Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

 
Колесов С.Г., Упоров А.Г.
Психологическая подготовка сотрудников УИС к действиям в экстремальных ситуациях.

Учебное пособие
Новокузнецк, 2011

 


ГЛАВА I. Экстремальная психология личности сотрудников уголовно-исполнительной системы

1.1 Объект и предмет экстремальной психологии личности сотрудников уголовно-исполнительной системы

Экстремальной психологией личности сотрудника УИС называется подраздел персонологии (психологии личности), в рамках которого изучаются закономерности психики и поведения людей, оказавшихся в экстремальных условиях деятельности, или ранее переживших их же в иных жизненных ситуациях. В данном контексте рассмотрения объекта и предмета экстремальной психологии личности имеет место представление множество других понятий, непосредственно касающихся тематики данного параграфа. Речь пойдёт об экстремальных условиях деятельности (ЭУД), экстремальных ситуациях деятельности (ЭСД), чрезвычайных ситуациях (ЧС) и чрезвычайных происшествиях (ЧП).

ЭУД – это совокупность обстоятельств, связанных с продолжительно-доминирующими изменениями в социально-психологической, психофизической сфере личности, обусловленных различными причинами (социально-политическими, социально-экономическими, техногенными, природными и прочими).

ЭСД – это совокупность обстоятельств, связанных с ситуативно-актуализирующимися изменениями в социально-психологической, психофизической сфере личности, обусловленных вышеназванными причинами.

Ситуативная экстремальность подразумевает под собой чрезвычайные ситуации и чрезвычайные происшествия.

ЧСэто анормальные условия жизненного пространства людей (объекте, территории и прочее), которые могут вызываться различными причинами. К таковым причинам можно отнести эпидемии, эпизоотии. Более того для ЧС имеют место – ядерные катастрофы, пожары, наводнения, смерчи, землетрясения, падения метеоритов, цунами и многое другое.

ЧП – это путчи, бунты, демонстрации протеста, политические забастовки, бандитизм, терроризм, представляющие реальную угрозу психическому и физическому здоровью людей. К ним также относятся различные формы угрозы чести и достоинства, частной собственности людей, связанные с тяжкими преступлениями или их непредусмотрительностью.

Объектом экстремальной психологии личности сотрудника УИС являются закономерности изменения личности, связанные с переживанием психической травмы, как в обычных ситуациях жизни, так и в экстремальных условиях УИС.

Предметом экстремальной психологии личности сотрудника УИС являются психические явления, связанные с экстремальными условиями, ситуациями деятельности, чрезвычайными происшествиями, а также психодиагностика, психопрофилактика и психокоррекция стрессовых расстройств в рамках экстремальной деятельности УИС.

Данный раздел экстремальной психологии непосредственно связан с экстремальной патопсихологией, отделившейся от психологии в отдельную область её знаний, которая не перестаёт подчиняться её основным закономерностям. Психиатрия, которая имеет отношение к тем же экстремальным ситуациям, но уже с точки зрения клинических последствий личности, также оказывает своё влияние патологических последствий этих экстремальных ситуаций.

Поэтому анализ закономерностей психических явлений, вызванных экстремальностью жизненных ситуаций и экстремальной деятельностью, как правило, не ограничивается только личностными изменениями нормального характера, но и имеют место патологические изменения – психотравмирущие последствия, изучаемые в виде клинико-психологических признаков. То есть нарушения сознания, влечений, ощущений и восприятия, а также расстройства памяти, внимания и мышления и многое другое.

1.2 Адаптация сотрудников УИС к экстремальным ситуациям

Адаптация – означает приспособляемость к окружающим условиям. Процесс адаптации на сохранение гомеостаза. Психическая адаптация – приспособляемость человека как личности к условиям существования в социальной среде в соответствии с требованиями этого социума и с мотивационно-потребностной сферой личности адаптируемого.

Считается, что психическая адаптация осуществляется в зависимости от психологических характеристик адаптирующейся личности. Речь идёт о возможностях личностного роста сотрудника, его интересах, убеждениях и многом другом, которые зачастую могут быть не совместимыми с условиями окружающей среды. Поэтому для сотрудников УИС характерен некий психофизиологический комплекс, обеспечивающий адаптацию на психологическом и физиологическом уровне их личности. Другими словами, ни в коем случае нельзя понимать адаптацию сотрудника УИС лишь сугубо в психическом смысле, которая не осуществляется без физиологической в рамках условий окружающей среды.

Личностный адаптационный потенциал – это возможность роста, развития или потенциальная возможность личностного совершенства (развития). Её можно представить в виде созревания и формирования личностных свойств отдельно взятой личности. То есть имеются в виду психологические и физиологические качества личности, потенциально развивающиеся с определённой динамикой в течение жизни.

В содержание адаптационного потенциала личности, по мнению А. Г. Маклакова, входят такие характеристики личности как нервно-психическая устойчивость, самооценка личности, уровень социальной поддержки (ощущение значимости среди других), способность разрешать конфликты, опыт общения, ориентация на общественные нормы поведения и требования коллектива [1].

С точки зрения С. Т. Посоховой, адаптационный потенциал представляется как интегральное образование, объединяющее в сложную систему социально-психологические, психические, биологические свойства и качества, актуализируемые личностью для создания и реализации новых программ поведения в изменённых условиях жизнедеятельности [2].

Существенная роль в формировании адаптационного потенциала принадлежит индивидуальной истории жизни того или иного человека. В современных исследованиях, как утверждает Р. Плутчик, что эмоции представляют собой фундаментальный адаптивный механизм, связанный как с индивидуальным, так и с родовым выживанием. Ссылаясь на К. Изарда, он выделяет прототипические размерности адаптивного поведения и соответствующие им эмоции. То есть по Изарду это когнитивно-аффективные структуры личности.

Предполагая шесть систем организации личности, К. Изард определяет их значимость в адаптационных процессах человека. Это представляется автором гомеостатическая, побудительная (система драйвов), эмоциональная, перцептивная, когнитивная и моторная (двигательная) системы. Эти системы относительно независимы с одной стороны, но и взаимозависимы – с другой.

Гомеостатическая система – это несколько взаимозависимых систем, действующих автоматически и бессознательно. Главными из них в адаптационном процессе являются эндокринная и сердечно-сосудистая системы, связанные зачастую с эмоциональной регуляцией личности. Гомеостатические механизмы как правило понимаются многими учёными как вспомогательными по отношению к эмоциональной системе.

Система драйвов основана на тканевых изменениях и возникающем дефиците, которые сигнализируют человеку о потребностях соматического характера. Фундаментальными драйвами принято считать голод, жажду, сексуальное влечение, поиск комфорта и избегание боли. Неоспоримо драйвы играют значительную роль в избегании опасности. В рамках психологического осмысления драйвы значимы лишь в той мере, в какой они влияют на эмоциональное состояние человека.

В целях организации личности, её социального взаимодействия в высшем смысле данного слова важную роль играют четыре системы: эмоциональная, перцептивная, когнитивная и моторная (двигательная). Показателем гармонии во взаимоотношении систем является эффективное поведение. Верно и обратное – неэффективность поведения, дезадаптация – есть следствие нарушения или неправильного системного взаимодействия [3].

В жизненных ситуациях адаптационный потенциал личности реализуется в виде двух основных феноменов – системы механизмов психологической защиты и копинг-поведения.

Так психологическая защита, как для любого человека, так и сотрудника уголовно-исполнительной системы включается на уровне функционального образования личности тогда, когда она испытывает травматический стресс или дезадаптацию. Психологическая защита формируется у человека в процессе онтогенетического развития. В скрытой форме механизмы психологической защиты функционируют повседневно, но наиболее отчётливо проявляются в моменты кризисов и конфликтов.

Нападающая критика в адрес Фрейда до конца не могла сломить его идеи об изменяющейся энергетической природе психики, которая переходит лишь из одного вида в другой. Этот закон перехода энергии из одного вида в другой очень удачно представлен в защитных механизмах.

«Защита» как общее обозначение всех приёмов, используемых «Эго» («Я») в тех конфликтах, которые могут привести к неврозу, имеет охранительную функцию «Эго».

Понятие психологических защитных механизмов подразумевает то, что Эго личности, нуждаясь в защите, не всегда находит её в результате возникновения тревоги. В связи с этим и возникают неврозы. Поэтому, защитные механизмы Эго существуют для того, чтобы управлять, контролировать, преобразовывать силы, которые могут привести к неврозу.

Во многом одинокое противостояние З. Фрейда критике, лившейся со всех сторон, обеспечило ему только иммунитет стойкости в своих убеждениях, которые покоились в большинстве случаев на естественнонаучных предпосылках понимания человеческой природы.

Деление Фрейдом психических сил на «Ид» («Оно»), «Эго» («Я») и «Супер-Эго» («Сверх-Я»), связанное с извечным конфликтом (противостоянием) может рассматриваться как один из случаев силовых взаимодействий. Несмотря на простоту структурных элементов личности по Фрейду, взаимоотношение их очень сложное.

Так как личность, согласно Фрейду, представлена в виде энергетической системы, состоящей из трёх названных элементов («Ид» (бессознательное), «Эго» (сознательное), «Супер-Эго» (сверх-сознательное)) располагающихся неопределённо друг относительно друга, то места их локализации в центральной нервной системе очень трудно. Модель структурных элементов личности с уровнями сознания представлена на рисунке.

<…>

З. Фрейд описал формально механизмы, по средствам которых все названные подструктуры личности избавляют её от напряжения. Для Ид свойственно два механизма: рефлекторные действия и первичные процессы. В первом случае Ид отвечает автоматически за сигналы возбуждения, и этим снижает напряжение, вызываемое раздражителем. Например, кашель как ответ на раздражитель верхних дыхательных путей. Когда рефлекторное действие не может снизить напряжение, вступает в действие первичные процессы, которые напоминают представления, связанные с удовлетворением основной потребности. Например, когда ребёнок голоден, то первичный процесс может вызвать образ материнской груди. Такой образ во многом иррационален, фантазийный и не всегда позволяет подавить импульсы с различением реального и нереального, «себя» и «не себя».

В отличие от «Ид», которое выражается в поиске удовлетворения по принципу удовольствия, «Эго», руководствуясь принципом реальности, даёт возможность личности избавляться от грубой энергии путём отсроченного удовлетворения потребности. Например, сексуальная потребность, согласно деятельности, откладывает её до тех пор, пока не появится подходящий объект для такого удовлетворения и подходящие обстоятельства. «Эго», в отличие от «Ид», различает реальность и фантазию, способно выдержать умеренное напряжение, меняется в зависимости от нового опыта. По предыдущей аналогии избавления личности от напряжения «Эго», скорее, всего, соответствует вторичным процессам снижения этого напряжения.

Опираясь на силу логического мышления, которое Фрейдом названо вторичным процессом, Эго способно направлять поведение в нужное русло, чтобы инстинктивные потребности удовлетворялись безопасным для самого человека образом по принципу реальности.

«Супер-Эго», согласно Фрейду, выполняет блокирующую роль на основании общественных запретов, возлагаемых на личность со стороны родителей, учителей и т. д. Эта подструктура личности служит своеобразным зажимом на поведенческом уровне, которое во многих случаях оказывает вредное влияние на личность. Например, чрезмерное требование со стороны родителей к ребёнку в отношении школьной успеваемости порождает во многом вредное в большинстве случаев у него «чувство вины» в результате не оправдавшихся родительских ожиданий. Идеализация поведения, ограниченная нормами, законами и т. д., вызывает особые сложности в разрядке напряжения, вызываемого неприятным скоплением разных видов энергии в личности [4].

С точки зрения психологической, как и физиологической адаптации – комплекса физиологических реакций, обеспечивающих приспособление к изменяющимся условиям внешней среды, направленных на поддержание относительного постоянства внутренней среды организма – гомеостаз [5], адаптация сотрудника УИС приобретает наиболее реальный вид. То есть, адаптация сотрудника не только описывается психологическими понятиями (психологическая защищенность, волевыми качествами), но и надёжностью систем организма, способных к ней.

Так, кратковременная адаптация основывается на рефлекторных реакциях. Для формирования долговременной адаптации необходимы продолжительные либо неоднократные воздействия, приводящие к структурно-функциональным изменениям в различных системах организма сотрудника.

Адаптация наступает в том случае, если физические нагрузки достигают определённого объёма и интенсивности для сотрудника в соответствии с уровнем его здоровья (физического и психического). Чрезмерные физические нагрузки соответственно снижают вероятность адаптации личности сотрудника.

1.3 Механизмы психологической защиты сотрудников УИС

Принято считать, что все защитные механизмы можно разделить на четыре группы:

  • механизмы психологической защиты, связанные с отсутствием переработки травматического материала;
  • механизмы психологической защиты, связанные с той либо иной степенью преобразования или искажения поступающей информации;
  • механизмы психологической защиты, связанные с процессами разрядки отрицательных эмоций;
  • манипулятивные механизмы психологической защиты, помогающие осуществлять управление поведением других людей;
  • другие механизмы психологической защиты.

Все предлагаемые ниже психологические механизмы защиты личности сотрудников УИС рассматриваются нами как ситуативно-актуализирующиеся проявления. Именно речь пойдёт о них скорее, как о ситуативных проявлениях защитных функций сотрудников УИС в ЭСД (чрезвычайных ситуациях и чрезвычайных происшествиях), чем как в ЭУД (продолжительно действующих экстремальных условиях) этих сотрудников.

Отрицание – механизм психологической защиты (МПЗ), который заключается в несознавании (отсутствии восприятия) какого-либо психотравмирующего обстоятельства, либо нежелании принимать событие, которое беспокоит «Я». А также он выражается в стремлении избегать новой информации, не совместимой со сложившимися положительными представлениями о себе. Защита проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации, уклонения от неё. Отрицание – это барьер, препятствующий на входе в воспринимающую систему.

Например, одного мужчину обвинили в изнасиловании. Оказавшись на суде, выступая в свою защиту, он привёл три аргумента: «Во-первых, я с этой женщиной не пытался иметь никаких отношений. Во-вторых, она была очень навязчивой, когда я пытался с ней расстаться в тот день. В-третьих, Ваша честь, я имея с ней сексуальный контакт не предпринимал попыток насильно её уложить в пастель!».

Защитный механизм отрицания характеризуется тем, что информация, противоречащей уравновешенному состоянию личности не принимается во внимание, которое блокируется на стадии восприятия психотравмирующей ситуации. Отвергая при этом реальные аспекты действительности, человек пытается отвергать всеми силами существовавшие ранее события.

Отрицание как защитный механизм может быть понят, как отказ признавать психотравмирующую реальность, выстраивание психологического барьера на пути разрушительного проникновения личной проблемы в психику человека.

Отрицание позволяет человеку перерабатывать трагические ситуации поэтапно. Примитивное отрицание является одним из главных механизмов подавления страхов. Оно наблюдается чаще всего у людей пассивных и бездеятельных. Люди с таким механизмом психологической защиты характеризуются эгоцентризмом, внушаемостью и артистизмом. В крайних проявлениях у таких людей возникает патологическое состояние истерии.

Например, у курсантов проявляется артистическое настроение, связанное с отрицанием конфликтных состояний, вызванных внешними причинами и беспокойствами (строевая подготовка). Они после тяжёлого дня, но уже в кубриках начинают показательно имитировать перед сокурсниками строевые команды, при этом задавая их вслух самим себе решительно и чётко, но с чувством юмора, исполняя их, же перед другими курсантами. Это зрелище вызывает улыбку и смех у самих исполнителей данных ролей, как у курсантов, так и у офицеров случайно оказавшихся рядом. Всё это напоминает отрицание психотравмирующих событий у курсантов и вызывает у них оптимистические чувства к строевой подготовке.

«Отрицание» как процесс направленный вовне может быть противопоставлен «вытеснению» – защитному механизму личности, но направленному внутрь. В отличие от других защитных механизмов, с помощью отрицания осуществляется селекция сведений, а не трансформация неприемлемых в приемлемые сведения. Кроме того, отрицание часто является реакцией на внешнюю опасность.

Вытеснение – это механизм психологической защиты, посредством которого неприемлемые для личности импульсы (желания, мысли и чувства), вызывающие тревогу, становятся бессознательными. Другой сущностью данного защитного механизма является гонение травмирующей части психического из сферы сознательного в сферу бессознательного. При этом травмирующий психику элемент остаётся по-прежнему частицей психической сферы личности, сохраняя при этом своё влияние на поведение личности.

Вытеснение не имеет единовременного характера действия, а даёт о себе знать постоянно, при этом вынуждая его носителя затрачивать на его подавление энергию, оно стремиться выйти наружу в виде определённого симптома. Например, истерические симптомы являются следствием вытеснения. Избыточная вялость, фобии, импотенция или фригидность могут быть производными вытесненных (подавленных) чувств.

Вытеснение, связанное с избеганием внутреннего конфликта путём активного «выключения из сознания» не информации о случившемся в целом, а только истинного, но неприемлемого мотива своего поведения. Можно сказать, что осознанным при этом остаётся только глобальный смысл вполне осознаваемых действий, поступков и переживаний. Вытеснение выполняет свою защитную функцию, не допуская в сознании желаний, идущих в разрез с нравственными ценностями, при этом обеспечивая приличие и благоразумие в рамках морали. При вытеснении содержательная сторона психотравмирующей ситуации не осознаётся, а вызванное ею эмоциональное напряжение воспринимается как немотивированная тревога.

Вытеснение как защитный механизм у курсантов, как будущих сотрудников УИС, встречается очень часто. Например, в процессе обучения в институте курсантам очень часто приходиться строиться в «шеренгу по два», но при этом командиры, как правило, не объясняют причин каждого из большинства таких построений. У многих курсантов в связи с этим вырабатывает механизм психологической защиты личности в виде вытеснения тревоги и дискомфорта, который помогает им её легко преодолевать данное состояние личности. То есть, на вопрос – зачем звучит вновь команда: «В две шеренги стройся!» – никто из курсантов и не ищет ответа, а просто выполняют приказ командира. Другим словами мотивы каждого построения никто из курсантов не формулирует для себя, а он просто вытесняется в бессознательную сферу личности для того, чтобы избежать психотравмирующего состояния.

Данный механизм является типичным для детей. Он позволяет им справляться со «страхами смерти». При этом у ребёнка сохраняется сознание того, что он чего-то боится, хотя и настоящая причина страха маскируется в сфере бессознательного психики. Поэтому страх смерти может появиться в различных вариациях – при виде волка, медведя и других случаях. В тех случаях, когда человек пытается осознавать истинную причину страха, то в его преддверии возникают всяческие переживания и беспокойства необъяснимые на первый взгляд.

В обыденной жизни встречаются вытеснения влечения (птоз, вытеснение агрессивных импульсов), а также вытеснения реальности (нервная анорексия, вытесняется осознание реальности), но и вытеснение требований «Сверх-Я» (человек получив взятку, вытесняет чувство вины).

В тех и других случаях вытеснение как защитный механизм личности не доводиться до осознания, вытесняется нечто неприятное, приносящее дискомфорт (аверсивное, тревожное).

Оглушение – это механизм психологической защиты личности, при котором человек прибегает к использованию таких сильнодействующих на психику средств как алкоголь, наркотики, фармакологические вещества (психотропные, анальгетики), с помощью коих человеку удаётся выстроить дополнительные искусственные фильтры и преграды перед желаниями, совестью «Сверх-Я» и тревожно-аверсивной информацией реальности.

Скажем, что при употреблении алкоголя человек «оглушает» себя, притупляет чувствительность к восприятию той информации, которая в состоянии осознания беспокоит или беспокоила бы его. Основной причиной этого служит сужение сферы сознательного за счёт расширения бессознательного в личности. Иногда сужение сознания не в состоянии снизить тревогу и дискомфорт личности. При этом такое сужение сознания, отгородившись от контроля над поведением, венчается банальными способами их разрешения далёкими от нравственных норм.

Зачастую сотрудники УИС прибегают к распитию спиртных напитков, при этом анализирую межличностные конфликты, связанные со служебными ситуациями. Как правило, между ними могут происходить и споры и примирения. Однако всё может кончаться для сотрудников тяжкими физическими расправами, связанными с состояниями аффекта на фоне алкогольного оглушения. Поэтому, психолого-психиатрическая экспертиза зачастую демонстрирует в суде примеры таких простых заключений: преступления, совершённые в состоянии аффекта на фоне алкогольного оглушения, вероятностная причина которого – конфликтная ситуация, возникшая на уровне деловых отношений сотрудников УИС.

Подавление – это более сознательный, чем вытеснение, механизм психологической защиты личности, при котором практически осознанно человек избегает тревожной информации, способной разрушить его картину мира и представление о собственном «Я». При подавлении, как и при вытеснении, защита проявляется в блокировании неприятной, нежелательной информации, но эта блокировка происходит либо при выходе из воспринимающей системы в память, либо из памяти в сознание. Подавление вступает в действие тогда, когда тенденция нежелательного действия достигает определённой силы. В этих условиях соответствующие следы снабжаются как бы специальными метками, затрудняющими последующее психотравмирующее воспоминание личностью, то есть блокируют их. В то же время информация, маркированная, таким образом, сохраняется в памяти.

Особенность подавления состоит в том, что содержание переживаемой информации забывается, а её эмоциональные, двигательные, вегетативные и психосоматические проявления могут сохраняться, проявляясь в навязчивых движениях и состояниях, ошибках, описках, оговорках, опечатках и т. д. Данная симптоматика в символической форме отражает связь между реальным поведением и подавляемой информацией.

Например, если сотрудник службы охраны когда-то при исполнении своего служебного долга выстрелив, убил осуждённого, нарушавшего границы территории исправительного учреждения, и после этого случая его очень долго шли разбирательства по поводы этого случая (допросы начальства, следователя, прокурора), то после этого вид оружия у него может вызывать отрицательные эмоции. Возможно, после этого инцидента сотрудник напишет рапорт о просьбе перевести его на другую должность, исключающую подобные психотравмирующие воздействия, либо об уходе из УИС.

Особенностью данного защитного механизма является то, что личность частично подавляет, прибегая к забыванию, страх, эмоции и чувства, нежелательную информацию, которые сопутствовали деятельности или поведению в той либо иной жизненной ситуации.

Блокирование – это ещё более осознанный процесс, при котором личность сознательно избегает информации, противоречащей его представлениям о мире, думает о чём-то другом, говорит о третьем, не желает воспринимать неприемлемую для себя информацию, ставя барьеры на пути проникновения её в сознание.

Рационализация – псевдоразумное объяснение человеком своих желаний, поступков, в реальности вызванных причинами, признание которых грозило бы потерей самоуважения. Рационализация – это поиск допустимых причин для недопустимых мыслей или действий. Через этот процесс человек находит объяснения, которые являются либо этически допустимыми, либо логически согласующимися с установками, действиями, идеями, чувствами, проявившимися из других мотивационных источников. Люди прибегают к рационализации тогда, когда оправдывают своё поведение, когда причины наших действий не заслуживают одобрения или даже не поняты ими.

Рационализация – это способ выдержать давление со стороны «Супер-эго». Данный защитный механизм личности маскирует мотивы, превращая наши действия в морально объяснимые поступки. Бессознательное «Оно» реализует свои желания, представив их перед «Я» и строгой цензурой «Сверх-Я» в виде благопристойного и социально обусловленного действия. Другими словами рационализация – это подбор разумных объяснений, срабатывающий как оправдание перед самим собой, снижающее тяжесть переживания неудачи, горечи поражения и т. д.

Так большинство современных юношей, не склонных к службе в рядах Вооружённых сил России, на вопрос о том, «почему, Вы, не хотите отдать священный долг Родине!», совершенно не затрудняются в объяснении этой причины уклонения от обязательной воинской службы. Они, к примеру, говорят, что сегодня служить в армии не престижно и не респектабельно. Они рационализируют подобными ответами на выше поставленный вопрос о воинской службе, пытаясь убедить себя в правоте такого выбора, как себя и других людей. Они действуют, возомнив о том, что исходят из разумных и достойных мотивов.

Иинтеллектуализация – это механизм психологической защиты, при наличии которого человек склонен больше к рассуждениям, чем к конкретным действиям. Проговаривая о своих впечатлениях, человек испытывает некоторое облегчение и покой в связи со сложившейся в определённых случаях ситуации, глядя на неё со стороны, не предпринимая при этом решительных действий.

Реактивные образования – это замена нежелательных чувств, мыслей на противоположные то есть желательные, своеобразный выбор противоположной реакции. Жалость и заботливость могут рассматриваться как реактивное образование по отношению к бессознательной чёрствости, жестокости либо эмоциональному безразличию.

Данный защитный механизм позволяет личности заменять модели поведения или чувства такими, которые диаметрально противоположны подлинному желанию. Побочные эффекты реактивного образования могут нанести вред социальным отношениям. Основными характеристиками реактивного образования являются его избыточность и вычурность. Отрицаемое влечение должно постоянно маскироваться избыточностью действий. Так, начальник, ненавидящий своих подчинённых, может вмешиваться в их личную жизнь столь часто под предлогом заботы и внимания к своим сотрудникам. Однако данная чрезмерная опека начинает принимать образ наказания. Реактивное образование затушёвывает ряд сторон личности и ограничивает способность человека реагировать на события.

Речь идёт о том, – чем авторитарнее общество и жёстче культура отношений в коллективах сотрудников УИС, тем больше вероятность проявления реактивных состояний. Типичным проявлением реактивного состояния в рамках рабочей ситуации у женщин сотрудниц УИС, подверженных психологическому и физическому давлению со стороны сотрудников мужчин в рамках должностных отношений, является чрезмерная угодливость, внимательность и мягкость в общении с ними. Зачастую женщины склонны обращать внимание на успехи мужчин по работе, заслуги, осыпая их комплиментами и прочее, даже не осознавая, что некоторые мужчины недостойны такого внимания и заботы.

Смещение (замещение) – это типичный защитный механизм, свойственный сотрудникам УИС. Он заключается в том, что в некоторых случаях невозможно направить негативное (агрессивное) поведение на раздражающее лицо, защищённое офицерским званием либо должностью, одним словом, высоким социальным статусом. Агрессия переносится на другое лицо, обычно физически более слабое и социально незащищённое. При этом человек может совершать неожиданные, бессмысленные и некорректные по отношению к подчинённым людям поступки.

Например, за определённые проступки, либо промахи по службе большинство офицеров лишают премий, своевременных отпусков и т. д. Смещение, как психологический защитный механизм, позволяет выплеснуть агрессию на своих подчинённых – рядовых, сержантов, прапорщиков и даже своих жён и детей. Речь идёт о своеобразной психологической разрядке при ущемлении служебных интересов сотрудника, которая необходима для достижения внутреннего равновесия. Да, действительно «спектр мишеней» при подобных разрядках достаточно велик. К нему относятся животные, дети и подчинённые.

Пространственно-временные характеристики психологического защитного механизма замещения очень широки и многообразны. Ведь замещение осуществляется различными способами.

В первом случае – замещением одного действия другим. Например, сотрудник УИС, получив взыскание от своего начальника, отойдя подальше от кабинета, в кругу своих коллег по работе, боясь сказать их самому начальнику, начинает отзываться о нём непристойными словами.

Во втором случае – в состоянии служебной проверки, очень часто бывает так, что руководство, оказавшееся объективно виноватым в наличии большинства выявленных ею недостатков, непременно пытается найти виновных среди сотрудников, не причастных к ним. Однако в данном случае получают взыскание и коллективное осуждение именно те сотрудники, которые совершенно не имели никакого отношения к обнаруженным недостаткам в результате проверки.

В третьем случае сотрудники с акцентуацией защиты по типу замещения – импульсивные, раздражительные, требовательные к окружающим и даже аморальны. Они отличаются от других сотрудников УИС грубостью, вспыльчивостью, реакцией протеста в ответ на критику и местью в отношении к коллегам по работе. Эта месть может откладываться на длительные сроки, исчисляемыми иногда пятилетиями. Суть мести такова, что такой сотрудник в самый удобный для него момент в ответ на критику многолетней давности создаёт крайне безвыходную ситуацию обидчику, после которой он склоняется либо к увольнению, либо к затяжным стрессовым состояниям, не понимая причины данного отношения со стороны мстителя (начальника).

Проекция (перенос) – защитный механизм, который обеспечивает удовлетворение желания при сохранении качества энергии на замещающих объектах. При этом отдельные аспекты личности извлекаются из неё и переносятся во внешнее окружение. Угроза расценивается как исходящая от какой-то внешней силы. В этом случае человек может иметь дело с реальными чувствами, но не признавать или не осознавать, что пугающая его идея или поступок принадлежит ему же. Речевыми признаками данного защитного механизма могут быть следующие высказывания сотрудников УИС. Например: «Все мужики хотят только одного от женщин!» Это обычно значит: «Я постоянно хочу мужчину»; «Женщинам нельзя верить!» Это означает: «Я так завидую тем людям, которые порядочны в супружеской жизни».

Проекция это такой вид защиты, при котором неприемлемые чувства, желания и стремления перекладываются на окружающий мир. С этой целью расширяется границы «Я» настолько, насколько человеку хватает фантазии и жизненного пространства, чтобы мысленно переложить свои недостатки на других, испытываю при этом удовольствие и временное облегчение.

В качестве примеров проекций, объясняющих их проявление у сотрудников УИС, может быть привычка подчиняться доминантному отцу, либо матери на уровне семейных отношений, переносится легко на беспрекословное подчинение людям стоящим выше по должности и по званию. Проекции как защитные механизмы срабатывают не только у отдельных сотрудников УИС, но и у самой УИС в целостности. Отнесём к такому примеру «мнение-суждение» о состоянии деятельности УИС России подавляющего большинства ее сотрудников: «Российская уголовно-исполнительная система находится в кризисном состоянии, как и связанные с нею сферы – образование, медицина, экономика и прочее». Подобные изречения неоднократно звучали с трибун конференц-залов, где проводятся научно-практические конференции, посвящённые реформированию УИС России. В итоге произнесения подобных изречений у слушателей обычно возникали чувства облегчения, солидарности, что вызывало в конференц-залах нередко публичные аплодисменты. Это означает: «Не я только один (одна) в этом виновата, что так думаю о состоянии деятельности УИС, ведь она сама по себе является таковой, если даже с трибуны об этом говориться напрямую».

Идентификация – это защита от угрожающего объекта путём отождествления его с собой (первый её аспект). Так, один из сотрудников УИС бессознательно старается быть похожим на своего начальника, которого он боится, что вызывает симпатии и уважение у начальника к данному сотруднику. Благодаря этой идентификации сотрудник может достичь служебных успехов в карьерном росте, лишь потому, что его начальник в качестве руководителя пытается увидеть в своих подчинённых реакцию исполнения приказов и требований. Наконец, он видит в данном сотруднике часть своего «Я» как признак символического обладания, популярности и симпатии в среде лиц ему подчинённых по службе.

Данный механизм идентификации может происходить с любым объектом (живым либо неживым), что может приблизить его по форме и содержанию к защитному механизму проекции. Однако, в отличие от проекции, процесс идентификации направлен на самого человека, а не от него. Соответственно эти защитные механизмы проекция и идентификация обеспечивают взаимодействие личности с социумом. Идентификация позволяет индивидууму включить в своё «Я» мысли, чувства и поступки другого лица, тем самым почувствовать его существенно яснее и объективнее, чем на основе собственных установок, интересов и чувств без учёта его психологических особенностей как личности. При акцентуациях возможны проявления высокомерия, дерзости и амбициозности.

В свою очередь идентификация с социальным окружением означает принятие взаимовыгодных отношений в виде социальных ролей между обеими сторонами общения (второй аспект). То есть, если человек исполняет социальную роль тирана, то ему нужен исполнитель социальной роли жертвы. Идентификация второго аспекта между идентифицируемой и идентифицирующейся личностью на уровне определённых статусных отношений в социальном окружении предопределяет свои особенности и в ролевом отношении:

1. С кем я идентифицируюсь в ролевом отношении, тот всегда будет стоять выше меня, а я ниже его.

2. Идентифицирующаяся личность всегда склонна исполнять социальную роль, выражающую полную зависимость от динамического статуса идентифицируемой персоны.

3. Вышестоящий (идентифицируемый) в ролевом отношении всегда демонстрирует свой алгоритм поведения, мышления, контролируя ролевой потенциал нижестоящего (идентифицирующегося) человека.

В большинстве случаев в рамках социальных отношений идентификация осуществляется «с жертвой» в ролевом отношении с одной стороны, а «с тираном» – с другой. Крайне редко идентификация как психологический защитный механизм личности вызывает на уровне мышления и поведения в социальном окружении нечто отличное от роли тирана и жертвы. В данном случае можно считать, что данный защитный механизм не достаточно развит в личности, либо личность отдаёт предпочтение наиболее выгодному для определённой ситуации защитному механизму.

Например, начальник обвинил подчиненного в халатном отношении к служебным делам. Идентификация задана: авторитарный начальник определил ситуацию, для использования идентификации как защитного механизма. То есть подчинённому следовало бы сыграть социальную роль, идентифицируя себя с жертвой – в ролевом отношении – согласие с позицией начальника в отношении себя. Однако подчинённый, не склонный использовать данный защитный механизм отказывается исполнять роль жертвы – разыграть принятие роли виноватого, внешне соглашающегося с мнением начальника по поводу его обвинения в халатности и утверждает обратное. У начальника появляется возможность наказать подчинённого за халатность в выполнении своих служебных обязанностей (например, лишить премии за текущий месяц), а более того обвинить его в том, что он открыто лжёт. Ситуация может принять серьезный оборот, если начальник подключит в качестве подмоги в ужесточении наказания других лиц – свих заместителей. Пережив данный психологический террор, этот подчинённый в будущем, попав в подобную ситуацию, перешагнёт через свои личностные принципы и с большей вероятностью примет на уровне социального поведения и мышления в целях безопасности сымитирует роль жертвы.

Механизм реализации в действии – проявляется в зависимости от еды, наркотиков, алкоголя, мастурбации и секса. Примером механизма реализации в действии могут быть такие формы поведения: сотрудник не приходит на приём к врачу, игнорирует приём лекарств, неадекватно реагирует на просьбы и предложения окружающих лиц. Все названные реакции протекают в результате аффективных переживаний, которые имеют кратковременный либо сильно положительный, либо сильно отрицательный эмоциональный исход для личности. Поэтому те действия, в рамках которых проявляются эти аффективные переживания, вызывают частичную, а иногда полную разрядку аффекта как эмоции, отягощающей психическое состояние личности сотрудника. Это даёт защитный эффект.

Например, отдельные люди предпочитают кратковременный сексуальный контакт в состоянии аффекта лишь для того, чтобы как можно скорей получить разрядку зачастую отрицательных эмоций, испытывая при этом оргазм, не пытаясь вызвать при этом у своего сексуального партнёра подобного состояния. Аналогично происходит снятие аффективного возбуждения и при мастурбации, которая также бывает крайне непродолжительной.

При алкогольном и наркотическом состоянии личность сотрудника заметно снижает действие аффективных переживаний. При выработке такого защитного механизма обычно у сотрудников может возникать алкогольная или наркотическая зависимость, что приводит к систематическому приёму алкоголя либо наркотических веществ. Приобретение данных защитных механизмов обычно приводит к физической и психической зависимости от данных веществ, что крайне нежелательно для сотрудников УИС.

Соматизация тревоги – это защитный механизм, заключающийся в образовании таких симптомов, как тошнота, рвота и прочее. Эти симптомы в основном выполняют символическую и замещающую функцию личности у сотрудников УИС в момент разрядки тревожных состояний в виде отреагирования психологических проблем.

Образование симптомов – можно считать одной из разновидностей переноса – вымещением, объектом которого является сам носитель этого защитного механизм.

Противостояние самому себе вызывает образование телесных и психических симптомов, то есть признаков болезни таких как озноб, потливость, головокружение, повышенное ил пониженное давление, мышечные спазмы, раздражительность, нарушение концентрации внимания, тревожность и прочее.

Подобные реакции возникают у сотрудников УИС, как правило, во время состояния яростного бессилия, которые переживаются через названные симптомы. Это происходит в состоянии непредсказуемости для сотрудников – при побегах и провокациях осуждённых, захватах заложников и неожиданном известии об их гибели или сотрудников.

Регрессия – это механизм психологической защиты, при котором происходит возврат на более раннюю стадию развития или к более примитивным формам поведения, мышления. Например, истерически реагируя на приказы либо события, некоторые сотрудники УИС могут прибегать к таким реакциям – грызть ногти, сосать ручки или пальцы, «романтическая любовь», истерические реакции по мелочам и прочее. У взрослых всё пускается в ход, если «Я» не в состоянии принять реальность такой, какая она есть.

Регрессию можно понять, как перевод поведения на более ранние, незрелые и детские формы. При этом можно наблюдать эгоистические и безответственные формы поведения, которые во многих случаях демонстративны и призваны замаскировать, заместить поведение, которое человек в данное время не желает демонстрировать.

Многими авторами отмечено то, что человек не желающий выполнять ожидаемое от него поведение, когда он не выдерживает напряжения, откатывается к ранним, низшим его формам. Например, начальник после напряжённого совещания пытается переложить на плечи своих сотрудников ряд своих обязанностей, говоря, например, о том, что мне очень необходима помощь в написании отчёта, я совсем не могу сориентироваться в цифрах, которые нужно подать руководству буквально через несколько минут. Хотя ранее такие отчёты им же составлялись без всяких затруднений. При использовании данного механизма с человека снимается ответственность за его поведение в силу его слабости и беспомощности в этой ситуации перенапряжения. При регрессирующем поведении характерны разнообразные невербальные проявления слабости и беспомощности в виде интонации, походки, а также жестикуляции [6].

Фантазирование – преувеличение, либо приукрашивание ситуаций из своей жизни с целью повышения самооценки и не адекватного контроля над окружающими. Поэтому у людей с демонстративной акцентуацией характера возможна чрезмерная драматизация событий из жизни.

Изоляция – это механизм, с помощью которого человеку удаётся изолировать некое неприятное событие. При этом оно не забывается, но от него удаётся отделить аффект, который действует на личность психотравмирующе. Человек анализирует данное событие, но принимает его как нечто случившееся без особой глубины чувственного переживания тревоги. Данный защитный механизм у сотрудников УИС является для некоторых из них одним из главных. Для того чтобы данный механизм выработался успешно в психике сотрудника и действовал регулярно, необходимо чтобы события его вынуждали терять контакт со своими чувствами и переживаниями по отношению к внешним событиям, при которых большинство сотрудников впадает обычно в тревожное состояние.

Например, сотруднику достаточно долго задерживают присвоение очередного звания, хотя другие его знакомые получили его сравнительно быстро по срокам службы, чем он. Действительно эта отсрочка в получении очередного звания может стать для некоторых сотрудников УИС соответствующей ситуацией для выработки данного защитного механизма личности. Однако, их чаще, чем других могут видеть в тревожном и депрессивном состоянии, которое может привести к полному разочарованию в выбранной ими профессии. При чрезмерном увлечении изолированием как защитным механизмом вырабатывается холодность, отвлечённость от собственных переживаний. При этом человек судит о своих проблемах, как будто они связаны с третьими лицами. Данный подход может стать доминирующим стилем преодоления трудностей. Может даже выработаться такое психосоматическое расстройство как алекситимия – утрата контакта со своими чувствами.

Сублимация – психологическая защита посредством десексуализации первоначальных импульсов и преобразования их в социально приемлемые формы активности [7].

Например, эксгибиционизм может сублимироваться предпочтительным отношением к ношению яркой и броской одежды, что позволяет отдельной личности получить ситуативную компенсацию в виде привлечения пристального внимания к себе со стороны людей, её воспринимающих. Проявления подавления чрезмерного эротизма сублимацией как защитным механизмом личности может происходить в дружбе, а агрессивности – например, в спорте.

Сублимация способствует социализации, благодаря которой человек накапливает приемлемый опыт, обеспечивающий трансформацию сексуальных импульсов в социальные формы поведения.

Сублимация является весьма распространённым защитным механизмом современности. То есть для её наиболее развитых форм проявления в социуме характерны уходы в работу, религию, науку, всевозможные увлечения танцами и прочее. В общем случае сублимация является процессом переориентации низших, рефлекторных форм психической энергии на высшие. Преобразование примитивных форм энергии реализуемой в иных формах поведения людей отличного от его примитивных (инстинктивных) форм – суть сублимации.

Например, принято считать, что увлечение религией укрепляет супружескую верность, снижая вероятность супружеских измен, у женатых и замужних людей.

Далее, занятие спортивными единоборствами обеспечивает преобразование агрессивных импульсов в рамках соревновательного процесса, создавая условия трансформации агрессии в социально приемлемую её форму – спортивную злость и натиск в отношении соперника в рамках спортивной конкуренции при достижении спортивного успеха на различных уровнях состязаний.

Отчуждение – защита, проявляемая в виде изоляция от аффекта в целях избавления от психотравмирующего фактора. При этом сознание приобретает «раздробленное состояние». Поэтому отдельные события воспринимаются человеком вне связи с другими, что вызывает защитный эффект путём отстранения от целостного переживания жизненной ситуации.




[1] Кризисная психология. Справочник практического психолога. – М.: АСТ; СПб.: Сова, 2008. С. 161

[2] Там же.

[3] Изард К. Э. Психология эмоций / пер. с англ. – СПб.: Изд-во «Питер, 1999. С. 57-58.

[4] Фрейд З. «Я» и «Оно» / пер. с нем. Тбилиси, Т. 1. С. 73-111.

[5] Медицинский справочник тренера. М., 1981. С. 12-14.

[6] Кризисная психология. Справочник практического психолога / сост. С. Л. Соловьёва. М.; СПб., 2008. С. 203

[7] Райкфорт Ч. Критический словарь психоанализа / пер. с англ. СПб., 1995. С. 190.