Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



 

Дулов А.В.
Судебная психология.

Минск, 1975. Стр. 378-390.

 

Раздел VI. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Глава 30. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ СТАДИЙ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

§ 1. Общие сведения о стадиях развития судебной деятельности

Существенной особенностью психологической структуры судебной деятельности является ее стадийность. Судебная деятельность развивается в определенной, строго регламентированной процессуальным законом последовательности, которая создает определенные стадии развития общей судебной деятельности, что призвано обеспечивать наиболее целесообразные условия исследования доказательств, способствовать установлению истины и осуществлению правосудия. На этих стадиях реализуются в различных сочетаниях компоненты психологической структуры всей судебной деятельности.

Наличие этих стадий, четкое различие задач, условий деятельности на каждой стадии — все это создает наиболее оптимальные психологические предпосылки для правильного и полного осуществления правосудия советским судом. Усиление этих предпосылок достигается практической возможностью внутри регламентированных процессуальным законодательством стадий провести дополнительное их деление на определенные этапы, что также обосновывается выявлением различий в психологической структуре, в задачах деятельности.

Уголовно-процессуальная наука определяет следующие стадии развития судебной деятельности: предание суду, судебное рассмотрение, исполнение приговора и другие. На каждой из этих стадий имеются свои специфические психологические особенности деятельности, что определяется наличием на каждой стадии самостоятельной цели, особых форм и условий деятельности.

В соответствии с этим в регламентированной процессуальным законом деятельности суда можно выделить следующие психологические стадии (этапы).

1.        Познание материалов предварительного расследования и планирование собственной деятельности (реализуется в стадии предания суду).

2.        Непосредственное восприятие всех источников доказательств — осуществление познания обстоятельств дела (судебное следствие).

3.        Заслушивание словесных сообщений о результатах познавательной деятельности, проведенной участниками судопроизводства — адвокатом, прокурором и т. д. (судебные прения) *.

4.        Реализация основной конструктивной деятельности (вынесение приговора, решения).

5.        Осуществление действий, связанных с принятым конструктивным решением (исполнение приговора).

Выделение и самостоятельное рассмотрение 'перечисленных психологических стадий дает возможность предельно концентрировать внимание на специфических задачах, на особенностях познавательной, конструктивной, воспитательной деятельности суда, что обеспечивает наилучшие условия для достижения целей социалистического правосудия и решения всех конкретных задач суда в процессе реализации его деятельности. На каждой из перечисленных стадий суд не только решает самостоятельные задачи; деятельность суда проходит в различных внешних условиях, по-разному складываются психические отношения, различно осуществляются компоненты общей психологической структуры судебной деятельности.

 

§ 2. Психологические особенности стадии познания материалов предварительного следствия и планирования деятельности суда

На этой стадии осуществляется познание модели события преступления в соответствии с собранными предварительным следствием фактами. Изучение материалов дела должно завершиться образованием у судьи полной мысленной модели преступного события в том виде, как оно восстановлено материалами предварительного расследования. Только на такой основе может осуществляться вся последующая деятельность судьи.

На данном этапе познавательной деятельности вся информация воспринимается судьями только через изучение письменных документов, имеющихся в деле. Незначительная часть информации воспринимается изучением вещественных доказательств приобщенных к уголовному делу. Эта познавательная деятельность суда может быть в значительной степени облегчена еще на предварительном следствии. Чем в большей степени обеспечен процессуальный принцип непосредственности (в особенностях его осуществления на предварительном следствии), тем больше создается возможностей у судьи для познания фактов. Это может быть достигнуто приложением различного рода схем, диаграмм, фотоснимков, моделей. Все это будет способствовать образованию более полной и правильной мысленной модели у судей в процессе восприятия фактов через описание их в процессуальных документах. Схемы, макеты, планы облегчают восприятие, запоминание необходимых фактов, процесс построения мысленных моделей, процесс анализа и синтеза, исследования взаимосвязей между фактами.

Познавательная деятельность судьи облегчается и правильной систематизацией всех материалов предварительного следствия. Схемы, графики, отражающие понимание сущности взаимосвязей между явлениями, фактами могут составляться и самими судьями, что также облегчает им познание материалов предварительного следствия.

Уже на данной стадии должно проявиться такое качество судьи, как воображение. Записи в процессуальных документах в результате познания им материалов предварительного следствия должны создавать образы, мысленное зрительное представление пространства, где произошло событие, действия участников, отдельных деталей, предметов и т. д.

Если следователю воображение необходимо для построения версий о ходе или самой возможности события, то судье воображение должно помогать переводить всю полученную информацию в зрительные образы, которые он в действительности лишен возможности воспринимать, сопоставлять. Такое воображение является совершенно необходимым качеством судьи, без которого он не сможет построить достаточно яркую и полную мысленную модель прошедшего события.

Познание материалов предварительного следствия обязательно сопровождается и сопоставлением модели события с соответствующей нормой материального или процессуального закона.

При изучении материалов дела судья должен не только воспринимать факты и картину события в целом, но и изучать, оценивать, сопоставлять действия следователя и других лиц с процессуальными нормами. Для социалистического правосудия не безразличен способ установления фактов, и этот вопрос уже

В процессе познания материалов предварительного следствия осуществляется мыслительная деятельность судьи по построению и выдвижению судебных версий, что связано с поисками иных возможных моделей (или отдельных элементов) прошедшего преступного события. Судья выявляет возможные изменения в этой модели с учетом имеющихся в материалах дела фактов, не включающихся в принятую предварительным следствием модель события. На этой же стадии судья выдвигает версии о различных возможностях иного объяснения фактов, иного объяснения связей между фактами. Особенность выдвижения судебных версий заключается в том, что в подавляющей своей основе они направлены не на установление фактов, а на проверку их истинности, на поиски путей объяснения значимости этих фактов, их взаимосвязи с другими фактами, событиями.

Выдвижение судебных версий непосредственно связано с планированием предстоящего исследования доказательств в судебном заседании. Здесь уже начинает реализовываться разновидность конструктивной деятельности суда, направленной на обеспечение процесса познания. При построении плана проверки представленной в обвинительном заключении модели события, ее отдельных элементов основное внимание обращается на выяснение сущности тех или иных фактов, их взаимосвязи с другими. Судья всегда заранее должен иметь план восприятия и переработки всей информации в судебном заседании. Это дает возможность судье заранее прогнозировать цель восприятия в судебном заседании той или иной информации, ее роль в общем процессе проверки имеющейся мысленной модели, как и с какой другой информацией можно и нужно сопоставлять получаемую информацию, как проверять источник сведений.

Такое прогнозирование и планирование предстоящего восприятия информации дает возможность в значительной степени дисциплинировать, облегчать, направлять познавательную деятельность. Кроме того, прогнозирование предстоящего восприятия информации дает возможность избежать излишнего эмоционального воздействия отдельных видов информации, поскольку заранее определяется цель восприятия и те мыслительные операции, в которые должна быть включена эта информация.

Планирование включает и определение последовательности предстоящего исследования доказательств. Это должно обеспечивать полноту восприятия информации, ее переработки, создание наилучших условий для осуществления этих психических процессов.

Судьи должны не только воспринять сообщение; получение каждого сообщения требует от них большой работы по оценке, переработке полученной информации. Надо так распределить восприятие поступающей информации, чтобы было время для осмысливания, для проверки ее, сопоставления ее с другими фактами для выдвижения версий.

Все необходимые для вызова в суд лица определяются на предварительном следствии. Однако окончательно этот вопрос с учетом изложенного решается судом после изучения материалов дела и построения плана судебного рассмотрения (этот порядок может изменяться и в судебном заседании в связи с изменением судебной версии с учетом ходатайств со стороны участников процесса).

Планированию подвергается порядок проверки вновь возникающих версий, последовательность проверки отдельных эпизодов, нахождение и изучение нового материала, необходимого для проверки этих версий в тех случаях, когда он не был собран предварительным следствием.

Конструктивная деятельность на данной стадии реализуется также истребованием новых документов, осуществления иных судебных действий, направленных на расширение круга исследуемых доказательств.

Данная стадия может осуществляться без вступления в психические отношения с другими участниками процесс; а (единоличная подготовка к слушанию дела). Закон специально предельно сужает коммуникативные связи в стадии предания суду. Излишнее развитие коммуникативных связей здесь может быть только помехой для первичного этапа познавательной деятельности судьи, затруднять ему познание материалов предварительного следствия. В необходимых случаях круг лиц, принимающих участие в обсуждении перечисленных выше вопросов, может быть и расширен (в распорядительном заседании). Заслушивание различных точек зрения участников распорядительного заседания, коллегиальное решение вопросов, связанных с преданием суду, подготовкой процесса предстоящего непосредственного восприятия источников доказательств, способствуют более полному решению задач этой стадии.

 

§ 3. Психологические особенности судебного следствия

Основная задача судебного следствия — непосредственное восприятие и исследование всех источников доказательств и сообщаемой ими информации. Именно на этой стадии суд производит проверку всех фактов, собранных и систематизированных в материалах предварительного следствия. Чтобы наиболее полно произвести оценку представленным предварительным следствием материалам, суд обязан непосредственно воспринять все источники получения сведений, использованных для воссоздания модели прошлого события, действий, отношений, характеристики личности подсудимого. Эта задача и решается в ходе судебного следствия.

На этой стадии познание осуществляет не только суд, но и все заинтересованные участники процесса. Различные исходные позиции в познавательной деятельности (прокурора, адвоката), различные интересы (гражданского истца, гражданского ответчика, подсудимого и т. д.) приводят к тому, что в ходе судебного следствия каждый из участников процесса стремится так использовать (допрашивать) источники передачи различных сведений, чтобы в наиболее яркой форме выступали именно те факты, которые необходимы для восприятия судом модели события, отстаиваемой данным участником процесса. В соответствии с этим у суда возникает обязанность регулировать процесс познания всеми этими участниками, а вместе с тем и регулировать отношения между ними при осуществлении этой деятельности. Отсюда председательствующий обязан в процессе судебного рассмотрения дела наблюдать за поведением не только подсудимого (свидетелей), но и всех других участвующих в деле лиц. От деятельности председательствующего зависит упорядочение процесса познания всех участников. Следует так руководить познаваем, чтобы каждый из участников не мешал выполнять такую же деятельность другим и прежде всего суду.

Всемерное развитие познавательной деятельности всеми заинтересованными участниками, постоянное изучение ее и контроль со стороны суда призваны обеспечить всесторонность процесса познания, предельно увеличить результативность общей познавательной деятельности.

В тоже время наличие противоречивых интересов способно порождать конфликты в отношениях, что усиливается присутствием в зале большого числа лиц. Одна из задач председательствующего заключается в установлении правильных взаимоотношений со всеми участниками процесса познания, а также в обеспечении деловых, спокойных взаимоотношений между всеми участниками процесса познания способно только затруднить установление истины в суде. От председательствующего зависит, чтобы все участники процесса внимательно, вежливо относились друг к другу. Всякие попытки резкостей, грубостей должны им решительно пресекаться. Правомочия судьи, его конструктивная деятельность и направлены на обеспечение всем участникам судебного следствия необходимых условий для познания истины.

Указанные выше особенности судебного заседания требуют осторожности и от председательствующего в тех случаях, когда он делает какие-либо замечания присутствующим. Словесное замечание в условиях открытого судебного заседания в присутствии большого числа зрителей воспринимается значительно более обостренно. Нельзя увлекаться нравоучениями, замечание следует делать только в случае крайней необходимости, тщательно продумав его форму.

Во время судебного следствия задачи судей исключительно многообразны. Они должны: воспринимать все факты, которые излагаются, представляются в ходе судебного следствия; постоянно осуществлять мыслительную деятельность по переработке, сопоставлению, анализу поступающей информации; воспринимать и анализировать источники сообщения различных сведений; контролировать познавательную деятельность всех заинтересованных участников процесса, направлять ее, обеспечивая объективность этого процесса. К этому следует добавить, что судья должен не только воспринимать информацию, но и запоминать ее. Без этого он не сможет с достаточной полнотой провести основную — конструктивную — деятельность после удаления в совещательную комнату. Вырабатываются даже специальные приемы для запоминания. Для этого могут быть использованы записи, составление графиков, схем и т. д.

Процесс познания, оценки фактов в суде имеет существенные особенности. Дело в том, что все участники, как и состав суда, уже заранее знают те факты, которые собраны предварительным следствием, уже переосмыслили, продумали всю собранную информацию с учетом своих интересов. На этой основе ими выработана определенная линия поведения в суде. Это приводит к своеобразному отношению всех участников к каждому предстоящему судебному действию. Его ход и результаты всегда предварительно прогнозируются, воспроизводятся мысленно, сравниваются, сопоставляются с аналогичным действием на предварительном следствии. Особенностью познавательной деятельности в суде со стороны всех участников является наличие у них предварительного плана изучения, исследования каждого факта, каждого источника сообщения этого факта.

Многогранность интересов участников судебного следствия приводит к наличию многоплановости в исследовании каждого источника сообщения сведений, каждого факта, что в конечном итоге приводит к более углубленному исследованию и выяснению истины.

Если даже суд проводит действие, которое не осуществлялось на предварительном следствии, то и в этой ситуации все участники познания находятся в ином положении по сравнению с предварительным следствием. Здесь заранее значительно полнее определяется цель действия, все аспекты исследования, время, место, пределы этого исследования. Все это делает исследование обстоятельств при проведении судебных действий исключительно целенаправленным.

В связи с тем что основная информация в суде поступает через устные свидетельства потерпевших, свидетелей и т. д., очень важно создать такие условия, при которых в наибольшей степени всех важных для исследования фактов. Эти лица вовлекаются в сложные психические общения, которые характеризуются предельной напряженностью (хотя и продолжаются сравнительно короткое время). В этих общениях особое значение приобретает даже первоначальная форма обращения к свидетелю. С самого начала это обращение должно ликвидировать настороженность, скованность, подчеркивать объективность, внимательность состава суда, направленную на восприятие сообщаемых фактов. Психические общения в суде проходят в присутствии большого числа лиц. Это обстоятельство создает обстановку, при которой внимание свидетеля может рассеиваться, отвлекаться. В то же время присутствие большого числа людей может сковывать его. В судебном заседании свидетель более эмоционально воспринимает обращенные к нему вопросы. В связи с этим вопросы не должны раздражать, быть назойливыми. Иногда он с трудом воспринимает сущность обращенного к нему вопроса, не может сосредоточиться, решить самую простую мыслительную задачу.

<…>

Поведение судей способно возбудить активность участников судебного следствия, что существенно помогает выяснению истины, но способно также и снизить ее. Внимательное, вдумчивое отношение к выслушиванию каждого свидетеля, обвиняемого вызывает у них желание излагать все известное по делу, активизировать для этого свою мыслительную деятельность. Пренебрежительное отношение, неуважительные реплики, невнимательное выслушивание показаний приводит к развитию психических со-, стояний, резко снижающих психическую активность данного участника процесса, а тем самым и к потере определенных возможностей установления истины по делу.

При допросе в суде следует заранее учитывать и возможную реакцию зала на вопросы к допрашиваемому и на его ответы. Последний всегда думает о возможной реакции зала на его показания, переживает ее. Реакция зала способна сбить допрашиваемого с процесса вспоминания, воспроизведения, резко изменить его психическое состояние.

Участники судебного следствия всегда должны помнить, что нельзя стремиться добиваться только выгодной для них реакции зала; их задача — прежде всего добиваться истины. Реакция же зала, хотя она и будет выражать мнение присутствующих, может мешать выяснению истины. Здесь особенно необходимо соблюдать чувство меры. С одной стороны, реакция зала повышает воспитательное воздействие судебного следствия, помогает воспитывать соответствующее отношение к поступкам и поведению.

При проведении судебного следствия представляется возможным по одному факту задать свидетелю ряд последовательных вопросов с целью всестороннего освещения данного факта. Однако, учитывая напряженное состояние свидетелей, суд должен внимательно следить за формой задаваемых вопросов: не направлены ли они на то, чтобы просто сбить его, усилить напряженное состояние свидетеля и таким путем добиться от него новых показаний, отрицающих сущность показаний, только что данных им.

Восприятие информации от свидетелей в судебном заседании не является пассивным. С целью получения правдивых показаний в суде также используются методы психологического воздействия, для применения которых здесь складываются иные условия, чем на предварительном следствии. Так, надо учитывать, что допрашиваемый располагает значительно большей информацией о данном деле, чем на предварительном следствии. По этой причине не могут быть применены методы воздействия, рассчитанные на недостаток информации о ходе расследования. Не могут по этой же причине применяться и методы, рассчитанные на сильное эмоциональное воздействие: здесь слишком много отвлекающих раздражителей, нельзя создать условия неожиданности и т. д. Но это отнюдь не свидетельствует о снижении возможностей воздействия в зале судебного заседания. Исключительно важным фактором воздействия является сама обстановка судебного заседания, условия гласного и публичного исследования всех обстоятельств, учет реакции всех присутствующих на поведение допрашиваемого.

Основным методом воздействия в суде является убеждение, причем это убеждение должно осуществляться таким образом, чтобы оно воздействовало не только на конкретную личность, но и на всех присутствующих.

Внешне создается впечатление, что на судебном следствии значительно меньше возможностей для применения убеждения, чем на предварительном следствии. Но надо иметь в виду, что убеждение допрашиваемого в присутствии всего зала действует значительно сильнее. За ним наблюдают, его воспринимают многие, мнение которых не безразлично для допрашиваемого. Воздействие убеждения усиливается общественным мнением, что создает специфический фон для восприятия его. В то же время структура убеждения в суде иная — она учитывает более активную роль самого убеждаемого, множественность лиц, осуществляющих убеждение, разнообразие форм и доводов, излагаемых в ходе убеждения.

В судебном заседании в особо развернутом виде выступает метод воздействия регулируемыми психическими общениями. В суде допрашиваемый является участником многих психических общений, которые возникают между ним и заинтересованными участниками процесса, задающими ему вопросы, воздействующими на него. Эти общения не ограничиваются словесной формой — они сопровождаются мимикой, характеризующей отношения.

<…>

В суде значительно чаще проявляются различные формы забывания свидетелями повторно излагаемых фактов. В качестве основных причин забывания следует указать:

1)          репродуктивное торможение, когда правильному воспроизведению фактов, связанных с событием преступления, препятствуют одновременно действующие ассоциации по связи явлений, действий, связей (между лицами, событиями, документами);

2)          ретроактивное торможение, когда на предыдущее событие наслаиваются последующие;

3)          проактивное торможение — когда забывание события активизируется предшествующей деятельностью, действиями данного лица.

При осуществлении допроса, при применении методов воздействия в суде надо иметь в виду наличие здесь у допрашиваемых особой стадии формирования показаний — репродукции воспроизведения. Это во многом меняет ход мыслительных процессов допрашиваемого, который всегда мысленно предварительно воссоздает то, что уже показывал на предварительном следствии.

Специфичность условий в судебном заседании привела к разработке специальных форм судебного допроса: перекрестного допроса, шахматного допроса. В первом случае, когда допрос одного человека осуществляется несколькими участниками судебного рассмотрения, имеет место реализация судебно-психологического метода воздействия путем постановки и варьирования мыслительных задач. Во втором случае в своеобразной форме проявляется метод воздействия регулируемыми психическими общениями.

Особые условия судебного следствия приводят к специфичности всех судебных действий. Так, например, эксперименты обязательно должны учитывать особые условия, складывающиеся в судебном заседании, увеличение числа раздражителей, специфический комплекс психических состояний у лиц, которые должны быть участниками экспериментов. Здесь особо надо обращать внимание на создание у субъекта такого психического состояния, при котором результаты эксперимента могут объективно свидетельствовать об определенных психических качествах данного лица.

На данной стадии судебной деятельности активно осуществляется и воспитательная функция советского суда. Огромное воспитательное воздействие на всех присутствующих оказывает сам ход судебного следствия, процесс поисков, внимательного рассмотрения всех доказательств и установления истины. Ход процесса должен быть таким, чтобы истинная сущность события постепенно, убедительно, через преодоление различных споров и противоречий, раскрывалась всем присутствующим в зале. Только такое ведение судебного следствия будет иметь воспитательное значение.

Особое внимание состав суда должен уделять беспристрастности рассмотрения всех доказательств в ходе судебного следствия. Когда доказательства исследуются с плохо скрываемой предвзятостью — не может быть достигнута ни воспитательная цель, ни достижение истины.

Огромное воспитательное значение имеет строгое и неукоснительное соблюдение судом всех процессуальных норм закона.

 

 

§ 4. Психологические особенности судебных прений

Психологические особенности речей во время судебных прений определяются: а) особенностями целей речи; б) особенностями аудитории; в) психологическими особенностями анализа фактов; г) особенностями построения речи.

Основная цель речей во время прений сторон — помочь составу суда в мыслительной деятельности по решению многих вопросов, подлежащих окончательному разрешению в совещательной комнате. Кроме того, прения сторон должны суммировать восприятие всего судебного следствия всеми присутствующими для обеспечения оптимального воспитательного воздействия от всего судебного рассмотрения. Для решения этих целей все участники судебных прений выполняют несколько задач.

1.           Словесно анализируют модель прошлого преступного события с учетом своего процессуального положения. В связи с различным отношением к событию воспроизводимые модели могут различаться, могут рассматриваться только отдельные элементы, на которые участник считает необходимым обратить внимание суда. Изложение своей модели сопровождается разбором и тех моделей события, его элементов, которые предложены другими участниками судебных прений.

В некоторых случаях участник судебных прений даже не обязан излагать свое объяснение модели прошлого события, а вправе ограничиться только изложением доводов, опровергающих модель события, его отдельные элементы, отстаиваемые другими участниками.

2.           Излагают составу суда свои предложения, рекомендации по предстоящему им выполнению своей основной конструктивной деятельности — вынесению приговора, решения. Предложенная модель события служит основой для выводов относительно предстоящего конструктивного решения. Оно будет тем более убедительно, чем прочнее Опирается на доказанную судебным следствием модель события.

3.           Обеспечивают выполнение общевоспитательной функции судопроизводства. Каждый из участников судебных прений стремится убедить суд в правильности предлагаемой им модели прошлого события, а отсюда и в правильности предложенного конструктивного решения. Этот процесс убеждения суда должен быть понятен и всем присутствующим, чем и обеспечивается воспитательная роль судебных прений.

Все судебные речи в своей совокупности обеспечивают:

1)           активизацию мыслительной деятельности судей по анализу и синтезу всех воспринятых в ходе судебного следствия фактов;

2)           помощь в выявлении спорных, противоречивых фактов;

3)           правильное определение круга вопросов, которые необходимо будет разрешить в совещательной комнате.

Изложенные выше задачи судебных прений определяют и форму изложения, выступления участников прений. Основная цель должна заключаться в тщательном логическом анализе фактов, их связей. Эмоциональное в речи всегда должно быть направлено на обеспечение оптимальной доходчивости, убедительности излагаемых доводов, фактов и связей фактов. Эмоциональный подход к изложению призван приковывать внимание к излагаемым доводам, обеспечить постоянное следование мысли слушателей за ходом изложения доводов, связей, фактов.

Еще русский дореволюционный юрист П. Сергеич правильно замечал: «Речь, составленная из одних рассуждений, не может удерживаться в голове людей непривычных, она исчезает из памяти присяжных, как только они пришли в совещательную комнату. Если в ней были эффектные картины, этого случиться не может» .

Для воссоздания у слушателей картины прошлого преступного события вредно излишнее перечисление фактов — это может только мешать мысленному построению целого. Всегда важно помнить о правильном соотношении конкретного и абстрактного.

Каждая судебная речь обязательно должна строиться с учетом конкретного психологического воздействия на всех присутствующих в зале судебного заседания. С этой целью необходимо менять темп речи, аргументацию тех или иных положений, делая их более доходчивыми для всех слушателей.

При произнесении судебных речей всегда надо помнить об особенностях восприятия речи вообще. Ходульные, штампованные фразы, которые слушатели бесчисленное количество раз уже слышали и читали, не только не возбуждают мысли, эмоций, но вообще могут не восприниматься аудиторией. Отсюда воздействие речи находится в прямой зависимости от богатства языка ораторов, от их умения найти новые, свежие слова для описания событий, действий людей, от их умения возбуждать мыслительные, эмоциональные процессы слушателей.

Судебные речи — это всегда сочетание эмоционального и рационального. Нельзя строить речь таким образом, чтобы она только воздействовала на эмоциональное состояние судей и всех присутствующих. Каждая судебная речь должна быть логична, она должна помогать усвоению, анализу и синтезу тех фактов, которые разбирались в ходе судебного следствия. Стремление прежде всего воздействовать на чувства, использование для этого мимики, жестов, модуляций голоса способно отвлекать от восприятия логической связи, значимости излагаемых фактов. Мимика, жесты всегда должны соответствовать содержанию логического убеждения, не отвлекать от него.

Наряду с логическим анализом судебная речь обязательно должна содержать и психологический анализ. Такому анализу может подвергаться поведение потерпевшего, очевидцев и других свидетелей. Особенно подробным должен быть психологический анализ личности обвиняемого. Здесь необходимо более тщательно исследовать условия формирования данной личности, ситуацию преступления, психологическую структуру деятельности обвиняемого в данной ситуации, действия обвиняемого после совершения преступления и т. д. Наконец, психологическому анализу могут подвергаться отдельные судебные и следственные действия, порядок их проведения, возможность ошибок восприятия, а в связи с этим и доказательственная ценность тех или иных фактов, поведение и действия отдельных должностных лиц во время производства следственных и судебных действий, которые влияли опять же на доказательственную ценность устанавливаемых фактов.