Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



 

Дулов А.В.
Судебная психология.

Минск, 1975. Стр. 406-416.

 

Раздел VI. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Глава 32. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕКОТОРЫХ УЧАСТНИКОВ СУДЕБНОГО РАССМОТРЕНИЯ

§ 1. Психологические особенности подсудимого

Поведение подсудимого в суде во многом предопределяется теми психическими качествами, которыми он располагает еще до суда, его мировоззрением, отношением к предъявленному обвинению, собственной оценкой совершенных преступных действий. Отношение к суду, его поведение в суде определяются также его прошлым опытом, наличием имевшихся ранее судимостей.

Характеризуя психологические особенности подсудимого в суде, А. Р. Ратинов писал, что они «обусловлены близостью окончательного решения дела, гласностью допроса, наличием веских уличающих доказательств, знакомством обвиняемого со всеми материалами предварительного расследования, которые в его присутствии и с его участием проверяются на суде, большей подготовленностью к защите. Действие этих факторов весьма многообразно и подчас противоречиво».

Остановимся подробнее на некоторых моментах, характеризующих психологические особенности подсудимого. Прежде всего они определяются тем обстоятельством, что он уже знаком с материалами уголовного дела: — ему известно, какие факты и кто именно будет сообщать в ходе судебного следствия. Подсудимый уже знает, каким образом окончательно выявились на предварительном следствии его действия, которые составляют преступление.

Подсудимый заранее исходит из того, что все события, все факты, известные следователю, изложены в обвинительном заключении, с которым он уже знаком. В соответствии с этим он нередко с высокой степенью вероятности может заранее предвидеть и те вопросы, которые ему будут ставиться, а тем самым и заранее тщательно подготовиться к ответу на них. Поэтому к нему уже нельзя применить целый ряд методов воздействия, рассчитанных на ограниченность его информации о материалах уголовного дела.

Уже в процессе подготовки к суду у него существенно перемещается центр мыслительной деятельности — она в основном направляется на разработку собственных версий события, на сообщение новых фактов, на изменение значимости уже известных фактов.

Если на предварительном следствии основной моделью, с которой как бы «сверяются» все доказательства, предъявляемые следователем, все его методы и приемы воздействия, собственные версии обвиняемого и линия поведения, является полностью сохраняющаяся у него картина совершенного противоправного события и действия, то в суде это положение может измениться. Если обвиняемый не признал себя виновным, то основной отправной точкой для мыслительных процессов, для выдвижения им новых версий часто становится изложенное в обвинительном заключении. Все свои версии, объяснения он уже строит применительно к этому, часто подменяя этим действительную модель события (при возможном различии между ними). Результат расследования зачастую превалирует над имевшими место в действительности событиями. У него уже имеется вспоминание об истинных обстоятельствах события и знание о модели, установленной следственными органами.

Продумывание подсудимым своей линии поведения в суде производится часто именно с учетом изложенного; это определяет способы объяснения им тех или иных фактов. Происходит определенная замена мысленной модели, на базе которой подсудимый строит все свои защитительные версии.

Позиция подсудимого в суде характеризуется более основательной продуманностью своей линии поведения. Всем ходом предварительного расследования подсудимый уже подготовлен к более спокойному восприятию особенностей процессуальной формы судопроизводства.

Тем не менее сильным фактором воздействия на обвиняемого всегда является присутствие в зале судебного заседания большого числа лиц, сам процесс суда. Новизна обстановки всегда является фактором раздражающим, возбуждающим. Это состояние в суде значительно усиливается у подсудимого в связи с предстоящим решением вопроса о наказании, переживаниями, связанными с совершенным преступлением, его последствиями.

М. И. Калинин в одной из своих речей говорил: «Если вы возьмете человека, бывшего хотя бы раз под судом, то он вам скажет и вы сами почувствуете, что процедура суда, само решение суда очень долго помнится этим человеком, оставляет навсегда след у него. А поскольку этот процесс оставляет след в памяти человека, постольку и влияние этого процесса на психологию человека, на его будущие поступки должно быть огромно».

Воздействие на подсудимого оказывает и реакция (присутствующих на его слова, на описание его прошлых действий, поведения свидетелями, потерпевшими и т. д.

Поведение обвиняемого один на один со следователем иное, чем в суде, в присутствии часто большой массы людей, которая или сковывает его действия и поведение, или заставляет его держаться более развязно, чтобы скрыть робость, подчеркнуть свою независимость и т. д. Большая аудитория иногда подавляет обвиняемого, а в некоторых случаях и поддерживает, если он ощущает, что она относится к нему сочувственно. В присутствии единомышленников подсудимый будет держать себя более уверенно.

Это обстоятельство надо иметь в виду при рассмотрении некоторых категорий уголовных дел, в частности при рассмотрении дел о сектантах.

Поведение подсудимого в ходе судебного заседания может неоднократно изменяться, могут наступать стрессовые состояния. Основными причинами появления подобных состояний является:

1)           появление новой неизвестной ранее, не прогнозируемой подсудимым информации (резкое изменение показаний, новые факты, документы);

2)           эмоциональное поведение других участников (прежде всего потерпевших);

3)           создание обстановки для резкого переживания совершенного преступления (свидетельскими показаниями, демонстрацией вещественных доказательств, речами в ходе судебных прений);

4)           сильной эмоциональной реакцией судебной аудитории.

На изменение поведения, состояния подсудимого влияет, ход судебного разбирательства, каждое конкретное отношение, возникающее между ним и определенным участником судебного разбирательства, и, наконец, поведение и реакция присутствующих в зале. Резко отрицательная реакция зала может привести к тому, что обвиняемый замкнется, перестанет четко и подробно отвечать на вопросы, снизится его психическая активность. Председательствующий бывает иногда вынужден принять определенные меры (вплоть до объявления перерыва), для того чтобы вернуть подсудимого в состояние, при котором он вновь сможет давать четкие-объяснения, принимать активное участие в судебном следствии.

Поведение подсудимого, его роль в суде во многом обусловливаются не только наличием большой аудитории, но и сознанием возможности непосредственного использования судом восприятия его речи, поведения. Выше уже говорилось о компромиссном характере записей в протоколе допроса на предварительном следствии. В суде же процесс фиксации не зависит от волеизъявления подсудимого: все, сказанное им, даже его поведение, может быть использовано судом при решении дела. Все это учитывается подсудимым.

К участникам судебного разбирательства у подсудимого складывается (часто еще до начала суда) различное отношение. -У него имеется сознание того, что суду предстоит решать его судьбу, вынести ему приговор. Это во многом определяет как-его отношение к суду, так и поведение в зале судебного заседания. Он заранее продумывает свое поведение, стремится избрать такую линию, которая, по его мнению, должна в наибольшей степени импонировать суду, стремится постоянно корректировать свое поведение, следовать выбранному им заранее образцу.

Мыслительная деятельность подсудимого в суде исключительно сложна и многообразна. Он воспринимает показания свидетелей, вопросы суда, прокурора, адвоката, отвечает сам на различные вопросы, следит за реакцией и поведением каждого из участников, в особенности состава суда, за реакцией зала. Все это обусловливает интенсивную работу по восприятию и переработке информации, которую он к тому же постоянно должен сопоставлять с мысленной моделью события, со своей линией поведения. Подобная интенсивность мыслительной деятельности нередко приводит к тому, что подсудимый забывает контролировать свое поведение или не в силах осуществлять постоянно эту работу. Это позволяет наблюдать его действительное отношение к тем или иным фактам, а не то отношение, которое он заранее, решил показать в своей линии поведения на суде.

Резкие и неожиданные коллизии, возникающие в ходе судебного заседания, могут изменить первоначально прогнозируемое им поведение, чему способствует эмоциональное, активное участие его во всех действиях. Поэтому возбуждение активности подсудимого — одна из задач суда.

§ 2. Особенности психологии свидетеля в суде

Для характеристики психологических особенностей свидетеля в суде надо учитывать, что со времени его допроса на предварительном следствии до допроса в суде у него продолжается процесс формирования показаний. Значительную роль в этом процессе может сыграть влияние конформизма. Перед рассмотрением дела в суде, во время ожидания перед судебным заседанием Радетели все же получают возможность общаться друг с другом, обмениваться мнениями по поводу рассматривающихся в суде событий. Это приводит к определенному (часто неосознанному) изменению в модели прошлого события у каждого свидетеля. Изменения в показаниях могут быть следствием влияния общественного мнения по данному делу, созданного до суда.

Для того чтобы предупредить вредное влияние конформизма, следует принимать соответствующие меры для уменьшения возможности обмена мнениями между свидетелями, тщательно продумывать формулировку вопросов свидетелям для выявления степени влияния на их показания других лиц.

На показание свидетеля в суде может оказать влияние и изменение его отношения к кому-либо из участников события. Это может произойти под непосредственным влиянием заинтересованных лиц, в результате собственной мыслительной деятельности свидетеля, в результате установления новых фактов об обвиняемом, изменяющих отношение к нему, а отсюда и оценку его действий.

Кроме того, и после допроса на предварительном следствии свидетель нередко продолжает процесс вспоминания обстоятельств события, о котором его допрашивают. Это зачастую может привести к тому, что в его показаниях в суде появятся такие факты, такие связи между фактами, которые не упоминались им на предварительном следствии. Наконец, возможны также случаи, когда первоначально в результате ретроактивного, обратно действующего торможения он не может вспомнить некоторые обстоятельства, а в суде, после затухания тормозного процесса вспоминает то, о чем не говорил на предварительном следствии. Поэтому нельзя к свидетелю относиться с предубеждением только по причине изменения ранее данных им показаний.

Существуют изменения и в стадиях формирования показаний свидетеля. При воспроизведении показаний в суде свидетель воспроизводит не только то, что он воспринял и запомнил в самом начале, но и то, что он показывал следователю.

Надо также указать на наличие стадии установления контакта. Правда, эта стадия получает свое значительное развитие только в том случае, если свидетель явно смешался, если на него отрицательно подействовала обстановка всеобщего внимания. Но даже и тогда установление контакта имеет особенности, которые определяются самой обстановкой суда, присутствием в зале большого количества других участников и слушателей.

Изменение в стадиях формирования показаний свидетеля в суде определяется также следующими обстоятельствами.

1.           Показания воспроизводятся повторно. По общему правилу, свидетели, допрошенные на предварительном следствии, значительно меньше забывают известные им факты. То, что свидетель уже давал показания на предварительном следствии, обеспечивает повышенное запоминание им фактов, о которых он должен свидетельствовать в суде. Это обусловливается яркостью впечатления, уже имеющимся процессом вспоминания на предварительном следствии, определенной моральной окраской, отношением, к фактам, наличием установки на сохранение фактов в памяти.

Вместе с тем в суде создаются условия, которые повышают возможности процесса вспоминания. Здесь все участники драматического события встречаются вместе. Это способствует тому, что отдельный жест, слово другого участника воскрешают в памяти определенные обстоятельства прошлого события. Эмоциональная окраска возникающих психических отношений (например, между потерпевшим и обвиняемым) также способствует процессу вспоминания.

В суде могут иметь место и изменения показаний свидетелей. О некоторых причинах этого сказано выше.

2.           Показания воспроизводятся с отбором, с изменением объема информации (свидетель уже знает, что именно от него нужно). Часто имеет место определенное изменение объема информации, передаваемой свидетелем суду, по сравнению с сообщенной следователю. Это происходит за счет того, что свидетель многие факты суду не сообщает, считая их неинтересными, ненужными. Он часто воспроизводит только ту информацию, которая была закреплена в протоколе его допроса. Сужение передаваемой суду информации может иметь место и по той причине, что свидетелю не была достаточно четко поставлена мыслительная задача, что общая постановка задачи не дополнялась добавочными вопросами.

В связи с тем что свидетель знает, о чем его будут спрашивать в суде, он заранее продумывает форму своего ответа, отдельные выражения, даже свое поведение перед судом. Это, с одной стороны, облегчает последующую задачу воспроизведения факта в суде, но, с другой стороны, может привести к определенной рисовке свидетеля перед судом. Иногда в результате повышенного влияния на свидетеля обстановки суда он не может собраться внутренне и достаточно четко и полно воспроизвести все ему известное. Публичность нередко сковывает людей, не привыкших к выступлению. Поведение свидетеля в суде во многом определяется его собственным внутренним отношением к излагаемым фактам. При убежденности свидетеля в правильности, истинности своих суждений, в благородстве своих поступков, действий судебная аудитория активизирует его психическую деятельность: он более полно и свободно отвечает на вопросы, быстрее решает поставленные перед ним задачи. При сознании неправильности сообщаемых им фактов и сведений — наличие судебной аудитории снижает психическую активность свидетеля, может вызвать состояние угнетенности.

Публичность выступления в суде приводит к тому, что свидетель иногда в значительно большей степени, чем на предварительном следствии, подбирает выражения, что вызывает уменьшение эмоциональной окраски речи свидетеля, нивелировку какой-то части информации.

3.           В суде наблюдается определенное сужение возможностей свидетеля по решению мыслительных задач. Новизна обстановки, большой объем вновь поступающей информации, специфические условия психических общений, как правило, вызывают у свидетеля сужение возможностей решения новых мыслительных задач. Эта же новизна обстановки может и ухудшить процесс изложения свидетелем фактов.

Обстановка, условия суда приводят к необходимости более осторожного подхода к постановке вопросов свидетелям, потерпевшим, обвиняемым. Они могут не сразу понять вопрос, им может потребоваться больше времени для решения той мыслительной задачи, которая лежала в основе заданного вопроса.

В связи с этим имеется определенная особенность и в постановке в суде первоначальной мыслительной задачи свидетелю. Нельзя спрашивать свидетеля, подтверждает ли он ранее данные показания. Такая формулировка вопроса перед началом допроса сразу же существенно сужает ту информацию, которую свидетель будет считать необходимым сообщать суду. Перед началом допроса следует спрашивать: «Что известно ему по делу?» В этом случае, давая показания в суде, свидетель будет исходить из вспоминания события и связанных с ним фактов. В том случае, когда перед ним ставят вопрос о подтверждении ранее данных показаний, он прежде всего вспоминает процесс допроса, и в частности подписанный им протокол, а это способно уменьшить объем той полезной информации, которую он может передать суду.

Колебания потерпевшего, свидетеля перед ответом на поставленный вопрос не должны во всех случаях рассматриваться как боязнь вопроса, как подготовка к ложному показанию. Такая реакция на вопрос особенно бывает заметной при перекрестном допросе, когда допрашиваемый дополнительно продумывает, в чем именно содержится «каверзность» этого вопроса, как этот вопрос соотносится с теми, которые ему были заданы раньше, как он соотносится с ранее данными им ответами. Подобные мыслительные операции человек производит вне зависимости от того, дает он правдивые показания или пытается в какой-то степени утаить правду.