Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 
Баранов А.М., Мазунин Я.М.
Сущность предъявления для опознания как психофизиологический процесс узнавания.

Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право, 2007, № 18.
Стр. 41-45.

 


Уяснению сущности опознания как психофизиологического процесса способствует введение такого понятия, как узнавание, т. е. отождествление воспринимаемого в настоящее время с воспринятым ранее. Этот процесс, как указывается в криминалистике, заключается в том, что опознающий мысленно производит сравнение запечатленного в его памяти образа (идентифицирующего) ранее наблюдавшегося объекта с объектом идентифицируемым, предъявленным ему в числе других объектов. Итогом этого сравнения служит логический вывод об их тождестве, сходстве или различии [1]. Здесь следует подчеркнуть, что узнавание (опознание) — исключительно сложный психологический процесс, а принятое в криминалистике объяснение этого процесса является упрощенным, схематичным.

Психологи подчеркивают, что чувственное знание не является застывшим отпечатком, готовым образованием, хранящимся в памяти человека. Чувственные представления об объектах материального мира как психический образ существуют неотделимо от деятельности субъекта, которую он насыщает богатством, аккумулированным в них, делают ее живой и творческой. Таким образом, чувственные знания о воспринимавшемся ранее объекте материального мира не хранятся в памяти человека как «готовая вещь», узнавание представляет собой проявление памяти как воспроизведение образа при повторном восприятии объекта. Психологи отмечают, что узнавание (опознание) основано на мысленной операции сличения наличного впечатления с соответствующими следами, сохранившимися в памяти. Эти следы выступают в процессе сличения как эталоны опознавательных признаков воспринимаемого предмета или явления.

В психологии различают мгновенное и последовательное узнавание [2]. Мгновенное узнавание происходит, когда объект хорошо знаком и условия восприятия не затруднены. Это наиболее благоприятная ситуация при предъявлении для опознания. Последовательное узнавание связано с выдвижением и переработкой вариантов (гипотезы) и имеет свои стадии. На первой стадии возникает лишь чувство знакомости, которое затем, на второй стадии, переходит на уровень полного узнавания. Это также благоприятный элемент полного узнавания. К особым явлениям относится сложное узнавание, когда человек переживает как знакомые впервые воспринимаемые объекты (феномен уже пережитого). В процессе предъявления для опознания последнее оборачивается ошибочным опознанием людей, предметов, иных объектов, что приводит к неблагоприятной следственной ситуации, а порой и к тяжелым следственным ошибкам.

Таким образом, степень узнаваемости может быть различной: от неясного чувства того, что объект ранее был воспринят, до полной уверенности в тождестве [3]. Степень узнавания зависит от условий первоначального восприятия объекта, от способностей и состояния субъекта, воспринимавшего объект, от свойств его памяти, от условий, в которых осуществляется узнавание, от времени, прошедшего с момента предыдущего восприятия, до момента узнавания. Каждое из приведенных выше условий способно существенно повлиять на результаты и должно учитываться при проведении этого следственного действия. Справедливо по этому поводу указывает З. Г. Самошина: «Образ, возникающий при первоначальном наблюдении объекта, не всегда прочно закрепляется в памяти. Человеку свойственно забывать увиденное, наслаивать на него новые зрительные, слуховые и иные впечатления» [4].

Для решения вопроса о том, целесообразно ли предъявить объект для опознания, важно проанализировать условия восприятия этого объекта: длительность наблюдения, расстояние от наблюдателя до объекта, освещение объекта, вид самого объекта (характерность его признаков, необычность объекта и т. п.), наличие или отсутствие посторонних явлений (помех) и т. д.

Если речь идет о наблюдении объекта в связи с совершенным преступлением, то необходимо принимать в расчет способность субъекта к опознанию и его состояние в тот момент, когда он наблюдал (воспринимал) объект, т. е. в какой мере преступление затрагивало интересы данного человека, совершалось ли над ним насилие и в какой форме (физическое, психическое), угрожали ли ему, насколько реальна была угроза, и т. п. Немалое значение имеют психофизиологические свойства данного лица: его чувства и память. Зрение, слух, обоняние, осязание — это каналы, по которым воспринимаются признаки наблюдаемого объекта. Память — это отражение сознанием того, что было в прошлом. Продуктивность памяти характеризуется такими ее свойствами, как объем, быстрота, точность, длительность. Все эти свойства оказывают влияние на процесс: запоминание — воспроизведение—узнавание. Узнавание во многом зависит от того, насколько точно данное лицо способно запомнить признаки объекта, насколько тренирована его память, насколько он восприимчив к фиксации в памяти новых, ранее неизвестных ему фактов, обстоятельств, людей, предметов.

Помимо запоминания узнавание связано, как отмечалось выше, еще и со способностью воспроизводить («оживлять») в памяти запомненный (мысленный) образ. При опознании в уголовном процессе такое воспроизведение должно происходить, по крайне мере, дважды. Первый раз, когда человек излагает при допросе признаки запомненного им объекта, второй раз, когда ему предлагают опознать объект среди тех, которые ему предъявляют. Результаты опознания будут зависеть от полноты и достоверности воспроизведения запечатленного в памяти образа.

Далеко не последнюю роль в узнавании играют физическое и психическое состояние человека также и в тот момент, когда происходит опознание (живого лица или трупа). Эмоционален или спокоен опознающий, волнует ли его предстоящее действие — все это неизбежно должно приниматься в расчет как обстоятельства, способные существенно повлиять на проводимое опознание.

В целом психологический процесс опознания складывается из трех основных моментов:

— формирующего (восприятие объекта, запоминание и сохранение в памяти);

— репродуктивного (воспоминание и воспроизведение воспринятого);

— опознавательного (узнавание ранее воспринятого объекта путем сравнения с тем, который предъявляется в процессе следствия).

При этом стадия формирования образа всегда относится к доследственному этапу, так как она осуществляется вне уголовно-процессуальных отношений и не в связи с ними. Репродуктивный и опознавательный этап — следственные этапы, так как здесь правовое регулирование призвано обеспечить активизацию и правильное протекание этих процессов.

Успех опознания зависит не только от того, насколько полно и точно опознающий воспринял индивидуальные особенности объекта, запомнил воспринятое, но и от психологически правильной организации процесса предъявления. Следователь, принимая решение о производстве предъявления для опознания, должен представлять себе процессы восприятия, запоминания и узнавания объектов, на научной основе судить о том, в каких случаях эти процессы протекали нормально и дали достоверные результаты, а в каких — нет и, следовательно, могут привести опознающего к неправильным выводам.

Необходимо отметить, что процесс формирования происходит не по типу «фотографирования», т. е. механического отображения свойств объектов в сознании как в зеркале, а представляет собой чрезвычайно сложную, многообразную деятельность мозга, органов восприятия и движения. В формировании образа участвуют все психические функции человека: ощущение, восприятие, внимание, память, мышление, речь, склонности, личностные особенности, эмоциональные процессы, потребности, интересы и т. п. Эти процессы представляют собой сложные формы психической деятельности, как результат функционирования не только так называемых анализаторов (мозг и нервные проводящие пути), но и всего организма в целом [5].

Зрительное восприятие — основная, ведущая форма восприятия у человека, вносящая, как правило, наибольший вклад в большинство формирующихся образов, особенно образов предметов. Проведенные психологами исследования свидетельствуют о том, что именно в нем чаще всего возникают искажения, пробелы, которые должны учитываться при оценке показаний. Эти ошибки могут быть связаны как с физиологическим состоянием зрительной системы (уровень адаптации), так и с собственно психологическими явлениями (различного рода иллюзии, особенности зрительного восприятия цвета, контраста, пространственно-временных отношений и т. д.).

Помимо этого, на восприятие человека накладывают определенный отпечаток его физическое и эмоциональное состояние, настроение, интересы, внимание, направленность на воспринимаемый объект и т. п. Чем более сконцентрировано внимание на определенном объекте, тем полнее и лучше он воспринимается и запомнится. Вполне закономерным является тот факт, что отличающиеся по своим личностным характеристикам люди воспринимают неодинаково признаки внешности, одежды, движений и т. п. и, соответственно, создадут различные мысленные образы воспринимаемого объекта.

Образ воспринятого объекта в течение длительного времени сохраняется в памяти человека. Сохранность его определяется во многом условиями восприятия. При этом память как совокупность сложных психологических процессов подчиняется определенным закономерностям, которые влияют на точность воспроизведения и отождествления объекта.

Запоминание включено в процесс восприятия и является его неотъемлемой частью. Формированию образа сопутствует запечатление его в памяти. Обычно в психологии выделяют две формы запоминания: непроизвольного и произвольного. Под первым имеется в виду такое запоминание, которое происходит непроизвольно, т.е. когда перед человеком не стоит специальная задача запомнить что-либо. Такого рода запоминание происходит в значительной мере неосознанно. Другой вид запоминания — произвольное — имеет место, когда человек заведомо ставит перед собой цель запомнить какой-либо объект, событие и т. п. Разумеется, произвольное запоминание в большинстве случаев является более эффективным и продуктивным по объему запоминаемого (количество материала, которое запоминается) и по прочности запоминаемого (длительности времени, в течение которого запомненное сохраняется, удерживается в памяти).

В следственной практике в большинстве случаев отмечается непроизвольное запоминание. Поэтому основное внимание следует обратить на характеристику особенностей этого типа запоминания, на установление и выяснение факторов, влияющих на объем, полноту и прочность запомненного непроизвольно. Лучше, полнее запоминается осмысленный материал, организованный в систему, причем само по себе понимание материала, его осмысление ведет к прочному запоминанию. Чаще и лучше запоминается то, на что направлена сознательная деятельность человека.

На качество запоминания влияют не только особенности запоминаемого материала (упорядоченность, логическая связанность и т. д.), но и его близость личному опыту человека. Внимание чаще всего направляется на объекты, которые соответствуют интересам человека, его мотивам и потребностям, и именно эта часть окружающей действительности осознается им в первую очередь. Необходимо отметить сложность механизма воздействия потребностей на сознательную деятельность человека в целом и отдельные его психические процессы. Осознание всегда ведет и к непроизвольному запоминанию. В первую очередь запоминается то, что представляет значимость для человека, способствует удовлетворению тех или иных потребностей. Таким образом, непроизвольное запоминание субъективно: оно не происходит механически, в результате одного воздействия объекта на органы чувств, а определяется отношением человека к запоминаемому объекту.

Кроме того, непроизвольное запоминание объектов и событий зависит от силы, яркости их воздействия на эмоциональную сферу человека. То, что вызывает сильные эмоциональные переживания, как правило, запоминается лучше. Однако здесь нет однозначной связи. Иногда события бывают настолько действенными эмоционально, что затрудняют восприятие и запоминание. Чаще всего это относится к событиям, которые вызывают сильные отрицательные эмоциональные переживания и физиологические отклонения от нормы (шок, стрессовые состояния). Установлено также, что причина положительных эмоциональных переживаний запоминается лучше, чем отрицательных.

Сохранность запомненного зависит от времени, прошедшего с момента запоминания, от того, насколько запоминание было прочным. При этом между сохранностью материала в памяти и количеством времени, прошедшим с момента запоминания, нет однозначной зависимости. В первые дни, как правило, забывается большая часть запомненного. Затем процесс забывания постепенно замедляется, и оставшееся в памяти может сохраняться в ней в течение длительного времени, почти не изменяясь. В то же время имеется так называемое явление реминисценции памяти, которое заключается в том, что по истечении некоторого времени с момента запоминания человек может вспомнить событие лучше и воспроизвести большее количество деталей, нежели при опросе сразу после происшедшего. Тем не менее, при любом виде запоминания опознание целесообразно проводить как можно раньше.

Восприятие, запоминание и сохранение в памяти во многом зависит от того, является ли память данного субъекта по преимуществу наглядно-образной, словесно-логической, двигательной, зрительной или слуховой. С точки зрения предъявления для опознания наибольший интерес представляют такие виды памяти, как зрительная и слуховая. У отдельных людей какой-либо из перечисленных видов памяти может доминировать, и поэтому надо стараться предъявлять объекты для опознания в соответствующей форме. Встречаются комбинированные виды памяти: зрительно-слуховая, слухо-двигательная [6]. Исходя из того, что психические процессы восприятия и запоминания у людей различны, при проведении опознания необходимо принимать во внимание особенности и отклонения протекания данных процессов (явление адаптации, иллюзии восприятия цвета, формы и т. д.).

На второй стадии психологического процесса опознания — репродуктивной (осуществляется в рамках процессуальной деятельности) — происходит воспоминание и воспроизведение воспринятого.

Воспроизведение по памяти происходит путем припоминания и узнавания. Физиологической основой этого служит оживление установившихся в процессе запоминания временных нервных связей. В своих показаниях на допросе человек воспроизводит образ воспринятого события, явления, обстоятельств, при которых наблюдался соответствующий объект, приметы и его особенности, в пределах того, что сохранилось и восстановилось у него в памяти. Другими словами, человек вербализует мысленный образ, отражающий воспринятый объект или событие. Описание объекта как бы систематизирует запомненное, делает его более четким, мобилизует скрытые возможности памяти и тем самым способствует последующему опознанию. Страх, напряжение, утомление затрудняют припоминание, поэтому тактическое значение имеет при допросе создание обстановки, успокаивающей допрашиваемого. Важно вытеснить из сознания допрашиваемого негативные эмоции, мешающие спокойному воспроизведению запечатленного.

Помимо этого важным является то, что зачастую выразить мысленный образ в словесной форме для многих людей является задачей более сложной, чем узнавание объекта при предъявлении. Это обусловлено в определенной степени тем, что многие признаки в деталях вообще очень трудно описать словами (например, особенности походки, тембр голоса, выражение лица и т. п.). Чаще всего удается передать лишь самое общее впечатление.

Для большей полноты и точности воспроизведения воспринятых и сохраненных памятью фактов надо использовать такие тактические приемы, как свободный рассказ, показ, избегая при этом психического давления и элементов внушения, ведущих к непроизвольному искажению запечатленного. Лучшему воспроизведению примет и особенностей, по которым допрашиваемый впоследствии будет производить опознание, способствует постановка необходимых вопросов и выработка навыков узнавания. Например, следователь может рекомендовать допрашиваемому вспомнить, какие волосы у человека — по длине, густоте, форме прически, лобной линии; восстановить в памяти размер и форму спинки носа, а также высоту и ширину лба и т. д. Такие вопросы не являются наводящими, так как в них не содержится указание на желаемый ответ. Напротив, они помогают концентрировать внимание человека на определенной группе фактов.

На полноту воспроизведения запечатленного оказывают влияние различные факторы, в том числе склонность допрашиваемого к фантазированию. Склонность к искажениям, преувеличениям чаще всего проявляется у детей и лиц с истерическим складом характера. Причиной фантазирования при воспроизведении могут быть пробелы восприятия (обычно это относится к восприятию быстротечных событий), а также пробелы памяти, особенно если с момента восприятия прошло много времени. Кроме того, определенное значение имеет и отношение к следователю. Стремясь избежать неполноты, допрашиваемый может добавить «несущественные», на его взгляд, детали. В подобных случаях наиболее верным способом устранения возможных отрицательных последствий является проверка сообщенного путем производства других действий, сопоставление с уже установленными фактами.

Узнавание по своему объективному значению является главным моментом предъявления для опознания и заключительным этапом формирования показаний опознающего. Оно основано на оценке результатов сравнения непосредственно воспринимаемого и воспринятого ранее.

Большую роль при узнавании играет выделение специфического. Человеческий мозг может мгновенно и безошибочно выделять в каждой ситуации набор признаков: существенных, важных, отбрасывая при этом второстепенные.

Узнавание по своим психическим механизмам бывает двух видов: 1) обобщенное или неспецифическое; 2) дифференцированное или специфическое. Первое заключается в восприятии только общих признаков объекта, второе включает общие и особые, специфические для данного предмета приметы.

Процесс предъявления для опознания как процесс установления тождества или различия предполагает активную психическую деятельность опознающего субъекта.

Опознание — процесс не только мыслительный, но и волевой, поэтому следователь заранее должен направлять и активизировать как мыслительную деятельность опознающего, так и его волевые усилия.

Формирование образа представляет собой усвоение отличительных признаков и воссоздание образа определенного объекта. Процесс опознавания включает в себя использование этих признаков для решения вопроса о тождестве, различии и установлении групповой принадлежности.

Люди по-разному воспринимают признаки внешности, они в состоянии запомнить лишь небольшую часть, и способность эта развита у людей неодинаково. Поэтому в практической работе следует учитывать, что при опознании одного и того же объекта несколькими лицами (производимом, разумеется, раздельно) вполне возможна разноречивая информация в отношении одних и тех же признаков и указание в одном и том же объекте различных примет. В таких случаях следователю необходимо уточнить показания опознающих и выяснить, что является причиной указанных противоречий, обратив внимание на индивидуальные психологические особенности восприятия.

В следственной практике встречаются ошибочные не опознание и опознание. Существуют объективные причины, вызывающие такие ошибки: изменение внешнего вида или иных воспринимавшихся ранее свойств объекта; неблагоприятные условия прошлого восприятия; быстротечность воспринятого события; большой промежуток времени, разделяющий восприятие и узнавание.

На узнавание в ходе проведения процессуального действия влияют сходство или различие условий, в которых воспринимался или воспринимается объект. Одним из методов предотвращения искажений является тщательное выяснение условий восприятия объекта и, по возможности, адекватное повторение при воспроизведении. Например, целесообразно предъявлять человека в той же одежде, в которой он воспринимался в первоначальной ситуации.

В числе субъективных причин ошибочного опознания или не опознания можно назвать уже описанные выше закономерности восприятия и запоминания, а также влияние внушения при узнавании.

Непроизвольные искажения при узнавании вызывают мнение о том, что узнавание будет более достоверным, если субъект подробно перечислит признаки объекта, и менее надежным, если он не в состоянии это сделать. Однако в следственной практике приходится встречаться с тем, что свидетель в ходе допроса вообще не может назвать определенные признаки лица, но заявляет, что сможет опознать предъявленное ему лицо, и, увидев объект, опознает его с полной определенностью. С психологической точки зрения такое опознание основано на приметах и признаках, которые при узнавании фиксируются автоматически, в результате человек узнает объект как бы «одномоментно и сразу». При объяснении этого явления надо исходить из того, что процесс узнавания, как указывал И. М. Сеченов, «...происходит в тайниках памяти, вне сознания, следовательно, без всякого участия ума и воли» [7].

Следовательно, неспособность лица описать отдельные свойства предмета не исключает возможности его безошибочного опознания, так же как правильное описание не обеспечивает еще возможности опознания [8]. В связи с этим можно согласиться с мнением Г И. Кочарова в том, что предъявление для опознания следует производить и в тех случаях, когда свидетель на допросе не может рассказать о приметах и внешности наблюдаемого. Однако после опознания необходимо снова произвести допрос, чтобы выяснить, на основе каких признаков допрашиваемый смог опознать предъявленные вещи или лицо. Такой допрос поможет следователю правильно оценить результаты опознания [9].

Таким образом, обстоятельства, влияющие на подготовку, проведение опознания и оценку его результатов, могут быть классифицированы как субъективные (состояние лица и его психофизиологические свойства) и объективные (условия восприятия объекта, выраженность его признаков).

Знание и понимание следователем психологических и процессуальных основ процесса узнавания способствует правильной организации этого сложного следственного действия, оценке полученных результатов, стремлению к проверке результатов опознания другими доказательствами.

Необходимо помнить, что именно следователь (а при рассмотрении дела в суде — суд) дает оценку результатам предъявления для опознания, поскольку он решает вопрос о состоявшемся (не состоявшемся) тождестве или установлении групповой принадлежности, так как это понятие оценочное, основанное на заявлении опознающего. С учетом приведенного нельзя не согласиться с А. Я. Гинзбургом в том, что «следует считать ошибочной точку зрения о том, что «предъявление для опознания заключается в установлении потерпевшим, свидетелем, подозреваемым или обвиняемым тождества или групповой принадлежности ранее воспринимавшегося объекта» [10]. Эти лица, указывает автор, заявляют об узнавании объекта, следователь уточняет путем постановки вопросов опознающему степень узнавания, оценивает полученный результат, сопоставляет его с другими доказательствами и таким образом осуществляет отождествление (идентификацию) [11]. Поскольку узнавание может иметь различную степень точности — от установления сходства до отождествления, следователь должен выяснить, в каком виде выражается опознание: в установлении сходства или тождества. Ни в коем случае нельзя ограничиваться только заявлением об опознании.

Таким образом, результатом предъявления для опознания может быть отождествление (узнавание единичного конкретного объекта), установление сходства (отнесение объекта к общей группе), не узнавание. Например, отождествление будет иметь место, когда опознающий, сопоставляя предъявленных ему граждан с мысленным образом человека, которого он видел ранее, заявит, что опознает одного из предъявленных по отличительным признакам как именно того, которого видел ранее. Если же опознающий заявит, что опознаваемый похож на человека, которого он видел ранее, но наряду с некоторыми сходными приметами он находит и отдельные различия, а потому не может утверждать, что этот тот же самый человек, такое опознание следует считать установлением групповой принадлежности. Между двумя указанными видами опознания существует большое различие с точки зрения их доказательственной значимости. В первом случае речь идет о том же самом объекте и исключены все остальные, а во втором — лишь о том, что этот объект и ему подобные не исключаются из числа искомых.

Предъявление для опознания, в процессе которого отождествление или установление сходства происходит путем узнавания, является разновидностью (формой) криминалистической идентификации. Действия следователя или суда, состоящие в предъявлении человека или какого-либо предмета потерпевшему, свидетелю, подозреваемому или обвиняемому в целях опознания, представляют не что иное как криминалистическую идентификацию. Рассматривая закономерности, которым подчинен процесс идентификации, можно определить, что идентифицируемым объектом будет тот единичный, конкретный объект, который подлежит опознанию. Он должен обладать выраженной индивидуальностью и относительно устойчивыми опознавательными признаками. Эти признаки должны быть настолько выражены и индивидуально определены, что человек без каких-либо специальных научно-технических средств мог бы воспринять и запомнить их. Рассматриваемая нами идентификация по мысленному образу отличается тем, что объект может быть идентифицируемым лишь в случае, если он ранее непосредственно воспринимался опознающим.


1 Криминалистика / под ред. Р. С. Белкина, В. П. Лаврова, И.М. Лузгина. Т. 2. М., 1988. С. 119.

2 Психологический словарь. М., 1983. С. 376

3 Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 618.

4 Самошина З. Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. М., 1976. С. 16.

5 См. подробнее: Смирнов А. А. Психология. М., 1956. С. 180.

6 Самохвалова В. Об индивидуальных различиях в запоминании. М., 1971. С. 15.

7 Сеченов И. М. Избранные философские и психологические произведения. М., 1947. С. 355-356.

8 Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 264.

9 Кочаров Г. И. Опознание на предварительном следствии. М., 1955. С. 19.

10 Криминалистика: в 2 т. / под ред. Р. С. Белкина, В. П. Лаврова, И.М. Лузгина. М., 1988. Т. 2. С. 119.

11 Гинзбург А. Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. М., 1996. С. 14.