Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 
Тямкин А.В., Цыкова Г.Е.
Тактические приемы разоблачения ложных показаний при допросе.

Вестник Воронежского института МВД России. 2012, № 2, стр. 115-120.

 



<…>

В основе понимания ложных показаний в уголовном судопроизводстве лежит сложившееся в науке представление о показаниях вообще: «показания — это сообщение лица о фактических данных, полученных во время допроса в установленном законом порядке» [1], которые являются одним из видов доказательств, используемых для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовных дел. Принуждение (какое бы оно ни было - физическое или психическое) к даче ложных показаний расценивается как преступление, имеющее отражение в ч. 2 ст. 309 УК РФ.

Ложными показаниями являются такие показания, с помощью которых осуществляется умышленное сокрытие фактов, искажение истины. В основе ложных показаний лежит понятие «ложь», под которым понимается намеренное искажение истины, неправда, то есть заявление, рассчитанное на обман, когда говорящий умалчивает об истинном положении вещей или искажает то, что он знает.

С позиции психологии ложь — «это действие, которым один человек вводит в заблуждение другого человека, делая это умышленно» [2. С. 12]. Ложь как особое психологическое явление следует рассматривать в двух проявлениях: как результат и процесс. Результатом является восприятие несоответствующей действительности информации обманутым человеком. Процесс — это динамика внутренних состояний обманщика. Представляется возможным классифицировать ложь на полную (полный вымысел) и неполную (извращение истины). Полный вымысел, в отличие от неполной лжи, которая включает в себя три основных способа: 1) опущение; 2) преувеличение (с целью произвести эффект); 3) приукрашивание (некоторые факты отбрасываются, а некоторые добавляются), встречается достаточно редко, т.к. любой случай может выдать лжеца [3. — С. 12]. Ж. Дюпра определяет понятие «ложь» как «психосоциологический словесный акт внушения, при помощи которого стараются, более или менее умышленно, посеять в уме другого какое-либо положительное или отрицательное верование, которое сам внушающий считает противным истине» [4. С. 17]. Нам близка точка зрения Ж. Дюпра, который выделяет две базовые формы лжи, или два способа внушения неправды:

А. Положи тельное внушение — это выдумки всякого рода (клевета, подлог, лжесвидетельство), вымысел, притворство, прибавления, извращения и преувеличения;

Б. Отрицательное внушение — включает в себя полную скрытность , отрицание фактов, утайку показаний, умолчание, пропуски, искажение истины [4. — С. 21].

О. Липманн, Л. Адам, анализируя ложь в судопроизводстве, пришли к выводу, что чело - век может умолчать о каких-либо деталях, и это не будет восприниматься как ложь: «Не всё, что есть правда, должно быть сказано, но всё, что сказано, должно быть правдой» [5]. В .В. Знаков это же трактует как обман, или полуправду. Он же дает наиболее подходящее определение лжи, где ложь — это сознательная передача сведений, не соответствующих действительности [3. — С.17].

Особый интерес вызывает позиция О. Липманна, согласно которой ложь обусловлена присутствием в сознании человека двух «борющихся» между собой комплексов представлений — правдивого и ложного [3. — С 18]. В результате чего сообщение личностью ложной информации является осознанным действием, сопровождаемым специфическими проявлениями в экспрессивном поведении обманщика.

Намеренное искажение истины означает, что допрашиваемое лицо осмысленно дает объяснения, которые не соответствуют реальной действительности. Ложь — всегда не только умышленное, то есть осознаваемое, но и намеренное деяние [2. — С. 24].

Первостепенной задачей допроса при необходимости разоблачения ложных показаний является изобличение допрашиваемого во лжи, в стремлениях утаить, скрыть или исказить истину. Исследования практики показали, что наиболее распространенным приемом противодействия расследованию является сообщение участниками уголовного судопроизводства следователю или суду на допросе ложной информации с целью ввести допрашивающих в заблуждение, данный прием встречался в 80% случаев с сокрытием вообще. Лжесвидетельство имеет широкое распространение на практике в современных условиях.

Прежде чем преодолеть ложь, ее сначала нужно выявить. Признаками ложных показаний являются:

  • противоречие между информацией в показаниях и сведениями по тому же поводу из других источников;
  • сообщение одним лицом различных сведений по одному и тому же вопросу;
  • неопределенность, неконкретность сведений, содержащихся в показаниях;
  • совпадение в мельчайших деталях показаний нескольких лиц об одном и том же;
  • «проговорки», указывающие на осведомленность допрашиваемого об обстоятельствах, знание которых он отрицает;
  • наличие в показаниях фраз, выражений, слов, не соответствующих уровню развития допрашиваемого;
  • уклонение от ответа на прямой вопрос [6].

Также одной из главных задач следователя при проведении допроса является установление причин, которые «вынудили» лицо встать на путь противодействия. Их установление и грамотная ликвидация зачастую помогают следователю устранить конфликт, тем самым сменить характер отношений, то есть прекратить отношения соперничества и перейти к сотрудничеству. При данных обстоятельствах значим дружелюбный подход, разъяснение допрашиваемому конфиденциальности его показаний.

Проанализировав следственную практику и научную литературу, мы пришли к выводу о том, что успех допроса в условиях противодействия зависит от таких факторов, как:

  • наличие у следователя достаточной информации по тому или иному факту, который подлежит исследованию;
  • устойчивость и степень возникшего между сторонами противодействия;
  • подготовленность следователя к противоборству, его умение входить в контакт с людьми, планировать следственные действия, применять рациональные тактические приемы;
  • условия, в которых будет осуществляться его общение с противоборствующей стороной (наличие подходящего для допроса места, времени для длительного общения);
  • полнота и правильность примененных источников получения информации (документов , вещественных доказательств, показаний очевидцев и др.);
  • сложность оценки доказательственной информации, получаемой следователем в условиях противодействия.

В целях обеспечения эффективности допроса на подготовительной стадии необходимо применение тактических приемов, нацеленных на формирование у допрашиваемого, по возможности, положительного отношения к предстоящей процедуре. Готовясь к допросу, собирая сведения о личности допрашиваемого, следователь должен уделить внимание отождествлению истинного образа, психологической сущности человека, с которым предстоит общение в ходе допроса. Применение общенаучных методов познания и практической деятельности (наблюдения, сравнения и др.) при подготовке к допросу в дальнейшем облегчает налаживание контакта с ним, способствует повышению точности диагностики информационного состояния допрашиваемого, помогает конкретизировать его отношение к искомой информации, создает условия для выявления возможного противодействия со стороны допрашиваемого установлению истины , повышая эффективность психологического воздействия на допрашиваемого, оказываемого следователем. При общении необходимо демонстрировать объективность, доброжелательность, заинтересованность в судьбе допрашиваемого.

Поскольку различные по силе установки на противодействие допрашиваемого установлению истины выражаются в разных по содержанию формах поведения субъекта, от следователя требуется умелое оперирование различными приемами, направленными на преодоление оказываемого противодействия. Более всего в сокрытии определенной информации заинтересованы виновные лица, т.к. именно они несут ответственность за совершенные преступления. Важную роль в разоблачении ложных показаний допрашиваемого играет установление мотивов как основы формирования такой позиции. Нами установлено, что таким мотивом чаще всего (в 85% случаев) является боязнь осуществления негативного воздействия на допрашиваемого иных заинтересованных в результатах расследования лиц. Именно при активном противодействии допрашиваемого установлению истины используется весь арсенал тактических приемов для изобличения его во лжи, а также для преодоления умолчания. В частности, ложь, проявляющаяся в виде полного или частичного утаивания или искажения информации, может быть разоблачена путем:

  1. последовательного предъявления уличающих доказательств (в том числе с демонстрацией аудио- и видеоматериалов) — как вещественных доказательств, так и показаний других лиц (при этом допрашиваемый на определенном этапе начинает предполагать, что следователь располагает и более весомыми доказательствами, в связи с чем он вынужден корректировать свою позицию, чтобы избежать дальнейшего изобличения во лжи). Доказательства в зависимости от их значения и личности допрашиваемого могут предъявляться последовательно, по нарастающей степени их значимости или, наоборот, в порядке убывания доказательственной силы — от самого весомого к менее веским, в отдельных случаях возможно одно - временное предъявление всех имеющихся доказательств (25% респондентов отметили, что применял и данный тактический прием);
  2. создания следователем у допрашиваемого повышенного представления о своей осведомленности за счет сообщения ему отдельных и незначительных, но достоверно установленных фактов (при этом линия поведения следователя должна быть взвешенной на основе уверенности и убежденности в раскрытии преступления, что создает у допрашиваемого впечатление об осведомленности следователя не только в мелочах, но и по основным обстоятельствам). Данный тактический прием отметили 13% респондентов;
  3. использования приема «допущение легенды» — предоставление допрашиваемому возможности беспрепятственно излагать придуманные им объяснения события, при этом следователь беспристрастно выслушивает и записывает ложные показания допрашиваемого, а за тем опровергает собранными доказательствами, учитывая их нелогичность, противоречие материалам дела. Указанный прием, как правило, эффективно убеждает допрашиваемого в недопустимости ложных показаний и по другим вопросам. Предпочтение данному тактическому приему отдал и 19% респондентов;
  4. применения при допросе аудио- и видеозаписи, в процессе которой фиксируется не только вербальная информация, но и информация, выраженная в невербальной форме, а также ход допроса, эмоциональное состояние допрашиваемого, реакция на поставленные вопросы. На применение данного тактического приема указали 20% респондентов.

С учетом проведенного анкетирования, представляется возможным сделать вывод о том, что практическими работниками уделяется достаточно внимания информации, выраженной в невербальной форме, на начальном этапе допроса, с указанием на широкий круг задач, решаемых за счет ее использования: 66,1% проанкетированных отметили выявление признаков сокрытия субъектом информации, интересующей следствие; 58,3% — определение эмоционального состояния человека; 54% — распознавание его темперамента и характера; 45,8% — выработку линии собственного поведения в ходе следственного действия; 30% — создание предпосылок для установления и поддержания психологического контакта с допрашиваемым; 34% — выявление социального статуса человека; 8% — обнаружение признаков алкогольного или наркотического опьянения (сумма превышает 100%, поскольку респондентами указывались несколько вариантов ответов).

К допросу участников уголовного судопроизводства, дающих ложные показания, имеют прямое отношение два дискуссионных вопроса:

  • допустимость использования приемов психологического воздействия, в литературе именуемых «следственными хитростями» или «психологическими ловушками»;
  • использование полиграфа и других средств регистрации психофизиологического состояния допрашиваемого.

Данные приемы рассчитаны на создание такой обстановки, при которой допрашиваемый может неадекватно оценить сложившуюся следственную ситуацию и прийти к выводу о необходимости дать правдивые показания. К оценке правомерности таких приемов нужно подходить весьма осторожно.

Существуют и другие тактические и психологические приемы допроса в условиях противодействия: «снятие напряжения» в ходе беседы до начала допроса, активизация положительных качеств личности, максимальная детализация показаний. А.Р. Белкин классифицирует тактические приемы в зависимости от характера показаний. «Применительно к допросу, целью которого служит получение полных и правдивых показаний, на первый план выходит система способов (приемов) изобличения допрашиваемого во лжи» [7. — С. 59]. При даче допрашиваемым ложных показаний им выделяются приемы изобличения во лжи, при полных и правдивых показаниях — тактические приемы, направленные на проверку показаний, при правдивых, но неполных показаниях — тактические приемы, направленные на восполнение показаний. Предложенные классификации являются базой для дальнейшего совершенствования системы методов и способов корректировки показаний допрашиваемого.

Однако, каковы бы ни были тактические приемы, они не должны базироваться на обмане. Ч.1 ст. 75 УПК гласит: доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК. Искусство и профессионализм следователя проявляются, прежде всего, в способности склонить допрашиваемого к сотрудничеству, побудить его дать полные и правдивые показания. Применяя тот или иной тактический прием, следователь не должен: унижать честь и достоинство допрашиваемого; влиять на позицию невиновного, чтобы не способствовать признанию им несуществующей вины; оправдывать совершение преступления или преуменьшать его общественную опасность; способствовать оговору со стороны допрашиваемого; использовать неосведомленность субъекта в вопросах уголовного права и процесса; способствовать развитию у допрашиваемого низменных чувств, совершению им аморальных поступков; сообщать субъекту заведомо ложные сведения; подрывать авторитет правоохранительных органов. Приемы должны быть научно обоснованными, логичными, этичными, способствовать достижению истины по делу [8].

Справедливо отмечено П. Экманом, что встречаются личности, уровень владения собой у которых нас только высок, что позволяет отнести их к прирожденным лжецам, но в массе своей люди не столь искусны, и их попытки ввести следователя в заблуждение могут быть разоблачены [9]. Ложь в ходе следствия обладает определенной спецификой по сравнению с повседневной ложью, заключающейся в том, что ложь на следствии обычно сопряжена для лжеца с достижением важных для него целей [10], им движет страх перед наказанием, желание предотвратить огласку совершенного преступления путем его отрицания; боязнь расправы со стороны преступников; стремление запутать и затянуть следствие, чтобы затруднить раскрытие преступления; желание приобрести авторитет в определенных кругах и т .д., а потому ложь, будучи подкрепленной повышенной мотивацией, как правило, заранее готовится и продумывается.

С учетом приведенных выше рассуждений о тактических приемах разоблачения ложных показаний при допросе в условиях противодействия представляется возможным сформулировать некоторые теоретические и практические выводы:

  1. Дача ложных показаний участниками уголовного судопроизводства — это волевое действие, при котором субъект осознает цели дачи ложных показаний, осуществляет их планирование и исполнение, где проявляется его воля и моральный облик, уровень сознательности.
  2. Дача ложных показаний участниками уголовного судопроизводства является осознанным актом противодействия правосудию в установлении обстоятельств по уголовному делу.
  3. Проверка ложных показаний представляет собой тактическую комбинацию, проводимую в рамках такого сложного следственного действия, как допрос.
  4. Допрос — это достаточно сложный информационный процесс, где информация поступает как на вербальном, так и на невербальном уровнях. Для того чтобы использовать с максимальной эффективностью весь богатый потенциал этого следственного действия, следователь должен умело использовать вербальные и невербальные ресурсы и возможности допроса, обладать навыками наблюдения за внешними проявлениями допрашиваемого лица, уметь правильно диагностировать эти проявления, избегать необъективного отношения к участникам уголовного судопроизводства.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Юридический словарь [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://dic. academic. ru/contents.nsf/lower/
  2. Голунский С.А., Рогинский Г.К. Техника и методика расследования преступлений. Вып.5. — М, 1934. — С. 12.
  3. Симоненко С.И. Психологические основания оценки ложны х и прав дивы х сообщений : дис. ... канд. психол. наук: 19.00.05. — М.: РГБ, 2003. — С. 12.
  4. Дюпра Ж. Ложь. — Саратов, 1905. — С. 17.
  5. Липманн О., Адам Л. Ложь в праве. — Харьков, 1929. — С. 26.
  6. Лавров В .П. Противодействие расследованию преступлений и меры по его преодолению: курс лекций. — М. : Академия управления МВД России, 2011. — С. 64 — 65.
  7. Белкин А.Р.  Криминалистические классификации. — М., 2000. — С. 59 — 60.
  8. Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления: дис. ... канд. юрид. наук. — Волго- град, 2000. — С. 145.
  9. Экман П. Психология лжи. — СПб.: Пи - тер, 2003. — С. 33—58.
  10. Комиссарова Я.В., Семенов В .В. Особенности невербальной коммуникации в ходе расследования преступлений. — М.: Юрлитинформ

 




НАВЕРХ