Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 
Холевчук А.Г.
Тактика допроса «адвокат дьявола» - новый подход в детекции лжи (опыт Великобритании и США).

Вестник Академии знаний, 2015, №14, стр. 44-49.

 



<…>

В зарубежной следственной практике поиски средств детекции лжи идут, охватывая более широкий научный спектр рассматриваемых вопросов. На данный момент, можно сказать, зарубежные специалисты в области альтернативных направлений детекции лжи, рекомендуют использовать различные допросные тактики, новые психологические подходы, ориентированные на получение достоверных показаний. Рекомендации основываются на специальных комплексных исследованиях в области психологии и теории лжи.

Заметим, что зарубежная психологическая наука, активно способствует органам расследования различными психологическими методами и средствами (зарубежные специалисты предлагают использовать весь комплекс тактических рекомендаций для диагностирования ложных показаний). В отечественных исследованиях наблюдается дефицит комплексных подходов к решению выше обозначенных проблем. В силу перечисленных негативных тенденций, связанных, во многом, с тотальной популяризацией полиграфа, и определении его, как некой панацеи в борьбе с различными формами информационной фальсификации.

Для того, чтобы помочь органам расследования выявлять обман, зарубежными учеными были разработаны несколько ныне популярных психологических тестов, способствующих выявлению недостоверной информации[1]. Первый - оценка валидности утверждений (далее - ОВУ), второй - технический мониторинг реальности (далее - ТМР). Тесты используются в практике расследования преступлений отдельных зарубежных государств. Они имеют прочную теоретическую основу[10, 11, 12]. В основе метода ОВУ лежит 19 критериев контент- анализа, наиболее часто встречающихся в процессе воспроизведения достоверной информации [9].

О. Фрай произвел анализ более 50 исследований, суммировав, что некоторые критерии позволяют с высокой степенью вероятности отличить достоверные сведения от ложных. Около 20 исследований посвященных ТМР, показали эффективность метода, несмотря на наличие иного исследовательского механизма (в отличие от ОВУ). ТМР имеет преимущественную эффективность, поскольку основывается на более совершенном научном инструментарии. Некоторые из 8  критериев ТМР, дают четкое разграничение обмана от правды.

Отметим, что указанные методы были разработаны для целей выявления обмана в тех ситуациях, когда люди описывали события, в которых они участвовали (изначально - сексуальное насилие). Большинство из используемых критериев, фокусируются на подробном описании и проверке сведений, которые наблюдали или слышали субъекты во время произошедшего события. Однако в процессе расследования порой важно определить правдивость и обманчивость не действий, а мнений людей по поводу определенных событий. Проведенный анализ, позволил сделать вывод о полезности использования новейших допросных техник, способствующих обнаружению ложной и достоверной информации, основываясь на анализе и изучении мнений лиц о событиях, в которых они участвовали.

Достижения зарубежной психологической науки, свидетельствуют, что допросная технология «адвокат дьявола» (далее - технология), способствует, изучению личного мнения допрашиваемого, с целью диагностирования лжи в его показаниях. Технология может быть использована для определения достоверности в показаниях лицо событиях, которые еще не произошли, но планируются (готовятся). В этом ключевое отличие этой технологии от других, по преимуществу ориентированных на получение достоверных сведений о ретроспективных событиях.

Технология может быть использована в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление фактов готовящихся (планируемых) преступлений. На определенной стадии криминалистической деятельности (например, на стадии выявления преступления) своевременно определив достоверность сведений о готовящемся преступлении, правоохранительные органы могут оперативно вмешаться и пресечь преступную деятельность[2].

В основе технологии «адвокат дьявола» лежит схема постановки двух специальных вопросов. Первый вопрос ставиться после того, как субъект выразил свое мнение по поводу проверяемых событий (например, «Я выступаю за войну в Ираке»). В такой ситуации допрашивающий должен задать вопрос с целью определения истинного мнения допрашиваемого: «Что заставило Вас принять такое решение по этой проблеме?», затем следует второй вопрос по методике «адвокат дьявола»: «Что Вы можете сказать в пользу этого мнения или против него?» (допрашивающий спрашивает «против», если допрашиваемый выразил позитивную оценку событию и «за» - если допрашиваемый выразил негативную оценку).

Технология заставляет лиц, выражающих свое мнение, правдиво обосновать его и привести подтверждения, опровергающие все возникающие противоречия. Указанный постулат основывается на экспериментах, согласно которым, люди имеют склонность к поиску информации подтверждающей, но не опровергающей их мнение (так называемое смещенное подтверждение) [4], поэтому они будут представлять большее количество аргументов в пользу личной позиции [3, 14]. Добавим, что знания людей о личных убеждениях, вероятнее всего, являются сложными и витиеватыми, чем их понимание убеждений других. Следовательно, ответы говорящего правду о мнении другого лица, должны содержать большее количество слов, чем ответы лжецов, основанные на вопросах, поставленных по методике «адвокат дьявола».

Допросная технология «адвокат дьявола» имеет противоположный эффект в отношении обманщиков, которые должны манипулировать своими мыслями в неестественной форме. Лжецам предлагается изложить причины, поддерживающие их истинное мнение на ответ по технологии, поскольку для них поставленные вопросы совместимы с личными убеждениями, нежели обычные вопросы о сути самого события. Лжецы будут прилагать большие усилия для сокрытия их личного, правдивого отношения к событию. В большинстве случаев, они используют большое количество обоснований и причин, когда обдумывают ответы, относительно их мнения о событии, поэтому они могут сдерживать себя от указания значительного количества причин и обоснований в своих ответах.

Исследователи, выдвинули предположение, что если лжецы, достигнут успеха в данном процессе, то, как и говорящие правду - они будут давать длинные ответы на вопросы о своем мнении и отношении, чем на вопросы по методике «адвокат дьявола». Вместе с тем, они могут испытывать затруднения в использовании данной стратегии в полную силу. Во-первых, из выдвинутого тезиса следует, что лжецы, возможно, придумывают больше причин, отвечая на вопросы по методики «адвоката дьявола», чем на вопросы по поводу их мнения о событии. Предоставив определенный набор таких причин и обоснований, в ответе по методике «адвокат дьявола», можно получить значительно больше информации, чем при ответе на вопрос о мнении лица по поводу события. Во-вторых, лжецы могут столкнуться с трудностью, связанной со сдерживанием себя от предоставления информации в ответе по методике «адвокат дьявола», поскольку у людей наблюдается сильное желание поговорить о вопросах и темах, крайне им интересных[5, 6, 7, 8, 15]. Поэтому, исследователи предположили, что в ответах лиц, говорящих правду, будет наблюдаться большое количество слов в ответах на вопросы о мнении, чем в ответах на вопросы по методике «адвокат дьявола». Ответы лжецов на вопросы о мнении - будут либо короче, либо такого же временного интервала, как их ответы на вопросы по методике «адвокат дьявола».

Проведенными исследованиями были подтверждены многие из заявленных гипотез эксперимента. Делая вывод относительно эффективности можно сказать, что методика «адвокат дьявола» должна использоваться для целей выявления лжи в ситуациях, когда люди выражают свое мнение, относительно определенных событий (в том числе предстоящих). Анализ долготы ответов, показал, что говорящие правду - дают более длинные ответы на вопросы о мнении, чем на вопросы «адвоката дьявола», тогда как лжецы - указывают более длинные ответы по методике, чем на вопросы о мнении лица по поводу события. Анализ латентности времени (продолжительности) выявил, что говорящие правду - показали короткую латентность при ответах на вопросы о мнении, нежели чем при ответах на вопросы «адвоката дьявола», тогда как латентность у обманщиков - не отличалась при ответах на оба типа вопроса.

При формулировании результатов, исследователи основывались на оценке речевых характеристик говорящих правду и лжецов (при условиях: разговорчивости, незамедлительности ответов, эмоциональности и правдоподобности). 85% говорящих правду и 71 % лжецов - были верно классифицированы исследователями, руководствовавшимися следующими правилами: тех, кто наберет более высокий балл в разговорчивости, покажет больше эмоциональности и правдоподобности, в период ответов на вопросы о мнении и отношении к событию, чем на вопросы «адвоката дьявола» - следует рассматривать как говорящих правду, остальные должны рассматриваться, как лжецы.

Правдивость оценки наблюдателей, (77%) свидетельствует о высоком коэффициенте точности правды, но низком коэффициенте точности лжи (49%). Результаты речевой характеристики указывают на то, почему исследователи получили высокий коэффициент точности и правды, и почему им было сложно диагностировать лжецов. Исследователи обнаружили заметные различия у лиц говорящих правду. Выяснив, что лица, ориентированные на дачу достоверных показаний - более разговорчивы, эмоциональны и честны в ответах на вопросы о мнении, чем в ответах на вопросы «адвоката дьявола». И наоборот, ученые не обнаружили заметных отличий между ответами на вопросы об их отношении к событию и ответами на вопросы «адвоката дьявола» в ответах лжецов. Единственной разницей в их ответах была временная продолжительность, поэтому они определили, что лжецы более разговорчивы при ответах о мнении, чем при ответах на вопросы «адвоката дьявола». Другими словами, обман характеризуется отсутствием разницы в ответах на оба типа вопросов. Суждение о достоверности, основанное на отсутствие определенных сигналов, формируется значительно сложнее, чем суждение о достоверности, основанное на присутствии некоторых из них (как и в случае с говорящими правду), поскольку люди зачастую реагируют на присутствие сигнала, а не его отсутствие.

В процессе исследования было определено, что оба типа вопросов оказывают практически одинаковое влияние и на лжецов и на лиц, ориентированных на дачу достоверных показаний. Ученые предположили, что обманщики предпринимают шаги для сокрытия истинного мнения, но не могут сдерживаться во время ответов на вопросы, предложенные методикой «адвокат дьявола». Альтернативным объяснением служит следующее обстоятельство, лжецы стараются умышленно дать схожие по наполняемости и долготе ответы на оба типа задаваемых им вопросов. Поэтому учеными было выдвинуто предположение, что лжецы делают это, поскольку отсутствие различий - есть удачная поведенческая стратегия. В большинстве случаев это происходит из-за того, что субъекты знают, что обман выявляется по наличию совокупности признаков (вербальных, невербальных). Однако такая тактика не эффективна, если используется технология «адвокат дьявола», поскольку лица, указывающие достоверную информацию, не проявляют отсутствие признаков лжи.

Проведенное исследование американо-британских ученых, с предложенной методикой («адвокат дьявола») постановки вопросов в ходе допроса и ее эффективности в ситуациях, ориентации допрашиваемого на дачу ложных показаний, стало одним из первых в своем роде. В нём содержатся тактические рекомендации по избранию правильной линии поведения субъектом криминалистической деятельности в условиях противодействия расследованию (информационной фальсификации). Главное заключается в том, что постановка определенных вопросов перед допрашиваемым, активизирует проявление признаков вербального (невербального) поведения, свидетельствующего об обмане.

 

 

Источники:

  1. Холевчук А.Г. Альтернативные направления детекции лжи или как уйти от монополии полиграфа? // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 6. С. 267274.
  2. Холевчук А.Г. О необходимости применения современных методов детекции лжи в уголовном процессе // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе: материалы Междунар. науч.- практ. конф., 25-26 сентября 2014 г. (г. Новороссийск). М-во внутр. дел РФ, Краснодар. ун-т МВД России, Новоросс. фил. Краснодар. ун-та МВД России. C. 92-96.
  3. Ajzen I. Nature and operation of attitudes // Annual Review of Psychology. 2001. №52. P. 27-58.
  4. Darley J.M. & Gross P.H. A hypothesis-confirming bias in labelling effects // Journal of Personality and Social Psychology. 1983. №44. Р. 20-33.
  5. Hayes A.F. Exploring the forms of self-censorship: On the spiral of silence and the use of opinion expression avoidance strategies // Journal of Communication. 2007. №57. P. 785802.
  6. Hayes A.F., Shanahan J. & Glynn C.J. Willingness to self-sensor: A construct and mea surement tool for public opinion research // International Journal of Public Opinion Research. 2001. № 17. P. 298-323.
  7. Hayes A.F., Shanahan J. & Glynn C.J. Willingness to express one's opinion in a realistic situation as a function of perceived support for that opinion // International Journal of Public Opinion Research. 2001. № 13. P. 45-58.
  8. Kim S.H., Han M., Shanahan J. & Berdayes V. Talking on Sunshine in North Korea': A test of the spiral of silence as a theory of powerful mass media // International Journal of Public Opinion Research. 2004. № 16. P. 39-62.
  9. Kohnken G. & Steller M. The evaluation of the credibility of child witness statements in German procedural system. In G. Davies & J. Drinkwater (Eds.) The child witness: Do the courts abuse children? (Issues in Criminological and Legal Psychology, no. 13) (pp. 37-45). Leicester, United Kingdom: British Psychological Society.
  10. Masip J., Sporer S., Garrido E., & Herrero C. The detection of deception with the reality monitoring approach: a review of the empirical evidence // Psychology, Crime & Law. 2005. № 11. Р. 99-122.
  11. Vrij A. Criteria-Based Content Analysis: A qualitative review of the first 37 studies // Psychology, Public Policy and Law. № 11. P. 3-41.
  12. Vrij A. Detecting lies and deceit: Pitfalls and opportunities, second edition Chicheste: Jonh Wiley and Sons.
  13. Vrij A., Leal S., Mann S., & Fisher R. Detection true and false opinions: The devil's advocate approach as a lie detection aid. Acta Psychologica. 2010. № 134.Р. 323-329.
  14. Waenke M. & Bless H. The effects of subjective ease of retrieval on attitudinal judgements: The moderating role of processing motivation. In H. Bless, & P. Forgas (Eds.). The message within: The role of subjective experience in social cognition and behavior. Psychology Press: Philadelphia 1243-161 pp.
  15. Willnat L., Lee & Detenber B.H. Individual level predictors of public outspokenness: A test of the spiral of silence theory in Singapore // International Journal of Public Opinion Research. 2002. № 14. P. 392-412.


[1] О некоторых из них нами ранее упоминалось в криминалистической литературе. Однако можно констатировать, что проявляемый интерес к подобного рода проблемам нельзя признать высоким. См. например: Холевчук А.Г. Альтернативные направления детекции лжи или как уйти от монополии полиграфа? // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 6. С. 267-274; Холевчук А.Г. О необходимости применения современных методов детекции лжи в уголовном процессе // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе: материалы Междунар. науч.- практ. конф., 25-26 сентября 2014 г. (г. Новороссийск). М-во внутр. дел РФ, Краснодар. ун-т МВД России, Новорос. фил. Краснодар. ун-та МВД России. C. 92-96 [1,2].

[2] Следует отметить, что указанная тактика разработана для оказания помощи органам расследования Великобритании и США в борьбе с терроризмом. Поводом к ее созданию, послужил инцидент, произошедший 30 декабря 2009 года в Афганистане, когда пропали семь агентов Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США. В ходе розыскных мероприятий было установлено, что агенты убиты в результате взрыва, произведенного террористом- смертником. По заданию агенты должны были получить информацию о намерениях и целях Аль-Каиды и движении Талибан в районах проживания племен. Агенты были уверенны, что террорист выражал экстремистские взгляды и идеи в Интернете, проанализировав его общение в социальных сетях. Сделав неверный вывод о намерениях террориста, они решили, что его поведение связано с необходимостью маскировки, уверившись в его лояльности [13].

 




НАВЕРХ