Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



 

Гулевич О.А.
Психологические основы юриспруденции.

М., 2009. Стр. 285-381.

 

Глава 6. Присяжные заседатели как участники судебного процесса

I. Основные идеи и процедура суда присяжных

Суд присяжных - форма судопроизводства, в рамках которой решение о виновности или невиновности подсудимого принимается коллегией присяжных, то есть людьми без специального юридического образования. Однако это не означает, что участники традиционного судебного процесса не играют в нем никакой роли. Напротив, процесс с участием присяжных требует от судьи, прокурора и адвоката больших усилий и знаний, чем традиционные для России формы судопроизводства. Особенно важная роль в нем принадлежит профессиональному судье. Задача присяжных состоит в том, чтобы, проанализировав доказательства, предъявленные в ходе судебного следствия, вынести решение о виновности или невиновности подсудимого. Задача судьи заключается в обеспечении возможности для вынесения такого решения. Судья участвует в отборе коллегии присяжных, «настраивает» ее членов на участие в судебном процессе; разъясняет им правовые нормы и следит за соблюдением процедуры судебного процесса; участвует в исследовании доказательств; произносит напутственное слово перед тем, как присяжные уйдут в совещательную комнату; составляет вопросный лист, который будет положен в основу их решения; а в случае обвинительного вердикта квалифицирует деяние и выносит приговор. Таким образом, вердикт является результатом совместных усилий присяжных заседателей и профессионального судьи (Карнозова, 2000).

В настоящее время суд присяжных существует не только в России, но и в США, Великобритании, Испании, Новой Зеландии, Австралии и Австрии. В каждой из перечисленных стран судебная процедура и условия ее проведения обладают собственной спецификой. В России суд присяжных проводится только в том случае, если подсудимый заявил ходатайство о его назначении, и только по некоторым категориям уголовных дел. Это отличает российский вариант суда присяжных от американского, в котором рассматриваются не только различные уголовные, но и гражданские дела. Процедура российского суда присяжных включает в себя несколько этапов.

Предварительный отбор. Присяжными могут стать люди, достигшие 25 лет и живущие в том регионе, где проводится судебное заседание. Кандидаты в присяжные случайным образом отбираются из списка избирателей. Каждый из них получает повестку с приглашением прийти в суд для того, чтобы принять участие в работе коллегии присяжных. Одно из основных требований к кандидатам заключается в том, что они не должны принимать участие в работе коллегии присяжных чаще, чем один раз в год.

Отбор коллегии присяжных в зале суда. Вызванные повесткой люди принимают участие во втором этапе отбора, проходящем в здании суда. В зале, предназначенном для проведения судебных заседаний, они встречаются с председательствующим (судьей), который будет вести судебный процесс, адвокатом и прокурором, потерпевшим и подсудимым. Председательствующий задает кандидатам ряд вопросов. Их цель - отвод тех людей, которые не могут принять участие в судебном процессе из-за имеющихся у них предубеждений или по иным причинам. Кандидат в присяжные имеет право заявить самоотвод, объяснив, почему он не может принять участие в рассмотрении данного судебного дела. После этого свои вопросы задают прокурор и адвокат. Целью этих вопросов является выявление возможной предубежденности присяжных в пользу позиции одной из сторон (адвоката или прокурора). Прокурор и адвокат обладают правом мотивированного и немотивированного отводов. При мотивированном отводе каждый из них должен объяснить судье причину, по которой данный присяжный не сможет вынести объективное решение. Для немотивированного отвода такого объяснения не требуется, однако в данном случае при отсутствии специального разрешения судьи каждая из сторон имеет возможность отвести только двоих кандидатов в присяжные. Процедура отбора заканчивается формированием коллегии, состоящей из двенадцати основных присяжных и нескольких запасных. На плечи основных присяжных ложится ответственность за вынесение вердикта. Запасные присяжные вводятся в коллегию для того, чтобы при необходимости заменить не пришедшего на очередное судебное заседание члена основного состава. Затем присяжные, вошедшие в основной состав коллегии, удаляются в совещательную комнату и выбирают старшину, основная функция которого заключается в организации обсуждения, разворачивающегося в ходе принятия вердикта. После этого они принимают присягу.

Кандидаты в присяжные различаются по готовности прийти в суд для участия в процедуре отбора. Эта готовность связана как с индивидуальными особенностями присяжных, так и с тем, что ждет кандидатов в зале суда.

Индивидуальные особенности присяжных. Правосознание и ценности людей, которые готовы принять участие в судебном процессе в качестве присяжных заседателей, отличают такие особенности как:

- более позитивное отношение к закону: признание полезности закона, эмоциональная значимость его нарушения, признание необходимости соблюдения закона по отношению к маргинальным группам, большая готовность участвовать в реализации закона, больший интерес к получению правовой информации (Гулевич, 2004);

- более тесная связь между правовыми (закон, власть) и моральными (справедливость, правда) категориями (Вер- стова, 2007);

- ориентация на «мирную» профилактику преступлений, подразумевающую медицинскую, социальную и образовательную помощь представителям «группы риска», и реабилитацию заключенных (Гулевич, 2004);

- вера в возможность восстановить справедливость в рамках правовых институтов (Гулевич, 2004);

- позитивное отношение к суду присяжных (Durandetal., 1978);

- большая значимость общественной жизни (Верстова, 2007);

- большая важность ценностей сохранения собственной индивидуальности и материального положения (Вер стова, 2007).

Вместе с тем, группы людей, готовых и отказавшихся от участия в суде присяжных, неоднородны (Верстова, 2007). Так, среди согласившихся принять участие в суде присяжных можно выделить три группы людей.

- «Борцы за справедливость» хорошо осведомлены о характере работы института суда присяжных, верят в его справедливость. Свое возможное участие в суде связывают с восстановлением справедливости в обществе, вынесением компетентного решения. Отношение к данной ситуации — позитивное, ярко эмоционально окрашенное, преобладающие эмоции — ответственности и радости.

- «Социальные активисты» осведомлены о существовании суда присяжных, верят в его справедливые решения. Свое участие в суде присяжных связывают с общественным признанием, возможностью быть нужным и востребованным в обществе, способностью повлиять на решение суда. Отношение к данной ситуации - позитивное, преобладают эмоции радости и гордости за себя в связи с возможностью участия в значимом для общества деле.

- «Познаватели» частично осведомлены о суде присяжных, в меньшей степени верят в его справедливость. Свою позицию в суде присяжных связывают с возможностью получения новых знаний, информации, впечатлений. Отличаются эмоционально-нейтральным отношением к данной ситуации, с преобладанием эмоций интереса и удивления.

Отказавшиеся от участия в суде присяжных также подразделяются на три группы.

- «Нигилисты» осведомлены о роли и функциях суда присяжных. Отмечают полное отсутствие веры в справедливость суда присяжных. Свой отказ от участия обосновывают невозможностью повлиять на судебные решения. При описании понимания данной ситуации им свойственно обращение к широким обобщениям относительно устройства общества в целом. Отличаются ярко окрашенным негативным отношением к данной ситуации. Преобладают эмоции раздражения, недовольства, гнева.

- «Деловые» отличаются неполной осведомленностью о суде присяжных и частичной верой в его справедливость. Отказ от участия связывают с собственной некомпетентностью в данном виде деятельности, а также с отвлечением от значимых для них дел. Отличаются эмоционально-нейтральным и слабо-отрицательным отношением к данной ситуации. Преобладающие эмоции - настороженность, недовольство.

- «Эмоционально-тревожные» в большинстве не осведомлены о суде присяжных и не верят в его справедливость. Свое возможное участие в суде присяжных связывают с сильным эмоциональным напряжением, которое может повлиять на принятие неверного решения. Отличаются отрицательно-негативным отношением к ситуации, преобладают страх, тревога, волнение.

Факторы зала суда. Желание принять участие в судебном процессе может быть связано и с особенностями ситуации. Нежелание порождается формальностью обстановки в зале суда, необходимостью дать клятву, ожиданиями со стороны судьи и серьезностью рассматриваемого дела (Marshall, Smith, 1980).

Выполнение обязанностей присяжных является для людей, не работающих в рамках правовой системы, стрессогенным фактором. Присяжные испытывают стресс, даже если удовлетворены своей работой в коллегии и позитивно относятся к этому правовому институту. Женщины оценивают уровень стресса выше, чем мужчины (Bomsteinetal., 2005). Основными факторами, вызывающими стресс, по оценкам присяжных являются (по уменьшению значимости):

1. нарушение привычного распорядка дня (длинный рабочий день в суде, длинный судебный процесс, длинное обсуждение вердикта, длинные перерывы в судебном процессе, изменение обычного распорядка дня);

2. сложность судебного процесса (большое количество новой информации, сложность доказательств);

3. реакция на доказательства (демонстрация фото и видеоматериалов с места преступления, чувства, которые выражают подсудимый и потерпевший);

4. важность решения (знание того, к каким последствиям приведет вердикт, страх сделать ошибку);

5. исполнение обязанностей присяжного (ожидание вызова в суд и процедура отбора);

6. взаимодействие с другими присяжными (необходимость быть в меньшинстве, не соглашаться с другими присяжными);

7. внешнее воздействие (страх перед репрессиями, публичность судебного процесса).

Достаточно высокое напряжение возникает уже на первой стадии судебного процесса с участием присяжных — во время процедуры отбора. Тревога может привести к нежеланию присяжных откровенно отвечать на вопросы, которые задают судья и стороны. При этом ожидания со стороны судьи и сторон оказывают незначительное влияние на честность присяжных (Marshall, Smith, 1980).

Поэтому желание и качество работы присяжных зависит от силы их мотивации. Основными мотивами присяжных являются вынесение судебного решения, основанного на доказательствах, с одной стороны, и справедливого — с другой.

Так, Хэсти и его коллеги (Hastie, Penrod, Pennington, 1983) выделили следующие мотивы участия присяжных в судебном процессе:

- хорошее выполнение своей работы, которое включает в себя как результат (принятие справедливого решения), так и процесс (поиск правды, следование инструкции судьи);

- предотвращение действия неправильного (несправедливого) закона;

- осуществление требований окружающих (юристов, родных, друзей);

- наказание или вознаграждение кого-нибудь из присяжных путем вынесения вердикта в соответствии с его позицией;

- наказание или вознаграждение членов определенной социальной группы, выделенной, например, по расовому или возрастному признаку;

- оказание влияния на других членов коллегии.

По результатам российских исследований (Гулевич, 1996), основными мотивами участия присяжных в судебном процессе являются восстановление справедливости и интерес к происходящему.

<…>

 

 

 

 

Судебное следствие. Судебное следствие начинается со вступительных речей прокурора и адвоката, в которых каждый из них кратко излагает свою точку зрения на происшедшее в момент совершения преступления, а также предлагает порядок исследования доказательств. После этого начинается предъявление доказательств по делу, среди которых наиболее важное место занимают показания свидетелей, подсудимого, потерпевшего, а также результаты проведенных экспертиз, обысков, осмотра места происшествия. В ходе судебного следствия присяжные имеют право через судью задавать вопросы всем участникам судебного процесса, а также вести записи, которые потом смогут использовать при обсуждении вердикта в совещательной комнате.

Судья по собственной инициативе или по ходатайству сторон может исключать из судебного дела некоторые доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства. Недопустимыми доказательствами являются те, которые были получены с нарушением процедуры (например, результаты обыска, проведенного в отсутствие понятых) или не имеющие отношения к рассматриваемому делу (например, наличие у подсудимого криминального опыта, признание его хроническим алкоголиком или наркоманом). Вопрос о недопустимости доказательств рассматривается в отсутствие присяжных, которых судья просит временно удалиться в совещательную комнату.

Прения сторон. После окончания судебного следствия суд переходит к заслушиванию прений сторон, в ходе которых прокурор и адвокат снова излагают свою точку зрения на происшедшее в момент совершения преступления, подкрепляя ее рассмотренными в ходе судебного следствия доказательствами. После окончания прений все их участники имеют право на реплику. Право последней реплики предоставляется адвокату и подсудимому.

Формулирование вопросного листа. После окончания прений начинается формулирование вопросного листа, включающего в себя вопросы, на которые присяжные должны дать ответ в ходе обсуждения в совещательной комнате. Вопросный лист с ответами присяжных и является вердиктом. В вопросный лист включаются четыре типа вопросов: Доказано ли, что деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, имело место? доказано ли, что это деяние совершил подсудимый? виновен ли подсудимый в совершении этого деяния? заслуживает ли подсудимый снисхождения? Таким образом, присяжные, в основном, решают вопрос о том, имело ли место преступление и виновен ли в нем подсудимый. Вынесение решения о наказании — это прерогатива судьи, однако присяжные имеют возможность повлиять на него, положительно ответив на вопрос о том, достоин ли подсудимый снисхождения. Окончательный вариант вопросного листа формулирует судья, учитывая мнение адвоката и прокурора.

Напутственное слово председательствующего. Когда вопросный лист готов, судья произносит напутственное слово, адресованное присяжным, в котором он приводит содержание обвинения; напоминает присяжным представленные в ходе процесса доказательства и позиции сторон; разъясняет правовые нормы, которыми они должны руководствоваться при вынесении вердикта; а также объясняет, как будет происходить совещание присяжных.

Вынесение вердикта. Прослушав напутственное слово судьи и получив вопросный лист, присяжные удаляются в совещательную комнату для вынесения вердикта. Они должны принять единогласное решение по всем вопросам или спустя три часа после начала обсуждения провести голосование. Во втором случае решение выносится большинством голосов при условии, что соотношение «6 к 6» трактуется в пользу подсудимого. Если в ходе обсуждения у присяжных возникают какие-либо вопросы, они имеют право задать их судье. Ответив на все вопросы вопросного листа, присяжные возвращаются в зал суда, где старшина зачитывает вердикт.

Вынесение приговора. Вынесение приговора осуществляется судьей без участия присяжных, но на основании их вердикта. Если присяжные признали подсудимого невиновным в совершении преступления, судья выносит оправдательный приговор и освобождает подсудимого из-под стражи прямо в зале суда. Если вердикт присяжных гласит «виновен», то судья назначает ему меру наказания.

Сторонники суда присяжных полагают, что достоинством этой формы судопроизводства является соблюдение четырех основных принципов: непосредственности восприятия, беспристрастности, независимости коллегии и состязательности сторон. Согласно принципу непосредственности, основу судебного решения должны составлять доказательства, предъявленные в ходе судебного следствия. Сторонники суда присяжных утверждают, что наличие у профессиональных судей ряда стереотипов, возникающих по мере их «вхождения в профессию», затрудняет реализацию этого принципа. В этой ситуации вердикт присяжных, не имеющих опыта вынесения судебного решения, в большей степени отвечает принципу непосредственности. Согласно принципу беспристрастности, судебное решение должно выноситься человеком, незаинтересованным в исходе дела, не имеющим предубеждений в пользу одной из сторон. Сторонники суда присяжных полагают, что присяжные, не имеющие личной заинтересованности в принятии определенного решения, то есть не связанные интересами ведомства, в котором они работают, не знакомые с подсудимым, потерпевшим, свидетелями, прокурором, адвокатом и судьей, будут выносить беспристрастные решения. Процедура судебного процесса включает в себя ряд механизмов (отбор коллегии присяжных, создание торжественной и одновременно рабочей атмосферы в зале суда, соблюдение процедуры вынесения решения), позволяющих присяжным сохранить беспристрастность. Размер коллегии затрудняет оказание давление на ее членов, что гарантирует ее независимость. Публичность процесса повышает вероятность того, что обе стороны - прокурор и адвокат - получат возможность высказать свою позицию по делу, что обеспечит соблюдение принципа состязательности сторон (.Карнозова, 2000).

Эта идея породила ряд представлений о том, каким должен быть идеальный присяжный:

- присяжные являются «чистой доской», то есть, входя в зал суда, они «оставляют за дверью» свои аттитюды, ценности и жизненный опыт;

- присяжные принимают решение, основываясь исключительно на доказательствах, предъявленных в ходе судебного процесса, не принимая во внимание никакую другую информацию;

- присяжные тщательно запоминают и используют все те доказательства, которые были предъявлены им в ходе судебного следствия;

- присяжные откладывают принятие решения до обсуждения, происходящего в совещательной комнате;

- индивидуальные мнения присяжных не изменяются под воздействием других членов коллегии.

Таким образом, «идеальный присяжный» - это человек, способный мгновенно отказаться от накопленного опыта, умеющий сознательно оттягивать оценку новой и интересной для него информации, полностью игнорирующий мнение окружающих людей, то есть обладающий психологическими особенностями, не свойственными людям в целом. Естественно, что реальные присяжные не полностью соответствуют этим представлениям. То же самое касается и людей с юридическим образованием, которые достаточно долго работают в рамках судебной системы. Однако проблема заключается в степени несоответствия. Именно ей и посвящена эта глава.

Главный вопрос, который возникает в связи с судом присяжных — это точность вынесенного вердикта. Ответить на него чрезвычайно сложно из-за отсутствия эталона. Перед началом судебного процесса мы не знаем, действительно ли подсудимый совершил то преступление, в котором его обвиняют. Даже после его завершения основным критерием виновности подсудимого является судебное решение, а не «то, что было на самом деле». Существует несколько вариантов определения качества вердикта присяжных:

- соответствие вердиктов присяжных решениям профессиональных судей;

- описание стратегий анализа присяжными информации, полученной в ходе судебного процесса;

- анализ процесса вынесения вердикта;

- выявление факторов, оказывающих влияние на вердикт.

 

<…>

V.      Факторы, оказывающие влияние на вердикт присяжных

Несмотря на наличие моделей принятия решения присяжными заседателями, большинство исследователей, занимающихся этой проблематикой, руководствуются в своей деятельности иными идеями, заимствованными из социальной и общей психологии. Они занимаются не изучением процесса принятия судебного решения в целом, а зависимостью вынесенного вердикта от ряда факторов.

1. Зависимость вердикта от особенностей рассматриваемого дела

Целый ряд психологов, занимающихся проблемами суда присяжных, полагает, что основой решения, принимаемого присяжными заседателями, являются доказательства, предъявленные в ходе судебного процесса (Kressel, Kressel, 2002). Количество доказательств оказывает в три раза большее влияние, а сила — в семь раз большее, чем аттитюды присяжных к подсудимому. Последние приобретают особое значение только в тех случаях, когда доказательства противоречивые или сложные.

1.1. Сила доказательств. Сила доказательств зависит от их «правдоподобия», доверия к свидетелям. Влияние силы доказательств проявляется двумя путями. Во-первых, от их содержания зависит вердикт присяжных: чем сильнее доказательства, тем больше вероятность обвинительного вердикта и меньше - снисхождения (Field, 1979). Во-вторых, предъявление сильных доказательств предотвращает влияние других факторов, в том числе привлекательности подсудимого или потерпевшего.

1.2. Сложность доказательств. Сложность доказательств может быть связана с (Horowitz, Bordens, 2000):

- специфичностью их содержания: сложными являются показания и документы, содержащие большое количество специальных терминов. Например, по мнению российских судей, прокуроров и адвокатов, работающих в суде присяжных, наиболее сложными для присяжных являются заключения экспертиз, финансовые документы, протоколы осмотра места происшествия, то есть письменные доказательства, зачитывающиеся сторонами или судьей, и включающие в себя специальную терминологию или подразумевающие наличие развитого пространственного воображения;

- их противоречивостью: сложными являются доказательства, которые не позволяют сделать однозначный вывод в пользу подсудимого или потерпевшего;

- их объемом: чем больше доказательств, в том числе показаний свидетелей, подсудимых, потерпевших, экспертов, тем сложнее их запомнить.

Специфичность содержания показаний и их большой объем приводит к увеличению когнитивной нагрузки, что является причиной:

- использования присяжными простых стратегий вынесения решения. Например, в гражданских процессах при увеличении количества истцов присяжные менее серьезно анализируют ущерб, нанесенный каждому истцу в отдельности. Они внимательно оценивают ущерб, нанесенный 1-2 истцам, и кладут его в основу своего решения. К такому же результату приводит и сложность языка, на котором говорят эксперты (Horowitz, Bordens, 2000; Horowitz, Lee, Brolly, 1996);

- изменения вердикта: рост количества истцов в гражданских процессах приводит к изменению вердикта присяжных в пользу ответчика (Horowitz, Lee, Brolly, 1996);

- меньшей предсказуемости вердиктов: большой объем доказательств, например, большое количество истцов в гражданских процессах, делает вердикты присяжных менее предсказуемыми (Horowitz, Bordens, 2002).

Кроме характера доказательств на вердикт присяжных оказывают влияние и другие особенности рассматриваемого дела: размер нанесенного ущерба, серьезность наказания, типичность преступления и вероятность его несовершения.

1.3. Размер нанесенного ущерба: возрастание серьезности ущерба приводит к:

- уменьшению доверия присяжных к показаниям, говорящим в пользу подсудимого;

- увеличению вероятности обвинительного вердикта в уголовных делах;

- желанию более строго наказать подсудимого в уголовных делах и выплатить истцу большую компенсацию в гражданских (Greene, Johns, Smith, 2001). Например, люди склонны выступать за более серьезное наказание для насильника, если его преступление привело к серьезным последствиям, например, беременности жертвы (Myers, Greene, 2004). Кроме того, присяжные ратуют за более серьезные наказания, когда речь идет о преступлении против жизни и здоровья человека по сравнению с преступлениями против собственности (Payneetal., 2004).

<…>

В основе влияния ущерба, нанесенного потерпевшему, лежит представление о его случайности: чем серьезнее ущерб, тем труднее оценить его и страдания жертвы как случайные, что и порождает более негативное отношение к подсудимому.

Одним из способов демонстрации серьезности ущерба является выступление потерпевшего в судебном процессе. В нем потерпевший рассказывает о том, какой ущерб был нанесен ему и его родственникам, о чем он думал, что он чувствовал, как преступление повлияло на его жизнь. Такое выступление приводит к более серьезному наказанию подсудимого и уменьшает различия между наказаниями женщин и мужчин (женщины часто получают менее строгие наказания, чем мужчины), выступающих в роли подсудимых (Myers, Greene, 2004). Люди, слышавшие такое выступление, склонны к более серьезному наказанию женщины-подсудимой, что и уменьшает разрыв между ней и подсудимым-мужчиной. Причиной этого является рост оценки опасности женщины-подсудимой в будущем (Forsterlee, Fox, Forsterlee, 2004).

1.4. Серьезность наказания за преступление

Решение присяжных зависит от серьезности наказания, которое может понести подсудимый: «игровые» присяжные реже выступают за обвинение подсудимого, если знают, что ему грозит более серьезное (от 25 лет тюремного заключения до смертной казни), чем если менее серьезное (5-20 лет) наказание (Stojfelmayr; Diamond, 2000).

1.5. Типичность преступления

Под типичностью преступления понимается его соответствие существующему в обыденном сознании скрипту. Скрипт преступления является одной из составных частей когнитивного компонента атгитюдов к преступлению (глава 1). Он включает в себя описание типичной последовательности действий преступника и жертвы в момент совершения преступления, а также перечень их индивидуальных особенностей. Соответствие реального события скрипту приводит к:

- оценке произошедшего как преступления;

- лучшему запоминанию деталей совершенного преступления (Stalans, 1993; Tuckey, Brewer, 2003);

- менее интенсивному поиску дополнительной информации о подсудимом (Jones, Kaplan, 2003);

- более тщательному анализу доказательств, подтверждающих вину подсудимого (Jones, Kaplan, 2003);

- большей вероятности вынесения обвинительного вердикта (English, Sales, 1997; Jones, Kaplan, 2003);

- более суровому наказанию подсудимого (Abwender, Hough, 2001; Gordonetal., 1988);

- внутренней атрибуции действий подсудимого и большей ответственности (Jones, Kaplan, 2003);

- оценке подсудимого как опасного и готового совершать преступления в дальнейшем (Bodenhausen, Wyer, 1985).

Вероятность использования скриптов зависит от типа преступления: они чаще задействуются при изнасиловании, чем при ограблении, похищении детей и убийстве (Olsen- Fulero, Fulero, 1997).

1.6. Вероятность несовершения преступления

Результаты исследований показывают, что, если при наличии минимального везения для потерпевшего преступление могло бы и не состояться, подсудимый наказывается более строго, чем в том случае, когда такой возможности нет. Этот эффект проявляется в разных областях человеческих отношений, в том числе и на судебных процессах (Macrae, Milne, Griffiths, 1993).

2.    Влияние на вердикт показаний свидетелей

Показания свидетелей составляют значительную часть доказательств по большинству судебных дел и поэтому являются одним из основных факторов, оказывающих влияние на вердикт присяжных (Loftus, 1979).

В зале суда показания могут давать свидетели, знающие что-либо о совершенном преступлении или его основных участниках, подсудимый, потерпевший и эксперт. О влиянии на вердикт особенностей подсудимого и потерпевшего речь пойдет в следующем параграфе, а здесь мы остановимся на показаниях свидетелей и экспертов.

Существуют некоторые факторы, которые определяют степень влияния показаний свидетелей. К ним относятся присутствие свидетеля на месте преступления, его возраст, характер и яркость показаний, способ их получения на следствии и в суде, а также их противоречивость.

2.1.      Показания свидетелей, непосредственно присутствующих на месте преступления и наблюдавших за событиями, оказывают большее влияние, чем так называемые показания, основанные на слухах, в ходе которых один человек пересказывает, что сказал ему другой (Myersetal., 1999). Кроме того, люди больше верят показаниям, основанным на слухах, если их дают взрослые люди, чем когда их дают дети. Возможно, что этот эффект связан не только с возрастом свидетелей, но и с высоким статусом дающих показания взрослых людей (учителя, офицеры полиции) (Myersetal., 1999).

2.2.      Возраст свидетеля оказывает неоднозначное влияние на вердикт присяжных. Эта неоднозначность порождается двумя представлениями о ребенке: верой в то, что ребенок может забыть, не заметить или придумать важные детали из-за своей подверженности внушению (причем чем младше ребенок, тем большая внушаемость ему приписывается (Myersetal., 1999)), с одной стороны, и убеждение в том, что дети не лгут, с другой.

Поэтому, с одной стороны, присяжные оценивают взрос- лыхлюдей, как более точных свидетелей, чемдетей, даже если точность их показаний одинакова (Leippe, Manion, Romanczyk, 1992). Эта закономерность проявляются, например, в доверии присяжных к показаниям, основанным на слухах. Такие ситуации возникают когда, например, ребенок стал жертвой насилия, и взрослый человек пересказывает в суде то, что узнал от ребенка. В этом случае участники исследования оценивают показания детей как менее правдивые и точные, чем те же показания, пересказанные взрослым человеком (Warrenetal., 2002).

Однако, с другой стороны, анализ реальных судебных процессов показал, что свидетели больше верят свидетелю- ребенку, оценивают его как более правдивого, а его показания как более надежные. В частности, 6-летние дети, рассказывающие о совершенном сексуальном насилии, рассматриваются как заслуживающие большего доверия, чем 14 и 22-летние люди. В этих же условиях подсудимый чаще считается виновным (Myersetа!.. 1999).

Таким образом, окончательное влияние показаний свидетеля-ребенка не всегда можно точно предсказать из-за взаимного влияния этих тенденций (Nikinova, Oghff, 2005).

Кроме представлений о детях, доверие к показаниям ребенка-свидетеля может определяться тем, насколько его рассказ соответствует структуре истории. Исследования показали, что рассказ детей, подвергшихся сексуальному насилию, соответствует структуре истории. Однако такая структура более четко проявляется в рассказах 7-12-летних детей. Их истории, как правило, последовательные и непротиворечивые. Вместе с тем они страдают неопределенностью и пропуском некоторых деталей. Истории, рассказанные детьми младше 7 лет, менее последовательные и более противоречивые. Однако рассказ определяется не только возрастом детей, но и их индивидуальными особенностями (Westcott, Купап, 2004).

2.3. Одним из важных факторов является характер показаний свидетеля. В частности, люди придают большее значение показаниям, из которых следует, что свидетель опознал подсудимого как преступника, чем тем, в которых свидетель заявляет, что не смог этого сделать. Таким образом, негативной информации о подсудимом придается большее значение, чем говорящей в его пользу (McAllister; Bregman, 1986).

2.4. Важное значение имеет «яркость» показаний свидетеля, наличие в них ярких визуальных деталей: присяжные больше верят тем показаниям, в которых такие детали присутствуют. Такой деталью может быть одежда подозреваемого (голубые теннисные туфли, розовые носки, рубашка с логотипом университета). В основе влияния деталей могут лежать четыре основные причины:

- яркие детали облегчают составление истории;

- свидетель, описывающий такие детали, воспринимается как обладающий более точными представлениями о преступлении;

- показания с яркими деталями привлекают большее внимание и лучше запоминаются;

- яркие детали вызывают сильный эмоциональный отклик у слушателей (Bell, Loftus, 1985).

2.5. Процедура допроса на предварительном следствии также может оказать важное влияние на доверие к свидетелю. В частности, свидетели больше верят показаниям взрослого, пересказывающего показания ребенка, то есть основанным на слухах, если имеют возможность посмотреть на процедуру допроса и убедиться, что он велся в непредубежденной манере, что в ходе допроса ребенку задавали нейтральные вопросы, не пытаясь его в чем-либо убедить. Если допрос носил характер внушения, люди отказываются верить взрослому, пересказывающему подобные показания (Pathak, Thompson, 1999).

Другим важным обстоятельством является эффект фокусировки видеокамеры на одном из участников допроса (в случае, если при допросе ведется видеозапись). Он заключается в следующем: когда камера направлена на подозреваемого, дающего признательные показания, люди больше верят в то, что он дал их добровольно, чем в том случае, когда камера направлена на следователя (Lassiteretal., 2002). Однако выраженность этого эффекта уменьшается в условиях когнитивной нагрузки, связанной с визуальным восприятием (Ratcliffetal., 2006).

2.6. Влияние показаний свидетелей зависит от организации процедуры допроса в суде. Если в ходе судебного процесса дают показания сразу несколько свидетелей, то процесс получения показаний может быть организован двумя способами. Во-первых, первый свидетель может рассказать обо всем, что знает (о времени и месте совершения преступления, мотиве, способе совершения и т.д.), после него будет допрошен второй свидетель, который сделает то же самое и т.д. С другой стороны, можно вызывать каждого свидетеля по несколько раз, таким образом, чтобы сначала все свидетели рассказали о мотиве совершения преступления, потом об обстоятельствах совершения, потом о последствиях и т.д. Первый способ допроса более эффективен для выявления предубежденности свидетеля и уменьшения влияния его показаний, чем второй (Devine, Ostrom, 1985).

2.7. Неточность и противоречивость показаний свидетелей также оказывает большое влияние на вердикт присяжных.

Люди считают показания свидетелей неточными, если они обладают следующими особенностями (в порядке убывания важности) (Berman, Cutler, 1996; Breweretal., 1999):

- показания свидетеля противоречат его предыдущим показаниям (противоречие между показаниями, данными на следствии и в суде; внутренние противоречия в показаниях, данных в зале суда; появление в судебных показаниях деталей, о которых свидетель не упоминал на следствии)5;

- кажется, что свидетель не слушает вопросы;

- свидетель преувеличивает детали;

- свидетель не смотрит прямо на представителей закона;

-  показания этого свидетеля не соответствуют показаниям других свидетелей;

- свидетель не доверяет своим показаниям;

- свидетель ведет себя нервно;

- свидетель описывает события не в хронологическом порядке;

- свидетель неожиданно вспоминает что-то, о чем не упоминал раньше;

- свидетель слишком сильно доверяет своим показаниям.

Таким образом, доверие к свидетелям зависит от целого ряда факторов, связанных с особенностями дела. Однако на вердикт присяжных не оказывают влияние аттитюды к свидетелям в целом (Narby, Cutler, 1994).

3. Влияние на вердикт показаний эксперта

Заключение эксперта — одно из наиболее распространенных доказательств на судебном процессе. В одних случаях эксперт, написавший заключение, приходит в зал суда и лично дает показания, в других — экспертное заключение зачитывается прокурором, адвокатом или судьей. Заключения эксперта могут касаться как вещественных доказательств, так и психологических особенностей подсудимого, потерпевшего, свидетелей.

В некоторых странах, например, в США в судебном процессе принимают участие нетрадиционные для России эксперты. К ним относится эксперт по свидетелям. Его роль, как правило, выполняет психолог, долго занимающийся проблемой точности свидетельских показаний и факторов, от которых она зависит. В отличие от судьи, предоставляемая им информация носит рекомендательный характер. Он рассказывает присяжным о результатах проведенных экспериментов. Изложенная им информация дает присяжным возможность сориентироваться в том, насколько точны показания свидетелей, выступающих перед ними в ходе судебного следствия. Показания эксперта по свидетелям оказывают значительное влияние на решение присяжных. В частности, они приводят к (Devenport, Culter, Penrod, 1997; Koveraetal., 1997; Kovera, Cass, 2002; Leippe, 1995):

- изменению степени доверия к показаниям свидетеля. Характеристика, данная свидетелю психологом, оказывает влияние на решение присяжных. Когда свидетели любой из сторон получают позитивную характеристику психолога, они воспринимаются респондентами как более достойные доверия, чем в том случае, когда они получают негативную характеристику;

- увеличению времени обсуждения вердикта;

- изменению вероятности вынесения обвинительного вердикта: люди склонны признавать подсудимого виновным, когда свидетель обвинения охарактеризован положительно, а свидетель защиты — отрицательно. В ряде случаев выступление эксперта по свидетелям приводит к уменьшению количества обвинительных вердиктов;

- меньшему доверию присяжных к результатам процедуры опознания подсудимого;

- меньшему влиянию уверенности свидетеля в своих показаниях на оценку точности этих показаний присяжными;

- меньшему доверию присяжных к показаниям человека, ставшего свидетелем преступлениям, совершенного с применением насилия.

Степень влияния показаний любого эксперта зависит от ряда факторов:

Мотивы дачи показаний: деньги, симпатия, дружба, принуждение

Профессиональный опыт: место работы, специализация, образование, направление исследований, деятельность в профессиональных сообществах, использованные методики

Доверие эксперту

Общее впечатление о личности, аттитюдах, внешности

Стиль презентации: ясность, наличие технических средств, скорость речи, продолжительность выступления, энтузиазм

Содержание показаний: простота, полнота, непротиворечивость, связь с делом, примеры, повторение

<…>

4. Зависимость вердикта от особенностей подсудимого

В качестве характеристик подсудимого и потерпевшего, оказывающих влияние на вердикт, рассматриваются их социодемографические, физические и психологические особенности, а также их поведение до, во время и после совершения преступления. В основе их влияния лежит желание присяжных формулировать целостную историю о том, что произошло в момент совершения преступления. Рассматривая индивидуальные особенности подсудимого и потерпевшего, а также их поведение, присяжные решают вопрос о доверии к тем доказательствам, которые предъявляют в ходе судебного следствия адвокат и прокурор.

4.1.      Социодемографические характеристики подсудимого действительно оказывают некоторое влияние на вердикт присяжных. Наибольшее внимание исследователей привлекают пол, возраст, социоэкономический статус, расовая и этническая принадлежность, родной язык, вероисповедание и криминальный опыт подсудимого и потерпевшего. Например, ряд зарубежных исследований показывает, что к женщинам, очень молодым и пожилым подсудимым, людям с высоким социоэкономическим статусом, представителям своей этнической или расовой группы, нерелигиозным и без криминального опыта относятся снисходительнее, чем к мужчинам, людям среднего возраста, с низким социоэкономическим статусом, принадлежащим к другой расовой/этнической группе, верующим и с криминальным опытом, соответствующим преступлению, в совершении которого их обвиняют в данный момент. Однако это влияние имеет три серьезных ограничения.

Во-первых, особенности подсудимого оказывают влияние преимущественно в том случае, когда доказательства сложные или противоречивые (Hymesetal., 1993).

Во-вторых, их влияние зависит от других обстоятельств дела. Например, криминальный опыт учитывается присяжными при наличии других обстоятельств, таких, как серьезность совершенного преступления, наличие признания подсудимого в его совершении, результаты прохождения детектора лжи, говорящие не в пользу подсудимого.

В-третьих, на вердикт оказывают влияние не столько социодемографические характеристики подсудимого, сколько их соответствие особенностям присяжных. Например, американские присяжные чаще обвиняют в убийстве подсудимого одного с ними пола. Однако они менее склонны к обвинению и серьезному наказанию представителя одной с ними расовой группы, особенно если потерпевший — представитель другой расы. При этом оценивая подсудимого с иной расовой принадлежностью, они обращают большее внимание на дополнительные обстоятельства дела — наличие у него алиби, качество допроса, проведенного прокурором, недопустимые доказательства (Hodsonetal., 2005; Sargent, Bradfield, 2004). Аналогично присяжные более склонны к обвинению подсудимого, не знающего их родного языка.

4.2. Внешняя привлекательность подсудимого. Существует несколько параметров внешней привлекательности подсудимого, среди которых важное место занимают красивая внешность, детское выражение лица (круглое лицо, удивленно приподнятые брови, большие глаза), аккуратность и цвет одежды.

Красивые подсудимые оцениваются присяжными как менее опасные, чем некрасивые. Присяжные реже выносят в отношении них обвинительные вердикты и предлагают использовать менее строгие наказания (Downs, Lyons, 1991). Однако эффект привлекательности подсудимого отсутствует в случае серьезных уголовных преступлений. Кроме того, это качество теряет свое значение, если наблюдатель уверен, что подсудимый — женщина или мужчина использовал свою привлекательность для совершения преступления (Abwender; Hough, 2001). И наконец, влияние привлекательности подсудимого частично зависит от привлекательности присяжных. Внешне привлекательные люди чаще обвиняют непривлекательного подсудимого, чем оправдывают его, однако такое различие отсутствует в случае непривлекательных людей. Кроме того, привлекательные люди рекомендуют более строгое наказание некрасивому подсудимому, а непривлекательные — подсудимому со средним уровнем внешней привлекательности (Darby, Jeffers, 1988).

Подсудимые с детским выражением лица с меньшей вероятностью обвиняются в совершении умышленных преступлений, но с большей — в совершении преступлений по неосторожности, чем подсудимые, у которых эта особенность отсутствует (Berry, Zebrowitz-McArthur, 1988).

Аккуратно одетых подсудимых наказывают менее строго, чем неаккуратных (Lown, 1977). Кроме того, некоторое влияние оказывает цвет одежды подсудимого. Каждый цвет вызывает у людей разные ассоциации. Например, черный ассоциируется со злом, агрессией. В результате подозреваемые и подсудимые, одетые в черную одежду, оцениваются как более агрессивные по сравнению с людьми в светлой одежде (Vrij, 1997).

4.3. «Социальная привлекательность» подсудимого, под которой понимается наличие у подсудимого индивидуальных особенностей и рода занятий, делающих его привлекательным в глазах окружающих: чем менее социально привлекателен подсудимый, тем более строгое наказание он получает (bandy, Aronson, 1969). Однако некоторые исследования показывают, что информация о позитивности подсудимого оказывает слабое влияние на вердикт. Гораздо большее влияние оказывает ее опровержение кем-нибудь из участников процесса в ходе допроса. В основе этого эффекта лежит одна из основных закономерностей социального восприятия: люди придают негативно информации о человеке большее значение, чем позитивной. Таким образом, отсутствие информации о позитивных особенностях подсудимого может привести к более благоприятному решению, чем ее сообщение с последующим опровержением (Hunt, Budesheim, 2004).

4.4. Подобие аттитюдов подсудимого и присяжных. Подобие аттитюдов — важный фактор, влияющий на аттракцию — позитивное эмоциональное отношение к человеку. Этот фактор играет некоторую роль и в судебном контексте. В частности, люди чаще признают виновным, рекомендуют более серьезное наказание и оценивают как менее привлекательного того подсудимого, чьи аттитюды не совпадают с их собственными (Griffitt, Jackson, 1973).

4.5.      Наличие у подсудимого психических заболеваний. Когда, благодаря эксперту, люди узнают о том, что подсудимый страдает каким-то психическим заболеванием (например, психопатией или психозом), они оценивают его как более опасного ддя общества, то есть считают, что и в будущем он будет совершать насильственные, преступные действия, чем подсудимого, не имеющего такого заболевания. Это происходит даже если, по мнению эксперта, риск совершить последующее преступление у больного подсудимого такой же незначительный, как и у здорового (Edens, 2004).

4.6. Причины совершения преступления, намерения подсудимого. Во-первых, на оценку преступника влияет стабильность причин, действию которых приписывается совершение преступления. В частности, осужденный рассматривается людьми как более достойный досрочного освобождения, если причины его преступного поведения оцениваются как нестабильные, чем тогда, когда они признаются стабильными. Кроме того, важную роль играет «социальная желательность» причин. В частности, подсудимый, действия которого объясняются наркотической зависимостью, чаще признается виновным и расценивается как заслуживающий более серьезного наказания, чем тот, чьи действия считаются результатом посттравматического стресса (Higgins, Heath, Grannemann, 2007).

Во-вторых, оценивая вероятность того, что подсудимый совершил преступление, люди чаще ориентируются на наличие у него мотива, чем возможности и способности сделать это (Kaplan, 1989).

В-третьих, на решение присяжных оказывает влияние их представление о намерениях подсудимого и его раскаянии. В частности, присяжные более позитивно оценивают, приписывают меньшую ответственность за совершение преступления и назначают менее строгое наказание тому подсудимому, который отрицает свое намерение совершить преступление (Tsoudis, 2000).

4.7.      Поведение подсудимого до совершения преступления.

Более негативно оцениваются те подсудимые, которые незадолго до совершения преступления совершали социально нежелательные поступки. Например, «игровые» присяжные чаще оценивают произошедшее как изнасилование, меньше доверяют подсудимому и чаще обвиняют его, если известно, что незадолго до совершения преступления он употреблял алкоголь, а не безалкогольный газированный напиток (Schuller, Wall, 1998).

4.8. Поведение подсудимого на судебном процессе. На решение присяжных некоторое влияние оказывает поведение подсудимого во время судебного процесса: утаивал ли доказательства? насколько сильно выражал свои эмоции?

Во-первых, подсудимый, который во время допроса в зале суда утаивал некоторые сведения, оценивается как более виновный, заслуживающий осуждения и обладающий социально-нежелательными личностными чертами, чем тот, кто полно и откровенно отвечал на вопросы (Clary, Shaffer, 1980).

Во-вторых, люди более позитивно оценивают подсудимого, который раскаялся в совершенном преступлении (Tsoudis, 2000). Например, если подсудимый, обвиняющийся в убийстве первой степени, сожалеет и раскаивается в содеянном, ему рекомендуют пожизненное заключение, а если скучает — смертную казнь (Antonio, 2006).

Однако люди больше верят невербальным показателям раскаяния, например слезам, чем его вербальному выражению (.Devineetal., 2001). Вследствие этого на оценку подсудимого оказывает влияние эмоциональность его поведения. Когда подсудимый, дающий показания, демонстрирует невербальные признаки напряжения, волнения, он вызывает более позитивное отношение (Robinson, Smith-Lovin, Tsoudis, 1994). Влияние эмоциональной вовлеченности преступника на решение о наказании опосредовано представлениями о нем: расстроенный подсудимый оценивается более позитивно, чем равнодушный, а позитивная оценка ведет к менее строгому наказанию (Tsoudis, 2000).

Вместе с тем очень сильное выражение эмоций может привести к таким же последствиям, как и полное их отсутствие. Возможно, что причиной этого эффекта является нарушение ожиданий: у людей есть определенные представления о том, как ведет себя человек, раскаивающийся в содеянном. Нарушение этих ожиданий порождает негативную оценку (Salekinetal., 1995).

В-третьих, люди меньше верят тому подсудимому, который во время дачи показаний часто демонстрирует поведение, ассоциирующееся в обыденном сознании с ложью (притрагивается к голове, лицу, шее, волосам, и другим частям тела руками, запинается и делает речевые ошибки, дольше думает над вопросом), чем тому, кто делает это реже. Однако это влияние существует только в случае менее серьезных преступлений и исчезает в случае более серьезных (Feldman, Chesley, 1984).

4.9. Способ получения показаний подсудимого на предварительном следствии. Доверие присяжных к показаниям подсудимого зависит от способа их получения. В частности, по мнению американских исследователей, большинство присяжных полагают, что подсудимый мог дать ложные показания под воздействием страха, но не обещания смягчить наказание. Поэтому они не верят тому подсудимому, который говорит, что оклеветал себя из-за того, что ему пообещали свободу (Frederick, 1998).

5. Зависимость вердикта от особенностей потерпевшего

На вердикт присяжных оказывают влияние социоде- мографические особенности потерпевшего, его социальная привлекательность и осторожность, поведение во время преступления, время заявления о его совершении в правоохранительные органы и поведение в зале суда.

5.1. Влияние социодемографических особенностей потерпевшего имеет такие же ограничения, как и воздействие аналогичных особенностей подсудимого. Одной из наиболее важных характеристик является криминальный опыт потерпевшего: вероятность обвинительного вердикта выше, а наказание подсудимого серьезнее, если в результате его действий погибла невинная жертва, а не преступник (Mazzocco, Alicke, Davis, 2004; Myers, Greene, 2004).

5.2. Социальная привлекательность потерпевшего также оказывает некоторое влияние на вердикт присяжных. Наличие этого влияния хорошо прослеживается на примере судебных процессов, посвященных изнасилованию.

Одним из основных параметров «социальной привлекательности» потерпевшей при изнасиловании является ее сексуальная активность. В частности, тот факт, что ранее она уже вступала в сексуальные отношения с подсудимым или другими людьми, увеличивает вероятность обвинительного вердикта.

5.3. Осторожность потерпевшего. Если потерпевшая была невнимательна, например, не заперла дверь перед ограблением, ей приписывается большая ответственность за совершение преступления, что и приводит к меньшей вероятности обвинения и менее строгому наказанию подсудимого. Если потерпевшая приняла все меры предосторожности, ей приписывается меньшая ответственность за происшедшее, результатом чего является обвинение и более строгое наказание подсудимого (Kerretal., 1984).

Ограничение на проявление этого эффекта накладывает привлекательность потерпевшей: непривлекательной потерпевшей приписывается высокая ответственность за совершение преступления даже в том случае, если она приняла все меры предосторожности. Одной из причин этого феномена является отказ респондентов идентифицироваться с некрасивой жертвой и объяснение происшедшего ее личностными особенностями.

5.4. Влияние поведения потерпевшей на совершение преступления также хорошо заметно на примере изнасилования:

- «провокационный» внешний вид (например, короткая юбка) или поведение во время совершения преступления. Насильника с меньшей вероятностью обвиняют в совершении изнасилования и предлагают наказать его менее строго в том случае, когда потерпевшая вела себя провокационно по отношению к подсудимому, например, заигрывала с ним, сама пригласила его в дом и т.д. (Field, 1979) или была одета достаточно откровенно (Whatley; 1996);

- степень соответствия поведения потерпевшего стереотипам во время совершения преступления. Люди относятся к подсудимому-насильнику более лояльно, если потерпевшая нарушила какие-то социальные нормы. Например, одним из элементов скрипта изнасилования является сопротивление потерпевшей. Однако в соответствии с гендерными стереотипами женщинам не свойственен высокий уровень агрессии. Поэтому потерпевшая, которая оказала активное сопротивление насильнику (одновременно кричала и отбивалась), оценивается людьми менее позитивно, чем менее активная женщина (Branscombe, Weir, 1992);

5.5. Время заявления о совершении преступления. Вероятность обвинения подсудимого уменьшается, если известно, что потерпевшая не заявила о совершении преступления немедленно (Austin, 1979).

5.6. Поведение потерпевшего в зале суда: расстроенный потерпевший оценивается более позитивно, чем равнодушный. Позитивная оценка потерпевшего ведет к негативной оценке подсудимого, которая, в свою очередь, порождает более строгое наказание (Tsoudis, 2000). Особенно хорошо это видно, когда потерпевшим является ребенок: он оценивается как более честный, достойный доверия и надежный, если в зале суда, подвергаясь атакам со стороны адвоката, он начинает плакать, чем если ведет себя спокойно. Кроме того, показания плачущего потерпевшего оказывают большее влияние на вердикт присяжных, способствуя обвинению подсудимого (Regan, Baker, 1998).

6. Влияние индивидуальных особенностей присяжных на вердикт

Сторонники изучения индивидуальных особенностей присяжных полагают, что характеристики членов коллегии:

- влияют на восприятие и запоминание информации, поступающей к ним в ходе судебного следствия, прений сторон и напутственного слова судьи;

- определяют их представления о «справедливом» и «несправедливом» решении (Kressel, Kressel, 2002).

Поиск особенностей присяжных, оказывающих влияние на их вердикт, имеет практическое значение для процедуры мотивированного и безмотивного отвода, описанной в начале главы. Поэтому в начале этого параграфа мы кратко остановимся на психологических основаниях отбора присяжных, а потом обсудим влияние их индивидуальных особенностей.

<…>

7. Особенности групповой дискуссии присяжных

В соответствии с обыденными представлениями «идеальный присяжный» способен отложить принятие решения до обсуждения вердикта в совещательной комнате и может противостоять давлению большинства. И хотя большинство присяжных принимают первые индивидуальные решения в середине судебного процесса, окончательный вердикт является результатом группового обсуждения. Наличие у присяжных различных точек зрения на происшедшее в момент совершения преступления является необходимой предпосылкой начала групповой дискуссии.

Совместное обсуждение вердикта приводит к ряду серьезных последствий:

- позволяет членам коллегии вспомнить и проанализировать максимальное количество доказательств, предъявленных в зале суда. Так, по данным Р.Хэсти и коллег, во время обсуждения присяжные вспоминают 90% предъявленных доказательств и 80% утверждений, содержащихся в напутственном слове судьи (Hastie, Penrod, Pennington, 1983);

- дает возможность присяжным исправить ошибки, скорректировать свое понимание доказательств. Однако они не всегда осознают, что дискуссия дает им эту возможность, и не используют ее для этой цели. Поэтому положительное влияние дискуссии выражено не так сильно, как могло быть. Другой проблемой является тот факт, что в ходе групповой дискуссии свое мнение меняют не те люди, которые плохо помнят доказательства, а те, которые мало доверяют своей памяти (Pritchard, Keenan, 2002);

- уменьшает влияние на вердикт недопустимых доказательств, содержание которых стало известно присяжным до и во время судебного процесса (London, Nunez, 2000);

Развитие групповой дискуссии присяжных подчиняется логике модели истории, описанной в начале главы. В соответствии с ней в ходе групповой дискуссии присяжные заседатели решают ряд задач, среди которых составление непротиворечивой истории о том, что произошло на месте преступления, анализ содержания понятий, использованных в вопросном листе, а также соотнесение истории с поставленными перед присяжными вопросами. Несмотря на то, что присяжные должны решить все описанные задачи, коллегии различаются по степени внимания, уделяемого их членами каждой из них, что приводит к возникновению разных стилей ведения дискуссии в совещательной комнате.

К настоящему времени эмпирически выделено два подобных стиля: направленный на вынесение вердикта и на анализ доказательств (Hastie, Penrod, Pennington, 1983).

Обсуждение, направленное на вынесение вердикта, характеризуется следующими особенностями:

- оно начинается с публичного голосования членов коллегии по каждому из вопросов вопросного листа;

- каждый присяжный во время обсуждения занимает, в основном, одну и ту же позицию относительно вердикта;

- присяжные анализируют, в основном, те доказательства, которые соответствуют их позиции по рассматриваемому делу;

- в ходе обсуждения присяжные делают много утверждений, касающихся предпочитаемого ими вердикта, и часто проводят процедуру голосования.

При использовании подобного стиля присяжные редко формулируют полную историю о происшедшем на месте преступления, предпочитая оценивать надежность отдельных доказательств.

Обсуждение, направленное на анализ доказательств, обладает противоположными особенностями:

- оно начинается с обсуждения доказательств, а первое (иногда единственное) голосование происходит ближе к концу обсуждения;

- присяжные вспоминают все возможные доказательства, даже если они не связаны с определенным решением по делу;

- в ходе обсуждения присяжные редко говорят о предпочитаемом ими вердикте.

При использовании стиля, направленного на анализ доказательств, присяжные сначала формулируют полную и непротиворечивую историю о происшедшем на месте преступления, а потом сопоставляют ее с заданными им вопросами. Обсуждение, проходящее в этом стиле, оценивается присяжными как более серьезное, а давление, осуществляемое большинством членов группы на меньшинство — как более сильное.

Существует ряд факторов, оказывающих влияние на развитие групповой дискуссии в совещательной комнате. Среди них индивидуальные особенности присяжных; размер коллегии; количество голосов, необходимое для принятия вердикта. В основе их влияния лежат социально-психологические закономерности функционирования малой группы.

<…>

8. Влияние судьи на вердикт присяжных

До сих пор мы обсуждали «непрофессиональных» участников, то есть участников, чья профессиональная деятельность не связана с судебными процессами. Однако в судах присяжных важную роль играют так называемые «профессиональные участники» - судья, прокурор и адвокат. В этом параграфе мы рассмотрим влияние судьи, а следующую главу посвятим психологическим аспектам деятельности прокурора и адвоката.

8.1. Влияние правовых инструкций судьи. Одно из утверждений о деятельности «идеального присяжного» гласит, что при вынесении вердикта он руководствуется правовыми нормами, а не обыденными правилами принятия решения. Основным источником этих норм для присяжных заседателей является судья, хотя адвокат и прокурор также имеют право напоминать им о тех или иных положениях закона. Судья имеет возможность инструктировать присяжных по ходу судебного процесса. Однако основные сведения о правовых нормах присяжные, как правило, черпают из напутственного слова судьи, которое он произносит после окончания судебного следствия, прений сторон и формулирования вопросного листа.

Инструкция судьи оказывает значительное влияние на решение присяжных (Rector, Bagby, Nicholson, 1993). Однако степень этого влияния зависит от типа инструкции. Наибольший интерес исследователей вызывают:

- объяснение судьей правовых понятий;

- так называемая норма «обнуления», согласно которой присяжные имеют право игнорировать нормы закона при вынесении решения о виновности подсудимого. Эта норма касается, прежде всего, американского варианта суда присяжных;

- норма недопустимости доказательств;

- «бремя доказывания», согласно которому виновность подсудимого должна быть доказана обвинением, а сам подсудимый не обязан доказывать свою невиновность;

- презумпция невиновности, согласно которой человек считается невиновным до тех пор, пока его вина не была доказана в суде;

- принцип разумных сомнений, в соответствии с которым присяжные должны вынести вердикт «вне разумных сомнений»;

- краткое описание судьей в напутственном слове доказательств, предъявленных в ходе судебного следствия;

- объяснение судьей правил обсуждения вердикта в совещательной комнате.

В данном случае мы остановимся на двух типах инструкций — объяснении правовых понятий и норме недопустимости доказательств.

Одна из функций судьи заключается в разъяснении присяжным тех правовых понятий, с которыми они сталкиваются в ходе судебного процесса. Как правило, эти понятия знакомы присяжным, так как используются ими в обыденной речи. Однако обыденные значения этих терминов отличаются от правовых. Такие понятия можно разделить на две группы: общие, имеющие отношение к широкому классу преступлений (например, умысел, предварительный сговор, виновность) и частные, связанные с конкретными преступлениями (взятка, убийство, изнасилование и т.д.).

Первое часто встречающееся в практике суда присяжных понятие — умысел, намерение. Закон предусматривает разные формы умысла, классификация которых вызывает у присяжных определенные трудности. С такой проблемой сталкиваются американские исследователи. В рамках одного из исследований они выделили четыре типа умысла: намеренное действие с целью получить определенный результат (преступные намерения); знание о том, что совершаемое считается преступлением (преступные знания); знание, но пренебрежение риском (преступное легкомыслие); непонимание рискованности данных действий (преступная небрежность). Его результаты показали, что студенты, принимающие участие в исследовании, анализируя конкретные происшествия, проводили четкое различие между намерением и небрежностью, но испытывали трудности при определении промежуточных форм (Severance, Goodman, Loftus, 1992).

Вторым примером понятия с двойным значением (обыденным и правовым) является «взятка». В частности, в одном российском исследовании, проведенном с участием игровых присяжных, стороны и судья в своих речах специально подчеркивали для них следующие характеристики взятки (Материалы Общества защиты осужденных хозяйственников, 1993):

- она дается должностному лицу, то есть тому, кто обладает властью;

- является незаконным вознаграждением за совершение в интересах взяткодателя действий, которые могут быть как законными, так и незаконными;

- она может носить характер подкупа (до действий) или благодарности (после них);

- она может вымогаться или даваться добровольно;

- неважно, что практика взяток распространена повсеместно.

Тем не менее сами участники при определении взятки опирались на иные представления. Они обращали внимание на следующие особенности:

- должностное лицо: участники задавали себе вопрос, всегда ли чиновник является должностным лицом, и пытались ответить на него, используя аналогии, например, сравнивая чиновника с врачом, делающим операцию за вознаграждение, работником ГАИ, таксистом или швейцаром, получающим чаевые;

- характер действий получателя: по мнению целого ряда участников взяткой можно считать только то, что было дано за совершение незаконных действий. Кроме того, для некоторых людей было характерно разделение взятки и благодарности.

- наличие договора: значительная часть людей считала взяткой то, о чем договаривались заранее;

- размер и характер: некоторые участники отказывались считать взяткой мизерную, на их взгляд, сумму. При этом важным оказывался вопрос, что именно можно считать взяткой — только деньги или предметы тоже;

- мотивы взяткодателя: был ли он нежадным человеком, хотел отблагодарить и создать задел на будущее, считал ли он сам это взяткой, являются ли деньги способом человеческой благодарности.

Разъяснение содержания правовых понятий может оказывать значительное влияние на решение присяжных, но при соблюдении условий, о которых речь пойдет ниже.

Вторая функция судьи связана с определением допустимости доказательств. Бывают случаи, когда в ходе судебного процесса присяжные узнают о криминальном опыте подсудимого или об иных обстоятельствах его жизни, не имеющих прямого отношения к преступлению. В этом случае судья должен вмешаться и попросить присяжных не принимать эти сведения во внимание. Кроме того, в ходе судебного процесса нередко возникают ситуации, когда одна из сторон просит огласить какой-либо документ, а вторая сторона заявляет протест, указывая на недопустимость этого доказательства. В этом случае судья просит присяжных временно удалиться из зала суда в совещательную комнату, и вопрос о допустимости доказательств решается в их отсутствии. Присяжные не знают, о чем идет речь в документе, однако понимают, что от них что- то скрывают.

Первая ситуация вызывает больший интерес исследователей. Ее изучение привело к противоречивым результатам. Некоторые исследования показывают, что просьба судьи не принимать во внимание недопустимые доказательства оказывает значительное влияние на присяжных, предотвращая использование ими недопустимых доказательств, другие — что такое влияние отсутствует. Инструкция судьи относительно недопустимости какого-либо доказательства может приводить и к обратному эффекту, провоцируя особенное внимание присяжных к нему.

8.2.      Факторы, влияющие на эффективность инструкции судьи. Эффективность инструкции судьи определяется степенью, в которой присяжные поняли ее содержание, способны приложить усвоенные принципы и знания к конкретному делу и впоследствии распространить их на другие подобные ситуации (Smith, 1991). Для выполнения этих условий инструкция судьи должна иметь определенную форму.

8.2.1. Упрощение инструкции. Первая причина невысокой эффективности инструкции судьи заключается в ее непонимании присяжными. Главной причиной этого непонимания является сложность используемых в ней терминов и грамматических конструкций (Charrow, Charrow, 1979). Упрощение инструкции не подразумевает уменьшения ее точности и полноты. Оно включает в себя (English, Sales, 1997; Wegeneretal, 2000; Wiener, Pritchard, Weston, 1995):

- замену редко используемых или устаревших слов часто используемыми или современными;

- исключение многозначных слов;

- уменьшение количества юридических терминов;

- разъяснение содержания юридических понятий с помощью примеров;

- уменьшение длины предложений;

-  включение подробного описания каждой фазы вынесения вердикта присяжных;

- разбиение инструкции на несколько частей таким образом, что в каждой части содержалось описание только одной фазы вынесения вердикта. Такая инструкция позволяет объяснить присяжным алгоритм их действий в совещательной комнате;

- учет при формулировании инструкции модели истории. В частности, судья может не только объяснить присяжным содержание нормы допустимости доказательств, но и рассказать историю о том, как опознание подозреваемого, произведенное с нарушением процедуры, привело к серьезной ошибке.

Одной из сложностей модификации инструкции является необходимость осторожного выбора новых слов и предложений. Подробное объяснение какого-либо понятия может привести не только к большему вниманию, уделяемому инструкции, и ее лучшему пониманию, но и к увеличению количества обвинительных или оправдательных вердиктов. Например, одни варианты инструкции о «вынесении решения вне разумных сомнений» («Твердо убеждены... вне разумных сомнений»; «Доказательство, не вызывающее разумных сомнений — это доказательство, в оценке которого у Вас есть внутренняя уверенность») увеличивают число обвинительных вердиктов по сравнению с другими, особенно если важный свидетель не уверен в своих показаниях.

8.2.2.   Объяснение смысла правовых норм и наличия у присяжных свободы выбора. Инструкция судьи оказывает большее влияние, если присяжные понимают смысл обсуждаемой правовой нормы. Поэтому эффективность этой инструкции можно повысить за счет объяснения того, зачем нужна, например, норма допустимости доказательств или презумпция невиновности (Wegeneretal., 2000).

Однако наличие всех перечисленных способов делает инструкцию эффективной, если одновременно с этим присяжные чувствуют себя компетентными и свободными в принятии решения. Подробное объяснение какой-либо правовой нормы может привести к формированию у присяжных своеобразного чувства неполноценности («Он думает, что мы не понимаем. Он думает, что мы глупые...») и восприятию отсутствия свободы выбора («Он заставляет нас поступать так, как он считает нужным»). Это, в свою очередь, ведет к сопротивлению присяжных, их нежеланию следовать инструкции.

Примером такого эффекта является неэффективность категоричного разъяснения правового представления об определенном преступлении («Не основывайте свое решение на своем представлении об ограблении... Используйте следующее определение ограбления...»). Такое объяснение позволяет присяжным вспомнить обыденные скрипты преступления. Директивная форма объяснения приводит к сопротивлению присяжных и активному использованию обыденных представлений.

Для того чтобы избежать этого эффекта, психологи рекомендуют (Ellsworth, Reifman, 2000; Wegeneretal., 2000):

- подчеркивать, что инструкция судьи не умаляет свободу выбора присяжных, избегать употребления фраз «Вы обязаны следовать моей инструкции»;

- ввести в инструкцию фразы, способствующие поддержанию высокой самооценки присяжных, например, сделать акцент на том, что ни один человек полностью не свободен от предубеждений, и суд не ожидает этого от присяжных, но что судья надеется, что они приложат усилия и вспомнят все предъявленные им доказательства;

- позволить разъяснять нормы закона не только судье, но и сторонам.

В целом, более эффективным вариантом разъяснения правового представления о преступлении является следующий вариант: «Многие люди думают, что похищение детей подразумевает (а), (б), (в). Но это не так. Похищение ребенка не всегда требует (а), (б), (в). Оно может также включать (г), (д) и (е)». В этом объяснении судья подчеркивает, что понимает присяжных, однако советует им действовать иначе, чем обычно (English, Saks, 1997).

<…>