Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 
Оточина И.А., Рукабер Л. И.
К вопросу общей характеристики ложных показаний.

Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки, 2011,№2-2, стр. 150-162.

 



Сложность допроса заключается в том, что допрашиваемый далеко не всегда сразу же дает следователю объективные показания, то есть достаточно полные, охватывающие все сведения, которые ему известны, и достоверные -соответствующие тому, что было в действительности. Результат допроса зависит, прежде всего, от позиции допрашиваемого - желает ли он говорить правду или намерен утаить ее и придерживаться установки скрыть истинную информацию путем дачи ложных показаний. «Правдивые показания - это такие показания, которые даются с искренним желанием рассказать все, что известно допрашиваемому по делу, и в таком объеме, в каком им в свое время был воспринят тот или иной факт» [1]. Если показания действительно сразу оказываются полными и достоверными, то это наиболее благоприятный вариант допроса, все реже встречающийся в наши дни. Но даже в правдивых показаниях сообщаемые сведения могут оказаться недостоверными или неполными по причинам, обусловленным психикой человека.

К таким причинам в литературе относят:

  • неполноту восприятия;
  • забывание;
  • добросовестное заблуждение при восприятии события и даче показаний;
  • незнание того, какая полнота сообщаемых сведений требуется следователю;
  • субъективные недостатки восприятия;
  • психическое влияние следователя на допрашиваемого, путем постановки наводящих вопросов, угроз, различных обещаний и т.д.

Правдивость показаний зависит от того, как у человека протекают процессы восприятия информации, ее воспроизведения, от состояния его памяти. На процессы восприятия информации влияют следующие субъективные факторы:

  1. Свойства восприятия и памяти свидетеля: состояние органов зрения и слуха, обоняния и осязания. Разная память накладывает специфический отпечаток на показания свидетелей, в которых одни события (факты) изложены полно и точно, а другие — в общих чертах.
  2. Физическое и психическое состояние в момент восприятия. Болезненные ощущения, нервное расстройство, усталость, опьянение, сильное душевное волнение и другие факторы неблагоприятно влияют на процесс формирования свидетельских показаний. «У лиц, находившихся в момент расследуемых событий в напряженном состоянии, восприятие ими происходящего отличалось пониженной категоризацией, искажением сущности событий, иллюзорностью и т. д.» [2].

Направленность внимания обусловливает целенаправленное или непреднамеренное восприятие.

В следственной практике чаще встречается второй вид восприятия, поэтому для получения полных показаний следователю нужно применять тактические приемы, призванные помочь допрашиваемому в припоминании забытых обстоятельств. Здесь должна быть задействована эмоциональная память, а также ассоциации о смежности во времени и пространстве, по сходству или врасту.

  1. Патологические дефекты психики и нервной системы могут влиять на процесс формирования свидетельских показаний - произвести допрос, то сделать это лучше как можно быстрее. Показания, полученные сразу же после совершенного преступления, бывают более полными и достоверными, так как в них еще не привнесены посторонние детали.

Учитывая вышеизложенное, стоящая перед следователем общая задача - получить достоверные и полные показания от допрашиваемых - может быть решена следующим образом. Если показания правдивые, но оказываются недостоверными или неполными, то необходимо оказать помощь допрашиваемому лицу с целью получения всесторонних и объективных показаний.

Задача получения следователем полных и достоверных показаний может считаться решенной лишь при условии, если эти показания получены в процессе допроса, проведенного в точном соответствии с нормами уголовно-процессуального закона. Поэтому тактические приемы допроса должны быть подчинены закону и могут применяться только в соответствии с требованиями уголовно-процессуальных норм.

Тактика допроса складывается в зависимости от личности допрашиваемого и допрашивающего, профессиональной подготовки следователя и представителей стороны защиты, присутствия других участников следственного действия.

Следовательно, тщательное исследование всего комплекса вопросов, относящихся к допросу, имеет важное как научное, так и практическое значение.

Для нашего исследования значение имеют тактические приемы психологического воздействия на допрашиваемого с целью преодоления установки на дачу заведомо ложных показаний и получения от него правдивых показаний. В основе ложных показаний лежит понятие «ложь», под которым понимается намеренное искажение истины, то есть умышленное представление ее в неправильном виде, наличие у человека каких-либо физических, психических недостатков, в результате которых он не осознает, что лжет, исключает ложность сообщаемых сведений. Намеренное искажение истины означает, что допрашиваемое лицо сознательно дает объяснения, которые не соответствуют действительности. Ложь или обман - всегда не только умышленное, то есть осознаваемое, но и намеренное действие.

С позиции психологии ложь - «это действие, которым один человек вводит в заблуждение другого человека, делая это умышленно». Ложь — это средство управления поведением других людей путем их дезинформации [3].

Однако ложь - не «явление в себе», она распознаваема. В сознании лжеца «конкурируют» две сферы возбуждения — очаг чувственно бедных ложных конструкций, тормозимый субъектом, и непроизвольно функционирующий очаг живых, образных представлений подлинного события [4].

Главными отличительными признаками лжи, по мнению психологов, являются:

  1. осознание человеком того, что он говорит неправду;
  2. намеренное, умышленное сообщение ложных сведений;
  3. наличие у лжеца определенных целей;
  4. всегда есть лицо, которое достоверно не знает об обмане.

Прежде, чем сделать вывод о том, что следует понимать под ложью в рамках допроса, надо рассмотреть, какие выделяются в психологии формы, виды, разновидности лжи, почему субъекты допроса могут сообщать ложные сведения, с чем это связано.

В психологии выделяют следующие разновидности лжи:

  1. Говорить правду таким образом, чтобы в это трудно было поверить (как правило, с насмешливой интонацией, выражением лица и преувеличением действительных событий) - это дает эффект невероятности, вызывает обман.
  2. Говорить полуправду - правда говорится не полностью, не договаривается. Здесь недосказанность или поворот разговора на волнующую тему в другую сторону позволяют обмануть, не прибегая к особой лжи.

Кроме разновидностей, необходимо выделять виды лжи:

  1. Полная ложь (может состоять сплошь из вымысла или целиком из реальных фактов, не относящихся к делу).
  2. Частичная ложь. Ее приемами являются:

а) опущения - исключение отдельных элементов события;

б) дополнение факта вымышленным элементом;

в) дополнение факта реальным   элементом, но не

относящимся к исследуемому событию;

г) замена отдельных элементов события вымышленными деталями;

д) замена отдельных элементов события реальными деталями, но не относящимися к делу.

При этом следует помнить, что ни особых методов психодиагностики, ни экспресс - диагностики лжи не существует. Не являются надежными индикаторами лжи и психосоматические реакции — тремор конечностей, частота дыхания и пульса, пересыхание полости рта, сужение или расширение сосудов, проявляющееся в побледнении или покраснении кожи лица. Не удается диагностировать ложь и по признакам речи — паузам, интонациям, лексическим особенностям.

Обнаружить ложь не просто из-за большого объема и разнообразия источников информации - вербальных и невербальных.

Субъекту (в нашем исследовании - следователю), пытающемуся определить, лжет человек или говорит правду, нет необходимости уделять одинаково пристальное внимание всем признакам, как может внешне проявляться обман. Необходимо концентрировать внимание только на наиболее информативных, в частности, словах, голосе, пластике, мимике. Человек предпочитает не говорить о невыгодных для него вещах, он открывает только то лицо, которое хочет, чтобы видели другие. При этом следует помнить, что ни особых методов психодиагностики, ни экспресс - диагностики лжи не существует. Не являются надежными индикаторами лжи и психосоматические реакции - тремор конечностей, частота дыхания и пульса, пересыхание полости рта, сужение или расширение сосудов, проявляющееся в побледнении или покраснении кожи лица. Не удается диагностировать ложь и по признакам речи - паузам, интонациям, лексическим особенностям [5].

Также необходимо помнить, что есть категории лиц, отличающиеся повышенной внушаемостью, конформностью, лица с повышенным уровнем притязаний, истероидные типы, склонные к «разыгрыванию ролей», к личностной самоцентрации. У них большая вероятность появления непроизвольной лжи, высказываний об обстоятельствах, не имевших место в действительности, различного рода искажений. Это «психопатические личности, страдающие аномалиями характера и поведения, проявляющимися в дисгармонии эмоционально-волевой сферы» [6].

Заведомо ложные показания - это такие объяснения, в которых основные факты либо всё, в целом не соответствуют действительности, так как умышленно, сознательно искажены допрашиваемым лицом.

Допрашиваемое лицо, во-первых, осознает, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности, во-вторых, заведомо знает об этом (осознает это) и до, и в момент дачи показаний, которые являются плодом его лжи, результатом фантазии.

Дача заведомо ложных показаний - волевое действие, при котором субъект осознает цели дачи ложных показаний, осуществляет планирование и исполнение задуманного. Наличие желания скрыть правду еще не означает, что человек будет действовать в этом направлении. Прежде, чем намерение превратится в непосредственный стимул поведения, оно подвергается осмыслению и мотивированию. Происходит борьба мотивов давать правдивые или ложные показания, взвешиваются все "за" и "против". Будущий субъект допроса забегает вперед и мысленно предвосхищает процесс допроса и его результаты. В принятии того или иного решения проявляется воля допрашиваемого, его моральный облик, уровень сознательности, отношение к гражданским обязанностям.

Так, подозреваемый, который дает ложные показания, может руководствоваться следующими мотивами:

  1. Боязнь наказания, желание предотвратить огласку совершенного преступления путем его отрицания, стыд от сознания позорности своего поведения.
  2. Стремление скрыть соучастников, боязнь мести с их стороны.
  3. Неуверенность в возможности раскрытия органами следствия действительных обстоятельств дела.
  4. Стремление избавить от ответственности действительно виновного преступника.
  5. Стремление уклониться от ответственности за другое более тяжкое преступление.
  6. Недоверие к лицу, производящему допрос, личная неприязнь к нему или желание получить от него какие-либо выгоды.

Мотивами заведомо ложных свидетельских показаний могут быть: личная заинтересованность свидетеля (корысть, зависть, ненависть, мстительность, опасение обнаружить свои неблаговидные поступки); ложно понятые чувство дружбы, родственные обязанности и т.д.; чувство сострадания к обвиняемому или потерпевшему; понуждение заинтересованных лиц.

Лицо, противодействующее следствию и дающее заведомо ложные показания, вступает со следователем в противоборство, прогнозирует его возможные действия, пытается осуществить рефлексивное управление деятельностью следователя, оценивает, как эти показания воспринимаются и используются им. Следователю как бы предлагаются основания таких решений, в которых заинтересован допрашиваемый. При этом можно выделить два варианта ложных показаний: ложь активную и пассивную.

При активной лжи допрашиваемый стремится создать целостную псевдомодель события, увязать его элементы, выдумать причинноследственные связи, соотнести их с определенным местом и временем. Однако ряд повторных детализирующих вопросов неизбежно приводит к вариациям вымысла, к расстыковыванию отдельных узлов псевдомодели события. Причем, чем меньше правды в показаниях, тем успешнее происходит их изобличение.

Большую сложность представляют случаи, когда допрашиваемый, хорошо знающий обстоятельства дела, вводит в подлинную модель события лишь отдельные ложные детали. Но даже единственная вымышленная деталь события не может быть охвачена сознанием лгущего во всем многообразии ее проявлений.

Стереотипные, заученные ложные показания выдают себя косной неизменяемостью, тогда как образные представления характеризуются соответствующей динамикой. Одна и та же стереотипная речевая формулировка в показаниях нескольких лиц, как правило, свидетельствует о сговоре в даче ложных показаний. Иногда лгущий утрирует свое «незнание», что также изобличает его. Кроме того, он не осведомлен, как продвигается расследование, какими доказательствами располагает следствие.

Если у человека есть возможность выбирать, то он предпочитает в большинстве случаев умолчание, так как это наиболее удобная для него позиция в ходе допроса. При искажении возникает необходимость что-то придумывать, создавать легенду, подменять истинные события вымышленными, следовательно, всегда есть возможность быть разоблаченным. Чтобы успешно лгать, человек должен иметь хорошую память, что позволяет ему ориентироваться в изложенной информации и не запутаться в деталях.

В то же время утаивание, умалчивание об отдельных фактах, обстоятельствах дела, о которых допрашиваемого никто не спрашивал, не является ложью. Умолчание само по себе пассивно, оно менее предосудительно, его легче оправдать, сославшись на забывчивость в случае раскрытия правды. Но иногда приходится лгать с самого начала, поскольку одного молчания оказывается недостаточно

Одним из средств, противодействия следствию является создание ложного алиби. Поэтому следователь должен владеть методикой выявления признаков ложного алиби и приемами его изобличения. Основной стратегией ложного алиби является фальсифицированное «смещение» времени и места:

  • совершения преступления;
  • своего пребывания на месте преступления;
  • пребывание на месте преступления потерпевшего.

Создание ложного алиби требует определенной исследовательско- ориентировочной деятельности. При этом преступник анализирует всю доступную для него информацию. Опираясь на свои, как правило, житейские представления, он старается предвосхитить возможные рассуждения следователя, «проигрывает» возможные версии следствия о своем поведении, разрабатывает определенный план, а затем решает ряд частных задач, в зависимости от конкретных условий возможного достижения своей цели.

В выборе фабулы ложного алиби некоторые преступники проявляют большую изощренность. Известен случай, когда преступник, задумавший убийство, при свидетелях сел в поезд, вышел на ближайшей станции, совершил преступление, затем на машине догнал состав и доехал до места назначения, «срежиссировав» и там встречу со свидетелями [7]. Случаи очень правдоподобных ложных алиби свидетельствуют о необходимости критического подхода со стороны следователя к слишком очевидным доказательствам невиновности обвиняемого, к лежащим на поверхности обобщениям.

При распознавании признаков ложного алиби важна рефлексивная деятельность как субъекта ложного алиби, так и самого следователя. Рефлексия в поведенческом смысле — это воссоздание, предвосхищение позиций и действий противодействующей стороны в ответ на свои действия. Рефлексия может быть осуществлена на разных уровнях. Первым ранговым уровнем является предвидение субъектом действий противодействующей стороны в ответ на свои действия. На более высоком уровне возможно предвидение деятельности другой стороны.

Создавая ложное алиби, опытный преступник может предвидеть не только обычные действия следователя, но и то, как он будет мыслить, анализируя его действия.

С целью пресечения дезинформации со стороны противодействующих следствию лиц и получения правдивых показаний следователь использует систему приемов правомерного психического воздействия. Под ними понимаются приемы формирования сознательного отношения допрашиваемого к правосудию, установки на дачу правдивых показаний.

Все приемы психического воздействия можно разделить условно на три группы:

  • приемы, содействующие распознанию ложности показаний;
  • приемы преодоления лжи и получения правдивых показаний;
  • приемы оказания мнемической помощи.

Правомерным считается любой тактический прием психического воздействия, если он не направлен на вымогательство показаний. Так, допрашивая К., подозреваемого в убийстве, следователь рассматривал фотографии, которые были видны К. лишь с оборотной стороны. Конверт, из которого были извлечены фотографии, с надписью «Лично прокурору» лежал на столе. Решив, что эти фотографии изобличают его, К. сознался в преступлении.

Раскрытие смысла и значения имеющейся информации, убеждение в бессмысленности и нелепости ложных показаний, бесперспективности запирательства — основа стратегии следователя в ситуациях противодействия следствию. Для этого требуются такие качества, как высокая рефлексивность, проницательность, способность использовать получаемую информацию в процессе дальнейшего расследования. Немаловажное значение имеет и изобличающая деятельность следователя — его способность убедить допрашиваемого в несостоятельности заведомо ложных утверждений, вскрыть противоречия в показаниях, с наибольшим эффектом предъявить имеющиеся доказательства.

В преодолении противодействия лиц, пытающихся дезинформировать следствие, преимущества на стороне следователя: он знает материалы дела, имеет возможность тщательно подготовиться к допросу, изучить личность допрашиваемого, его сильные и слабые стороны, особенности его поведения в сложных, конфликтных ситуациях, использовать систему эффективных приемов преодоления противодействия. Однако и у следователя возникают свои трудности.

В частности, он должен создать общую вероятностную модель того события, которое расследуется. И здесь рефлексия следователя должна быть высоковероятностной, а во многих случаях — многовариантной. Он должен распознать цель, к которой стремится допрашиваемый, его систему средств достижений этих целей, которую последний считает оптимальной, найти дефекты в этой системе и побудить противодействующее лицо к принятию иных решений. В процессе такой работы следователь использует разнообразные приемы и средства психического воздействия на допрашиваемых лиц.

Эффективность тактического приема зависит от того, насколько он нейтрализует противодействие. Если противодействующее лицо навязывает быстрый темп допроса, следователю тактически целесообразно его замедлить, и наоборот, ускорить, если замедленный темп может дать преимущество противодействующему лицу.

 

 

Список литературы

  1. Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста: Практическое пособие. М.: Юрайт-М, 2001.
  2. Шостакович Б.В. Судебная психиатрия. М.: Зерцало, 1997.
  3. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Советская энциклопедия, 1964.
  4. См.: Кони А.Ф. Собр. соч. М., 1967. Т. 3.
  5. См.: Экман П. Психология лжи. СПб.: Питер, 2001.
  6. См.: Экман П. Психология лжи. СПб.: Питер, 2001.
  7. См.: Еникеев М.И. Общая и юридическая психология. СПб изд. Питер, 2006.

 




НАВЕРХ