Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



 

Еникеев М.И.
Юридическая психология.

СПб., 2004. Стр. 333-348.

 

Раздел V. ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ)

Глава 5. Психологические особенности деятельности прокурора в суде. Речь прокурора

В судебном разбирательстве уголовного дела прокурор участвует в качестве государственного обвинителя, он поддерживает государственное обвинение, отстаивает интересы государства и общества. Обвинение включает в себя основанную на фактических обстоятельствах правовую оценку деяния (квалификацию) и указание на лицо, которому обвинение вменяется.

Обвинительная деятельность прокурора имеет характер изобличения преступника, его общественного порицания, выявления и осуждения условий, содействующих преступлению. Речь прокурора содержит указания на пути ликвидации причин и условий данного вида преступлений.

Прокурор разоблачает преступника, выясняет перед судом его личностные пороки, меру их антисоциальной направленности. Это не означает, что деятельность прокурора характеризуется только обвинительным уклоном. Основные критерии его деятельности и речи в суде - объективность и фактическая обоснованность.

Прокурор настаивает на обвинении при одном условии - если материалы следствия подтверждают обвинение. Если же данные следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, прокурор обязан отказаться от поддержания обвинения. Обвинительная деятельность прокурора должна сочетаться со всеми остальными его обязанностями.

Прокурор обязан реагировать на любое нарушение закона, но он не стоит над судом - он призван содействовать его успешной деятельности. Речь прокурора призвана отвечать определенным социальным ожиданиям. Его выступление имеет существенное общепредупредительное значение.

Однако наступательность обвинительной речи прокурора не имеет ничего общего с нервозностью, крикливостью, фразерством. Основа речи прокурора - система неопровержимых доказательств. Достоинство его речи обусловлено не витиеватыми фразами, а систематизированностью конкретных фактов.

Речь прокурора состоит из следующих частей:

1) вступление;

2) изложение фактических обстоятельств и фабулы дела;

3) анализ и оценка собранных по делу доказательств;

4) обоснование квалификации преступления;

5) характеристика личности подсудимого и потерпевшего;

6) предложения о мере наказания;

7) вопросы возмещения причиненного преступлением ущерба;

8) анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, предложения по их устранению;

9) заключение.

Прокурор призван убедительно "спаять" разрозненные факты в единый блок доказательств, раскрыть их доброкачественность, достоверность и процессуальную допустимость. Если подсудимый отрицает свою вину, то обязанность прокурора - детально рассмотреть приводимые подсудимым доводы, сопоставить их с другими неопровержимыми доказательствами.

Особенно тщательно исследование должно быть проведено в случаях, когда обвинение основано на косвенных доказательствах. Взаимосвязь этих доказательств скрыта, опосредована промежуточными обстоятельствами. Прокурор призван сделать эти связи очевидными.

Мастером психологического анализа прокурор должен показать себя при характеристике личностных особенностей подсудимого и потерпевшего. Характеризуя антисоциальную, десоциализированную личность, прокурор должен видеть и возможности ее ресоциализации. "Пройтись за счет подсудимого, без сомнения, иногда бывает соблазнительно, особенно в тех случаях, когда обвинитель глубоко убежден в его виновности и возмущен его поступком... Но этому соблазну не стоит поддаваться..."

Знакомясь с речами прокуроров, убеждаешься, что менее всего им удаются личностные характеристики (схематизм, казенность, крайняя односторонность, дидактизм, менторство, высокомерное чванство). Но особую настойчивость они, как правило, проявляют, требуя для осужденного самого строгого наказания.

Ни один прокурор за весь советский период не акцентировал внимания суда на смягчающих ответственность подсудимого обстоятельствах! А ведь наказание может достичь цели тогда, когда оно справедливо, строго индивидуализировано. Ни один прокурор не запросил срока наказания, меньшего того, который был назначен судом.

При характеристике личности подсудимого прокурором нередко наблюдается тенденция крайнего "сгущения красок" вплоть до унижения человеческого достоинства. Прокурор характеризует человека, который еще не признан преступником. Но даже в совершенном преступлении не проявляется вся личность виновного. Часто личностные особенности индивида деформируются в силу трудных жизненных обстоятельств.

О любом человеке следует судить осторожно и бережно. Прокурор вправе анализировать лишь те качества личности, которые обусловь ли преступление и проявились в его совершении. А. Ф. Кони призывал вменить прокурору в нравственную обязанность "сдержанность в слове, обдуманность и справедливость в выводах и рядом с осуждением доказанного преступления - отношение к подсудимому без черствой односторонности и без оскорбления в нем чувства человеческого достоинства".

Некоторые прокуроры, нарушая закон, неправомерно расширяют обстоятельства, отягчающие ответственность (включая в них противоречивые показания, отказ от показаний и др.).

Стиль речи прокурора должен соответствовать его высокому назначению - осуществлять обвинение от имени государства.

В речах многих прокуроров значительное место отводится изложению фактических обстоятельств дела, которое сводится лишь к простому пересказу события, зафиксированного в материалах дела. Между тем такая необходимость возникает лишь в тех случаях, когда прокурор настаивает на изменении объема предъявленного обвинения, изменении квалификации состава преступления, если возникает несогласие с защитой по фактическим обстоятельствам дела.

Изложение фактических обстоятельств дела должно носить аналитический, а не повествовательный характер. Анализ события преступления прокурором направлен на доказательство того, что событие преступления имело место и в совершении его виновен подсудимый. Доказательства систематизируются и должны обеспечить правильность выдвигаемого обвинения. При этом ни очевидность дела, ни признание вины подсудимым не снимает с прокурора обязанность доказывания обвинения. На основе совокупности доказательств у прокурора формируется внутреннее убеждение в обоснованности и законности обвинения. В противном случае он обязан отказаться от обвинения.

Особенно тщательно прокурор должен анализировать оправдательные версии, выдвинутые в судебном следствии защитником и подсудимым. Из каждой версии выводятся все возможные логические следствия, которые сопоставляются с имеющимися доказательствами.

В полемике с защитником прокурор избирает тонкую, психологически обоснованную тактику, с тем чтобы не утратить своей стратегической позиции. В целях объективности прокурор отмечает и все неподтвердившиеся обстоятельства, подлежащие исключению из обвинения.

Анализируя ключевые обстоятельства дела, прокурор не ограничивается общим утверждением, что они подтверждаются имеющимися в деле доказательствами, а обязан привести все эти доказательства, проанализировать их и дать им оценку.

По делам с косвенными доказательствами анализируются все возможные версии по делу и показывается, что, кроме версии обвинения, ни одна из других версий не подтверждается.

Во всех случаях последовательно анализируются все элементы состава преступления. Обосновывая правильность предлагаемой квалификации рассматриваемого деяния, прокурор анализирует и неправильность всех других предлагаемых или возможных в данном случае квалификаций. Юридическая оценка преступления осуществляется не только ссылкой на соответствующую статью УК. Квалификация состава данного преступления должна быть доказана и обоснована.

В заключительной части речи государственный обвинитель призван произнести несколько весомых фраз, придав всей речи оттенок государственной значимости. Неудачные заключительные слова прокурора снижают авторитет правосудия.

Профессионализм прокурора проявляется не только в его ораторском искусстве. Не менее важны его искусство ведения допроса в судебном следствии, способность охватить схему рассматриваемого дела, увидеть в нем существенные взаимосвязи, поставить целенаправленные вопросы. Его будущая речь готовится уже в этой части судебного разбирательства. Здесь он может выяснить все интересующие его обстоятельства. Бессодержательное же судебное следствие не может завершиться блестящей речью в судебных прениях.

Глава 6. Психологические особенности деятельности адвоката. Речь адвоката

Основной постулат правосудия гласит: осуждению и наказанию должны подвергаться только те лица, которые действительно виновны в совершении преступления. Судебная защита - конституционное право гражданина. Невиновные должны быть ограждены от необоснованного обвинения.

С помощью защитника обвиняемый (подсудимый) получает возможность более полно использовать принадлежащие ему процессуальные права, активно участвовать в исследовании собранных по делу материалов, оспоривать и опровергать предъявленное обвинение, доказывать меньшую степень своей юридической ответственности. Адвокат не может соглашаться с обвинением - в этом случае он превращается в обвинителя.

Нравственным, правовым и психологическим устоем защиты является презумпция невиновности подзащитного. Стратегическая позиция квалифицированного адвоката определяется "слабыми местами" обвинения, разрывами в системе доказательств. Тактика же защиты иногда корректируется и процессуальными нарушениями как на предварительном следствии, так и в суде.

Формируясь на протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства, позиция защиты концентрированно излагается в речи адвоката. При этом защитник не связан ни с характером ранее заданных вопросов, ни с заявленными ходатайствами, ни с общим эмоционально-психологическим настроем судебной аудитории.

Адвокат не должен приспосабливаться к ожидаемому решению суда. Свою позицию он не согласовывает ни с кем, кроме своего подзащитного, отстаивая его законные интересы. И конечно, позиция адвоката не должна противоречить закону - юридическому и нравственному.

В чем же законный интерес подсудимого? В том, чтобы в ходе судопроизводства были всесторонне и полно исследованы все благоприятные для него обстоятельства, чтобы подсудимому была обеспечена полная возможность оспаривать обвинение, представляя доказательства и доводы своей полной невиновности или смягчающие его ответственность. Адвокат призван выяснить все, что может послужить интересам его подзащитного.

Процессуальная функция адвоката по защите подсудимого не является формальной обязанностью. Вся деятельность защитника основывается на его внутренней убежденности о необходимости извлечь из дела °се то, что свидетельствует в пользу подсудимого. Его обязанность - оказать всемерную юридическую помощь подзащитному. Суду же нужны обоснованные доводы адвоката в пользу отстаиваемой им позиции. Аргументация своих тезисов - основа деятельности адвоката.

Однако деятельность адвоката не сводится только к логическим построениям. Его задачами являются:

  • привнесение в судебное разбирательство духа нравственного мышления, создание атмосферы милосердия при обсуждении остроконфликтных ситуаций;
  • четкое отграничение проявления "злой воли" от случайного проступка;
  • показ суду подлинных причин исследуемого происшествия, возможного стечения тяжелых обстоятельств, приведших к временному снижению психорегуляционных возможностей его подзащитного.

Особый круг проблем возникает в связи с этикой поведения адвоката. Подзащитный доверяет адвокату сокровенные стороны своей жизни, и адвокат призван точно определить допустимую меру обнародования интимных сторон его жизни.

Осуществляя процессуальные функции, защитник направляет свою деятельность на охрану прав подзащитного. Однако деятельность защитника служит интересам не только подзащитного, но и правосудия. Для достижения целей уголовного судопроизводства в равной мере необходимы высококвалифицированное обвинение и столь же высококвалифицированная защита. Достижение истины в судопроизводстве возможно лишь при сбалансированности этих двух его механизмов.

Защитник, оказывая подзащитному юридическую помощь, служит укреплению законности, не допускает произвола в судопроизводстве, предотвращает возможность судебной ошибки. Защитник дисциплинирует поведение подсудимого, помогая ему выполнять юридически грамотные действия.

Законодательством предусмотрены две формы вступления защитника в судебное рассмотрение уголовного дела - по соглашению и назначению. При соглашении защитник приглашается подсудимым (или его законными представителями, а также другими лицами по поручению либо с согласия подсудимого). Подсудимый имеет право выбора и замены защитника. Если же защитник не приглашен, суд обязан обеспечить участие защитника в рассмотрении дела. Невыполнение этого требования влечет отмену приговора.

Защитники (адвокаты) - члены специальной общественной организации - коллегии адвокатов, оказывающей населению юридическую помощь.

Защитник не заменяет подсудимого, он занимает самостоятельное процессуальное положение. Он не связан полностью с волей и позицией подзащитного, самостоятельно определяет направление и тактику защиты и выступает на суде от своего имени. Однако защитник и подзащитный согласовывают свои позиции. В психологическом плане между ними возникают доверительные отношения, отношения позиционной солидарности. (Подобного рода отношения не могут возникнуть только при самооговоре подсудимого.)

Защитник подвергает предъявленное обвинение скрупулезному критическому анализу, помогает подсудимому занять наиболее правильную позицию. Подсудимый может отказаться от своего защитника даже в процессе судебных прений. Адвокат же не имеет права отказаться от подзащитного.

Защита более всего нужна там, где она затруднена. В любом деле могут быть найдены основания для защиты. Даже при бесспорности вины подсудимого можно действовать в направлении обеспечения соответствия наказания тяжести содеянного и личности виновного. Но защитник может защищать только законные интересы подсудимого, а сама защита осуществляется в рамках, предусмотренных законом.

Основной этап деятельности защитника - речь в суде. Основываясь на материалах судебного следствия, защитник анализирует собранные доказательства, систематизирует те из них, которые могут опровергнуть обвинение, предъявленное его подзащитному, либо смягчить его ответственность. Защитник излагает свое мнение относительно возможной меры наказания и по ряду других вопросов, подлежащих решению суда.

Характеризуя личность подзащитного, защитник делает экскурсы в проблемы поведения человека в обществе, затрагивает нюансы межличностных отношений. Такой анализ требует значительной общепсихологической и социально-психологической подготовленности, глубокой ориентации в психологии поведения личности.

Адвокат широко использует возможности толкования уголовного закона: любое сомнение при толковании закона должно рассматриваться в пользу обвиняемого; законы, смягчающие ответственность, допускают расширительное толкование; законы, усиливающие ответственность (например, квалифицированные составы), подлежат ограниченному толкованию.

В зависимости от обстоятельств дела защитник может:

  • оспаривать обвинение в целом, доказывая невиновность подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления или за непричастностью к нему подсудимого;
  • оспаривать обвинение в отношении отдельных его частей;
  • оспаривать правильность квалификации деяния, доказывая необходимость изменения предъявленного обвинения на статью УК, влекущую более легкое наказание;
  • обосновывать меньшую степень ответственности подсудимого, приводя смягчающие ответственность обстоятельства;
  • подвергнуть анализу достоверность получения доказательств по каждому из элементов состава преступления;
  • подвергнуть сомнению обоснованность выводов следствия по отдельным следственным действиям.

Обвинительное заключение должно быть подвергнуто критическому анализу с целью обнаружения в нем возможных процессуальных и уголовно-правовых ошибок.

Адвокат призван обеспечить полноту защиты. Он должен раскрыть все психологические обстоятельства совершенного деяния, которые могут вызвать снисхождение.

В ряде случаев поведение обвиняемого выступает в единой системе "обвиняемый - потерпевший". Анализ существа дела в этих случаях невозможен без характеристики потерпевшего. Поведение потерпевшего может быть виктимным - провоцирующим преступление. При этом необходим квалифицированный анализ мотивов, целей и операциональных особенностей поведения потерпевшего, признаков его неправомерного поведения, характеризующих взаимоотношения потерпевшего и обвиняемого (отношения родства, опеки, служебной, материальной или иной зависимости).

Недопустимы неоправданное перенесение центра тяжести в системе "обвиняемый - потерпевший" на потерпевшего, безосновательная дискредитация личности потерпевшего, вмешательство в его личную жизнь.

Противодействуя доводам обвинения, защитник использует контрдоказательства. И чем аргументированнее и убедительнее речь прокурора, тем больший профессионализм требуется от защитника. Выступая по групповому делу, адвокат согласует свою речь с другими защитниками.

Защитная речь адвоката состоит из следующих частей:

1) вступление;

2) анализ фактических обстоятельств дела;

3) анализ личностных особенностей подзащитного;

4) анализ мотивов совершения деяния подзащитным;

5) заключение.

Во вступлении адвокат ставит задачу - овладеть вниманием аудитории. Поэтому вступление должно быть кратким, но вызывающим повышенную ориентацию слушателей. Оно должно быть доверительным, приглашающим к рассуждению, критическому анализу того, что уже говорилось.

Адвокат выступает в суде после прокурора. Под впечатлением речи защитника и последнего слова подсудимого суд удаляется в совещательную комнату. Однако выступление после прокурора содержит и определенные трудности - аудитория уже получила некоторую установку, у нее возникло определенное психическое состояние, сформировалась оценочная позиция. Поэтому речь защитника должна быть настолько убедительной, аргументированной и эмоционально воздействующей, чтобы преодолеть сложившийся психологический барьер. Адвокат должен быть смелым и решительным, способным идти наперекор ожиданиям судебной аудитории.

Речь адвоката содержит те же структурные элементы, что и речь прокурора. Но ее построение бывает иным. Часто речь адвоката с самого начала посвящается психологической характеристике подзащитного, сложным поведенческим обстоятельствам, в которых он оказался в силу тяжелого стечения жизненных условий.

Особенно эффективен прием, когда факт, используемый обвинением, "отбирается" у него в пользу защиты его более убедительной противоположной интерпретацией.

Некто Муранов, обвинявшийся в убийстве жены, отрицал свою вину, утверждая, что его жена покончила с собой. Свое обвинение прокурор построил на одном утверждении, взятом из письма Муранова к теще накануне гибели жены. Прокурор говорил: "Муранов решительно отрицает то, что у него был умысел убить жену, отвергает обвинение в том, что он вынашивал мысль убить ее. "Какая чудовищная напраслина! - возмущается здесь Муранов. - У меня никогда не возникала мысль об убийстве". К счастью для правосудия, эти заверения Муранова о том, что у него никогда не зарождалась мысль убить жену, убедительно отвергаются не кем иным, как самим Мурановым. Муранов изобличил Муранова. В деле есть его письмо. Оно было предъявлено ему, и он признал, что письмо написано им. Вот что написано в письме: "Меня приводит в бешенство поведение Галины! Я знаю, чем это кончится. Я убью ее!" Слышите, Муранов? "Я знаю, чем это кончится. Я убью ее!" Или заявите теперь, что письмо не ваше, или вы больше не отрицаете вашего умысла убить свою жену?"

Адвокат Успенский, защищавший Муранова, не оспаривая точности цитаты, сказал: "Если еще нужны доказательства того, что Муранов невиновен в убийстве своей жены, то достаточно вспомнить то письмо, которое прокурор счел неопровержимой уликой. Но нужно вспомнить не только само письмо, но и то, кому оно адресовано и когда оно написано. Письмо адресовано матери погибшей Мурановой. А написано оно за два дня до трагического события.

Если бы Муранов действительно замыслил убийство, да еще столь хитро и долго подготавливаемое, чтобы можно было заставить поверить, что Галина Муранова покончила с собой, то позвольте просить вас подумать, стал бы он накануне убийства давать в руки той, кто жаждет отмщения за дочь, столь грозное оружие против себя, стал бы он накануне смерти жены писать ее матери, предваряя, что он замыслил убийство ее дочери? Писал - значит не думал убивать. Писал - значит давал волю минутному раздражению, зная, что это - лучший способ от него избавиться. Писал - значит не убивал.

В основной части своей речи защитник, акцентируя внимание на специфических особенностях дела, готовит аудиторию к принятию своей позиции. Основные пункты защиты должны быть связаны с теми вопросами, которые подлежат разрешению судом при постановлении приговора. Особенно тщательно защитник анализирует особенности личности подзащитного, акцентуации его характера, повышенную реактивность на отдельные эмоциогенные для него ситуации, неудачно сложившиеся условия жизнедеятельности.

Центральное место в характеристике личности подзащитного занимают анализ его мотивационной сферы и конкретного мотива совершенного деяния, выяснение подлинного смысла действий данного человека - к чему он стремился, чем руководствовался.

Подлинные побуждения индивида определяют форму его вины, могут выступать как смягчающие ответственность обстоятельства. Только развернутая психологическая характеристика личности позволяет судить о ее виновности и степени ответственности за содеянное.

Длительное накопление отрицательных эмоций, постоянные унижения и оскорбления могут порой привести к взрывному проявлению эмоций, сужению сознания. Поводом к такому поведению могут послужить на первый взгляд незначительные события. Задача защитника - раскрыть глубинные пласты человеческой психики. Квалификация, компетентность защитника связаны с его человековедческими возможностями.

Речи крупнейших адвокатов отличаются глубоким психологизмом, проникновением в сокровенные, интимные механизмы человеческого поведения, раскрытием социально-психологических основ поведения отдельных социальных групп.

Адвокат должен увидеть и раскрыть подлинные коллизии жизни, непосильное бремя жизненных обстоятельств, свалившихся на его подзащитного. Он призывает судей не карать за то, что не могло быть преодолено индивидом при данных обстоятельствах, отделять, как говорит Ф. Н. Плевако, падение подавленного злом от творящего зло.

Если прокурор - выразитель позиции закона, то адвокат - выразитель позиции жизни, позиции сострадания и милости. Но это не позиция прощения зла. "Можно пощадить подсудимых, но никогда не следует щадить их больше тех, кому они причинили вред...

Если вы пришли судить о факте, то вы его должны назвать белым, если он бел; но если же факт не чист, то должны сказать, что он не чист, и пусть подсудимые знают, что им предстоит умываться и умываться..."

Приемы защиты, используемые адвокатом, должны быть корректны, тактичны в отношении всех личностных характеристик. От защиты подзащитного адвокат никогда не должен переходить к обвинению свидетелей и потерпевших. Суд - не война, отмечает Плевако. Мины и засады, вылазки и диверсии здесь неуместны. Следует спорить с доказательствами, а не с прокурором.

Не следует касаться личности противника, даже если он сам допускает это. Нет худшего приема защиты, чем несправедливые нападки на потерпевших. Адвокат не должен никого обвинять, он должен защищать, но не прибегая ко лжи, подтасовке фактов и унижению своих противников.

В кратком заключении защитник подводит итог всему сказанному, формулирует окончательные выводы, высказывает отношение к вопросам, которые скоро встанут перед судьями в их совещательной комнате. Он обращается к суду с просьбой об оправдании подсудимого, если его вина не установлена должным образом, либо о назначении ему минимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса, либо о применении к нему условного осуждения.

Адвокат остается со своим подзащитным и после оглашения приговора, помогая ему при прохождении дела в кассационной инстанции. Помощь адвокатуры в обжаловании приговора исключительно важна. После суда его подзащитный находится в состоянии депрессии, его активность, как правило, крайне понижена, способность к самозащите ограничена.

Хорошо зная уголовное дело, адвокат, собрав дополнительные материалы, составляет жалобу, излагает ее на личном приеме в соответствующей надзорной инстанции, дает устные объяснения при рассмотрении дела. Многие юристы обоснованно ставят вопрос о необходимости обязательного участия адвокатов и осужденных при рассмотрении дел и в судах второй инстанции.

Содержание жалоб, рассматриваемых в порядке надзора, должно быть убедительным, хорошо аргументированным. Так, жалоба с указанием на то, что суд первой инстанции не вызвал всех свидетелей, может быть отклонена надзорной инстанцией с указанием на то, что по делу имеются все необходимые доказательства. А вот жалоба по поводу того, что суд вопреки требованию закона заранее высказал свое суждение по делу до вынесения приговора, предрешил вопрос о доказанности (или недоказанности) обвинения, высказался о преимуществах одних доказательств перед другими, будет проверена.

Адвокат как представитель потерпевшего - является самостоятельным и равноправным участником судебного разбирательства: он имеет право заявлять отводы, ходатайства, высказывать свое мнение о ходатайствах, заявленных другими участниками судебного разбирательства, предъявлять доказательства и участвовать в их исследовании на судебном следствии. В определенных законом случаях он может участвовать и в судебных прениях.

Адвокат потерпевшего не заменяет его и выступает от своего имени. Позиция адвоката может отличаться от позиции потерпевшего. Позиция адвоката должна соответствовать закону и материалам уголовного дела.

Выступая после прокурора, представитель потерпевшего дополняет его речь, приводит какие-либо новые факты и дает характеристику потерпевшему. Его речь должна вызвать уважение к потерпевшему, сочувствие к нему, осознание необходимости восстановления его законных прав и интересов. Важно подчеркнуть, что потерпевший стремится не к мщению, а к торжеству справедливости.

Каждая эпоха формирует свой имидж юриста. В деятельности адвоката особенно отчетливо проявляются "больные вопросы" его времени - адвокат исследует поведение подзащитного на фоне социальных коллизий своего времени. Кони, Спасович, Плевако, Урусов в своих блестящих защитных речах выступали глашатаями нового правового мировоззрения, утверждали права и достоинство человека в тяжелых условиях чиновничьего всевластия. Участвуя в политических процессах, они неизменно проявляли свою гражданскую позицию, формировали общественное правосознание, мужественно отстаивали права и достоинство личности.

Глава 7. Последнее слово подсудимого

Скорбно звучит само наименование этой части судебного разбирательства: "Последнее слово подсудимого". И нередко подсудимый не может произнести ни слова. А самый значительный в его судьбе момент - чистосердечное раскаяние - является обстоятельством, смягчающим ответственность. Надо говорить, вновь вспоминать терзающие душу события... Надо еще и уметь выразить то, что на душе. А сил нет...

Психическое состояние подсудимого - особая, большая проблема юридической психологии. Строго регламентированная, официальная процедура судебного заседания оказывает сильное психическое воздействие на всех присутствующих. На подсудимого же обстановка суда может оказать стрессовое воздействие, вызвать психическое потрясение, даже состояние катарсиса, то есть внутренней перестройки личности, самоочищения, стратегической переориентации поведения в будущем. Таково значение судебного ритуала для личности, осудившей свое преступное поведение.

Арест, следственный изолятор привносят свои наслоения на психику обвиняемого: тревожное ожидание суда, трудная адаптация в криминализированной среде, ограничения в удовлетворении насущных потребностей, социальная изоляция, убогие бытовые условия, крайняя напряженность на следственных действиях - все это приводит человека уже до суда к крайнему психическому истощению.

Отношения с правосудием в ряде случаев тоже конфликтные - нередко первоначальное отрицание вины переходит в хроническое запирательство с постоянными его разоблачениями. Трудно сохранять позицию ложных показаний, требуется держать в сознании два мира: действительный и вымышленный. Часть действительных событий приходится скрывать, что влечет чрезмерную нагрузку на тормозные процессы.

Постоянная внутриличностная конфликтность, мотивационное противоборство (сознаваться - не сознаваться) и полная невозможность "выговориться". Отсюда крайняя раздражительность, нервозность, агрессивность в поведении многих обвиняемых и подсудимых. Отсюда облегчение после вынужденного признания и повышенная говорливость на предварительном следствии. Но вот все уже сказано, и начинается долгое тоскливое ожидание суда.

Наконец настает и этот день. Обилие народа. Встреча со свидетелями, потерпевшим, прокурором, адвокатом, судьями. Визуальные контакты с родными и знакомыми. Скорбные лица членов семьи. Любопытство досужих посетителей.

И вот: "Суд идет! Прошу встать!" Формальные ответы на "демографические" вопросы (фамилия, имя, отчество, возраст...). Публичные обвинительные показания потерпевшего, свидетелей. Крайне жесткая речь прокурора. Спасательные попытки адвоката. Каменные лица судей... "Подсудимый почти никогда не находится в спокойном состоянии. Естественное волнение после долгих, тяжелых недель и месяцев ожидания... Страх перед приговором, стыд за себя и близких и раздражающее чувство выставленности напоказ перед холодно-любопытными взорами публики - все это действует подавляющим или болезненно возбуждающим образом на сидящего на скамье подсудимых".

Одряхлевшими выглядят на этой скамье даже молодые люди. Впереди ожидание приговора, который вызовет, скорее всего, крушение всех жизненных планов. Много не скажешь в таком состоянии. И чем больше совесть мучает человека, тем меньше он может сказать. По глазам и слезам, а не по словам определяется -"чистосердечное раскаяние". Но слезы не подшиваются к делу...

Нет сомнений, в душе большинства тех, кто сидит на скамье подсудимых, происходит интенсивная позиционная акцентуация. В отдельных случаях это искреннее чистосердечное раскаяние, а в некоторых - укрепление озлобления против социума.

Справедливое и корректное поведение судей при этом имеет принципиально важное значение. От суда ждут справедливого решения, но каждый участник уголовного процесса по-разному представляет эту справедливость. У осужденного сильна надежда на снисхождение. Его самооправдательная тенденция взывает к смягчению наказания. Только подсудимый хорошо знает все то, что "смягчает его вину". Но, как правило, приговор рушит его надежды.

Для большинства подсудимых суровый приговор на длительный срок изоляции - жизненная катастрофа, крах всех надежд. Теряя свободу на продолжительный срок, человек по существу прощается с самой жизнью, теряет смысл жизни...