Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 
Иванова Л. Ф.
Некоторые психологические аспекты процесса опознания.

Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право, 2006, № 5.
Стр. 145-149.

 


Опознание в психологии трактуется как процесс перцептивной категоризации, отнесение воспринимаемого объекта к одному из множества классов на основе опознавательных признаков. Синонимы: распознавание, узнавание, идентификация. Благодаря опознанию происходит преобразование воздействующих на органы чувств внешних сигналов в осмысленные перцептивные образы. Опознание — это сравнение совокупности свойств объекта с прототипом или эталоном, хранящимся в памяти.

В криминалистической литературе чаще всего дается определение опознания с психологической точки зрения как акт опознания, который представляет собой мысленную идентификацию опознающим двух объектов -реально предъявляемого ему и идеального, сохранившегося в памяти [1].

В данном определении автор указывает на сохранившийся в памяти образ как объект, но в данном случае у опознающего лица хранится в памяти все лишь образ или набор внутренних эталонов воспринимаемого ранее объекта. Сравнение с эталоном — самый простой из всех возможных способов классификации и распознавания образов. Чтобы реализовать его, необходимо иметь какой-либо шаблон или эталон для каждого из объектов, подлежащих распознаванию. Последнее осуществляется путем сравнения внешнего сигнала с набором внутренних эталонов. Нахождение внутреннего эталона, который лучше других соответствовал бы сигналу, и означает «опознание» последнего. Как считают II. Линдсей и Д. Норман, особенность этого способа состоит в том, что образ, порождаемый внешним сигналом, сравнивается сразу со всеми возможными эталонами одновременно; отпадает необходимость последовательного перебора всех возможных эталонов, тот из них, который реагирует на данный образ сильнее всех остальных, и есть искомый. Распознавание объекта — это то обстоятельство, которое требует наличия в психике какого-то образца, эталона, с которым производится сравнение и сопоставление. Расхождение заключается в понимании того, что собой представляет этот образец, каковы его отношения с объектами-оригиналами и как происходит процесс сличения. В психологии нет общепризнанной концепции распознавания объектов: существующие теории различаются предметом обсуждения (что с чем сравнивается) и процессом (каким образом осуществляется сравнение) [2]. Разберемся подробнее в процессе распознавания объектов.

Существует ряд теорий: гештальт-психология ввела представление о целостности образа на том основании, что содержание образа не сводится к перечислению элементов, его составляющих. Представители этого направления считают, что образ возникает сразу как нечто целое в процессе восприятия того объекта, отображением которого он является. Восприятие образа как целостной структуры есть врожденное и неотъемлемое свойство мозга, определяющееся его организацией. В противовес этим воззрениям И.П. Павлов полагал, что лишь в результате синтеза отдельных элементов вырабатывается система как нечто качественно новое [3].

Один из основоположников современной нейропсихологии Д.О. Хебб выдвинул предположение, что основные элементы, на которые разлагается изображение в зрительном аппарате, образуются в результате работы глазодвигательной системы. Он указывает, что для полного описания контурного изображения в поле зрения необходимо иметь видение о наклоне линий в данных точках поля зрения и расстояния между точками. Этого достаточно для выделения пересечений, углов и кривизны линий. Д.О. Хебб полагает, что в результате длительного постоянного выучивания в детстве человек научается опознавать направления линий и расстояния между точками для отдельных участков поля зрения. Таким образом, Д.О. Хебб считал, что существенные свойства восприятия не относятся к врожденным и нуждаются в научении.

Теория фиксированной установки, предложенная Д.Н. Узнадзе, направлена на то, чтобы объяснить организующую роль предшествующего опыта в форме потребностей или предметных ожиданий.

Трактовка восприятия как действия была положена в основу некоторых отечественных исследований. Так, А.Н. Леонтьев считал, что фундаментальная роль в формировании адекватного образа, который не дан изначально, принадлежит практической деятельности субъекта с объектом. При этом активность воспринимающего субъекта трактуется главным образом как внешняя двигательная, указывая в этой связи на необходимость отказаться от традиционной постановки проблемы восприятия как восприятия только объекта. Он подчеркивал необходимость понимания ее в качестве психологии образа мира.

У взрослого человека процесс восприятия не ограничен простым преобразованием сенсорной информации. Воспринимая комплекс стимулов, порождающих определенное ощущение, человек привносит в последнее нечто свое, которое обычно трактуется как функция прошлого опыта. Восприятие никогда не бывает абсолютно точным отражением того, что есть на самом деле. Мы видим не предмет, не явление, а свой прогноз, свою собственную, личностно обусловленную конструкцию, позволяющую предварять наши замыслы в действия. Поэтому, когда такого опыта нет, процесс опознания затрудняется. Мы воспринимаем мир исходя из своих желаний, потребностей, целей [4].

Восприятие — это переработка информации. Обработка информации во время восприятия — многоэтапный процесс, на каждой ступени происходит преобразование информации, поступающей с предыдущей ступени. По мере продвижения импульса в нервной системе объем информационного потока сокращается, а информативность возрастает. Это положение еще в 1946 году достаточно четко сформулировал Боринг: задача восприятия состоит в том, чтобы экономить мышление. Восприятие отбирает и определяет то, что непреходяще. Это важно для выживания и благополучия организма. Процесс опознания

— промежуточный, а не окончательный этап переработки воспринимаемой информации. После сопоставления объекта с эталоном и его опознания происходит дальнейшая переработка образа и интерпретация объекта [5].

Одним из важнейших моментов при опознании является процесс узнавания. Знание психологического механизма процесса узнавания необходимо для правильной оценки результатов опознания. Традиционно различают два вида узнавания: симультанное — опознание, основанное на сличении с целостным образом, и сукцессивное — опознание, основанное на сличении по набору признаков. В первом случае человек воспринимает объект в целом, мгновенно, без выделения отдельных элементов. Считается, что такой вид узнавания не может быть использован в процессе доказательства тождества, так как не обеспечивает выделение совокупности признаков, не повторяющихся у других объектов. При сукцессивном узнавании общий образ объектов формируется на основе выделения отдельных признаков. Считается, что именно такой вид узнавания лежит в основе отождествления с конкретным объектом, образ которого сохранился в памяти опознающего лица.

Попытаемся рассмотреть этот вопрос глубже и обратимся к содержанию трех внешне очень близких понятий: одномоментное, одновременное, одноактное опознание стимула. Одномоментное понятие характеризует опознавательный акт с чисто внешней стороны, совершенно не затрагивая сущность происходящего процесса и указывая только на эмпирический факт, природу которого надлежит раскрыть. В этом отношении одномоментное опознание отличается двумя особенностями, первая их которых характеризует его со стороны субъективных впечатлений испытуемых, а вторая — со стороны объективных данных. При одномоментном опознании человек не замечает последовательной фиксации ряда опознавательных признаков. Время узнавания в случаях, когда испытуемые получают впечатление одномоментности, явно меньше, чем в противоположных случаях. Традиционно вместо понятия «одномоментное» опознание употребляется термин «симультанное» опознание. Однако, по мнению М.С. Шехтера, это неправильно, так как симультанное в точном переводе означает одновременное. Но одновременное опознание (нескольких признаков стимула) — это лишь один из трех возможных механизмов рассматриваемого явления, а именно второй механизм. Поэтому применение термина «симультанное» вместо «одномоментное» опознание представляется как подмена понятий. Следующее понятие -одновременное опознание стимула — относится к характеру самого реального процесса. Понятие «одноактное опознание», тоже характеризующее сам объективный процесс, является общим родовым термином для понятий «одновременное» опознание и «опознание по целостному эталону» [6].

Анализируя концепцию М.С. Шехтера, можно выделить два способа опознания: опознание по набору признаков и опознание сличением с целостным эталоном. Можно сделать предположение о том, что одномоментное опознание совершается на основе опознания по набору признаков. М.С. Шехтер ставит, таким образом, вопрос, результаты какого сличения — по элементам или по целостному эталону — определяют решение вопроса о характере воспринимаемого стимула? Или другими словами: по результатам какого сличения принимается решение. На основе проведенных экспериментов автор приходит к выводу, что, как правило, испытуемые отмечают, что они опознают предъявленный стимул на основе своего целостного впечатления о нем. Опознание сличением с целостным эталоном можно характеризовать как опознавательное действие, а опознание по отдельным признакам — как неосознаваемую операцию внутри данного действия. Предполагается, что интегрированию перцептивного материала в одно образование предшествуют происходящие с той или иной мерой полноты процессы идентификации признаков воспринимаемого стимула. Это свидетельствует не о том, что между механизмами опознания сличением с целостным эталоном и опознания по набору признаков не имеется существенной разницы, а о том, что их неправильно рассматривать как абсолютные, не имеющие ничего общего друг с другом противоположности.

Таким образом, элементы опознания по набору признаков входят в систему механизмов опознания сличением с целостным эталоном. Следует, однако, отметить, что элементы опознания сличением с целостным эталоном и опознания по набору признаков находятся не в равном положении. В целом механизмом опознания является опознание сличением с целостным эталоном, а элементы опознания по набору признаков являются в системе этого способа обслуживающими [7].

Таким образом, симультанное и сукцессивное опознание неправильно рассматривать как абсолютные разные виды узнавания. Скорее, это два механизма опознания, которые формируются при опознании один на основе другого. Это, по сути, процесс множественного опознания его элементов, в котором предмет опознания все время меняется. Но было бы неправильно свести процесс опознания к простому механическому процессу сличения. Необходимо учитывать эмоциональный настрой, типологическую характеристику высшей нервной деятельности, жизненный опыт опознающего при восприятии опознавательных объектов.

В. Вундт полагал, что восприятие нечто большее, чем просто сумма ощущений, поскольку последнее не содержит информацию о прошлом опыте и о значении сознательного образа [8]. В отличие от ощущений при восприятии человек познает не отдельные свойства предметов и явлений, непосредственно воздействующих на органы чувств, а предметы и явления в целом. Иначе говоря, восприятие носит целостный характер, так как оно, как правило, включат в себя различные ощущения. При этом восприятие не есть просто механическое, зеркальное отражение психикой человека всего того, что человек видит и слышит. Восприятие всегда активный процесс, тесно связанный с прошлым опытом человека, и опытом восприятия в частности. Поэтому восприятие всегда носит осмысленный характер. Еще швейцарским психологом Роршахом было установлено, что даже бессмысленные чернильные пятна всегда воспринимаются как что-то осмысленное. Опыты Роршаха доказали, что только некоторые психически больные люди склонны воспринимать чернильные пятна как таковые.

Так, А.М. Зинин в своей работе «Внешность человека в криминалистике» [9] подробно рассматривает влияние на восприятие человека особенностей женского восприятия, влияние возрастного фактора, значение от принадлежности воспринимающего к определенной этнической группе, его интеллектуального уровня, его профессиональной направленности. Зависимость восприятия от содержания психической жизни человека, от особенностей его личности, называется апперцепцией. При предъявлении испытуемым незнакомой фигуры уже на первых фазах восприятия они ищут эталоны, к которым можно было бы отнести воспринимаемый объект. В процессе восприятия выдвигаются и проверяют гипотезы о принадлежности объекта к той или иной категории [10]. Таким образом, при восприятии активизируются следы прошлого опыта. Поэтому один и тот же предмет может по-разному восприниматься различными людьми. Иначе говоря, потерпевший, свидетель, подозреваемый, обвиняемый могут дать совершенно различное описание увиденного ранее события или по-разному описать признаки объекта.

Важным моментом при восприятии объекта является эмоциональный фон, эмоциональное возбуждение, сопровождающее правовой конфликт, который протекает у участников процесса по-разному. Так, в обстановке внезапного нападения потерпевшего сковывает чувство страха. В состоянии испуга (первые 0,5-1 с) человек, как правило, не может совершить никакого произвольного движения. В течение первых 1-2 мин проявляется воздействие испуга на все психические процессы (внимание ослаблено, способность к восприятию и запоминанию резко подавлена) [11].

В криминалистической практике существует мнение, что опознание, не основанное на предварительном описании примет объекта, предъявленного для опознания, утрачивает свое доказательственное значение. Но существует и другое мнение. Так, Н. Бритвич, А.Е. Крикунов, И. Кертэс, А.Ф. Маевский, П.П. Цветков, А.Р. Ратинов, М.Я. Сегай рекомендуют всегда использовать симультанное опознание в уголовном процессе, причем даже если лицо не может дать развернутый анализ признаков опознаваемого объекта. Если допрашиваемый заявляет, что может опознать объект, но не может его описать, то ему нужно предоставить возможность опознать объект. Неспособность описать объект не исключает возможности безошибочного опознания, так же как правильное описание не обеспечивает возможности опознания. Восприятие -это, прежде всего, переработка информации. Обработка информации во время восприятия — многоэтапный процесс, поэтому образы, прошедшие процесс запечатления, сформированные в процессе восприятия, обладают индивидуальной спецификой. Свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый «видит» свою картину мира, адаптированную к своей системе ценностей и установок, «дорисованную» и «додуманную», если при восприятии были пробелы или воспринимаемая информация была неполной. Определить логически и выразить в речи признаки, по которым происходит опознание, затруднительно. Зрительная система поставляет материал, по которому принимается решение, но элементы изображения, если нет необходимости в детализации, не выделяются, и логическое описание их отсутствует. Таким образом, если свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый допрошен об объекте и в протокол внесены предоставленные неточные данные, тогда предъявление для опознания вообще утрачивает доказательственное значение.

Так, по мнению А.Е. Крикунова, А.Ф. Маевского, вряд ли можно считать «приметой» или «особенностью» в том смысле, как это требует уголовно-процессуальный закон, указание на средний рост, нормальное телосложение и темные волосы, которые при утверждении лица о возможности опознания в практике считаются достаточными для проведения этого следственного действия [12].

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что симультанное узнавание может быть использовано в процессе установления тождества, так как является составной частью сукцессивного опознания. Опознающий даже при одномоментном узнавании осуществляет весь ряд механизмов, которые он бы осуществлял при поэтапном опознании. Просто временной период, затраченный на восприятие объекта, значительно ниже.

Восприятие зависит от интроспективных процессов — мотивов, потребностей, личностных установок, эмоционального состояния, ценностных ориентацией, культурных норм. Воспринимая объект, опознающий получает значительно больше информации, чем ему могут дать органы чувств. Процесс опознания следует рассматривать как сложный психический акт, иногда осуществляющийся бессознательно, а не как механическое сопоставление, сличение воспринятого ранее объекта с сохранившимся в памяти образом. Содержание восприятия определяется и поставленной перед опознающим задачей, и мотивами его деятельности. В процессе опознания участвуют установки, эмоции, которые могут изменять содержание воспринимаемого объекта.

Представляется допустимым проведение опознания без предварительного описания объекта, если свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый выказал готовность опознать объект в числе других схожих объектов.

1 Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. -М., 2004.-С. 110.

2 Бехтель Э.Е., Бехтель А.Э. Контекстуальное опознание. — СПб., 2005. — С. 13.

3 Глезер В.Д. Механизмы опознания зрительных образов. — М., 1966. — С. 4.

4 Бехтель Э.Е., Бехтель А.Э. Контекстуальное опознание. — СПб., 2005. — С. 11.

5 Бехтель Э.Е., Бехтель А.Э. Контекстуальное опознание.-СПб., 2005.-С. 22.

6 Шехтер М.С. Зрительное опознание. — М., 1981. -С. 97-98.

7 Шехтер М.С. Зрительное опознание. — М., 1981. -С. 161-162.

8 Бехтель Э.Е., Бехтель А.Э. Контекстуальное опознание.-СПб., 2005.-С. 13.

9 Зинин А.М. Внешность человека в криминалистике. -М., 1995.-С. 8-15.

10 Рогов Е.И. Общая психология. — М., 1999. — С. 222.

11 Алексеев А.М. Психологические особенности показаний очевидцев. — М., 1972. — С. 35.

12 Крикунов А.Е., Маевский А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления лица для опознания на предварительном следствии. — Киев, 1977. — С. 29.