Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 
Закатов А. А.
Ложь и борьба с нею.

Волгоград, 1984, стр. 37-79.

 



<…>

Глава вторая. СУЩНОСТЬ И ФОРМИРОВАНИЕ ЛОЖНЫХ ПОКАЗАНИЙ

Значение борьбы с ложью в уголовном судопроизводстве трудно переоценить. Содержащиеся в показаниях ложные сведения дезорганизуют работу органов следствия и суда, препятствуют осуществлению правосудия, могут привести к серьезным нарушениям социалистической законности.

Неразоблаченная ложь создает угрозу осуждения невиновных лиц, а следовательно, избавления от наказания преступников, которые могут совершить новые преступления. Нарушение в этой связи принципа неотвратимости наказания за совершенное преступление отрицательно влияет на правосознание отдельных граждан, порождая иллюзию безнаказанности, подрывает авторитет правоохранительных органов. Поэтому борьба с ложью в показаниях должна вестись непримиримо, наступательно, с использованием всего потенциала средств и возможностей, которыми эти органы располагают.

Для успешной организации и эффективного осуществления этой борьбы необходимо понимание сущности такого явления в судопроизводстве, как ложь.

В общежитейском, понимании ложь — это неправда, вымысел. Лгать — значит скрывать правду. Такого понимания вполне достаточно для использования в быту, где ложь, за некоторыми исключениями, не приобретает серьезного социального значения. Однако для того, чтобы разработать научно обоснованные рекомендации по предупреждению и разоблачению лжи в судопроизводстве, в частности в сфере показаний допрашиваемых лиц, необходим научно достоверный подход, поскольку, как отмечалось, невыявленная ложь в показаниях может привести к тяжким последствиям по отношению к государственным, общественным организациям пли интересам отдельных граждан.

<…>

Наиболее существенным для понимания природы лжи в показаниях ц уяснения процесса формирования ложных показаний является рассмотрение-их-психологической природы. Вызвано это тем, что ложь является волевым и сознательным актом поведения личности. Точнее, ложь — это специфическая форма мышления, а дача ложных показаний — волевой сознательный акт.

Ложь у психически здорового, нормально развитого человека всегда руководствуется определенными реальными мотивам и направлена на достижение конкретных целей.

А. Ратинов и Ю. Адамов характеризуют ложь как способ поведения людей в затруднительных и остроконфликтных, ситуациях, инструмент предотвращения и разрешения таких ситуаций, средство, давно известное человечеству и довольно широко практикуемое в повседневной жизни, с помощью которого поддерживается и создается внутренний психологический комфорт.

С психологической стороны принятию индивидуального решения о даче ложных показаний нередко предшествуют такие специфические состояния, как стресс и фрустрация. Стрессовое состояние, в частности, может возникнуть у свидетеля, делающего выбор в условиях дилеммы: дать показания, уличающие родственника, или встать на путь лжесвидетельства, а также у задержанных лиц перед лицом перспективы привлечения к уголовной ответственности. Фрустрация, как состояние дезорганизации сознания и деятельности в условиях стрессовой ситуации, порождая чувство безысходности, может вызвать ложь как попытку осуществить выход из данной психотравмирующей ситуации.

Ложь обычно проявляется там, где для прибегающего к ней лица затруднено или невозможно достижение желательного результата иным путем.

Как и всякое мышление, ложь подчиняется определенным закономерностям, лжец неизбежно нарушает определенные психологические законы. В частности, нарушаются законы памяти, так как в памяти лгущего лица одновременно сосуществуют два варианта события: действительное и вымышленное. Действительное событие запечатлевается в сознании в виде «следов памяти», в то время как вымышленное событие таких следов не имеет. Сложность положения лгущего заключается в том, что ему постоянно приходится удалять из памяти реальное событие, что представляет значительную трудность, и стремиться удержать в памяти вымышленный вариант события, что еще более сложно. В результате в сознании возникает противоборство между закрепившимся в памяти реальным событием и не имеющим прочных корней в памяти вымышленным событием. Это, в свою очередь, приводит к появлению в показаниях противоречий, проговорок, что способствует выявлению и разоблачению ложных показаний.

Нарушаются также и законы мышления, поскольку лгущему приходится лавировать в уме между правдой, которую нельзя говорить, правдой, которую можно сказать лишь частично, и вымыслом, которым надо заменить скрываемую правду. Все это требует значительных умственных усилий со стороны допрашиваемого, мысленного «проигрывания» в уме различных вариантов вопросов и ответов. В результате любой ответ на вопрос следователя представляется лгущему сложной задачей, которую необходимо решить. В связи с этим проявляется замедленность в ответах допрашиваемого и нервозность в его поведении, что нетрудно заметить.

Отвечая на вопрос, следователя, лгущий стремится сначала найти правильный ответ в уме. Здесь же он извращает его, заменяя элементы правды, которую он стремится скрыть, элементами вымысла. В связи с этим мыслительные действия лгущего при ответе на вопрос следователя значительно усложняются, так как из одноактных становятся трехактными. Так, как отмечают Ратинов и Адамов Ю., восприняв вопрос следователя, лгущий допрашиваемый должен осуществить не менее трех мыслительных операций; на второй вопрос их уже будет шесть, а на третий — девять и так далее в арифметической прогрессии. И дальнейшая постановка вопросов обычно дезорганизует процесс мышления лгущего.

Вызвано это тем, что, как известно из психологии, человеческое мышление без опоры на наглядную основу (заранее подготовленные записи, схемы, фотоснимки и т. п.) может абстрагироваться лишь до третьей степени. Нарушение лгущим этой закономерности приводит к нарушениям законов памяти и мышления и облегчает распознание в его показаниях лжи.

Необходимо учитывать и то, что психическая деятельность лиц, дающих ложные и правдивые показания, неодинакова. Если, у сообщающего правдивые сведения она носит репродуктивный (воссоздающий) характер, то для лгущего она представляет творческий процесс, включающий дополнительно обработку материала воспоминаний в нужном лжецу направлении.[1]

Приняв решение о сообщении ложных сведений, допрашиваемый пытается представить в уме, как его показания будут восприняты следователем и какая может последовать на них реакция. С учетом этого он может продумать варианты своих последующих ответов. Такое продумывание своего будущего поведения в зависимости от реакции собеседника, имитация хода его рассуждений, носит в психологии название рефлексий. Чем более высоким рангом рефлексии обладает недобросовестный допрашиваемый, тем сложнее разоблачать его ложные показания.

В уяснении сущности лжи и процесса формирования ложных показаний значительную роль играет выявление их мотивов. Предупреждение и разоблачение ложных показаний может быть эффективным в случае, если следователь правильно определит причины и мотивы поведения допрашиваемого.

Мотив — это потребность, ценностная ориентация и интерес субъекта, побуждающие его к принятию решения действовать определенным образом в данной ситуации. Иными словами —это осознанное побуждение к действию.

Мотив тесно связан с целью, на которую направлено, действие человека. Он является одним из внутренних (психических) элементов механизма любой человеческой деятельности, как общественно полезной, так и противоправной, а цель — будущий результат действий, его мысленное предвосхищение.

И мотив, и цель формируются под влиянием различных социальных факторов и индивидуальных особенностей личности. При этом имеет значение вся совокупность свойств личности.

Внешнее влияние, побуждающее к образованию мотива, представляет собой причину действия. Таким образом, причина носит внешний характер по отношению к человеку, в то время как мотив — это один из элементов его психики. Одна и та же причина может вызывать у различных людей разные мотивы и действия, преследующие различные цели. Например, угроза насилия со стороны родственников обвиняемого у одного потерпевшего вызывает страх и приводит к даче ложных показаний. У другого подобные угрозы вызывают справедливое возмущение, и он дает показания, изобличающие виновного.

Ложные показания могут быть вызваны конкретными жизненными причинами (например, воздействием на допрашиваемого со стороны заинтересованных лиц и др.), вызывающими разнообразные мотивы и поступки.

Действия человека обычно побуждаются комплексом мотивов, в котором одному из них может принадлежать решающее значение.

Надо иметь в виду, что всякое действие имеет мотив, но не всякий мотив реализуется в действие. У человека, склонного к даче ложных показаний, обычно происходит внутренняя борьба. В его психике зреет конфликт между сильным и благородным мотивом, побуждающим выполнить гражданский долг, сообщив правдивые сведения, и мотивом, склоняющим дать ложные показания. Следователю нужно своевременно помочь допрашиваемому избрать верное поведение.

Прежде чем подвергнуть показания криминалистическому анализу, дадим определение заведомо ложным показаниям. Под ними, на наш взгляд, следует понимать данные в установленном законом процессуальном порядке лицу, правомочному вести допрос, показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, заведомо не соответствующие действительности или искажающие ее, об обстоятельствах, имеющих значение для установления истины по делу.

Уяснить процесс формирования ложных показаний помогает их криминалистический анализ. В общем виде — это раскрытие содержательной стороны показаний посредством анализа данных о личности допрашиваемого, определения процессуальных и-тактических условий получения показаний, выявления обстоятельств, влияющих на их достоверность, причин и мотивов сообщения ложных сведений на допросе, соответствия фактических данных, содержащихся в показаниях, другим доказательствам, собранным по делу, и др.

Специфическими разновидностями ложных показаний обвиняемых (подозреваемых) являются оговоры и самооговоры.

Под оговором понимается заведомо ложное показание одного обвиняемого в отношении другого. Подобные показания расцениваются как и другие показания обвиняемого, отрицающего вину. Однако правовые последствия отличаются. Так, если будет установлено, что обвиняемый ложно оговаривает другое заведомо невиновное лицо, это необходимо расценивать как обстоятельство, отягчающее его ответственность (п. II ст. 39 УК РСФСР).

Случаи оговоров в следственной практике нечасты. В нашем материале их отмечено всего 1,8% случаев. Нужно иметь в виду, что оговор (как и самооговор) возникает чаще всего в обстановке нарушения процессуальных норм, некачественного выполнения следователем своих обязанностей.

Значительную сложность для распознания представляют самооговоры, т. е. заведомо ложные показания обвиняемого (подозреваемого), признающего себя виновным в совершении преступления, к которому он непричастен.

Самооговор, как ложное признание вины, является волевым действием человека, вызванным определенными причинами, опирающимся на конкретные мотивы и преследующим определенные цели.

Ложное признание в совершении преступления может быть вызвано: а) желанием быть осужденным за преступление, менее значительное по сравнению с действительно совершенным.

<…>

б) желанием уберечь от уголовной ответственности близких родственников, приятелей. В другом случае из практики автора вину за совершение квартирных краж пытался взять на себя ранее судимый родной брат истинного преступника, рассчитывая тем самым оградить от наказания младшего брата;

в) хвастливостью и тщеславием, стремлением приобрести авторитет в известной среде (у несовершеннолетних, рецидивистов и др.);

г) желанием облегчить свое положение («понравиться» следователю и суду и заслужить какие-либо льготы, смягчить меру пресечения, наказания и т. п.);

д) расчетом обвиняемого или осужденного вернуться в место, где он проживал до ареста; получить свидание с родственниками;

е) намерением осужденного изменить, хотя бы временно, условия своего содержания в местах лишения свободы. С этой целью, например, содержащийся в ИТК заключенный делает заявление администрации о якобы совершенном им ранее неизвестном преступлении, в расчете на то, что его переведут в следственный изолятор или ИВС, в связи с чем изменится режим содержания и питания. Выразив потом желание непосредственно показать место и уточнить обстоятельства совершенного преступления, он получит возможность увидеть нужных ему людей, попытаться совершить побег и пр.;

ж) боязнью расправы со стороны истинных преступников;

з) желанием попасть в места заключения, чтобы избавиться от алкоголизма, наркомании, дурных привычек и наклонностей;

и) стремлением ввести следователя в заблуждение, добившись передачи поверхностно расследованного дела в суд, с тем чтобы в судебном заседании отказаться от признания и избежать ответственности как за вымышленное, так и за истинное преступление;

к) стремлением выгородить соучастников, приняв их вину на себя, имея в виду, что соучастники, .продолжив преступную деятельность, окажут материальную помощь осужденному и его семье и будут добиваться его освобождения;

л) желанием отвлечь внимание от розыска действительных преступников;

м) стремлением добиться быстрейшего окончания следствия;

н) признанием в результате подавленного морального состояния обвиняемого, не видящего иного выхода из создавшегося положения;

о) признанием вследствие заблуждения или юридической ошибки. Так, иногда водители при виде жертвы, особенно ребенка, признают себя виновными, хотя на самом деле в их действиях отсутствует состав преступления. Обвиняемые могут считать себя виновными, хотя преступление совершено в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Имеют место случаи, когда обвиняемые, тяжело переживая случившееся, признают себя виновными в доведении до самоубийства близкого человека, хотя суицид был вызван иными, не зависящими от обвиняемого причинами, и др.;

п) признанием вследствие неправильного ведения следствия. Самооговор может быть вызван внушением, угрозами, обманом и пр. Его возникновению способствуют незаконные обещания следователя изменить обвиняемому меру пресечения, снизить меру наказания, организовать свидание с близким ему человеком и т. п.

Чтобы избежать возможного внушения, следователю нужно учитывать степень конформности обвиняемого. Конформным является поведение, выражающееся в корректировке суждений человека, его поведения в соответствии с мнением группы лиц, коллектива. Ложные признания могут явиться следствием конформного поведения обвиняемого.

<…>

Виды ложных показаний. Проблема борьбы с ложью в показаниях допрашиваемых лиц, установления их достоверности, всегда была актуальной в сфере судопроизводства. В связи с-этим ученые в разное время старались определить все возможные виды (формы) лжи, чтобы вооружить допрашивающего приемами ее разоблачения.

<…>

Нам представляется оправданной следующая классификация видов лжи в показаниях.

На самом общем, уровне ложь различается как: 1) пассивная, заключающаяся в умолчании показаний, и 2) активная, опирающаяся на сообщение заведомо ложных сведений.

Пассивная ложь не менее вредна для целей достижения истины, чем активная. Пассивная ложь бывает: а) полная (т. е. когда умалчивается целый эпизод или факт); б) частичная (когда умалчиваются лишь отдельные детали, что, однако, приводит к искажению события); в) запирательство (утверждения типа: «я ничего не знаю»).

Активная ложь подразделяется на: 1) ложь, целиком состоящую из вымысла; 2) частичную ложь. Первый вид активной лжи встречается в следственной практике относительно редко, ввиду очевидности такой лжи и легкости ее разоблачения. По нашим данным, в показаниях свидетелей и потерпевших ложь, целиком состоящая из вымысла, вообще не встречалась, а у подозреваемых и обвиняемых — в 11,4% случаев.

Частичная ложь наиболее распространена и сложна для распознавания. Нередко ложь касается лишь отдельных обстоятельств, деталей события, которые так или иначе представляют допрашиваемого в невыгодном для него свете. Так, нередко потерпевшие отрицают или искажают факты, свидетельствующие об аморальности своего поведения, пребывании в момент преступного посягательства в нетрезвом состоянии, поступках, спровоцировавших в известной степени событие преступления, и др.

<…>

Частичная ложь подразделяется на: а) полуправду (смешение действительных фактов с ложными), б) инсинуацию (завуалированную ложь) и в) диффамацию (подтасовку фактов, придание им ложного смысла). Такая ложь формируется следующими способами:

а) исключением отдельных элементов события (на ответственности за злостное хулиганство, признает нанесение побоев гражданину, однако отрицает наличие соучастников, нецензурную брань и применение кастета);

б) дополнением события вымышленными элементами (обвиняемый утверждает, что подвергся нападению со стороны потерпевшего);

в) перестановкой отдельных элементов события во времени и в пространстве (обвиняемый выдвигает ложное алиби, утверждая, что в момент совершения преступления он находился в кинотеатре или был в отъезде).

По своему характеру (направленности), как отмечает М. Л. Якуб, ложные показания могут быть: 1) обвинительные; 2) оправдательные; 3) одновременно обвинительные в отношении одних лиц и оправдательные в. отношении других; 4) нейтральные, т. е., например, ложные сведения о событии преступления, в действительности не имевшем места, без указания при этом на конкретное якобы виновное лицо[2].

 Разновидностями активной лжи являются также; оговор, самооговор и ложное алиби.

Оговор может быть простым (если он содержит обвинение одного лица в одном преступлении) и сложным (когда обвиняются несколько лиц в различных преступлениях.

Самооговор также подразделяется на простои (если он касается самого обвиняемого) и сложный (если он содержит обвинение и других лиц). Кроме того, различаются: полный самооговор (при абсолютной непричастности заявителя к преступлению) и частичный (если причастность к преступлению в какой-то мере существует); реальный (в отношении преступления, действительно кем-то совершенного) и нереальный (в отношении вымышленного преступления). В свою очередь, реальный самооговор может выразиться в самообвинении заявителя в преступлении более тяжком или менее тяжком, чем имело место в действительности.

Ложное алиби, может быть заранее подготовленным и не подготовленным. Подготовленное ложное алиби бывает квалифицированным, когда преступник заранее готовит «доказательства», подкрепляющие алиби (фабрикует документы, подговаривает свидетелей и т. п.), и простым (заранее продуманная, но голословная ссылка на какие-либо обстоятельства, факты).

Критерий подготовленности показаний распространяется в целом на все виды ложных показаний. По этому признаку ложь делится на: а) заранее подготовленную, и б) ситуативную, если желание дать неверные показания возникает внезапно (например, в ходе; допроса).

<…>



[1] См.: Ратинов А. Р., Гаврилова Н. И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях. — В кн.: Вопросы борьбы с преступностью, вып. 37, М., 1982, с. 46.

[2] См.; Якуб М. Л. Показания свидетелей и потерпевших. М., 1968, с. 49.

 




НАВЕРХ