Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

 
Венедиктов А.А.
Понятие легендированного общения в оперативно-розыскной деятельности.

Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов, № 4 , 2016.

 


Действующее законодательство Российской федерации содержит положения, позволяющие сотрудникам оперативных подразделений сообщать другим лицам неправдивые сведения о себе, о месте своей работы, о конечной цели своих действий, об объектах недвижимости, которые находятся в их распоряжении. Так, ч. 4 ст. 15 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает право оперативных подразделений «Использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе» [1]. Положения, позволяющие использовать дезинформацию для выявления и раскрытия преступлений, содержит также законодательство других стран. Так, в соответствии со ст. 13 Закона Украины «Про организационно-правовые основы борьбы с организованной преступностью», специальные подразделения Службы безопасности Украины имеют право использовать штатных и нештатных негласных сотрудников, которые вводятся под легендой прикрытия в организованные преступные группировки. Для выполнения поручения негласный сотрудник вправе под легендой прикрытия вступать в трудовые, гражданско-правовые и другие отношения [2].

Анализ практической деятельности оперативных подразделений Российской федерации и других стран постсоветского пространства свидетельствует, что обман граждан и даже определенных социальных групп является неотъемлемой частью некоторых оперативно-розыскных мероприятий. Во время проведения указанных мероприятий складывается ситуация, когда с помощью дезинформации оперативный работник побуждает других лиц предоставлять ему важную оперативную информацию и помощь в борьбе с преступностью.

Все это происходит в процессе общения между оперативным работником и лицами, которых он вводит в заблуждение с помощью легенды. Общение оперативного работника с гражданами при проведении оперативно-розыскных мероприятий с применением легенды является специфическим видом общения, которому присущи особые черты, выделяющие его среди других видов общения. Такое общение мы считаем целесообразным называть «легендированным общением».

Выделение категории легендированного общения и осуществления такого общения в оперативно-розыскной деятельности связано с рядом проблем теоретического, психологического, нравственного и правового характера. С методологической точки зрения, решение этих проблем в первую очередь требует раскрытия содержания и формулировки понятия указанной категории, что и составляет цель данной статьи.

Для достижения этой цели, на наш взгляд, нужно рассмотреть понятия «общение» и «легенда».

Понятие «общение» по своему происхождению и содержанию является продуктом отечественной философии и психологии. Проблемами общения в советские времена занимались М. С. Алякринский, Б. Г. Ананьев, А. В. Беляева, М. С. Каган, В. А. Кольцова, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, В. М. Мясищев, В. М. Носуленко, Г. П. Потылко и др.

На современном этапе эта проблема поднимается в трудах таких украинских и российских авторов, как И. И. Аминов, Г. М. Андреева, Н. М. Ануфриева, А. А. Бодалев, А. А. Леонтьев, В. В. Москаленко, В. А. Семченко, М. И. Семечкин, А. М. Столяренко, В. А. Сухарев, Ю. П. Платонов и многие другие.

В англоязычной психологической литературе распространено понятие «коммуникация». Семантически «общение» и «коммуникация» почти совпадают, потому означают «общность», «соединение», «сообщения». Большинство отечественных исследователей разграничивают понятия «общение» и «коммуникация», подчеркивая, что, в отличие от коммуникации, в общении выражена вся сложность реального мира человеческих отношений с его ценностями и субъективными смыслами. Кроме того, если в понятии «общение» упор сделан на взаимный обмен информацией (диалогичность, взаимопонимание), то в понятии «коммуникация» акцентируется на передаче информации.

В наиболее общем значении общение ? это универсальная реальность человеческого бытия, которая порождается и поддерживается различными формами человеческих отношений. В этой реальности формируются и развиваются как различные виды социальных отношений, так и психологические особенности отдельного человека [3, с. 371].

Приведенное понятие общения имеет общий характер и не может быть использовано нами для определения тех явлений и процессов, которые имеют место во время общения оперативного работника с гражданами при проведении оперативно-розыскных мероприятий. То есть, нужна более конкретная формулировка.

Наиболее удачным определением общения, которое может быть применено при решении поставленной задачи, является определение, приведенное в учебном пособии под редакцией А. М. Столяренко. Общение это информационные взаимосвязи (контакты) между людьми, соединенные с их социальным восприятием и связанные с взаимоотношениями и взаимодействием [4].

Это определение раскрывает внутреннюю структуру общения, которую приводят в своих трудах почти все российские и украинские специалисты в области социальной психологии. Они выделяют такие стороны общения, как коммуникативное (передача информации), интерактивное (взаимодействие), перцептивное (взаимовосприятие). «Коммуникативность предполагает обобщение всех информативных процессов, происходящих между людьми. Взаимодействие это обмен действиями, поступками. Перцептивность процесса общения включает восприятие партнерами друг друга, интерпретацию полученных результатов их оценки и т. п.» [5, с. 5].

Наличие всех этих элементов вполне соответствует структуре общения оперативного работника с гражданами при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий. Все эти компоненты тесно связаны между собой, образуя единое целое.

Таким образом, за основу для определения понятия легендированного общения следует взять общение как совокупность трех его составляющих компонентов, а именно коммуникативное, интерактивное и перцептивное общение в контактах между отдельными индивидами.

Следующим основным элементом, необходимым для раскрытия сущности легендированнного общения, является определение понятия легенды, которая используется оперативным работником во время общения с гражданами.

В большинстве современных толковых словарей русского языка в качестве одного из значений слова легенда определены «вымышленные сведения о себе у того, кто выполняет секретное задание» [6]. Естественно, что такое определение не отражает в полном объеме содержания понятия «Легенда» в контексте нашего исследования.

Глубокий научный анализ понятия легенды в оперативно-розыскной деятельности был проведен Г. М. Бирюковым [7]. В результате этого анализа он приходит к выводу, что легенда ? это совокупность вымышленных, но правдоподобных сведений, подготовленных субъектами оперативно-розыскной деятельности с учетом сложившейся оперативно-тактической ситуации, которая позволяет ввести в заблуждение объекта, представляющего оперативный интерес, побудить его действовать так, как это нужно оперативному работнику, а также дает возможность зашифровать оперативно-розыскные и оперативно-технические средства и меры, негласный аппарат, задействованный при их проведении для достижения поставленных оперативно-тактических задач.

С таким определением можно согласиться. В то же время должны заметить, что при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий часто в заблуждение вводится не только лицо, представляющее оперативный интерес, но и его окружение (сообщники по преступной деятельности, деловые партнеры, друзья, родственники, коллеги по работе, соседи и т.д.). Именно благодаря использованию легенды создается ситуация, когда не только сам объект разработки, а представители его окружения действуют таким образом, каким нужно оперативному работнику.

Заметим, что во время межличностного общения при проведении негласных мероприятий оперативный работник не только предоставляет ложные сведения о своей личности, социальном, должностном статусе, материальном положении, причинах необходимости общения с конкретными лицами, пребывания в конкретном месте, но и использует определенные материальные объекты для введения в заблуждение окружающих. Такие объекты предусмотрены Федеральным Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», а именно «документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций».

Такие документы позволяют оперативному работнику под легендой вступать в трудовые, гражданские и другие отношения, а соответственно и общаться с другими лицами с целью получения оперативной информации. Естественно, что к таким материальным объектам могут быть отнесены соответствующая одежда, транспортные средства, татуировки на теле и тому подобное. Наличие указанных документов и других материальных объектов должно органично сочетаться с заранее придуманными правдоподобными и весомыми основаниями для осуществления общения с нужными объектами.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что в контексте поставленной проблемы легенда это дезинформационный комплекс, применяемый для введения в заблуждение определенных лиц с целью выполнения задач оперативно-розыскной деятельности, состоящий из ложных сведений в отношении лица и социального статуса оперативного работника, подтверждающийся документами и другими материальными объектами, включющий в себя сведения о событиях и фактах, которые используются как повод для общения, вступления в трудовые, гражданские и другие отношения.

Результаты проведенного нами анализа понятий «общение» и «легенда», а также изучение практики проведения негласных оперативно-розыскных мероприятий дают основания для определения основных характерных черт легендированного общения в оперативно розыскной деятельности.

С нашей точки зрения, основной особенностью легендированного общения при проведении таких мероприятий является манипулятивное поведение оперативного работника.

«Манипуляция это неявное, скрытое психологическое влияние на другого человека с целью достижения определенного его поведения, необходимой манипулятору. Это поведение должно принести манипулятору определенную материальную или психологическую выгоду, поэтому манипуляции могут вносить в общение партнёров элемент неискренности (но это происходит не всегда), что в данный момент или в будущем может препятствовать развитию отношений. Говоря проще, это уловки, обман с полезной целью, хотя этой целью может быть желание создать определенное впечатление, понравиться, заинтересовать собой» [8, с. 37].

Манипулятивное общение отличается тем, что партнера не информируют об истинных целях общения, они скрыты от него. Манипулятивное общение является субъект-объектным вариантом общения. Это скрытое управление личностью. Сила манипуляции заключается в скрытом характере воздействия.

Существуют отдельные области социальных отношений, в которых манипуляции, так сказать, вполне законны. Символом такого типа отношений давно стала концепция общения Карнеги [3, с. 380].

Манипулятивный характер поведения оперативного работника при проведении негласных мероприятий, связанных с межличностным общением, заключается в том, что вместо своей настоящей цели (выполнение задач оперативно-розыскной деятельности), он преподносит другим лицам дезинформацию, которая побуждает их к определенным действиям. При этом оперативный работник использует и другие манипулятивные приемы (игра на чувстве жалости, повышение значимости партнера, комплименты и др.).

Следующей особенностью легендированного общения является ролевое поведение оперативного работника. Иногда термин «ролевое поведение» и «манипулятивное поведение» отождествляются и употребляются как синонимы. С нашей точки зрения, это разные понятия, хотя они имеют некоторые общие моменты. Поэтому необходимо, определиться с понятием ролевого поведения оперативного работника.

В социальной психологии под ролевой поведением в наиболее общем аспекте понимают ожидаемый от человека способ поведения в зависимости от ее статуса или позиции в обществе, системе межличностных отношений.

Различают социальные роли, обусловленные местом человека в системе объективных социальных отношений (профессиональные, социально-демографические), и межличностные, зависящие от места человека в системе межличностных отношений (лидер, неудачник) [5, с. 7].

В. В. Москаленко отмечает, что при ролевом общении человек не свободен в выборе стратегии и поведения, восприятии партнера и самовосприятии. Это определено его социальной позицией, которую он занимает, выполняя ту или иную социальную роль. Ролевое общение помогает людям создавать и поддерживать отношения, построенные на деловых, формально-социальних контактах. Оно обеспечивает коммуникацию в таких социальных тандемах, как «руководитель ? подчиненный», «покупатель ? продавец» и др. В таких отношениях именно роль, ролевые ожидания партнеров определяют, как будет восприниматься партнер (которые его качества и характеристики будут приемлемыми), как будет пониматься его поведение и строиться собственная. Роль определяет также оценку человеком самого себя в данной ситуации. Очень мало ролей, которые полностью определяли бы поведение ее исполнителя. Многое будет зависеть от понимания человеком своей роли и ролей других участников общения, его отношения к выполнению роли, личного опыта, творческих возможностей. Каждый человек вносит в свои социальные роли уникальность. При ролевом общении человек реализует себя как члена общества, группы, выразителя интересов определенных социальных слоев, приобретая при этом чувство принадлежности, социальной защиты, включенности в группу и отношения. За этим чувством стоят важные потребности конкретного индивидуума, удовлетворение которых частично, зато гарантированно осуществляется при ролевом общении [3, с. 378].

Однако в поведении оперативного работника во время осуществления им легендированного общения вообще должны отсутствовать черты, традиционные для оперативных работников и сотрудников органов внутренних дел в целом. Наоборот, он должен выполнять чужую социальную роль, скажем, роль общественно-опасного элемента, предпринимателя, банковского работника, таксиста и тому подобное. Оперативный работник скрывает свою принадлежность к органам внутренних дел, выступает перед окружением как представитель структур, деятельность которых не связана с охраной общественного порядка, борьбой с преступностью. И именно так воспринимают его лица, которые вводятся в заблуждение. В их сознании они вступают в отношения не с сотрудником правоохранительного органа, а с лицом, в роли которого выступает оперативный работник. Таким образом, поведение оперативного работника во время легендированного общения при осуществлении оперативно-розыскной деятельности заключается в выполнении им чужой социальной роли, а именно роли лица, от имени которой он выступает согласно легенде. Здесь есть элемент манипуляции, поскольку субъект общения использует чужую социальную роль из-за того, что в случае выполнения своей он вряд ли сможет побудить своего партнера по общению к нужным действиям.

Исходя из изложенного, следует согласиться с утверждениями М. Л. Грибова, который считает, что термин «ролевое поведение» в теории оперативно-розыскной деятельности целесообразно применять в том же значении, что и в социальной психологии. Этим понятием должно охватываться выполнения собственных и чужих социальных и личностных ролей субъектами и объектами ОРД. Выполнение чужих ролей целесообразно определить как легендированное ролевое поведение [9].

Анализ изложенных выше положений позволяет прийти к выводу, о том, что под легендированным общением в оперативно-розыскной деятельности следует понимать процесс взаимного оценивания, обмена информацией и взаимодействия между оперативным работником и другими лицами, в котором он исполняет чужую социальную роль и осуществляет манипулятивное воздействие на собеседника с целью выполнения задач оперативно-розыскной деятельности.



Литература


1. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 29.06.2015) [Электронный ресурс»]. ? Режим доступа: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7519/.

2. Про організаційно-правові основи боротьби з організованою злочинністю: Закон України від 30 черв. 1993 р. № 3341 [Електронний ресурс] // Офіц. веб-сайт Верховної Ради України. — Режим доступу: http://zakon1.rada.gov.ua.

3. Москаленко В. В. Соціальна психологія: навч. посіб. / В. В. Москаленко — К.: Центр навчальної книги, 2005. — 624 с.

4. Социальная психология: [учеб. пособие] / ред. А. М. Столяренко. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. — 543 с.

5. Семиченко В. А. Психология общения / Семиченко В. А. — К.: Магістр-S, 1998. — 150 с

6. Большой толковый словарь русского языка [Электронный ресурс»]. ? Режим доступа: http://www.vedu.ru/expdic/14062.

7. Бірюков Г. М. Теоретичне визначення поняття «легенда» в оперативно-розшуковій діяльності / Г.М. Бірюков // Науковий вісник Київського національного університу внутр. справ. — 2006. — № 1. ? С. 16?32.

8. Трухін І. О. Соціальна психологія спілкування: навч. посіб. / І. О. Трухін — К. : Центр навчальної літератури, 2005. — 336 с.

9. Грібов М. Л. Поняття рольової поведінки в психології та теорії оперативно-розшукової діяльності / М. Л. Грібов // Юридична психологія та педагогіка. — 2011. — № 2. — С. 203–215.