имеет предварительный (дополнительный) допрос, проведенный перед опознанием. В связи с этим полагаем возможным для максимального извлечения информации о признаках объекта из памяти допрашиваемого лица применение следователем психологических приемов по активизации памяти. Из них, на наш взгляд, наиболее ценным выступает включение в тактический арсенал следователя действия ознакомительного характера по терминологии словесного портрета. Будущий опознающий, не сведущий в терминологии словесного портрета, чаще всего затрудняется описать признаки объекта с применением принятых терминов при описании лица. Иными словами, будущий опознающий не знает терминологии словесного портрета, которая применяется при описании примет, а также затрудняется отнести какой-либо признак к определенному термину.

Например, А. В. Дулов предлагал при подготовке к предъявлению для опознания обязательно проверять способности опознающего лица к опознанию в данный момент, а также проводить эксперименты по обучению опознающего процессам анализа объекта. Большую помощь, как считает ученый, в проведении таких экспериментов и в усилении аналитических способностей опознающего может оказать такое приспособление, как фоторобот. При помощи этого приспособления опознающему даются задания синтезировать наличный портрет (или сохранившиеся у него в памяти образы) при помощи отдельных элементов лица человека (различных изображений наборов бровей, глаз, ушей, подбородка и т.д.). Такие эксперименты развивают у опознающего способность более углубленного анализа объекта при его действительном восприятии в процессе опознания, проведения синтеза отдельных элементов объекта для получения правильного вывода об опознании [2, с. 275276].

Как указывают А. Я. Гинзбург и А. Р. Ратинов, для того чтобы помочь допрашиваемому описать внешность человека, следователь может использовать средства наглядной демонстрации: рисунки, диапозитивы с изображением отдельных частей лица человека, цветовые таблицы, компьютерные, композиционные портреты. При помощи фоторобота опознающему могут даваться пояснения по терминологии словесного портрета [1; 3, с. 320].

Руководствуясь терминологией словесного портрета, следователь знакомит будущего опознающего с терминами словесного портрета и разъясняет их значение, чтобы получить более точное описание человека, подлежащего опознанию. Целесообразно разъяснить, что элементы внешности характеризуются по размерам (величине), форме, контуру, положению, цвету. Цвет называется в общепринятых терминах: белый, черный, красный, землистый соломенный и т.д. Цветом характеризуются кожа, волосы, зубы, шрамы, родинки, татуировки.

Следователем должны задаваться вопросы в точной последовательности от общего к частному, следуя терминологии словесного портрета: общий облик, затем отдельные части тела и отдельные детали -все это даст возможность, на наш взгляд, не упустить ни один признак внешности человека.

Еще одним тактико-психологическим приемом будет дополнительно проведенный допрос перед предъявлением для опознания, направленный исключительно только на выявление и уточнение признаков объекта. Если при первом допросе следователь должен выслушать показания допрашиваемого лица в форме свободного рассказа, то при дополнительном допросе, который будет направлен на выяснение признаков и особых примет будущего опознаваемого объекта, следователь может уже задавать вопросы уточняющего характера. Полагаем, что, таким образом, следователь при постановке вопросов будет учитывать не только их содержание и формулировки, но и соотношение их с той информацией, которая до этого была воспроизведена будущим опознающим лицом.

Допрос, который проводился повторно (дополнительно) и непосредственно перед опознанием, оказывается более продуктивным. Например, в одном из уголовных дел, допрос проводился повторно непосредственно перед предъявлением для опознания и был направлен только на выяснение признаков и индивидуальных особенностей будущего опознаваемого. Опознающий И. при описании будущего опознаваемого лица указал возраст (около 30 лет), рост (165 см), плотное телосложение, короткую стрижку, круглое лицо, средний лоб, светлые брови, голубые глаза, средний нос (приплюснутый «сломанный»), пухлые щеки, крупные скулы, дал полное описание одежды опознаваемого лица. При анализе протокола мы сделали вывод, что допрос был проведен по методу словесного портрета и были выяснены наиболее значимые признаки внешности опознаваемого лица. При опознании И. указал на то, что опознает данное лицо по голубым глазам, по телосложению, по среднему росту, «приплюснутому» носу.

Аналогичный предварительный допрос, который был направлен только на выяснение признаков внешности перед проведением опознания, был проведен в отношении П. При допросе свидетель З. дала следующее описание будущего опознаваемого: рост свыше 180 см, возраст около 30 лет, среднее телосложение (ближе к спортивному), плечи широкие, лицо овальное, лоб высокий с залысинами, волосы русые (короткие), глаза маленькие (цвет не помнит), нос средний (крылья носа широкие), рот среднего размера, губы средние, выдающиеся широкие скулы. При предъявлении для опознания было получено точно такое же описание признаков, по которым она опознала опознаваемого.

Как показывают материалы проанализированных уголовных дел, количество случаев, когда необходимые сведения о внешности опознаваемого лица выяснены в полном объеме, составило всего 28 %, а количество случаев, когда сведения о внешности опознаваемого лица выяснены лишь поверхностно, -74 %. Количество допросов, приведенных непосредственно перед опознанием (специально для его проведения), — всего 17 %. Исходя из обработанного эмпирического материала можно с уверенностью утверждать, что если бы следователь проводил допрос дополнительно перед предъявлением для опознания, то результаты при таком допросе были бы значительно выше. Такой допрос исключит простой пересказ своих показаний, данных на предыдущем допросе. Зачастую в следственной практике первоначально проводится допрос, где выясняется самая общая информация по расследуемому делу, где описание объектов или отсутствует, или дано не полно. Через длительное время (месяц, два месяца, а то и через полгода) свидетель или потерпевший приглашается на опознание.

Думается, что допрос, проводимый дополнительно, будет направлен на то, чтобы оказать помощь будущему опознающему лицу в припоминании значимых признаков и индивидуальных характеристик объекта. А также у следователя будет возможность провести психологическую подготовку будущего опознающего лица к участию в этом следственном действии.

В связи с вышеизложенным мы полагаем, что с целью закрепления на законодательном уровне производства дополнительного допроса, проводимого непосредственно перед самым опознанием, который будет направлен исключительно на выявление примет и особенностей опознаваемого лица или предмета, следует изложить ч. 2 ст. 193 УПК РФ в новой редакции: «Непосредственно перед предъявлением для опознания дополнительно проводится допрос, который должен быть направлен на выявление примет и особенностей, по которым опознающие смогут опознать лицо или предмет».

Литература

1. Гинзбург, А. Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и оперативной практике: учебно-практическое пособие / А. Я. Гинзбург. — М., 1996. — 224 с.

2. Дулов, А. В. Судебная психология / А. В. Дулов. — Минск: Высшая школа, 1970. -338 с.

3. Ратинов, А. Р. Судебная психология для следователей / А. Р. Ратинов. — М., 2001. -352 с.