Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ


 
СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности).
Волгоград, 1988. Стр. 186-192, 203-206, 229-235.
 

Глава 8. Предъявление для опознания

§ 3. Психологические особенности

Психологическая сущность опознания заключается в том, что человек воспринимает какие-либо объекты (других людей, животных, вещи, предметы), сохраняет в своем сознании их мысленные образы, а затем при предъявлении аналогичных объектов сопоставляет их с имеющимися у него образами и делает выводы о тождестве, сходстве или различии объектов.

При восприятии, предшествующем опознанию, действуют известные закономерности. Так, на восприятие объектов оказывает влияние совокупность объективных и субъективных факторов. К объективным факторам относятся условия, при которых происходило восприятие, особенности воспринимаемых объектов. Очевидно, что расстояние, условия освещения, продолжительность наблюдения, время, прошедшее с момента восприятия до предъявления на опознание, могут оказать значительное воздействие на его результаты. Например, восприятие свидетелем преступника, находившегося от него на значительном расстоянии, ночью, на плохо освещенной улице, в течение очень непродолжительного времени уменьшает возможность его последующего опознания. Вот почему на допросе, предшествующем опознанию, необходимо выяснить, при каких условиях происходило восприятие.

На опознание значительное влияние оказывает длительность первичного восприятия: видел преступника один раз в течение короткого отрезка времени, общался с ним более продолжительное время, видел его неоднократно. Если потерпевшие, свидетели хорошо знают преступника, то опознание не нужно вообще.

Психологические особенности опознания в немалой степени определяются особенностями личности опознающего, его отношением к событию преступления и правонарушителю, а также психологическим состоянием, в котором он находится. Это может быть потрясение, растерянность, гнев, отвращение, стыд, ненависть, готовность оказать помощь следствию, например изобличить преступника, боязнь мести преступника, его соучастников, родственников, друзей, жалость к преступнику (особенно если он несовершеннолетний, престарелый, больной) в связи с возможным его арестом, осуждением, суровым наказанием в случае изобличения, наконец, опасение ошибки при опознании.

Процесс восприятия и последующие результаты опознания определяются и особенностями воспринимаемых объектов. Анализ следственной практики показывает, что чаще всего объектом опознания является человек. В ситуациях, связанных с совершением преступления, свидетели, потерпевшие воспринимают обычно внешность преступника, его физические, возрастные, национальные особенности. Исследования психологов свидетельствуют, что при необходимости вспомнить и описать ранее воспринятое за основу берутся далеко не все, а лишь отдельные, так называемые опорные, признаки: возраст, рост, телосложение, черты лица, движения, речь. На практике наблюдатель чаще всего запоминает форму лица, носа, величину и форму лба, бровей, рта, губ, подбородка, цвет глаз.

Нередко потерпевшие, свидетели воспринимают и запоминают преступника по таким признакам его внешнего облика, как особенности одежды, прическа, украшения, которые, строго говоря, не относятся к физическим признакам человека.

Наибольшую ценность для последующего опознания представляет восприятие индивидуальных признаков человека, его особых примет. Так, сообщение на допросе о том, что преступник имеет на лице характерный шрам, будет способствовать его розыску и опознанию.

Допрашивая лиц до производства опознания, важно получить данные о субъективных факторах восприятия. К ним относятся состояние органов чувств, например, потерпевшего или свидетеля, его памяти, психофизиологическое состояние, испытываемое в момент восприятия (волнение, растерянность, гнев и пр.). Так, по уголовному делу об изнасиловании показания потерпевших о росте, возрасте преступника значительно отличались друг от друга. По словам одних, преступник был низкого роста, лет 40; по словам других - высокий, лет 20; третьи определяли рост преступника, как средний, а возраст - в 30 лет. Анализ показал, что потерпевшие в момент восприятия находились в состоянии сильного душевного потрясения (преступник неожиданно нападал, закрывал им рот и нос, отчего они теряли сознание). Естественно, что такие неблагоприятные субъективные факторы значительно искажали восприятие.

Восприятие, на основе которого строится в последующем опознание, зависит также от самых различных личностных (психологических и физических) качеств. Можно указать на некоторые из таких зависимостей. Возраст потерпевшего, свидетеля способен оказать влияние на восприятие и оценку ими признаков другого лица. Так, несовершеннолетние и особенно малолетние вследствие недостаточного жизненного опыта многие признаки взрослого человека оценивают неверно. К примеру, ребенок считает высоким любого взрослого человека; молодые люди в большинстве случаев называют старыми лиц в возрасте 40-45 лет. Напротив, пожилые зачастую преуменьшают возраст людей, которые их моложе. В показаниях пожилых лица 30-40 лет именуются «молодыми людьми».

Вообще, говоря о возрасте, следует иметь в виду, что он по сравнению с другими признаками внешности человека труднее поддается точному установлению. Чем моложе человек, тем выше точность определения его возраста. Наибольшая точность достигается в тех случаях, когда опознаваемый не старше 25 лет. Впечатление о возрасте зависит от различных обстоятельств. Так, ношение старомодных очков и одежды, болезнь, усталость, плохое настроение как бы увеличивают возраст. «На правильное определение возраста могут оказывать влияние такие психологические иллюзии, как контраст и подравнивание. Если очевидец воспринимает двух людей разного возраста, то в показаниях они, как правило, фигурируют как «старый» и «молодой», хотя действительная разница в возрасте может быть и незначительной. При восприятии группы лиц примерно одного возраста отдельные члены группы как бы подравниваются под средний возраст группы. Может происходить подравнивание возраста под оформление внешности (одежду, украшение, прическу, свойственные, например, людям более молодого возраста, чем воспринимаемый). Однако действие иллюзии подравнивания имеет свои пределы, после которых снова начинает действовать иллюзия контраста. Человек средних лет в группе пожилых людей будет восприниматься значительно моложе своего возраста. Ношение пожилым человеком одежды, характерной для молодых людей, будет еще больше подчеркивать его возраст» [Бурданова В. С., Быховский И. Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М., 1975, с. 27.].

Оценка и описание признаков другого человека обусловлены и иными индивидуальными особенностями опознающих. Так, замечено, что люди невысокого роста обычно склонны преувеличивать рост других людей, и наоборот. Следственной практике известно немало случаев, когда потерпевший или свидетель называл преступника «высоким» или даже «очень высоким», хотя на самом деле он был среднего роста.

При оценке признаков внешности, свойств предмета немалое значение имеют возраст, жизненный и профессиональный опыт, интересы, знания опознающего. Дети обычно недостаточно знают признаки одежды, не разбираются в названиях цветовых тонов, не умеют определить размер, расстояние. Портной, как правило, сможет дать обстоятельную характеристику особенностей одежды наблюдаемого человека; художник, фотограф - определить черты внешности; механик, водитель, автолюбитель - модель, марку, другие данные автомобиля и т. д.

В процессе допроса и последующего опознания следователю довольно часто приходится встречаться с весьма любопытным психологическим феноменом: описание ранее виденного человека (предмета, вещи) значительно сложнее, чем его последующее опознание. Чтобы в этом убедиться, достаточно попробовать описать признаки любого хорошо знакомого вам человека. Значит, объяснимы и встречающиеся в протоколах следственных действий неполнота, фрагментарность признаков опознаваемых лиц и предметов. Так, несовершеннолетняя потерпевшая не смогла на допросе сколько-нибудь удовлетворительно описать возраст, внешность, одежду подозреваемого, однако сказала, что «запомнила дядю». Впоследствии на опознании она уверенно указала на преступника.

Следует также учитывать, что многие признаки людей и предметов почти не поддаются словесному описанию.

Указанный психологический феномен требует от следователя не спешить с выводами относительно возможности опознания по признакам, которые выявлены на допросе. Нередко, не сумев на допросе указать какие-либо особые приметы преступника, назвав лишь два-три самых общих признака внешности, потерпевшие, свидетели уверенно узнают его при производстве опознания. Вот почему не только с позиций закона, объективности расследования, но и с учетом психологических рекомендаций недопустим отказ от проведения опознания, если свидетели, потерпевшие затрудняются подробно описать объект восприятия.

Как известно, допрашиваемые при описании признаков предмета либо внешности того или иного субъекта используют житейские выражения (красивое лицо, яркая внешность, угрожающий вид и т. д.). Они требуют уточнения, поскольку допускают различное толкование. К примеру, в материалах уголовного дела содержались признаки внешности разыскиваемого преступника: молодой, среднего роста, «белый». Исходя из этих признаков, разыскивался блондин. При уточнении показаний выяснилось, что свидетели имели в виду цвет кожи, а не волос. Задержанный преступник оказался брюнетом.

Рассмотрим с психологической точки зрения некоторые «опорные» признаки человека.

Рост упоминается в подавляющем большинстве показаний потерпевших и свидетелей. Однако точность показаний о росте, как уже отмечалось, весьма относительна. На правильность восприятия роста оказывают влияние опыт опознающего, его профессиональные навыки (в частности, портной, модельер, как правило, более точно определяют рост преступника), конструкция, модель и цвет одежды, в которой находился преступник (например, тюбетейка, берет, шляпа с широкими полями делают человека на вид ниже ростом, а высокие каблуки - выше).

Для определения возраста субъекта существуют довольно точные медико-биологические критерии: морщины лица и шеи, сухость кожи, изменения ее цвета. Эти признаки могут быть почти не заметны для неспециалистов. Следовательно, основная масса людей определяет возраст на основе менее точных и определенных признаков, ориентируется на свой житейский опыт. За основу часто принимаются такие признаки, как седина, ношение бороды, наличие лысины, полнота человека, и т. д. Известно, что эти признаки весьма относительны, они могут появляться у людей раньше или позже, поддаются маскировке и изменению. Все это требует тщательного анализа показаний о возрасте.

Жизненный опыт, как и многочисленные психологические наблюдения, показывают, что к наиболее надежным признакам, по которым мы узнаем людей, относятся особенности их голоса и речи. В то же время хорошо известно, что большинство людей испытывает особые затруднения при описании голоса и речи. В самом деле, тембр, сила, высота, диапазон голоса легко воспринимаются слу­шателями, однако их весьма сложно описать. Поэтому в процессе допроса целесообразно разъяснять свидетелям, потерпевшим содержание основных признаков, характеризующих голос и речь человека. Во многих случаях допрашиваемому полезно прослушать записи голосов, речи различных (не имеющих отношения к данному уголовному делу) людей. Внимание допрашиваемого обращается на те или иные признаки голоса и речи. Незаменимой может оказаться фонотека, в которой отражены, кроме указанных признаков, особые приметы речи, голоса (картавость, заикание, шепелявость, акцент, употребление диалектизмов, жаргонизмов и т. д.).

Жесты, мимика, походка не менее сложны при описании. Отражая многие психологические особенности личности и прежде всего ее эмоционально-волевую сферу, род занятий, привычки, перенесенные болезни, они обычно воспринимаются в комплексе со всеми другими признаками. Поэтому многие свидетели и потерпевшие затрудняются, когда требуется их выделить и описать. Значит, целесообразно рассказать допрашиваемому о разновидностях и содержании этих признаков, объяснить термины. Например, походка бывает быстрой, подпрыгивающей, семенящей, с покачиванием туловища, с резким взмахом рук и пр.; поза выдает привычку держать руки за спиной, скрещивать их перед грудью, закладывать одну руку за борт пиджака и т. д.; жестикуляция может быть выразительной, мало заметной, нередко человек прижимает руку к груди при заверениях и обещаниях, разводит руки в стороны при удивлении и т. д.; мимика отражает внутреннее состояние (морщит брови, приподнимает одну из них, прищуривается, прикусывает губу и др.). Следователю могут оказать большую помощь различные справочники, таблицы, диапозитивы, фотографии, рисунки.

Если в процессе допроса у следователя появляются сомнения в достоверности описания тех или иных признаков, нужно задать уточняющие вопросы. При расследовании уголовного дела следователь встретился с противоречивыми показаниями потерпевших относительно признаков внешности преступника. С целью установления правильности запоминания и воспроизведения признаков преступника следователь провел проверку. Потерпевшим предлагалось определить цвет различных предметов, возраст и рост прохожих, объяснить, что они понимают под «высоким» и «низким» ростом, рассказать об условиях освещенности на месте восприятия. Оказалось, что потерпевшая низкого роста считала всех, кто был выше ее, людьми высокими, другая потерпевшая в момент преступления находилась на холме, а преступник был в ложбине, и поэтому она определила его рост как низкий. Третья видела преступника всего в течение нескольких секунд, в сумраке, поэтому ее подробные показания о приметах вызывали сомнение.

Таким образом, при допросе свидетелей и потерпевших необ­ходимо выяснить максимум объективных условий восприятия:где, когда, в какое время, при каких обстоятельствах, условиях, на каком расстоянии, в течение какого времени наблюдался объект, в каком состоянии он находился; и субъективные условия: состояние зрения, слуха, особенности памяти, психологические состояния, испытываемые в момент восприятия (боязнь, волнение, гнев, растерянность).

В основе опознания лежит способность человека узнать в предъявленном ему объекте (человеке, животном, предмете) тот объект, который воспринимался им ранее и запомнился. Значит, для правильной оценки проводимого опознания важно знать психологический механизм процесса узнавания. Психологи различают два основных вида узнавания: симультанное (синтетическое) и сукцессивное (аналитическое). Первое - это узнавание сразу, когда происходит мгновенное совпадение образа человека (предмета), находящегося в памяти узнающего, и объекта, наблюдаемого им в момент предъявления для опознания. Второе - происходит постепенно, путем мысленного сравнения, отбора, сопоставления признаков объекта, запечатленных в памяти и воспринимаемых при опознании. На первый взгляд, сукцессивное узнавание, в основе которого находятся мыслительные процессы анализа, синтеза, кажется более надежным, однако многочисленные наблюдения и практические данные опровергают это. В действительности. более надежным является именно симультанное узнавание.

Если в восприятии свидетеля, потерпевшего активно участвовало несколько различных видов ощущений, целесообразно провести не одно, а несколько опознаний. Допустим, потерпевший показывает, что не только видел, но и слышал преступника, запомнил особенности его речи. Следовательно, можно провести раздельно два опознания: по голосу и внешнему виду.

При производстве опознания нужно иметь в виду, что признаки человека, предмета, вещи за время, прошедшее с момента их восприятия потерпевшими, свидетелями до опознания, могли измениться. Например, человек повзрослел, постарел, перенес болезнь (поседели волосы, появились морщины, зубные протезы и т. д.). Случается, что преступник умышленно изменяет внешний вид с целью избежать узнавания (надевает очки, красит волосы, отращивает бороду, усы, производит пластическую операцию).

Решая вопрос о вероятности опознания потерпевшими, свидетелями и степени его достоверности, необходимо, кроме перечисленных объективных и субъективных факторов восприятия, учитывать и некоторые другие обстоятельства:

  • время, прошедшее с момента первичного восприятия (как правило, чем меньше это время, тем более полно сохранился в памяти опознающего образ объекта);
  • характеристику памяти опознающего (тип, вид) и ее состояние. Например, есть люди у которых особенно хорошо развита образная (зрительная) память; другие лучше запоминают цифры, содержание разговора. Обусловленное возрастом, болезнями, ухудшение памяти может отрицательно сказаться на результатах опознания;
  • частоту припоминания образов объектов. Так, потерпевший нередко хорошо помнит признаки внешности преступника, совершившего в отношении его грубое насильственное преступное деяние. Это объясняется тем, что преступление глубоко затронуло, оскорбило потерпевшего, и он мысленно многократно возвращался к нему.

Психологические особенности имеет опознание трупа. Опознающими в таких случаях обычно являются родственники, близкие погибшего. Поэтому следователь, работники органа дознания должны проявлять необходимый такт. Следует иметь в виду, что под воздействием обстановки морга значительно ухудшаются условия восприятия, психофизиологические возможности опознающего, совершаются ошибки, особенно при совпадении некоторых общих признаков объекта опознания. Учитывая все это, желательно до начала следственного действия психологически подготовить опознающих, разъяснить им, как будет проходить опознание, постараться успокоить, помочь преодолеть страх.

В процессе опознания надо вести наблюдение за поведением как опознаваемого, так и опознающего. Можно, в частности, заметить признаки, указывающие на боязнь опознаваемого быть узнанным, намерение затруднить или сорвать опознание. Эти признаки поведения опознаваемого имеют оперативно-тактическое, а в ряде случаев и доказательственное значение. Следует иметь в виду, что опознание по своей психологической природе - высокоэмоциональное действие, часто приводящее преступника в состояние сильнейшей психологической напряженности. Поэтому сразу после опознания (или нескольких опознаний подряд) целесообразно допросить опознанного. Анализ следственной практики показывает, что это, как правило, приводит к даче правдивых показаний.

Некоторые особенности имеет наблюдение за поведением опознающего, когда им является обвиняемый. Обвиняемые нередко изъявляют готовность опознать своих соучастников, потерпевших (которые их не запомнили или вообще не видели, например, при совершении карманной кражи). Наблюдая за поведением обвиняемого, можно обнаружить признаки, свидетельствующие о желании, готовности к опознанию; о появлении в последний момент намерения исказить результаты опознания (к примеру, обвиняемый увидел соучастника среди предъявленных ему лиц, «выделил» его взглядом, даже малозаметно кивнул, а затем отвел взгляд и заявил, что не знает никого из показанных ему лиц).

В самом начале опознания необходимо убедиться в том, хорошо ли опознающий видит в данных условиях, не требуется ли усилить освещение или подойти на более близкое расстояние. Ни в коем случае не следует торопить опознающего, учитывая, что может проходить процесс сукцессивного опознания.

Наблюдение за поведением опознающего позволяет определить, насколько уверены потерпевший, свидетель в опознании. Для этого оценке подвергаются слова: «уверенно узнаю», «сразу же узнал», «кажется, это он», «он чем-то похож» и т. д. Целесообразно оценивать жесты, мимику, психофизиологические реакции опознающего. Например, растерянность, замешательство опознающего могут свидетельствовать о малой надежности узнавания. Однако неуверенное поведение опознающего может быть обусловлено и особенностями его характера. Как известно, нерешительные люди зачастую испытывают многочисленные сомнения при принятии решений.

В некоторых случаях, наблюдая за поведением опознающего, удается выявить признаки, указывающие на нежелание опознать объект (из-за боязни мести, стремления избежать вовлечения в орбиту следствия, скрыть собственное неблаговидное поведение и др.)

Очень важно, чтобы следователь не только наблюдал за поведением других участников опознания, но и контролировал собственное поведение. Это позволит, во-первых, соблюсти процессуальные и тактические правила опознания и, во-вторых, исключить возможность оказания какого-либо недозволенного психологического воздействия на участников следственного действия. Значит, следователь должен тщательно отбирать слова, правильно употреблять их, следить за интонацией, жестами, мимикой, чтобы не допустить внушающего воздействия, подсказки, двусмысленных выражений.