Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ



 

Основные виды деятельности и психологическая пригодность к службе в системе органов внутренних дел.
Под ред. Бовина Б.Г., Мягких Н.И.

М., 1997.

 

Глава 6. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ ОВД.

6.1. Психологическая коррекция процесса профессиональной адаптации.

Поступая на службу в органы внутренних дел, гражданин осуществляет кардинальное изменение собственной жизни. Новые функциональные обязанности, смена социального окружения, принятие новой социальной роли — все это неизбежно связано с комплексным развитием и реконструкцией психологических качеств, смысловой структуры, Я концепцин личности.

Психологическое сопровождение процесса «вхождения» в профессию сотрудника ОВД должно рассматриваться как поэтапная, комплексная работа. Эту работу целесообразно осуществлять по следующим основным направлениям.

Изучение и анализ психологических особенностей сотрудника.

Имеется в виду получение объективной информации о личностных и социальнопсихологических качествах, мотивационной сфере и ценностных ориентациях. Важное значение имеют сведения об уровне, особенностях и динамике развития высших психических функций (памяти, внимания, мышления, восприятия).

Методами сбора указанной информации могут служить психологические тесты (стандартизованные и проективные), данные социометрических исследований, наблюдения психолога, индивидуальные беседы (психологические консультации) и групповые тренинги. Описание некоторых из перечисленных методик приводится ниже.

Следует уделять особое внимание выявлению возможных внутренних противоречий, использованию механизмов психологической защиты и характеру социальных конфликтов, возникающих у молодого сотрудника. Часто именно они тормозят психологический и профессиональный рост начинающего сотрудника.

Формирование индивидуального стиля профессиональной деятельности.

Изучение психологических особенностей сотрудников не является самоцелью. Оно проводится не только и не столько для оценки степени развития профессионально важных качеств— «текущего уровня профпригодности», сколько помощи при вхождении в новое профессиональное сообщество (установлении отношений с коллегами по службе, усвоении профессиональных знаний и умений, формировании планов. профессионального роста и т.д.), в формировании индивидуального стиля профессиональной деятельности. В основе этих процессов должно быть положено: — профессиональное образование (правовая грамотность, владение мерами личной безопасности, освоение тактик поведения в различных служебных ситуациях и пр.);

— знание сотрудником своих психологических особенностей и проблем;

— умение психологически грамотно взаимодействовать с другими людьми;

— наличие информации о психологических профессионально значимых качествах;

— представление о наиболее распространенных вариантах индивидуальных стилей профессиональной деятельности;

— понимание, что процесс трудового становления в сложных видах деятельности невозможен без активного создания индивидуальных форм и методов достижения профессионального результата;

— умение самостоятельно выходить из неблагоприятных в психологическом смысле состояний (стресс, страх и пр.).

Таким образом, для успешной профессиональной адаптации сотруднику ОВД важен высокий уровень психологической культуры. И в этом ему должен помочь психолог.

Понятие «уровень психологической культуры» связано с количеством субъективных психологических шкал, которые используются личностью для оценки себя и окружающих. Чем больше таких шкал, тем сложнее, глубже, разностороннее оценка.

Для эффективного взаимодействия с людьми сотрудник должен уметь находить индивидуальный подход к каждому. При поверхностном знании психологии это невозможно. В современной социальной практике наиболее эффективными методами усвоения психологических знаний считаются индивидуальная психологическая проработка (психологическая консультация,. психотерапия) и групповой тренинг.

Представляется целесообразным включить эти методы в практику деятельности ведомственных психологов. При этом, может вестись «обычная» для практических психологов проработка текущих психологических проблем, способствующая дальнейшему личностному (и, следовательно, профессионально  му) росту.

В ходе этого процесса у сотрудников неизбежно увеличивается уровень когнитивной сложности в восприятии себя и окружающих. Появляется основа для дальнейшей работы над созданием своего индивидуального стиля деятельности (ИСД).

С практической точки зрения психологическая работа по формированию ИСД ничем не отличается от обычной проблем ноориентированной психотерапии. Основная задача—поиску активизация и освоение внутреннего потенциала личности.

Возможно широкое и творческое использование методов основных современных психотерапевтических направлений: — гуманистической психотерапии К. Роджерса; — нейролингвистического программирования (НЛП); — гештальттерапии; — психодрамы и пр.

В настоящее время существует достаточное количество специальной литературы, описывающей методы и формы психотерапевтической работы, поэтому в данное пособие эта информация не включена.

6.2. Изучение психологического климата в подразделении.

Благоприятная социальнопсихологическая атмосфера в подразделении — важнейшее условие для эффективной оперативнослужебной деятельности. В целях обеспечения стабильного психологического климата необходимо проводить работу по следующим направлениям.

1) Исследование организационнопсихологических проблем. Цель: Повышение мотивации труда сотрудников, оптимизация процесса управления, повышение командной сплоченности подразделений.

Методы: а) беседы с сотрудниками; б) проведение структурированных интервью по организационнопсихологическим проблемам с личным составом (в том числе, со средним начальствующим составом); в) составление анкеты по социальнопсихологическим проблемам и проведение анкетного опроса сотрудников; г) анализ субъективного восприятия личным составом эмоционального климата внутри подразделения; д) разработка и реализация рекомендаций по улучшению работы с личным составом.

2) Психологическое сопровождение деятельности кадрового аппарата (отдела, отделения).

Цель: Выявление и участие в решении основных задач подбора, оценки, распределения, профессиональной подготовки и повышения квалификации сотрудников.

Методы: а) анализ данных по комплектованию и текучести кадров для выявления субъективных факторов, влияющих на снижение удовлетворенности службой; б) анализ действий лиц, ответственных за процесс комплектования штата (методов поиска новых сотрудников, собеседований с вновь принимаемыми на службу и пр.); в) участие в собеседовании с кандидатами; г) беседы с сотрудниками на тему их профессионального будущего; д) разработка конкретных рекомендаций по улучшению кадровой работы.

3) Изучение эмоционального и делового климата в подразделениях.

Цель: Выявление проблемных подразделений и сотрудников, описание структуры формальных и неформальных отношений (в том числе, неформальных лидеров), разработка мероприятий по улучшению психологической атмосферы в подразделениях.

Методы: а) социометрические исследования, направленные на выявление предпочтений среди сотрудников подразделений по отношению друг к другу по различным аспектам межличностного взаимодействия с последующим:

— выявлением и работой с неформальными лидерами в подразделениях;

— выявлением социальных конфликтов и сотрудников, имеющих напряженные отношения с коллегами по службе;

— выявлением отношения к происходящему в подразделении;

— выявлением сотрудников со сниженной профессиональной успешностью;

б) социологическая анкета (в т. ч. анонимная), направленная на:

— получение информации о последствиях возможного уволь, нения различных сотрудников;

— получение информации по поводу отношения сотрудников к своим служебным обязанностям;

— анализ предложений по реорганизации службы в подразделении;

  1. анализ предложений по отношению к руководству об из  менении стиля работы и отношения к подчиненным.
  2.  4) Консультирование руководства подразделения.

Цель: Повышение эффективности процесса управления.

Методы: а) индивидуальные беседы с руководителями; б) составление аналитических справок по психологическим: проблемам подразделения; в) консультирование.

5) Изучение социальнопсихологических, личностных, интеллектуальных качеств начальствующего состава.

 Цель: Повышение профессиональной (в том числе, организационной) эффективности начальствующего состава. Методы: а) психодиагностическое тестирование, направленное на сбор информации об индивидуальных качествах руководителей среднего звена; б) индивидуальные беседы с начальствующим составом по результатам тестирования (обратная связь); в) психологические консультации по работе с коллегами.

 6) Комплексный анализ социальнопсихологической ситуации в отдельных структурных звеньях подразделения (в отделе, отделении).

Цель: Оптимизация процесса управления.

Методы: а) анализ результатов обследований личного состава в контексте проблем подразделений; б) изучение динамики служебных и психологических показателей личного состава.

7) Проведение психологической работы в «проблемных» отделах (отделениях) и с конкретными сотрудниками.

 Цель: Развитие профессионально важных качеств и повышение психологической грамотности сотрудников, повышение мотивации милицейского труда, улучшение психологического климата и эффективности служебной деятельности.

Методы: а) индивидуальные консультации сотрудников на основе данных проведенных обследований (тестирования, социометрииидр.); б) групповые тренинги по повышению коммуникативной компетентности, развитию командной сплоченности и пр.

<…>

6.3. Профилактика суицидов у сотрудников ОВД.

<…>

Наиболее типичные конфликтные ситуации, побудившие сотрудников принять решение о самоубийстве можно условно разделить на 3 группы:

1) Конфликты в семье. Возникают на основе индивидуальнопсихологических особенностей сотрудника и его ближайших родственников. Составляют 50% случав суицидального поведения. В том числе, 18%—изза ревности или неудачной любви.

2) Конфликты в служебном коллективе. Причина — проблемы в отношениях с начальниками и сослуживцами изза неуживчивости, импульсивности, болезненного самолюбия и пр.. Составляют около 20%.

3) Правовые конфликты. Возникают изза страха перед возможным наказанием за правонарушение, в связи с переживанием стыда или раскаяния. Составляют около 15%.

В остальных случаях (около 15%) причинами суицидального поведения явились переживания по поводу своего заболевания, материальных затруднений, коммунальнобытовых проблем.

Среди мотивов, обусловленных наличием психопатологических расстройств, преобладали идеи виновности, мнимого тяжкого заболевания, изменения самоощущения, преследования и др. (Колесников А. А., Колос И. В. и др., 1995).

Кризисные состояния как причина суицидального поведения.

В отечественной суицидологии психологический кризис рассматривается в качестве одного из проявлений социальнопсихологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта в ситуации утраты либо угрозы утраты значимой ценности (Амбрумова А. Г., 1978). Кризис возникает при невозможности преодоления препятствий в достижении жизненно важных целей способами, сформированными на основе предыдущего индивидуального опыта. Кризисное состояние характеризуется интенсивными отрицательными эмоциями — чувством неопределенности, беспокойством, тревогой вплоть до дезорганизации, фиксацией на психотравмирующей ситуации, переживаниями собственной беспомощности, несостоятельности, одиночества, безнадежности, пессимистической оценкой собственной личности, актуальной ситуации и будущего, выраженными затруднениями в планировании будущего. (Амбрумова А. Г. и др., 1986).

Ситуационные кризисы часто сопровождаются различными проявлениями агрессии в отношении самого себя (аутоагрессия). В остром кризисе на фоне пессимистической окраски мысленных образов, представлений, намерений и т. д. наблюдаются уменьшение объема внимания, снижение и искажение усвое  ния информации, затрудняется «доступ» к соответствующим воспоминаниям. Происходит неадекватная схематизация критической ситуации, нарушается способность к принятию конструктивных решений.

Во многих случаях острых кризисных состояний имеет место уменьшение активности мышления, проявляющееся снижением уровня мотивации, отсутствием продуктивных идей, ощущением невозможности «продвинуться вперед»» на пути обдумывания проблемы.

Тревога и напряженность, вызванные кризисной ситуацией, приводят к снижению адекватности и глубины понимания других людей, затрудняют точность интерпретации их действий.

Возникает искаженное восприятие времени: человек, как правило, преувеличивает экстренность критической ситуации,  ему представляется, что для принятия решения у него меньшей времени, чем на самом деле. Возникновение такого представ ления влечет за собой дальнейшее усиление мыслительной растерянности, эмоциональной подавленности и переживания горя, создает субъективное представление о безысходности горя.

Наиболее существенными искажениями познавательных процессов представляются:

— необоснованность выводов (формирование их в отсутствии достаточных фактических данных);

— восприятие ситуации на основе какоголибо отдельно взятого элемента, с игнорированием других элементов ситуации;

— тенденция связывать все происходящее с собственной личностью.

Появляются затруднения в извлечении и использовании информации, необходимой для правильной оценки собственных личностных возможностей.

Для личности в кризисе характерно уменьшение готовности к переживанию определенного уровня напряжения, тревоги и других эмоций отрицательного характера, нарушение уверенности в том, что их можно перенести.

Все вышеизложенное приводит к стойкому снижению самооценки личности, формированию представлений о собственной малоценности.

Описанные психологические изменения определяют особенности поведения лиц, переживающих кризис: для них характерны поисковые действия, во многих случаях сопровождающиеся импульсивностью и непродуктивностью.

В состоянии кризиса наблюдаются определенные нарушения самочувствия:

— ощущение физической слабости, истощения; — «разбитость»; — прерывистое дыхание со вздохами.

Интенсивность психологического кризиса может нарастать постепенно, с повышением конфликтного напряжения, усилением отрицательных эмоций и возможным прорывом в суицидальное поведение по механизму «последней капли» (1 вариант). Во многих случаях кризисное состояние вызывается внезапным, неожиданным психотравмирующим событием, когда напряженность, дезорганизация, познавательные, коммуникативные изменения максимально выражены в первые часы и сутки после события (II вариант).

Как при первом, так и при втором типе кризиса имеет место личностная интеллектуальная переработка конфликта или утраты, с постепенным нарастанием суицидальных переживаний, сложным взаимодействием аутоагрессивных тенденций и антисуицидальных факторов.

В остро начавшемся кризисном состоянии представляется возможным выделить четыре последовательных стадии:

—стадия психотравмы («психического шока»)—длится от нескольких часов до 2—3 суток;

— стадия дезорганизации—длится от одних суток до двух недель;

—стадия «принятия» (адаптации к утрате)—длится несколько недель;

— стадия восстановления—длится от нескольких недель до нескольких месяцев.

Продолжительность кризисных состояний варьирует от 3— 4 недель до 2—3 месяцев, после чего их проявления уменьшаются и устанавливается новый уровень социальнопсихологической адаптации, зачастую более низкий, чем предшествующий кризису.

Наибольшей опасностью, как показывает опыт, отличается стадия дезорганизации, когда у человека складывается представление о непреодолимости создавшегося положения. В этот период резко усиливается субъективно переживаемое непереносимое ощущение напряжения, тревоги или печали, истощаются механизмы психологической защиты, нарастает стремление любой ценой избавиться от интенсивных отрицательных эмоций.

Наряду с описанными выше ситуационными кризисами, вызванными непредвиденными событиями, заключающими в себе утрату либо угрозу утраты, в жизни любого человека возникают психологические кризисы развития. Они связаны с переходами от одной стадии жизненного цикла к другой. Примером может служить переход от учебы к самостоятельной профессиональной деятельности, рождение в семье ребенка, выход на пенсию и др. Лица, переживающие подобные «кризисы развития», в большей степени подвержены ситуационным кризисам.

Лица, переживающие кризис, в подавляющем большинстве случаев испытывают повышенную потребность в межличностных контактах, которые необходимы им для отреагирования, получения эмоциональной поддержки и интеллектуальной помощи в овладении ситуацией. Поэтому несение службы в одиночку, особенно ночью в условиях монотонии для лица, переживающего кризис, является суицидоопасным.

Личности в кризисе, будучи неуверенными, тревожными, часто растерянными, склонны считать других людей более компетентными и способными, им свойственны повышенная внушаемость, открытость для восприятия чужого мнения, коррекционного воздействия. Они легче отказываются от привычных, но неэффективных способов психологической защиты, легче разрабатывают и апробируют новые для них способы коммуникации и деятельности. Данные особенности носят название «кризисной мотивации». Они наиболее выражены на ранних стадиях психологических кризисов.

Таким образом, кризис создает возможность и условия для быстрых изменений в структуре личности, для личностного роста и повышения уровня адаптации в социальной среде. При условии получения сотрудником, переживающим кризис, поддержки и помощи от значимых для него лиц, кризисное состояние может выступить в роли катализатора личностного развития, стать призывом к самосовершенствованию.

Диагностика суицидального поведения.

В параграфе содержится информация, которую можно использовать для оценки риска суицидального поведения у психически здоровых людей.

В каждой реальной ситуации реальный риск Суицидального поведения у сотрудника целесообразно определять на основе сопоставления суицидогенных и антисуицидогенных факторов (Амбрумова А. Г. и др., 1980).

Индивидуальные особенности личности, имеющие суицидальную направленность.

Одним из наиболее значимых факторов риска суицидального поведения является наличие попыток суицида в прошлом. (Процент повторных попыток составляет 22—25%, а летальность их в несколько раз выше). По данным И. Оверстоуна, попытка самоубийства увеличивает риск завершенного суицида для данного лица на ближайший год в 100 раз.

Следует уделять повышенное внимание различным антивитальным проявлениям и переживаниям у сотрудников. К ним относятся размышления об отсутствии ценности жизни, которые выражаются в формулировках типа «жить не стоит», «не живешь, а существуешь», где нет четких представлений о собственной смерти, а имеется отрицание жизни.

Практически целесообразно пользоваться следующей шкалой для оценки суицидального риска:

— пассивные суицидальные мысли («хорошо бы умереть», «заснуть и не проснуться»);

— суицидальные замыслы — это активная форма проявления суицидальности, т. е. тенденция к самоубийству, глубина которой нарастает параллельно степени разработки плана ее реализации, продумываются способы суицида, время и место действия;

— суицидальные намерения—предполагают присоединение к замыслу решения и волевого компонента, побуждающего к непосредственному переходу во внешнее поведение.

Период от возникновения суицидальных мыслей до попыток их реализации может быть от нескольких минут до нескольких месяцев. В случаях продолжительного пресуицида процесс развития внутренних форм суицидального поведения отчетливо. проходит через описанные выше стадии. При острых суицидах можно наблюдать появление суицидальных замыслов и намерений сразу — без предшествующих ступеней.

Потенциально опасной в отношении суицида, приводящей к срыву тех или иных звеньев деятельности, является совокупность следующих условий:

  1. сниженная устойчивость к эмоциональным нагрузкам;

 — своеобразие интеллекта (максимализм, категоричность, незрелость суждений), недостаточность механизмов планирования будущего;

— неблагополучие, неполноценность коммуникативных систем;

  1. неадекватная личностным возможностям (заниженная, изменчивая или завышенная) самооценка;
  2. слабость личностной психологической защиты;
  3. снижение или утрата ценности жизни.

Методы диагностики перечисленных особенностей — это наблюдение, беседа, психодиагностические тесты.

Риск возникновения суицидальных тенденций и поступков значительно возрастает, если сотрудник занимает в ситуации конфликта одну из следующих «проигрышных» позиций:

— «никто меня не понимает», «все против меня», «нет справедливости», «нет сил бороться»; — «я никому не нужен», «за что вы меня так мучаете?»;

— «дальше будет еще хуже», «деваться некуда», «мне не вынести этого позора»;

— «никогда не прощу себе»;  — «никогда не вернуть того, что было», «все потеряно»; «это конец».

К обстоятельствам, способствующим совершению суицида при наличии вышеперечисленных факторов, относятся:

— изоляция (отсутствие поблизости или в контакте с суйцидентом окружающих лиц, а также малая вероятность прихода кого-либо);  — информационная истощаемость партнеров по общению — бессонная ночь; — монотония;— отсутствие личностнозначимой информации; — информационная неопределенность;— угроза для жизни или личностной целостности;— алкогольное опьянение и алкогольная зависимость (болеет 1/2 попыток суицида и суицидов совершаются в состоянии ал; когольного опьянения).

Следует специально остановиться на основных типах реакций личности в кризисных ситуациях, которые могут способствовать совершению суицида.

Реакции эгоцентрического переключения — это остро возникающие, кратковременные реакции на столь же острые конфлиты, которые начинаются с переживаний, но быстро генерализуются, охватывая все уровни психической деятельности. Идея  суицида появляется внезапно, не подлежит обсуждению, приобретая непреодолимую побудительную силу. Попытки прервать стремительно развивающийся суицид зачастую не приносят успеха, вызывая лишь появление агрессивных и усиление суицидальних тенденций.

Реакции психалгии. Суть этих реакций состоит в ощущении. «душевной боли», возникающей на высоких степенях интенсивности отрицательной эмоции. Наблюдается некоторое сужение мотивационной сферы, а также известное ограничение общения.

Переживания негативных интерперсональных отношений. Это состояния, которые сопровождаются мучительной сосредоточенностью на представлениях и суждениях, направляемых резко изменившимся отрицательным отношением к сотруднику высокозначимых для него лиц. При таких реакциях пресуицидальный период более длительный, чем в первых двух.

Реакции отрицательного баланса. Это пресуицидальные состояния, содержанием которых является рациональное «подведение жизненных итогов», оценка пройденного пути, сравнение положительных и отрицательных моментов продолжения жизнедеятельности. Подобный механизм суицидального поведения наблюдается у лиц с неизлечимыми соматическими заболеваниями, знающих о неизбежности углубления страданий.

Индивидуальные особенности, препятствующие реализации суицидальных намерений.

Дитисуицидальные факторы личности — это установки и переживания, препятствующие реализации суицидальных намерений. К ним относятся:

— интенсивная эмоциональная привязанность к значимым близким; — родительские обязанности; — выраженное чувство долга, обязательность; — концентрация внимания на состоянии собственного здоровья, боязнь причинить себе физическое страдание или ущерба;— зависимость от общественного мнения и избегание осуждения со стороны окружающих, представления о позорности, греховности суицида;— представления о неиспользованных жизненных возможностях;  — наличие творческих планов, замыслов, тенденций; — наличие эстетических критериев в мышлении (нежелание выглядеть некрасивым даже после смерти).

Неотложная коррекционная помощь сотрудникам, переживающим ситуационный кризис.

Неотложная коррекционная помощь сотрудникам, переживающим ситуационный кризис с аутоагрессивными проявлениями, состоит, как правило, из 4—6 коррекционных бесед, после которых суицидальные мысли и переживания снижают свою интенсивность.

В основе неотложной психотерапии лежит точная, глубокая и быстрая диагностика состояния и личности сотрудника, точный выбор зон, методов и приемов помощи.

Психотерапевтическая помощь при суицидальных кризисах предъявляет высокие профессиональные требования к специалисту—психотерапевту, его осуществляющему, вызывает большие затраты душевных сил и времени.

Опыт показывает, что для достижения своих целей неотложная помощь должна соответствовать следующим принципам:

— установление взаимоотношений «сопереживающего napтнерства» в самом начале беседы; эмоционально нейтральны контакт, допустимый при долгосрочном воздействии, неэффективен при купировании суицидоопасных состояний;

— направленность воздействий на суицидогенные переживания, в первую очередь на переживание безнадежности, пессимистическую оценку будущего;

— направленность помощи прежде всего на познавательну» сферу: помощь в освоении новой информации, оценке актуальной ситуации, выработке плана действий, его реализации, внесении корректив;

— направленность на активизацию личностных резервный возможностей сотрудника; соблюдение последовательности этапов беседы и оказа ния помощи, т. к. эта последовательность противопоставляется дезорганизации сотрудника и является важным фактором уменьшения эмоционального напряжения;  — соблюдение конфиденциальности коррекционной работы необходимо для повышения доверительности при обсуждении личных и интимных проблем, уменьшает переживания беспокойства и уязвимости.

Наибольший объем психотерапевтической работы приходится на первую беседу.

В ходе первого контакта лицу, осуществляющему помощь, необходимо решить сразу несколько задач.

  1. Уменьшить эмоциональное напряжение.
  2. Уменьшить суицидогенные переживания.  
  3. Мобилизовать сотрудника на преодоление трудных об стоятельств.

4. Подготовить сотрудника к возможным новым психотравмирующим событиям в ходе данного кризиса и к адекватной реакции на них.

5. Усилить мотивацию к дальнейшему получению психотерапевтической помощи, переключив часть внимания сотрудника с ситуационных проблем на внутриличностные.

Первый психотерапевтический контакт с лицом в состоянии острого кризиса складывается из нескольких последовательных этапов, каждый из которых предполагает свою специфическую  задачу и соответствующий спектр психотерапевтических приемов.

Начальный этап беседы призван сообщить сотруднику уверенность в том, что он обратился именно к тому специалисту, в задачи которого входит в том числе и оказание помощи и поддержки в трудных житейских ситуациях, что психотерапевт обладает как доброжелательностью, так и необходимыми профессиональными знаниями и жизненным опытом. Главная задача этого этапа — убедить обратившегося в эмоциональном «принятии», сочувствии и готовности к пониманию. Тем самым уменьшается степень эмоциональной Напряженности сотрудника, ему предоставляется возможность более откровенно говорить о своей ситуации и переживаниях, включая те аспекты, которых он по какимлибо причинам стыдится. Эмоциональное принятие, сочувствие, готовность к пониманию снижают выраженное при суицидоопасных состояниях переживание одиночества.

Приемы, используемые на начальном этапе—это приемы, способствующие установлению контакта и коммуникации предоставление нуждающемуся в помощи своего времени, внимания, участия. Возможно использование некоторых техник для установления «рапорта».

Второй этап неотложной помощи посвящен сбору информации о личности сотрудника и его актуальной ситуации. Выясняются социальнодемографические характеристики сотрудника и других вовлеченных в кризисную ситуацию лиц, их положение в микросоциальной группе. Рассказ сотрудника о себе, своем образовании, семейном статусе и пр. активизирует в его сознании представления о принадлежности к определенной группе, способствует преодолению нарушений личностной идентификации, особенно выраженных при ситуационной дезорганизации.

Затем устанавливается последовательность событий, в результате которых сложилась текущая критическая ситуация. При этом сотрудник в своем рассказе склонен уделять особое внимание психотравмирующим, болезненным для него моментам, связанным с наивысшим для него эмоциональным напряжением. Психотерапевту необходимо активно преодолевать эту тенденцию, формируя в сознании сотрудника объективную картину процесса дезадаптации в его развитии (прием «структурирование ситуации»).

Во многих случаях сотруднику представляется, что данная неблагоприятная ситуация могла сложиться только у него, в силу его личностных недостатков и ошибочных действий. Психотерапевт должен тактично подчеркнуть, что аналогичные ситуации встречаются в жизни многих людей (прием «преодоление исключительности ситуации»).

Важно выяснить, какое событие внезапно изменило сложившиеся обстоятельства и что побудило обратиться за помощью.

При острых суицидоопасных состояниях неблагоприятная ситуация, вследствие искажений познавательных процессов, часто воспринимается личностью как неожиданная, внезапная, непреодолимая, безнадежная. Раскрывая ее структуру и динамику, психотерапевт помогает сотруднику осознать, что эта ситуация сформировалась на протяжении определенного периода времени, тесно связана с какимито предшествующими событиями на жизненном пути сотрудника и следовательно может быть изменена в благоприятном для него направлении. Таким образом, актуальный кризис связывается с предыдущей жизнью сотрудника (прием «включение в контекст»).

Часто критические обстоятельства представляются сотруднику требующими немедленного, неотложного решения. В таких случаях нужно подчеркнуть, что у него есть время на обдумывание, на принятие решения (прием «снятие остроты»).

Устанавливая связь актуального кризиса с предшествующим периодом жизни, сотрудник, как правило, осознает, что лица, в настоящее время вовлеченные в конфликт, ранее поддерживали с ним доброжелательные, часто близкие отношения; следовательно, эти отношения могут быть восстановлены.

В процессе беседы часто выясняется, что аналогичные критические ситуации возникали у сотрудника и раньше, но он находил способы их преодоления. Психотерапевту необходимо установить причины, в силу которых сотрудник в настоящее время не может использовать эти способы.

Психотерапевт должен получить также исчерпывающие сведения о близких сотруднику лицах, не связанных с данной критической ситуацией. Получение таких сведений представляет определенную трудность, т. к. внимание сотрудника сосредоточено на тех, кто вовлечен в кризис. Между тем, часто именно лица первой группы (родственники, друзья сослуживцы) являются резервными источниками поддержки и помощи.

При правильном проведении беседы сотрудник, сообщая о своих жизненных удачах и достижениях, трудностях, которые ему пришлось преодолеть, лучше осознает себя как личность, способную к реализации продуктивного жизненного пути — «терапия успехами и достижениями».

При выяснении характера и глубины суицидальных переживаний пиихотерапевту нужно стремиться к тому, чтобы сотрудник открыто высказывал свои суицидальные намерения. Опыт показывает, что это способствует повышению ответственности сотрудника за свое поведение и появлению критического отношения к суицидальным переживаниям, уменьшает вероятность их осуществления.

Во многих случаях кризисный сотрудник, сообщив всю значимую, с его точки зрения информацию, в силу искажений предвидения ситуации, испытывает трудности в ее осмысливании. Психотерапевт должен высказать точную формулировку переживаемого сотрудником кризиса. Это создает у сотрудника представление, что, какой бы трудной ни была его проблема, она может быть понята, и психотерапевт ее понимает. Тем самым уменьшаются переживания одиночества и беспомощности.

На протяжении второго этапа беседы используются приемы, поддерживающие и углубляющие контакт и коммуникацию.

Повторение содержания. Этим приемом психотерапевт сообщает сотруднику, что внимательно слушает его и понимает.

Отражение эмоций. Выделение эмоционального компонента, какоголибо факта и сообщение его сотруднику, например: «Представляю, какое горе охватило Вас, когда Вы узнали, что болезнь ребенка серьезяа». Прием стимулирует более открытое проявление эмоций и особенно показан в тех случаях, когда сотрудник испытывает тоску, подавленность, обиду.

Означивание ситуации или переживания. Выделение из высказываний сотрудника их основного значения. Например: «Если я Вас правильно понял, жена постоянно упрекала Вас в недостаточном внимании к себе?».

Установление последовательности событий. Повторение психотерапевтом сообщенных ему фактов в их причинноследственной или временной последовательности.

Разработка. Углубление в тему. После того, как психотерапевт сориентировался в проблеме, он направляет беседу на обсуждение проблемы, представляющейся ему наиболее важной. Разработка должна осуществляться тактично, ее нельзя превращать в расследование! Если проблема действительно значима для сотрудника, он вернется к ней в той или иной форме.

Вербализация. Словесное обозначение того, что подразумевает сотрудник. Это прием, приближающийся к интерпретации. Содержанием вербализации должно быть лишь то, что сотрудник сам подразумевает.

Поиск источников эмоций. Сотруднику предлагается задуматься над своим эмоциональным состоянием и установить его непосредственные причины. Например: «Какие чувства вызвало у Вас это происшествие?». Этот прием помогает сотруднику осознать взаимосвязи между его поступками, поступками других лиц, вовлеченных в конфликт, и возникающими у него эмоциями. (Для лица в кризисе часто характерно непонимание связей между поступками и реакциями на них).

Третий этап. Он посвящен совместному планированию деятельности, необходимой для выхода из кризиса. Прежде всего,  основываясь на достигнутом ранее интеллектуальном овладении ситуацией, необходимо подвести сотрудника к осознаниютого, какое разрешение кризиса является для него наиболее приемлемым.

Вслед за этим проблема разбивается на более мелкие, по; тенциально разрешимые задачи. Для ближайших задач выдвигаются несколько предварительных решений. Такие решения предлагаются психотерапевтом только в общем, незавершенном виде. Их незавершенность стимулирует собственную активность сотрудника.

В результате анализа предварительных решений вырабатывается конструктивный план поведения, направленного на преодоление критических обстоятельств.

Совместный с психотерапевтом поиск адекватных способов поведения придает сотруднику уверенность в своих силах, восстанавливает снизившуюся самооценку, способствует повышению ответственности сотрудника за свое поведение. Разработка конкретного плана действий уменьшает переживание безнадежности, безысходности, представляющие собой одну из главных детерминант суицидального решения.

Ведущими, приемами третьего этапа представляются интерпретация, планирование и удержание паузы.

Интерпретация. Высказывание гипотез, указывающих на существование определенных аспектов кризисной ситуации, не учтенных сотрудником, а также на возможные способы разрешения ситуации.

Планирование — побуждение к словесному оформлению планов предстоящей деятельности. Оно может выражаться, в  частности, в предложении пациенту подумать, что можно сделать в данной напрягающей ситуации, чтобы избежать неблагоприятных для него последствий. Планирование включает в  себя не только сферу проблем, требующих решения, но и элементы собственного поведения личности. Если планирование осуществляется лицом, получающим помощь, то вероятность реализации планируемых действий выше, чем в тех случаях, когда ведущую роль в планировании играет психолог. Удержание паузы — целенаправленное молчание психотерапевта, которое имеет своей целью предоставление возможности проявления инициативы и стимулирование проговаривания разрабатываемых планов. Молчание должно сообщать сотруднику, что психотерапевт ждет его слов.

Четвертый этап. Направлен на окончательное формулирование решения. План действий должен быть выражен предельно ясно, последовательно и кратко. На этом этапе психотерапевт должен несколько раз высказаться в плане сообщения сотруднику веры в свои силы и возможности, напомнить, что ранее он успешно преодолевал трудные Моменты жизни, а также призвать сотрудника проявить максимум воли и целеустремленности для достижения желаемого разрешения кризиса.

Ведущими приемами этого этапа являются: логическая аргументация, убеждение, передубеждение, в некоторых случаях— рациональное внушение.

В завершение беседы психотерапевт предлагает лицу, переживающему кризис, дальнейшие контакты, сообщает свой график работы, назначает конкретное время следующей встречи.

 В процессе неотложной беседы психотерапевт постепенно переходит от позиции эмпатического слушания к позиции соучастия в познавательном овладении и практическом разрешении ситуации. Это выражается и в изменении его вербальной активности. На первом этапе вербальная активность психотерапевта зависит от состояния сотрудника. На втором этапе—активность минимальна и возрастает на этапе планирования деятельности. На последнем этапе активность психотералевта достигает максимума.

Как показывает опыт, продолжительность первой неотложной беседы составляет от 1,5 до 2 часов.

В 25% случаев для купирования суицидального поведения бывает достаточно одной беседы. В большинстве случаев человек в кризисном состоянии обращается за помощью 4—5 раз (от 2 до 6 недель).

Вторая беседа, назначаемая психотерапевтом, как правило, через 2—3 дня имеет своей целью интеллектуальное освоение ситуации. На фоне уже сформировавшегося эмпатического контакта психотерапевт помогает сотруднику глубже и точнее овладеть происходящим, принять его реальность. Оцениваются уже предпринятые действия, направленные на разрешение кризиса. Осуществляется «обратная связь»: совместно разработанный план поведения — действия сотрудника — совместный анализ их результатов — дальнейшее планирование деятельности. В случае «неразрешимых конфликтов» и необратимых утрат, когда изменение внешней ситуации невозможно, самосовершенствование и самоактуализация могут быть представлены сотруднику в качестве ведущей жизненной цели, заменяющей утраченную цель. Формирование у сотрудника мотивации к личностному росту и развитию — важнейшая задача интенсивной психотерапии. Возникновение данной мотивации стойко купирует аутоагрессивные переживания (Амбрумова А. Г. и др., 1986).

Отличия кризисной психотерапии.

Кризисная психотерапия (КП) имеет принципиальные отличия от психотерапии пограничных состояний.

У КП четко выраженная проблемная ориентация и неотложный характер. Придается значение не только эмоциональной поддержке пациента, но и активному руководству его поведением. Подобная психотерапия нацелена на выявление и коррекцию неадаптивных установок, ведущих к суицидоопасным переживаниям. Она способствует поиску неопробованных способов разрешения конфликта. Это повышает уровень социальнопсихологической адаптации и обеспечивает развитие личности.

КП осуществляется в индивидуальной, семейной и групповой (ГКП) форме.

При любой из этих форм КП реализуется поэтапно. При высоком суицидальном риске КП состоит в кризисной поддержке (КрП). По отношению к пациентам, уже вышедшим из острого кризиса, осуществляется кризисное вмешательство (КрВ). Посткризисные пациенты без суицидальных тенденций включаются в занятия по тренингу навыков адаптации (ТрН).

Особенностью семейной КП является то, что кризисные пациенты обнаруживают суицидальные тенденции и, как правило, находятся на поздних стадиях семейного конфликта. Поэтому семейная КП направлена не на сохранение семьи, а на уменьшение суицидоопасных тенденций путем быстрейшего разрешения конфликта.

В отличие от традиционной психотерапии групповая КП краткосрочна, но достаточно интенсивна. ГКП особенно действенна для повышения самопринятия кризисных пациентов.

Состав группы должен быть разнороден по возрасту и полу, что снимает представление о возрастной и половой уникальности кризисных проблем каждого пациента, расширяет репертуар используемых ролей. В группу не должно включаться больше 2—3 человек с высоким суицидальным риском.

Первое занятие в группе может быть для пациента пробным. После чего обязательно проводится беседа о возможности использования пациентом помощи группы.

Групповая сплоченность развивается в ходе взаимной поддержки. В связи с этим поощряется общение участников группы вне занятий. От занятия к занятию состав группы меняется в связи с окончанием терапии.

В отличие от традиционной групповой психотерапии позиция психотерапевта является достаточно директивной. Он чаще прибегает к прямым вопросам, предлагает темы дискуссий и способы решения проблем. При актуализации суицидальных тенденций осуществляет непосредственное руководство. Как правило, практикуется совместное ведение группы терапевтом и котерапевтом.

КрП при индивидуальной КП требует безусловного принятия пациента. Необходимо, чтобы психотерапевт воспринимался как заслуживающий доверия, компетентный специалист. Это ликвидирует эмоциональную изоляцию и безнадежность у пациента, повышает его самопринятие.

Сочувственное выслушивание облегчает отреагирование подавленных эмоций. При этом не имеющий прямого отношения к кризисной ситуации материал игнорируется. Одновременно проводится прямая диагностика выраженности суицидальных тенденций, так как на этом этапе пациенты готовы открыто их обсуждать.

В этот период необходимо повышать самооценку пациента, напоминать о прошлых достижениях и углублять уверенность в своих возможностях. Личностная защита пациента усиливается при акценте на антисуицидальных факторах. Причины же прошлых неудач не интерпретируются, а сопротивление лечению игнорируется.

Кризисная проблема формулируется в понятных пациенту терминах. Заключается соглашение о разделении ответственности за результаты работы. Признается способность пациента самостоятельно контролировать свои суицидальные тенденции, отвечать за принятие решений. Оговариваются контакты с другими людьми и возможное посредничество психотерапевта.

После завершения КрП, когда аффективные расстройства купируются, можно перейти к перестройке сознания пациента через кризисное вмешательство. Этому способствуют снижение суицидального риска и высокая готовность к внутренним изменениям.

Главная цель данного этапа — восстановление нарушенной микросоциальной среды пациента. Ведется поиск лиц, с которыми было бы возможно сформировать новые высокозначимые отношения. Если пациент сопротивляется вмешательству и склонен только обсуждать симптомы, может быть использована конфронтация позиций психотерапевта и пациента, так как в это время важна не мягкость психотерапевта, а его усилия по преодолению кризиса.

Выявляются, а затем корригируются неадаптивные установки пациента, блокирующие оптимальные способы разрешения конфликта. Это такие установки, как представление о большей, чем жизнь, значимости тех или иных ценностей, неприятие даже на непродолжительное время одиночества, представление об отсутствии у себя возможностей для создания и сохранения пары, это установка на сохранение «во что бы то ни стало» семейных и любовных отношений, это ориентир на нереалистический идеал спутника жизни, это установка на обвинение себя во всех неприятностях, это потребность в чрезвычайно тесных эмоциональных взаимоотношениях, это доминирование любовных отношений при недостаточной роли профессиональной сферы.

Не следует пытаться впрямую изменить подобные убеждения. Может быть необходима дополнительная работа по мотивации к перестройке смысловой сферы.

Так, усилия пациента постепенно переключаются с попыток разрешения ситуации прежними методами на развитие собственных возможностей. Это поможет эффективно разрешить кризисную ситуацию и подготовить переход к третьему этапу — повышению докризисного уровня адаптации с помощью новых приемов разрешения проблем.

Основные методы данного этапа — коммуникативный тренинг с использованием проблемных дискуссий, ролевого тренинга, психодрамы и аутогенной тренировки. Проигрывание разных ролей помогает пациентам лучше понять поведение других людей и несколько изменить собственный стиль общения. Опробывание новых способов действия проводится после купирования суицидального риска. Поэтому возможные неудачи не приводят к усилению личностной несостоятельности, а способствуют реалистической оценке собственных возможностей.

На заключительном этапе суммируются достижения пациента, составляются реалистические планы на будущее, учитывается опыт преодоления кризиса. Поощряется сохранение связи с членами группы. Определяется потребность долговременной терапии. Окончание КП может порождать тревогу у пациента. Необходимо разделить это чувство и обсудить его обоснованность.

Заключение.

Описанные в главе направления психологической работы с личным составом подразделений ОВД требуют от специалиста достаточно высокого уровня профессиональной подготовки.

Однако, есть момент, без которого будет невозможна эффективная работа даже самого высококвалифицированного психолога. Речь идет о служебном статусе специалиста. Если руководство подразделения ОВД не знает или не понимает специфики задач, стоящих перед психологом, то последний легко может превратиться в сотрудника, выполняющего многочисленные поручения, не связанные с психологическим сопровождением.

Поэтому важным направлением деятельности психолога кадрового подразделения является информирование коллег и руководства о направлениях своей работы, стоящих проблемах, решаемых задачах, в соответствии с прямыми функциональными обязанностями.

Следует помнить, что помимо типовой должностной инструкции специфическую профессиональную деятельность психолога регламентирует утвержденный заместителем Министра внутренних дел Российской Федерации «Кодекс профессиональной этики психолога ОВД» (ГУК МВД России исх. № 21/ 13/1779 от 05.07.96 г.). Содержание этого документа позволяет психологу грамотно строить свои отношения с коллегами по службе на основе принятых в международном профессиональном психологическом сообществе норм и принципов.

При организации и проведении психотерапии следует применять те методы и методики, которые разрешены Министерством здравоохранения Российской Федерации. К данной работе могут допускаться только специалисты, имеющие соответствующую подготовку по психиатрии, наркологии, психотерапии, медицинской психологии и получившие в установленном порядке сертификат специалиста (приказ Минздравмедпрома России от 13.06.96 г. №245).