Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ



 

Смирнов В.Н.
Психология управления персоналом в экстремальных условиях.

М., 2007. Стр. 104-129.

 

Глава 4. Организация профессиональной экстремально-психологической подготовки руководителей, специалистов и функциональных групп

4.1. Современные требования к профессиональной подготовке и подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп экстремального профиля

Основные современные требования профессиональной подготовки и подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп экстремального профиля связаны с интенсификацией процесса полготовки, максимальным приближением содержания обучения к реальным условиям экстремально-служебной деятельности, улучшением методического обеспечения и условий проведения занятий. Повышение эффективности усвоения знаний и практических навыков по направлениям служебной деятельности зависит от широкого применения комплексных занятий и практических тренировок, внедрения компьютерной техники и технических средств обучения.

Профессиональная подготовка руководителей, специалистов и функциональных групп к деятельности в экстремальных условиях является частью всей системы профессионального образования по профессиям экстремального профиля. Эта система неразрывно связана с процессами, происходящими в обществе. Ухудшение экологической, техногенной, социальной, обострение криминогенной обстановки в стране, изменение качественных характеристик преступности, разрастание терроризма обусловили потребность в определении, уточнении и коррекции профессиональной подготовки руководителей, специалистов и функциональных групп экстремального профиля, разработки новых подходов, форм и методов. Не секрет, что многие из них давно устарели, так как были ориентированы на подготовку специалистов для совершенно иных условий работы.

В настоящее время назрела необходимость введения новой, дополнительной специальности в перечень специальностей высшего профессионального образования — служебно-экстремальной.

Служебно-экстремальная деятельность обусловлена своей спецификой. Квинтэссенцией этой деятельности является спасение жизни и здоровья людей, выполнение созидательных функций в ситуациях повышенной опасности для жизни и здоровья, а также пресечение физического и психологического сопротивления правонарушителей с применением силы.

Деятельность руководителей, специалистов и функциональных групп проходит, как правило, в условиях, для которых характерна не только повышенная напряженность, но и повышенная личная ответственность. Умение вовремя и правильно понять требования, предъявляемые профессиональной деятельностью к руководителям, специалистам и функциональным группам в экстремальных условиях, позволяет привнести в процесс подготовки своеобразие, акцентировать подготовку прежде всего на формировании особого экстремально-ориентированного сознания у специалистов и групп, используя специальные средства и способы, повышающие психологическую устойчивость персонала.

«Психологическая устойчивость — свойство личности руководителя, специалиста не поддаваться неблагоприятным психологическим обстоятельствам решаемых задач, не снижать пол их влиянием качество выполнения профессиональных действий» [18].

Академией управления МВД России в 2001 г. в МВД—УВД субъектов Российской Федерации было проведено анкетирование сотрудников органов внутренних дел некоторых подразделений, наиболее часто выполняющих задачи в экстремальных условиях, на предмет установления их субъективной оценки в отношении служебной и профессиональной подготовленности к действиям в экстремальных условиях.

Результаты анкетирования показали, что далеко не все сотрудники перед их деятельностью в экстремальных условиях проходили профессиональную подготовку по специальной программе. Тем не менее о своей подготовленности к действиям в экстремальных условиях сообщило подавляющее большинство сотрудников, а количество уверенных в своей подготовленности сотрудников было почти 100%.

Для подобных оптимистических выводов имелись как субъективные, так и объективные основания.

Объективным основанием для этих выводов послужил характер выполняемых служебно-боевых задач большинством сотрудников в экстремальных условиях со сравнительно небольшой степенью риска. К. ним были отнесены; осуществление пропускного режима на блок-постах, участие в осмотре населенных пунктов, освобожденных от боевиков, в сопровождении автоколонн или лип начальствующего состава.

В операциях, связанных с повышенной угрозой для жизни и здоровья сотрудников, участие в которых свидетельствовало об их полноценной подготовленности к экстремальным условиям, требовало особых усилий и настроя, было задействовано только около трети личного состава.

К субъективным основаниям, вселившим уверенность в сотрудников в их подготовленности к действиям в экстремальных условиях, были отнесены их результаты по служебной и физической подготовке в системе служебной, физической и боевой подготовки.

Однако выполнение служебно-боевых задач в экстремальных условиях сотрудниками органов внутренних дел показало, что подготовка и подготовленность личного состава далека от реальных требований. Результаты служебных расследований, проведенных инспекцией по личному составу МВД России, свидетельствуют о множестве фактов профессиональной некомпетентности сотрудников, что приводит к росту числа «не боевых потерь», в том числе и среди руководителей.

Свидетельством низкой степени профессионализма сотрудников явилась, по результатам анкетирования, и оценка экстремальных условий, их неизбежных последствий частью сотрудников как психотравмируюших. Они не были подготовлены к профессиональному восприятию происходящих событий как к объективным фактам экстремальной действительности. Поэтому на таких сотрудников сильное психотравмирующее влияние оказали гибель друзей и сослуживцев, большие разрушения зданий и других объектов, руины городов, ночные дежурства и обстрелы, картины боя.

Во многих случаях отрицательные эмоциональные состояния у части сотрудников вызывали недостатки в организации служебно-боевой деятельности и отношении общества к этой деятельности: несправедливое освещение в средствах массовой информации происходящих событий, отсутствие правильного руководства и взаимодействия между милицией и войсками, замалчивание «окопной правды».

Объективным подтверждением неподготовленности части сотрудников к действиям в экстремальных условиях и, вследствие этого, их неспособности самостоятельно справиться с психотравмирующими событиями и отрицательными эмоциональными состояниями явились массовые увольнения из органов внутренних дел сотрудников, вернувшихся из горячих точек после неуспешных боевых действий и гибели значительной части личного состава.

Из проведенного анализа следует, что овладение руководителями, специалистами, функциональными группами профессиональной деятельностью, протекающей в экстремальных условиях, повышение ее эффективности и безопасности образует проблему, связанную с их профессиональной экстремально-психологической подготовкой и подготовленностью.

Подготовленность оказывает влияние на отношение руководителей, специалистов к своему здоровью, жизнедеятельности, достижению высоких профессиональных результатов, сослуживцам, родным и близким им людям.

4.2. Профессиональная экстремально-психологическая подготовка руководителей, специалистов и функциональных групп

Цель профессиональной экстремально-психологической подготовки — формирование и развитие экстремально-психологической подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп.

Объект профессиональной экстремально-психологической подготовки — индивидуальный (руководитель, специалист) и групповой субъект жизнедеятельности (функциональная группа), представленные во взаимосвязях.

Предмет профессиональной экстремально-психологической подготовки — формирование и развитие знаний, умений, навыков, профессионально важных качеств руководителей, специалистов, экстремально-психологических по своей природе, психологических характеристик функциональных групп.

Задачи профессиональной экстремально-психологической подготовки состоят в решении психологических проблем, вызванных спецификой функциональных обязанностей сотрудников, функциональных групп, экстремальных условий их жизнедеятельности. Результаты теоретических и экспериментальных исследований показали, что среди таких задач имеются общие и специальные, решаемые на индивидуальном и групповом уровнях.

Общие задачи, актуальные для подготовки руководителей и специалистов подразделений — формирование экстремально-ориентированного сознания и развитие интегрированных психических качеств (бдительности, оптимальной работоспособности, способности к многовариантным, быстрым и адекватным действиям), а также приобретение знаний, умений, навыков:

- по овладению компетенцией руководителя-лидера;

  1. концентрации, распределению и удержанию внимания, развитию профессиональной памяти, мышления в процессе подготовки и деятельности;
  2. ментальному моделированию экстремальных условий, успешной деятельности, чувственных образов;

- релаксации и регуляции боевых психических состояний;

- поддержанию высокого уровня выносливости, психологической устойчивости, надежности, интеллектуальных действий после физических нагрузок;

  1. повышению самоконтроля за своими действиями, действиями подчиненных, уровнем проявления агрессии;
  2. быстрой и адекватной оценке обстановки, опасностей, условий деятельности;
  3. принятию правильного одиночного решения и решения на компетентную профессиональную деятельность группы;
  4. вербальным способам воздействия на население с целью недопущения с их стороны противоправных действий и паники;
  5. налаживанию контактов, бесконфликтному общению и ведению переговоров с иной этнической группой населения.

К общим задачам, являющимся актуальными для подготовки функциональных групп всех подразделений, относится осознание особого экстремально-ориентированного статуса группы, а также повышение:

  1. продуктивности групповой деятельности (правильность, быстрота выполняемых заданий, уровень допускаемых ошибок);
  2. степени удовлетворенности отношениями в коллективе и деятельностью (социально-психологический климат, эмоциональный уровень сплоченности, деятельная ориентация);

- уровня боевого экстремально-психологического мастерства (формирование знаний, умений, навыков по регуляции групповых боевых психических состояний, профессиональным действиям в составе группы, смежным обязанностям; навыков взаимопонимания, взаимодействия, поддержки, взаимозаменяемости, оказания помощи членам группы; овладение умениями, навыками руководства, лидерства и сознательного подчинения в группе; развитие коммуникативных способностей профессионального общения и выхода из конфликтной ситуации в экстремальных условиях);

- надситуативной активности в группе (способность функциональных групп подниматься над уровнем требований ситуации, ставить избыточные задачи с точки зрения исходной (поставленной) цели, проявление инициативной деятельности, бескорыстного риска в условиях временного и информационного дефицита, руководствуясь гражданским долгом и государственно-правовым смыслом в своей профессиональной деятельности).

Имеются общие задачи, относящиеся как к подготовке руководителей, специалистов, так и к подготовке функциональных групп:

  1. осуществление диагностики руководителей, специалистов, функциональных групп на всех стадиях подготовки и в процессе их деятельности;
  2. осознание личностно значимых ценностей и целей профессиональной деятельности, увеличение доли ясных, эмоционально насыщенных социальных (общественных и групповых ценностей) в общей структуре ценностей;
  3. приобретение знаний, умений и навыков по соблюдению безопасности руководителями, специалистами, функциональными группами, обеспечению безопасности посторонних граждан в экстремальных условиях;

- обеспечение оптимального режима жизнедеятельности руководителями, специалистами, функциональными группами (использование и пополнение своих психических и физических сил; поддерживание и восстановление работоспособности в экстремальных условиях).

Наряду с общими имеются и специальные задачи, определяемые приоритетными направлениями в деятельности конкретных подразделений.

Общие и специальные (частные) педагогические принципы экстремальной подготовки достаточно подробно изложены А. М. Столяренко [20]. Все принципы разделены им на четыре группы: общие, организационные, методические и содержательные. В круг общих принципов включены следующие: экстремальной природосообразности, экстремальной научности, психолого-педагогического единства, экстремальной целеустремленности и надежности, гуманизма и личностного подхода, оптимизма и позитивности. К организационным принципам отнесены: принцип педагогической системности, единства группового, дифференцированного и индивидуального подходов, специального обеспечения экстремальной подготовки. В перечень методических принципов входят: методики по мотивации, воспитанию и развитию личности; принципы доступности, последовательности и прочности подготовки; методика интенсивной мобилизующей подготовки; принцип максимально возможного приближения трудностей и условий обучения к реальным экстремальным.

В перечень методических принципов профессиональной экстремально-психологической подготовки сотрудников, действующих в экстремальных условиях, кроме того, целесообразно применить принцип включения в процесс подготовки самих экстремальных условий деятельности. Дело в том, что любые приближения учебных условий к экстремальным относительны; сотрудники все равно относятся к ним не как к подлинным экстремальным условиям. Это оказывает влияние на формирование их психологических ценностей. Вместе с тем сами экстремальные условия деятельности руководителей, специалистов и функциональных групп не исключают возможностей для повышения их экстремально-психологической подготовленности. (Так, например, периоды несения службы на блок-постах, активный поиск, проведение следственных, розыскных действий, активный отдых могут с успехом использоваться сотрудниками для повышения экстремально-психологической подготовленности.) Однако научение посредством экстремальных условий (боевой раздел подготовки) может применяться только при наличии уже имеющегося необходимого уровня подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп, полученного на предварительном этапе и в результате предбоевого раздела непосредственного этапа профессиональной экстремально-психологической подготовки.

К содержательным принципам профессиональной экстремально-психологической подготовки сотрудников спецподразделений целесообразно отнести принцип экстремально-психологической подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп.

Вся профессиональная экстремально-психологическая подготовка состоит из теоретических и практических групп занятий. В теоретическую группу входят лекционно-семинарские занятия. Остальные темы профессиональной экстремально-психологической подготовки являются практическими, распределяются по разделам боевой, служебной, физической подготовки (предварительный, непосредственный этапы) или входят в этап подготовки в условиях активного отдыха. Они предназначаются либо для всего личного состава, либо для определенной категории руководителей, специалистов и функциональных групп (например, снайперов, минеров-подрывников и т.д.). Кроме изучения теоретических и практических тем в процессе лекций и семинаров в подготовке используется психологический практикум, психологический и экстремально-психологический тренинги.

Теоретический курс профессиональной экстремально-психологической подготовки универсален для всех подразделений, выполняющих профессиональную задачу в экстремальных условиях, включен в отдельный курс подготовки в рамках служебной подготовки и направлен на: уяснение целей, задач, содержания обучения; понятий «готовность», «подготовленность», «мастерство», «конфликт», «тревога», «страх», «риск», «опасность», «адаптация», «стрессоустойчивость». Изучаются познавательные процессы, психические свойства и состояния.

Практический курс профессиональной экстремально-психологической подготовки строится на знаниях, полученных руководителями, специалистами и функциональными группами при изучении теоретического курса. Он построен в форме психологического практикума, психологического, экстремально-психологического тренингов и группы упражнений в процессе активного отдыха.

Разнообразие занятий должно достигаться путем смены мест и условий занятий; изменением учебных условий выполнения профессиональных действий, последовательного увеличения напряженности вводных.

Профессиональная экстремально-психологическая подготовка имеет свою структуру, модель и алгоритм.

Вся профессиональная экстремально-психологическая подготовка структурно состоит из предварительного, непосредственного и этапа в условиях активного отдыха.

 

Этап предварительной профессиональной экстремально-психологической подготовки

Общий раздел (лекционно-семинарские занятия)

Специальный раздел (психологический практикум)

 

 

Этап непосредственной профессиональной экстремально-психологической подготовки

Предбоевой раздел (психологический тренинг)

Боевой раздел (экстремально-психологический тренинг)

 

 

Этап профессиональной экстремально-психологической подготовки в условиях активного отдыха

Реабилитационно-восстановительный раздел

Раздел поддержания экстремально-психологической подготовленности

 

Взаимодействие всех психических элементов и процессов на стадии предварительного этапа подготовки обусловлено наличием единой для них цели — достижения максимальной подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп к действиям в экстремальных условиях.

Алгоритм предварительного этапа профессиональной экстремально-психологической подготовки отличается от профессионально-психологической подготовки специалистов следующими обстоятельствами:

  1. учетом на всех занятиях фактора экстремальности (осмысление, оценка, использование экстремальных условий деятельности);
  2. преимущественной ориентацией подготовки на работу с функциональными группами, но с учетом индивидуального подхода к отдельным руководителям и специалистам;
  3. дифференцированностью подходов (учет специфики) при подготовке отдельных руководителей, специалистов и функциональных групп;
  4. использованием специально разработанных и подобранных, с учетом стоящих перед подразделениями, руководителями и специалистами задач, психотехник и упражнений;
  5. сочетанием ряда психотехник и упражнений с занятиями, проводимыми в процессе других видов подготовок: боевой, физической, тактической и т.д.

На предварительном этапе профессиональной экстремально-психологической подготовки осуществляется формирование всех компонентов психологической подготовленности руководителей и специалистов: мотиваиионно-ценностного. эмоционально-волевого и когнитивного (познавательного). Руководителями, специалистами приобретаются знания, навыки, умения, экстремально-психологические по своей природе, осмысливаются требования, предъявляемые деятельностью, экстремальными условиями, функциональной группой к их психофизиологическим, личностным и профессиональным качествам, свое отношение к выполнению служебно-экстремальных задач.

У руководителей, специалистов формируются особенности профессионального восприятия экстремальных условий, бдительности, оперативного мышления, памяти, оптимальной работоспособности, способности к многовариантным, но быстрым действиям, устойчивая система профессионально значимых качеств (положительное отношение к профессии, организованность, осознанность, самообладание и т.д.), совершенствуются психологические характеристики функциональных групп.

Большинство функциональных групп имеют определенные социально-психологические признаки профессиональной экстремально-психологической подготовленности, компонентами которой выступают «парциальные» характеристики: определенные уровни удовлетворенности руководителями, специалистами, отношениями в коллективе, деятельностью, экстремально-психологического мастерства. Вместе с тем только целенаправленная профессиональная экстремально-психологическая подготовка позволяет сформировать и развить целостные «интегративные» характеристики функциональных групп: «профессионализм группы», «над-ситуативную активность групп», «экстремально-психологическое мастерство групп».

Алгоритм этапа непосредственной (рис. 4) профессиональной экстремально-психологической подготовки построен таким образом, чтобы подготовка руководителей, специалистов и функциональных групп не завершалась началом профессиональной деятельности, а продолжалась параллельно с ней, интегрировалась в этот процесс, помогала выжить и быть эффективными в экстремальных условиях.

Эффективность непосредственного этапа зависит от качества проведения предварительного этапа профессиональной экстремально-психологической подготовки. В свою очередь непосредственный этап профессиональной экстремально-психологической подготовки определяет результативность предварительного этапа в конкретных экстремальных условиях. Таким образом, как предварительный, так и непосредственный этапы профессиональной экстремально-психологической подготовки находятся в гармоничном единстве. Непосредственный этап — это функциональное завершение предварительного этапа подготовки, повышающий ее действенность.

Предбоевой раздел непосредственного этапа экстремально-психологической подготовки следует рассматривать как единый психологический тренинг. На этом этапе приобретаются навыки и умения преобразования экстремальных условий в приемлемые для работы, а также осуществляется мобилизованность руководителей, специалистов и групп. Конечной целью такого преобразования является адаптивное «погружение» психики руководителей и специалистов в процесс предстоящей деятельности.

Для достижения требуемого результата — успешной и быстрейшей адаптации руководителей и специалистов к действиям в экстремальных условиях — используются факторы риска, опасности, внезапности, необычности, быстрого изменения условий деятельности, длительности больших физических и психических нагрузок.

Боевой раздел непосредственного этапа экстремально-психологической подготовки представляет собой экстремально-психологический тренинг, проходящий в процессе реальной служебно-экстремальной деятельности руководителей и специалистов.

В процессе служебно-экстремальной деятельности у руководителей и специалистов наблюдается процесс переосмысления психологических ценностей в результате объективной необходимости, вызванной экстремальными условиями их деятельности и потребностями к скорейшей адаптации к этим условиям.

Задача психолога в этих условиях — помочь руководителям и специалистам скорректировать личностно значимые ценности своей деятельности через осознание своих потребностей, требований профессиональной группы, поставленной задачи. Необходимо обеспечить осознание руководителями и специалистами целей деятельности, достижение которых приведет к удовлетворению их потребностей. Не менее важная задача, вызванная коррекцией личностно значимых ценностей, связана с переосмыслением и оценкой условий деятельности и выбором наиболее приемлемых способов решения стоящих профессиональных задач. Кроме того, требуется по-новому соотнести свои потенциальные возможности с конкретными условиями деятельности, спрогнозировать достижение желаемого результата. Завершает психокоррекционные мероприятия повышение самоконтроля, самомобилизация психических и физических сил руководителей и специалистов.

Исследования, проводимые в процессе психологического сопровождения сотрудников спецподразделений, показали, что «психологическое восстановление сотрудников проходило эффективнее именно в экстремальных, а не в стационарных условиях. Как свидетельствуют сами сотрудники, они чувствовали себя уязвимыми, когда их принуждали по психологическим показаниям, пусть даже временно, покидать расположение своего подразделения или функциональной группы. В последнем случае любые восстановительные мероприятия не приносили результатов. Состояние сотрудников часто ухудшалось. Отношение психолога к сотрудникам в процессе профессиональной экстремально-психологической подготовки как к здоровым людям, а также реальная поддержка боевых товарищей способствовали скорейшему восстановлению сил сотрудников» Г131.

Алгоритм этапа профессиональной экстремально-психологической подготовки в условиях активного отдыха заключается в логическом продолжении предварительного и непосредственного этапов подготовки. Он, с одной стороны, способствует быстрейшей реадаптации руководителей и специалистов к социальным условиям мирной жизни при одновременном сохранении высокого уровня боевой готовности, а с другой — быстрейшей адаптации руководителей и специалистов к экстремальным условиям их деятельности и подготовке к этим условиям.

Этап профессиональной экстремально-психологической подготовки в условиях активного отдыха способствует стиранию границ между профессиональной деятельностью руководителей и специалистов в экстремальных условиях и их деятельностью в условиях мирной жизни. В результате сам процесс профессиональной экстремально-психологической подготовки превращается из условия деятельности руководителей и специалистов в условие их жизнедеятельности.

В качестве обобщенного критерия результативности профессиональной экстремально-психологической подготовки руководителей и специалистов в экстремальных условиях выбрана их экстремально-психологическая подготовленность. В качестве частных критериев применены такие как сформированность социальных психологических ценностей, развитость профессионально значимых качеств, объем знаний, умений, навыков, экстремально-психологических по своей природе (рис, 6),

Социальные психологические ценности — личностно значимые качества, придаваемые человеком предмету или явлению. Они выделены из группы экстремальных психических качеств в связи с их особой ролью в профессиональной экстремально-психологической подготовке и подготовленности руководителей и специалистов. Только благодаря преобладанию социальных ценностей в системе психологических ценностей руководителей и специалистов возможно развитие интегрированных психических качеств, а также знаний, умений и навыков, экстремально-психологических по своей природе, до уровня, позволяющего руководителям, специалистам и функциональным группам жить и быть результативными в экстремальных условиях,

К интегрированным психическим качествам руководителей и специалистов отнесены; бдительность, оптимальная работоспособность, способность к многовариантным, но быстрым и адекватным действиям,

В соответствии с выработанными общим и частными критериями экстремально-психологической подготовленности руководителей и специалистов возможно применить показатели, устанавливаемые избранными методиками.

В качестве критерия экстремально-психологической подготовленности функциональных групп руководителей и специалистов возможно выбрать обобщенный критерий — экстремально-психологическая подготовленность функциональных групп. В качестве частных критериев — использовать такие как: профессионализм группы (правильность, быстрота выполняемых заданий и уровень допускаемых ошибок группой), удовлетворенность руководителей и специалистов межличностными отношениями в коллективе, деятельностью, надситуативную активность групп (способность подняться над уровнем требований ситуации, ставить задачи, избыточные с точки зрения исходной (поставленной) цели, проявление инициативной деятельности, бескорыстного риска в условиях временного и информационнного дефицита, руководствуясь гражданским долгом и государственно-правовым смыслом профессиональной деятельности), экстремально-психологическое мастерство групп (формирование умений по регуляции боевых психических состояний групп, профессиональных действий в составе группы, овладение смежными обязанностями; навыков взаимопонимания, взаимодействия, поддержки, взаимозаменяемости, оказания помощи членам группы) (рис. 7).

Профессионализм группы может определяться правильностью, быстротой выполнения задач, а также уровнем допускаемых группой ошибок, которые устанавливаются в процессе подготовки с помощью руководителей подразделений, посредников.

Удовлетворенность межличностными отношениями в функциональных группах создает психологическую атмосферу, благоприятный социально-психологический климат для возникновения и развития групповых боевых психических состояний. Боевое психическое состояние групп следует отличать от социально-психологического климата.

Социально-психологический климат обычно определяется как состояние членов организации, обусловленное особенностями ее жизнедеятельности, и представляет собой своеобразный сплав эмоционального и интеллектуального: установок, отношений, настроений, чувств, мнений членов организации [21] или как комплексное психологическое состояние коллектива, отражающее особенности социального восприятия различных сторон его жизни и деятельности, степень удовлетворенности ими и побуждение к успешному выполнению поставленных задач [4J.

Боевое психическое состояние групп является комплексным психологическим состоянием функциональной группы в экстремальных условиях, отражающим особенности группового восприятия экстремальных условий, эмоциональные характеристики группы и характер групповой деятельности.

Если социально-психологический климат группы характерен для нее в любых условиях и на всех этапах профессиональной деятельности, то боевое психическое состояние групп возникает только перед началом непосредственной деятельности, на «предстартовом» этапе или в процессе тренинга руководителей и специалистов. Боевое психическое состояние групп представляет собой как бы «острие» социально-психологического климата группы, которое должно «затачиваться» перед выполнением руководителями и специалистами служебно-экстремальных задач.

Удовлетворенность межличностными отношениями в группе, деятельностью может определяться высокими, средними и низкими показателями по тестам: интерперсональная диагностика Т.Лири (удовлетворенность межличностными отношениями, групповая напряженность), «индекс групповой сплоченности» (Си-шор), «социометрия» (сплоченность).

Надситуативная активность групп может определяться оценками (отличными, хорошими, удовлетворительными и не удовлетворительными), выставляемыми функциональным группам по результатам их деятельности в условиях изоляции и отсутствия руководящих команд при проведении комплексных учений. Парциальная составляющая надситуативной активности определяется по результатам анкетирования руководителей и специалистов по анкетам: «Изучение мотивации к подготовке, профессиональной деятельности в экстремальных условиях и удовлетворенности деятельностью» и «Изучение значимых психологических ценностей».

В показатели группового экстремально-психологического мастерства могут быть включены: степени (высокие, средние, низкие) выраженности объективных и субъективных характеристик боевых психических состояний групп, определяемых с помощью семантического дифференциала психических состояний; уровня развития групповых знаний, умений, навыков по взаимопониманию, взаимодействию, взаимозаменяемости, поддержке, оказанию помощи членам группы, определяемых по одноименной анкете.

4.3. Совершенствование экстремально-психологической подготовленности персонала

К. составляющим общих элементов профессиональной экстремально-психологической подготовленности руководителей и специалистов к деятельности в экстремальных условиях можно отнести наличие: интегрированных экстремально значимых психологических качеств, а также знаний, умений, навыков, экстремально-психологических по своей природе.

Поддержание оптимальной работоспособности у руководителей и специалистов на протяжении необходимого для эффективной работы времени осуществляется за счет оптимальных сочетаний периодов для восстановления сил с умением максимально мобилизовать свои психические и физические резервы для успешных действий в экстремальных условиях.

Оптимальная работоспособность включает в себя: способность выполнить максимальное количество задач с требуемым качеством за единицу времени; длительность временного промежутка, в течение которого сохраняется требуемый уровень психической и физической активности; поддержание баланса между затратами и восстановлением сил, умелое использование резерва этих сил; время, необходимое для достижения состояния глубокого расслабления после максимальной нагрузки.

В развитии способности руководителей и специалистов к принятию многовариантных, нестандартных решений и вместе с тем к быстрым адекватным действиям важную роль играют воображение и образное мышление. Образ позволяет одномоментно обрабатывать значительно большее количество информации, касающейся конкретной ситуации, чем представленной в словесной форме, а способность к его произвольной трансформации в соответствии с профессиональным опытом значительно сокращает время и повышает степень адекватности реагирования. Сформированный мысленный образ или когнитивная модель действий руководителей и специалистов в экстремальных условиях являются основой их успешной профессиональной деятельности и восстановления сил в процессе кратковременного отдыха. Моделирование может осуществляться путем когнитивной реконструкции ранее осуществляемой успешной деятельности и приближения учебных условий к реальным посредством имитации опасностей и трудностей.

Профессиональная бдительность определяется как способность подмечать существенные, характерные для профессии, в том числе и малозаметные, свойства предметов, объектов и явлений. Она служит основой адекватного профессионального восприятия действительности. Формируемый в ходе сенсорного научения опыт определения значимых признаков сохраняется в долговременной памяти и представляет характерный набор эталонов, которые используются в ходе профессиональной деятельности. Не менее существенным является развитие внимания, которое обеспечивает целостное восприятие предметов, объектов или явлений. Критерием профессиональной бдительности можно считать успешное решение задач по обнаружению и адекватной идентификации конкретного предмета, объекта или явления по слабо выраженным признакам. Обучение руководителей и специалистов профессиональной бдительности может проходить через развитие перцептивных качеств и качеств внимания.

Профессиональное внимание, память, мышление связано с пониманием того, как действовать в угрожающей обстановке. Распространено мнение, что оценивать обстановку нужно не всегда. Иногда, якобы при дефиците времени, более разумно полагаться на свои инстинктивные реакции и рефлексы. Для неподготовленных людей это разумно, но для руководителей и специалистов экстремального профиля этого недостаточно. В своей практике они сталкиваются с такими обстоятельствами, когда без мгновенного, но осмысленного решения поступить профессионально невозможно. Правильное принятие решений основано на использовании доступной для экстремальных условий значимой информации, за счет ее оценки, быстрой переработки (моделирование развития событий и успешной деятельности).

Существует триединая оценка, снижающая вероятность того, что руководитель и специалист в экстремальных условиях станет жертвой непредвиденных обстоятельств. Это адекватная оценка руководителем и специалистом экстремальных условий, возможностей группы и самооценка. Развитие этих компонентов позволяет выбрать один из возможных способов адекватного реагирования в экстремальной ситуации.

Для диагностики экстремальных условий прежде всего необходимо визуально оценить динамику экстремальной ситуации. Известно, что визуальная информация составляет свыше 85% всей информации, которой оперируют люди. Около 10% информации составляет акустическая информация. Другие органы чувств доставляют нам только около 5% информации. Например, опытный сотрудник правоохранительных органов, только взглянув на человека, может сразу определить, агрессивен ли он, спокоен, пьян, психически болен или он собирается на кого-либо напасть.

Руководителям и специалистам важно иметь знания, умения, навыки по применению вербальных приемов психологического воздействия на правонарушителей, граждан, охваченных паникой, для разрешения массовых конфликтных ситуаций в экстремальных условиях. Американские ученые установили, что хорошие навыки психологического воздействия на граждан помогают уладить свыше 90% инцидентов, потенциально требующих применения силы [23].

Приемы личной и групповой безопасности многие специалисты экстремального профиля называют «умокомплект для выживания». Зарубежные источники свидетельствуют, что важнейшим виктимным (виктима — жертва) фактором в деятельности профессионалов экстремального профиля является их низкий самоконтроль, ослабление профессиональной бдительности, что порождает многочисленные тактические упущения и ошибки [24].

Проведенными исследованиями было установлено, что даже среди наиболее подготовленных сотрудников органов внутренних дел далеко не все могли четко дифференцировать опасности. Только четверть обследуемых сотрудников сумели выделить внешние и внутренние элементы опасности, и чуть больше 15 % сотрудников назвали среди внешних элементов опасности те, в которые входили элементы как определенности, так и неопределенности. Кроме того, в результате исследования было установлено, что лишь не более трети обследуемых сотрудников ОВД смогли адекватно оценить опасность в экстремальных условиях.

Проведенным исследованием установлено, что более результативно и с наименьшими ошибками в экстремальных условиях действуют функциональные группы, имеющие не только достаточные профессиональные знания, но и обладающие высоким уровнем развития группы и групповым экстремально-психологическим мастерством [13].

Уровень допускаемых ошибок в деятельности функциональных групп имеет устойчивую отрицательную корреляционную связь, прежде всего, с правильностью, быстротой выполняемых задач и надситуативной активностью групп, в меньшей степени — с уровнем сплоченности, степенью выраженности боевых психических состояний, овладением знаниями, умениями, навыками взаимопонимания, взаимодействия, взаимозаменяемости, поддержки, оказания помощи.

Однако наиболее интересная корреляционная зависимость уровня допускаемых ошибок в деятельности функциональных групп обнаружена с надситуативной активностью групп. Уровень надситуативной активности функциональных групп напрямую связан с формированием экстремально-ориентированного сознания специалистов, группы в целом и проявляется через развитость стремления группы к достижению высоких профессиональных результатов (постановка избыточных задач с точки зрения первоначально поставленной цели), инициативную деятельность в условиях временного и информационного дефицита, представленность социальных ценностей в общей структуре ценностей репрезентативной группы руководителей и специалистов, повышенное чувство личной ответственности руководителей и специалистов за происходящее и принимаемые решения в экстремальных условиях.

Устойчивая отрицательная корреляционная связь между над-ситуативной активностью и уровнем допускаемых группой ошибок обнаружена только при высокой надситуативной активности функциональных групп. Эта связь снижается по мере снижения надситуативной активности группы. Очевидно, этим фактором объясняется то, что формированию и развитию надситуативной активности в структуре развития функциональныъх групп экстремального профиля придается на практике небольшое значение.

Практическими психологами недостаточное внимание уделяется при подготовке функциональных групп к действиям в экстремальных условиях, регуляции их боевых психических состояний, овладению руководителями и специалистами знаниями, умениями, навыками взаимопонимания, взаимодействия, взаимозаменяемости, поддержки, оказания помощи членам группы, что образует профессиональное экстремально-психологическое мастерство группы. Корреляционная связь этих показателей (при их достаточной развитости) с уровнем допускаемых функциональными группами ошибок значительна.

Обязательным требованием при выполнении группой задач в экстремальных условиях является понятность замысла для всех руководителей и специалистов, путей достижения желаемого результата, необходимых средств, тактических приемов, распределяемых ролей. Не менее важным элементом успешности является выполнимость планируемых мероприятий. Если задача заведомо невыполнима или возможность выполнить ее минимальна, то она может вызвать у руководителей и специалистов чувство обреченности, которое снижает их профессиональную мотивацию, развивает пессимистические настроения и может привести к отказу от выполнения поставленной задачи. Поэтому план проведения тренингов должен предусматривать максимальное количество возможных вариантов и способов профессиональных действий.

Одной из важных задач, стоящих перед руководителями, специалистами и функциональными группами в экстремальных условиях, является необходимость налаживания деловых контактов с населением, оказание жителям гуманитарной и медицинской помощи. Причем миротворческая деятельность может чередоваться с боевой, а это требует умений к быстрой переключаемости психики, перенастройке психических состояний. Лучшие функциональные группы экстремального профиля, заручившись поддержкой местного населения, усиливают свои позиции на вверенном им участке или рабочем объекте. Такой подход помогает избежать многих разногласий и даже жертв. Поэтому в системе профессиональной экстремально-психологической подготовки требуется предусмотреть развитие у руководителей и специалистов знаний, умений и навыков по налаживанию контактов, бесконфликтному общению с иной этнической группой населения, ведению переговоров с учетом их обычаев, религиозных верований, манеры общения.

4.4. Нетрадиционные психотехники в профессиональной экстремально-психологической подготовке персонала

В профессиональной экстремально-психологической подготовке руководителей, специалистов и функциональных групп целесообразно использовать нетрадиционные психотехники, адаптированные на основе методик чань, дзен-буддизма: «наблюдение за дыханием»,«конфликт без эмоций», «обший рассказ», «общий рисунок», «реакция», «мысленная победа», «мысленное действие» и др. [11]. Они повышают результаты профессиональной экстремально-психологической подготовки и подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп, так как в отличие от общепринятых методик в большей степени используют возможности профессиональной апперцепции, подсознания, группового настроя.

Человек, переживающий за свою жизнь, проявляет активность по ситуации, направленную в первую очередь на ее сохранение и зашиту. В этом логика жизни. Эта логика предопределяет оборонительную тактику действий или такие психологические феномены, как страх, трусость, проявление запредельной эмоциональности при повышенной угрозе жизни, приводящую к дистрессу. Если же человек и сохраняет в экстремальных условиях выдержку и самообладание, то это требует от него нерациональных затрат энергии и сверхнапряжений, что закрепощает его деятельность и повышает уязвимость. Такой подход неприемлем для профессионалов в экстремальных условиях.

Чтобы быть успешным в экстремальных условиях, нужно отказаться от привычной логики. Для этого требуется отстраниться от всяких переживаний через достижение высших степеней боевого психического состояния, принятие факта вечности своей духовной жизни и смерти своего физического тела. Такую установку можно себе поставить, используя нетрадиционные психотехники. Благодаря указанным методикам можно добиться эффекта самонаблюдения себя со стороны. Побочным эффектом этой методики становится снижение порога болевой чувствительности тела, что также значимо в экстремальных условиях.

В этом случае перед подготовленным по указанной методике руководителем и специалистом уже не стоит проблема страха и борьбы за свое существование, жизнь. Он может полностью сконцентрироваться на нанесении адекватного уровню нападения ущерба противнику, используя профессиональный опыт и внутреннюю энергию, действуя при этом максимально эффективно.

Из опыта Великой Отечественной войны известны случаи, когда командир говорил бойцам, что их подразделение, получившее особое задание на удержание превосходящего противника, вычеркнуто из списка действующих (существующих) и им больше нечего беспокоиться за свою жизнь. Этот факт, на первый взгляд, должен был привести солдат к апатии, вызванной безысходностью, страху за свое будущее. Однако часто он действовал как катарсис, вызывал облегчение и спокойствие, а в итоге приводил к победе и сохранению жизни. Подобное состояние наблюдается и у многих монахов, обрекших себя на затворническую жизнь в изоляции в монастыре (умертвлявших свое тело при жизни ради возрождения духа). Однако подобного эффекта возможно добиться только после предварительного формирования экстремально-ориентированного сознания, прежде всего за счет коррекции психологических ценностей в сторону превосходства социальных (групповых) ценностей. Иначе результат прогнозируемо негативен — пассивность, прострация или трусость, бегство, а в итоге — и в том и другом случае смерть.

Руководитель, специалист (функциональная группа), не обеспокоенный переживанием за свою жизнь, проявляет надситуа-тивную активность, не подчиненную логике ситуации, логике борьбы за жизнь. Руководитель, специалист (функциональная группа) поднимается над уровнем требований ситуации (спасаться бегством или обороняться от угрозы смерти), ставит задачи, избыточные с точки зрения исходной, поставленной цели (оборона, охрана объекта). Руководитель, специалист (функциональная группа) не уходит от опасности в заведомо «безысходной» ситуации, а идет ей навстречу, приводя тем самым в замешательство врагов, появляется гам, где его не ждут, не обороняется, а наступает, осуществляет методическое уничтожение врагов, меняет места дислокации, маршруты, маневрирует, устраивает засады и т.д. Подразделение, окруженное боевиками, от которого ждут, что оно будет с боем вырываться из окружения или обороняться (этого требует ситуация и логика тактики боя с превосходящим противником), действует подругой логике, «надситуативно». Оно предпринимает вылазки малыми функциональными группами, но ни с целью пробиться к основным силам, а с целью нанесения большего урона противнику. При этом руководитель, специалист (группа) могут проявлять инициативную деятельность, бескорыстный риск, руководствуясь гражданским долгом и государственно-правовым смыслом своей профессиональной деятельности, а не нормативными документами и даже не интересами собственной жизни. Ценности собственной жизни уступают место другим релевантным ценностям: профессионализму, боевому братству, содружеству, долгу. Как следует из проведенного нами исследования, потеря указанных ценностей для сотрудников становится более весомым аргументом, чем потеря собственной жизни.

В экстремальных условиях ситуативная активность может быть только вероятностно успешной, что неприемлемо для руководителей и специалистов, а надситуативная активность оказывается прогнозируемо успешной, что является принципиально важным фактом для профессионалов в экстремальных условиях. Однако нормативные документы в экстремальных условиях не могут предусмотреть и потребовать (например, самопожертвования, отказа от борьбы за свою жизнь) от руководителей и специалистов над-ситуативных действий. Эти действия могут быть только результатом всесторонней подготовленности руководителей, специалистов и функциональных групп и, прежде всего, за счет формирования у них экстремально-ориентированного сознания.

Следует также пояснить, что состояние полной включенности руководителей и специалистов в ситуацию не противоречит надситуативной активности.

В экстремальных условиях при информационном и временном дефиците проявить ранее отработанную в процессе подготовки полную надситуативную активность недостаточно. Для достижения успеха требуется отрегулировать боевые психические состояния, связанные с идентификацией руководителей и специалистов с экстремальными условиями деятельности. Высшей степенью профессионального достижения является повышенная «включенность» руководителей и специалистов в эти условия. Постановка избыточных целей и осуществление инициативных действий руководителями, специалистами и группами не противоречит понятию «боевые психические состояния» и повышенным степеням их включенности в экстремальные условия. Повышенные степени включенности руководителей и специалистов в экстремальные условия их деятельности проявляются через их отстраненность от негативных переживаний. Надситуативная активность также связана с отстраненностью руководителей и специалистов от негативных переживаний, связанных с сохранением собственной жизни. Причем противоречия между отсутствием заботы о собственной жизни и сохранением личной безопасности в экстремальных условиях нет. Забота о личной безопасности присутствует в системе профессиональной экстремально-психологической подготовки и проявляется как главный элемент профессионального мастерства руководителей и специалистов. Обучение руководителей и специалистов сохранению личной безопасности должно осуществляться на рациональном уровне, без чрезмерных эмоций и переживаний. Кроме полученных знаний и умений руководителями и специалистами приобретаются необходимые навыки по личной и групповой безопасности, которые закрепляются на уровне рефлексивных реакций и установок.

Нетрадиционные психотехники могут применяться для повышения сплоченности руководителей и специалистов, приобретения и развития у них навыков взаимопонимания, взаимодействия, поддержки, оказания взаимопомощи, увеличения интереса в социальной сфере, повышения социального статуса, значимости профессиональной деятельности, творческой активности [11].

Нетрадиционные психотехники с успехом могут использоваться для развития коммуникативных способностей, профессионального общения и навыков корректного выхода из конфликтных ситуаций.

По итогам обучения по указанным нетрадиционным методикам у руководителей и специалистов появлялось спокойствие, уравновешенность, уменьшалось недоверие к другим людям, повышалась общительность, приобретались знания корректного выхода из конфликтных ситуаций [11].

Нетрадиционные психотехники могут быть использованы для регуляции боевых психических состояний руководителей и специалистов, настроя на успешную профессиональную деятельность. Кроме того, у обучаемых может сниматься напряжение, появляться собранность, спокойствие, положительные эмоции, самоконтроль, прилив сил.

Конечно, весь этот набор может присутствовать не у всех обучающихся.

Один сотрудник уже на втором занятии отметил появление чувства свободы, парения, блаженства, звучащую в ушах приятную мелодию. Другой указал, что после второго занятия почувствовал вибрацию в теле, а после третьего ощутил себя летящим. Третий заявил, что после первого занятия у него появилось чувство сонливости, внутреннее расслабление, ночью стал лучше засыпать, а после третьего занятия он ощутил прилив сил и бодрость [11].

В результате обучения по нетрадиционным методикам у руководителей и специалистов снижается уровень тревожности, увеличивается уравновешенность, улучшается самочувствие, настроение и активность |11].

Психотехника «реакция» может быть использована для определения и развития реакции руководителей и специалистов в процессе обучения и профессиональной деятельности.

Особенность данной психотехники заключается в том, что обучающиеся не только постигают боевые приемы, но и регулируют свое боевое психическое состояние. Это позволяет выработать особое отношение к технике рукопашного боя, рассматривать ее не только как инструмент повышения профессионального мастерства, но и как средство самосовершенствования. Психотехника позволяет добиться качественного ускорения процесса восприятия и реагирования. Практикующий становится способным в несколько раз быстрее реагировать на опасность.

В качестве примера влияния психотехники на сотрудников можно привести высказывания трех обучающихся.

«Психотехника помогла мне совершать движения более пластично, без напряжения», «Понял, как нужно наносить удары только после отработки психотехники», «Достигнуть одновременности в защите и нанесении удара я сумел только после изучения психотехники». Кроме того, после курса занятий обучающиеся отмечали следующие позитивные изменения в своем состоянии: появляется стремление к активности, повышается реакция, улучшается внимание, самоконтроль, наблюдается прилив сил, спокойствие [11].

Таким образом, при развитии у руководителей, специалистов и функциональных групп надситуативной активности, сплоченности, коммуникативных способностей, профессионального общения, формирования психологических навыков взаимопонимания, взаимодействия, взаимозаменяемости, поддержки, оказания помощи, выхода из конфликтных ситуаций, регуляции боевых психических состояний, реакции на опасность нетрадиционные психотехники показали достаточную результативность.