Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



 

Романов В.В.
Юридическая психология.

М., 1998. Стр. 459-462.

 

Глава 16. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СУДОПРОИЗВОДСТВА

§ 1. Психолого-правовая характеристика познавательной подструктуры судебной деятельности

Рассмотренные в предыдущих главах наиболее общие структурные компоненты (подструктуры) профессиональной деятельности юристов прослеживаются и в деятельности тех из них, кто работает в судебных органах, исполняя обязанности судей. Однако участие юристов в отправлении правосудия по уголовным и гражданским делам, сама процедура судебного разбирательства, несомненно, имеют свои особенности психологического характера, отличающие с этой стороны их труд от профессиональной деятельности юристов, находящихся на службе в других правоохранительных органах. Придерживаясь ранее принятой схемы изложения материала, кратко остановимся на некоторых из этих особенностях.

Прежде всего, говоря об особенностях познавательной деятельности суда, следует указать, что процесс оценки доказательств, познания истины в суде, в частности при рассмотрении уголовных дел, в значительной мере связан с результатами познавательной деятельности сотрудников органов предварительного следствия и дознания, с той версией, которая получила подтверждение в ходе предварительного расследования и свое окончательное выражение в обвинительном заключении, составленном следователем. Найдут ли подтверждение в ходе судебного разбирательства выводы последнего или они будут отвергнуты — в любом случае суд не может пройти мимо них, и они должны стать предметом исследования в ходе судебного разбирательства дела.

Однако, когда мы говорим об этом, очень важно, чтобы результаты предварительного расследования не оказали внушающего воздействия на процесс восприятия судьями выводов следствия, поскольку это может сформировать у них обвинительный уклон в подходе к оценке доказательств, в целом — в их познавательной деятельности, в основу которой может быть положен так называемый синдром общего дела.

Данное явление можно проиллюстрировать, сославшись на известное по своим трагическим последствиям «витебское дело», по которому за совершенное убийство были осуждены, в том числе и к высшей мере наказания, совершенно невиновные лица. В этом отношении характерны слова одного из судей, подписавших обвинительный приговор невиновным. «Кому я должен был верить — моему коллеге-следователю, бок о бок с которым мы боремся с преступностью, или малоприятному субъекту, сидящему на скамье подсудимых».

Поэтому познавательная деятельность суда не может быть точной копией познавательной деятельности следователя. Применительно к судебному познанию такая деятельность должна состоять в новом, самостоятельном, ничем не связанном с выводами следствия исследовании материалов дела, дополнительно истребованных судом доказательств.

При рассмотрении в суде гражданских дел процесс познания истины в этом отношении имеет некоторые свои особенности. Если в уголовном процессе материалы предварительного расследования, в особенности обвинительное заключение, содержат «модель подлежащего исследованию преступления, то в гражданском процессе мысленная модель фактов, подлежащих установлению, создается самим судьей в ходе подготовки дела», который вносит в судебное заседание свои знания о деле, полученные им во время подготовки судебного разбирательства.

Исходным моментом для познавательной деятельности суда при рассмотрении гражданско-правовых споров является исковое заявление истца с приложенными к нему материалами. Из них судья черпает первичную информацию по делу о сущности конфликта, о лицах, заинтересованных в его разрешении, и представленных в суд доказательствах. Существенным дополнением служит информация, получаемая судьей во время опроса сторон, изучения их объяснений до начала судебного заседания. Все эти сведения, в том числе и о личности сторон, являются поистине неоценимыми. Судья получает не только исходный доказательственный материал, но и материл, позволяющий ему определить категорию дела, наметить меры процессуального обеспечения предстоящего судебного разбирательства, а также спрогнозировать поведение сторон в суде.

Следующая особенность познавательной деятельности, установления истины судом состоит в том, что процесс познания в форме судебного разбирательства, как правило, проводится открыто (за исключением тех редких случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны, а также некоторых случаев, затрагивающих интимные стороны жизни людей). Гласность, открытость судебного разбирательства являются важнейшими принципами судопроизводства, закрепленными в законодательстве (см. ст. 18 УПК РСФСР, ст. 9 ГПК РСФСР), и это не может не оказывать влияния на поведение участников процесса, на весь ход исследования, оценки доказательств в суде.

Открытость судебного разбирательства делает исследуемую в суде доказательственную информацию по делу доступной обществу, средствам массовой информации, оказывающим то или иное (порой, к сожалению, искажающее) влияние на формирование общественного мнения, которое в свою очередь возвращается в зал судебного заседания, с чем нельзя не считаться.

Другой чертой познавательного процесса в суде является его состязательный характер с участием конфликтующих сторон, представителей обвинения и защиты, доводы которых становятся тут же достоянием гласности для участников судебного разбирательства, всех заинтересованных лиц.

Одной из отличительных особенностей процесса установления истины в ходе судебного разбирательства является также коллегиальное рассмотрение уголовных и гражданских дел (кроме случаев, предусмотренных законом, когда специально оговорена возможность единоличного рассмотрения дел одним судьей) при полной независимости судей и подчинении их только закону в условиях, исключающих постороннее воздействие на них (ст. 15,16 УПК РСФСР, ст. 6, 7 ГПК РСФСР).

К перечисленным выше основополагающим принципам судопроизводства, наполненным психологическим содержанием (гласность судебного разбирательства, состязательный характер процесса познания истины по делу, коллегиальность рассмотрения дел, независимость судей с подчинением их только закону), следует добавить и другие не менее важные принципы и прежде всего такие, как непосредственность и непрерывность судебного разбирательства, неизменность состава суда при рассмотрении одного дела (ст. 240, 241 УПК РСФСР, ст. 146 ГПК РСФСР).

Важное психологическое значение этих принципов, закрепленных в законодательстве, состоит, в том, что они, как считает заместитель председателя Конституционного Суда Российской Федерации Т Г Морщакова, определяют эффективность и качество познания истины судьями, создают максимально благоприятные условия для судебного разбирательства, ограничивая искажающее влияние различных отрицательных факторов на психические познавательные процессы (восприятие, внимание, память, мышление), в определенной мере нейтрализуют предубеждение судей в восприятии и оценке ими той или иной информации, относящейся к делу, к личности отдельных участников процесса, неблагоприятное воздействие на состав суда общественного мнения, поддерживая у судей на должном уровне состояние познавательной активности, решительности и настойчивости в исследовании доказательств.

На процесс познания и установления истины по делу судом положительное влияние должны оказывать обстановка в зале судебного заседания, сама процедура исследования доказательств. Например, допрос свидетелей порознь и в отсутствие еще не допрошенных свидетелей (ст. 270, 283 УПК РСФСР, ст. 153, 168 ГПК РСФСР), исследование, осмотр вещественных доказательств, документов с предъявлением их всем участникам процесса (ст. 291, 292 УПК РСФСР, ст. 175, 178 ГПК РСФСР), проведение дополнительной или повторной экспертизы по мотивированному определению (постановлению) суда (ст. 288—290 УПК РСФСР, ст. 180, 181 ГПК РСФСР) и т. д.

Существенную помощь суду в объективном исследовании доказательств, различных обстоятельств дела оказывают судебные прения, активизирующие мыслительную деятельность членов суда, в ходе которых сторонами с различных точек зрения обращается внимание, насколько глубоко, полно и всесторонне исследованы обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, на любые фактические данные, которые должны быть установлены при разрешении любого гражданско-правового спора.

Характерной особенностью познавательной деятельности суда является то, что процесс познания истины протекает в условиях активного, открытого общения участников судебного разбирательства. Поэтому перейдем к более подробному рассмотрению коммуникативной подструктуры судебной деятельности, тесно связанной с процессами познания истины судом.