Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ



 

Марьин М.И., Касперович Ю.Г.
Психологическое обеспечение антитеррористической деятельности.

М., 2007. Стр. 122-151.

 

4.2.2. Психологический отбор, формирование подразделений и организация психологической подготовки

<...>

Психологическое сопровождение деятельности сотрудников в экстремальных условиях — это комплекс психологических мероприятий, направленных на исследование, оценку, прогнозирование динамики и коррекцию психического состояния сотрудников, социально-психологических процессов, определение степени боеспособности и поддержание оптимального ее уровня в подразделениях в различные периоды профессиональной деятельности.

Психологическое сопровождение сотрудников осуществляется по месту временной дислокации подразделений психологами, командируемыми в их составе. Ниже приведены основные направления психологического сопровождения сотрудников.

1.  Мониторинг их психического состояния, выявление лиц, находящихся в состоянии эмоционального стресса, с дезадаптивными нервно-психическими состояниями.

2.  Проведение мероприятий по коррекции психического состояния, профилактику синдрома посттравматических стрессовых нарушений (PTSD).

3.  Психологический анализ причин неадекватного поведения сотрудников (проявления страха, паники, снижения мотивации, психического утомления и др.) и предупреждение их развития.

4.  Изучение социально-психологического климата и межличностных отношений в коллективах, разработка рекомендаций по оптимизации структуры межличностных отношений «по вертикали» и «по горизонтали».

5.  Оказание помощи руководителям подразделений в сплочении коллективов, повышении эффективности групповой деятельности сотрудников.

6.  Психологическую подготовку сотрудников к выполнению наиболее сложных профессиональных задач.

7.  Выявление факторов, негативно влияющих на психическое состояние сотрудников и эффективность их служебно-боевой деятельности.

8.  Выработку рекомендаций по:

-   предупреждению межличностных и межгрупповых конфликтов, нормализации социально-психологического климата в подразделениях;

-   организации работы с личным составом с учетом психологических особенностей и психоэмоциональных состояний;

-   временному освобождению сотрудников от исполнения обязанностей по службе или участия в специальных операциях для проведения краткосрочных восстановительных мероприятий в связи с расстройствами психического состояния и снижением работоспособности.

При необходимости психолог рекомендует руководителю, командиру подразделения направить таких лиц на медико-психологическую реабилитацию в специальные центры психологического обеспечения или эвакуировать к постоянному месту службы для оказания медико-психологической помощи в стационарных условиях.

Для психологической диагностики и монитрринга психологического состояния сотрудников в ходе психологического сопровождения используются психодиагностические экспресс-тесты САН, шкала реактивной и личностной тревожности, шкала астении, различные проективные и рефлексометрические тесты, ориентированные на текущую (оперативную) оценку динамики изменения актуального психологического состояния и психологических резервов организма.

При проведении психологической коррекции в этот период используется широкий арсенал психокоррекционных методов, среди которых наиболее часто применяются психологическое консультирование, рациональная психотерапия, различные методы регуляции психологического состояния, а также социально-психологические и психологические тренинги.

Кроме того, психолог подразделения участвует в обеспечении постоянного получения сведений различного характера из средств массовой информации, своевременно реагирует на сообщения негативного характера о деятельности подразделения, развитии ситуации в регионе и т.п. Следует помнить, что тенденциозная полуправда о деятельности подразделений ОВД в «горячих точках», тиражируемая средствами массовой информации, порождает у сотрудников противоестественное чувство вины, провоцирует у них сомнения в моральной оправданности собственного пребывания и проведения оперативных мероприятий в зоне командировки.

Важным является формирование у местного населения представления о дисциплинированном, боеспособном подразделении. С этой целью авторитет командиров любого ранга должен быть обеспечен как отношением к ним подчиненных, так и вышестоящих начальников. Каждый сотрудник должен быть принципиальным и профессионально грамотным специалистом.

В период «оперативного покоя» необходимо уделить внимание организации спортивных мероприятий и досуга личного состава (желательно с учетом интересов сотрудников), осуществлять групповой анализ случаев нарушения дисциплины, связанных с употреблением алкоголя, организовывать и проводить беседы психолога с личным составом.

Психологам в экстремальных условиях приходится сталкиваться с различными вариантами психических состояний, к числу которых относятся:

- переутомление — состояние, при котором уровень работоспособности резко снижен, деятельность осуществляется на уровне фазы субкомпенсации, нарушена смена фаз работоспособности;

- тревога — ощущение неопределенной угрозы, препятствующее формированию адаптивного поведения;

- страх — стереотип «аварийного» поведения, сложившегося в процессе биологической эволюции (разум полностью отключен, и человек действует нерационально, неконтролируемый страх заставляет дрожать, кричать, плакать, смеяться, при этом трясутся руки, становятся «ватными» ноги, звенит в ушах, застревает ком в горле, бледнеет лицо, учащается сердцебиение, перехватывает дыхание, расширяются зрачки, по спине бегут мурашки);

- паника — проявление массового страха перед реальной или воображаемой угрозой, бессмысленные метания, хаотические действия, поступки, абсолютно исключающие их критическую оценку, рациональность и этичность.

Характерные признаки изменений психического состояния сотрудников и мероприятия по оказанию им психологической помощи.

1. Острое психическое или физическое утомление:

- ухудшение внимания, памяти, мышления;

- вялость или беспорядочная торопливость движений, ухудшение их точности и координированности, неуверенность походки;

- ослабление волевых усилий, решительности, настойчивости, активности;

- ухудшение самоконтроля, выдержки;

- жалобы на разбитость, общую слабость, невозможность надежно выполнять свои обязанности.

Мероприятия: временное освобождение от обязанностей службы; обеспечение условий для полноценного отдыха в течение не менее суток; телесно ориентированная и мануальная терапия; допуск к операции — после индивидуального психологического контроля.

2. Переутомление:

- усиление признаков острого утомления;

- беспричинные колебания настроения, раздражительность;

- скованность, напряженность, выраженная тревожность, беспокойство;

- безразличие к окружающему, угнетенность, отсутствие интереса к работе;

- расстройства сна (трудное засыпание и пробуждение, прерывистый, поверхностный, не приносящий облегчения сон, частые ситуационные сновидения, бессонница ночью, сонливость днем);

- покраснение (побледнение) кожных покровов, одышка, сердцебиение, потливость;

-  снижение аппетита, тошнота;

-  болезненные ощущения в области сердца, в мышцах, ломота в пояснице и суставах;

-  головные боли, головокружение.

Мероприятия: временное освобождение от обязанностей службы; оказание первой психологической (при необходимости — доврачебной) помощи в соответствии «с характером расстройств; эвакуация для проведения специализированных восстановительных мероприятий; психологическая поддержка, несуггестивная психотерапия; допуск к исполнению обязанностей повседневной службы — по заключению соответствующих специалистов.

3. Аффективные реакции, конфликтность:

-  напряженность, беспокойство, раздражительность;

-  мелочные придирки ко всему;

- «взрывное» реагирование на замечания, претензии.

Мероприятия: временное освобождение от обязанностей службы; психологическая экспресс-коррекция состояния; психологическая регуляция релаксирующего типа; щадящий режим индивидуальной работы со стороны руководства; направление на консультацию к психиатру, невропатологу.

4. Чрезмерная «предстартовая» мобилизация:

-  необычные для данного сотрудника психоэмоциональная напряженность, возбуждение, разговорчивость, суетливость.

Мероприятия: временное освобождение от участия в подготовке к операции; индивидуальная психологическая регуляция и саморегуляция релаксирующего типа; наблюдение; допуск к работе — после индивидуального психологического контроля.

5. Недостаточная предстартовая мобилизация:

-  равнодушие, отсутствие интереса к подготовке, целям и задачам операции (без психопатологических признаков, указанных в п. 1).

Мероприятия: временное освобождение от участия в подготовке к операции; индивидуальная психологическая беседа и экспресс-диагностика; при отсутствии признаков психической демобилизации — индивидуальная или групповая психическая регуляция активирующего типа; активное включение в процесс подготовки к операции; допуск к операции — после индивидуального психологического контроля.

6. Психологический шок (стрессовое состояние, непосредственно после события):

-  поведение, неадекватное обстановке, безучастное отношение к окружающему;

-  замкнутость, молчаливость;

-  заторможенность реакций, рассеянность;

-  тревожность, беспокойный сон;

-   «отсутствующий» вид, затрудненная «включаемость»;

-   сужение внимания, интересов, контактов.

Мероприятия: временное освобождение от обязанностей службы или участия в боевых операциях; индивидуальная психологическая беседа, мануальная и телесная терапия; при необходимости — эвакуация для углубленного исследования и оказания специализированной помощи; допуск к исполнению обязанностей службы — после индивидуального психологического контроля; направление на консультацию к психиатру, невропатологу.

7.  Психическая демобилизация:

-   утрата контроля над ситуацией, дезориентация в обстановке, растерянность;

-   необычные для данного сотрудника характер речи, содержание высказываний, интонации, свидетельствующие о переживании страха;

-   поспешные, хаотичные, некоординированные, ошибочные действия и поступки;

-   замедленность или отсутствие необходимых действий и поступков;

-   отсутствие волевых усилий, апатия, заторможенность, подавленность, сонливость;

-   отсутствие самоконтроля, несдержанность, настроение, неадекватное ситуации;

-   отказ от продолжения работы.

Мероприятия: временное освобождение от исполнения обязанностей; психологическая экспресс-коррекция состояния; наблюдение за состоянием, при необходимости — эвакуация для оказания специализированной помощи; направление на консультацию к психиатру, невропатологу.

8.  Деморализация:

-   снижение моральных и нравственных критериев;

-   развязность, вульгарность, пренебрежение нормами служебной этики, субординации;

-   озлобленность, немотивированная грубость;

-   отказ от ухода за собой, запущенность, неопрятность;

-   неконтролируемое пьянство.

Мероприятия: рациональная психотерапия, негипнотическое внушение; применение мер воспитательного характера; направление на консультацию к психиатру, невропатологу.

В случаях, если не имеется условий для проведения необходимых коррекционных и реабилитационных мероприятий, компетенция и квалификация психолога не соответствуют степени выявленных расстройств, мероприятия первой психологической помощи не приводят к нормализации психологического состояния и работоспособности, рекомендуется производить эвакуацию в места постоянной дислокации.

 

4.2.3. Психологическая помощь пострадавшим в результате террористических актов с захватом заложников

Оказание экстренной психологической помощи, направленной на работу с вновь возникшими в результате чрезвычайной ситуации (ЧС) негативными эмоциональными переживаниями, способствует поддержанию самочувствия пострадавших, решает задачи профилактики отсроченных реакций на чрезвычайную ситуацию.

К числу пострадавших относятся:

1. Жертвы, то есть пострадавшие, изолированные в очаге чрезвычайной ситуации.

2. Пострадавшие непосредственно физически, материально, люди, потерявшие своих родных и близких или не имеющие информации об их судьбе.

3. Очевидцы, «свидетели» — люди, с которыми трагедия прошла совсем рядом, поэтому они примеривают на себя, на своих близких случившееся, ставят себя на место пострадавших.

4. Наблюдатели, «зеваки» — люди, которые непосредственно не участвовали в ситуации, но, узнав о происшествии, прибыли на место ЧС (вторично пострадавшие).

5. Телезрители (вторично пострадавшие). Нагнетание эмоций, использование технологий манипулирования общественным сознанием представителями СМИ способствует снижению адаптационных возможностей организма людей, блокированию механизма поиска рационального выхода из трудных жизненных ситуаций и тем самым провоцирует возникновение психосоматических и обострение хронических заболеваний (Андреев Н.В., 1998).

Внезапность угрожающих жизни ситуаций, массированность и предельная жестокость вооруженного насилия, сопровождавшиеся разрушениями, пожарами, ранениями, гибелью находящихся рядом заложников, криками, рыданиями, приводят к осознанию полной беззащитности и безнадежности, неминуемой смерти, определяют массивность острого психогенного воздействия на людей в ситуации непосредственной угрозы жизни.

Конечные цели захвата заложников бывают разные. В одних случаях захватчики стараются добиться тех или иных политических уступок, в других — освобождения незаконно (по их мнению) арестованных заключенных, в третьих — выдвигают экономические требования (выкуп) и т.д. Поэтому для достижения своих целей обычно жертвами выбираются лица (группа людей), захват которых по предположению захватчиков может иметь большой общественно-политический резонанс или за которых можно получить большой выкуп.

Захват заложников, как правило, проводится внезапно, при этом большое значение придается стремительности самого процесса захвата. В это время захватчики стараются решить несколько задач:

-  захватить намеченные жертвы;

-  заставить их беспрекословно подчиниться всем указаниям;

-  подавить желание заложников предпринимать любые действия, направленные на освобождение, за исключением тех, которые захватчики считают необходимыми и приемлемыми;

-  внушить заложникам мысль о том, что за любыми их действиями, направленными на освобождение, немедленно последует расправа;

-  при захвате двух и более человек пресечь всякую возможность к самоорганизации группы с целью совместных действий, направленных на освобождение.

Таким образом, можно констатировать, что поведение заложников определяется следующими факторами.

1. Объективными условиями содержания заложников — ограничительными мерами, на выполнении которых настаивали боевики.

2. Непредсказуемостью действий боевиков.

3. Психическим состоянием заложников, субъективной оценкой угрозы собственной жизни и жизни своих близких, что в значительной мере определялось не только и не столько реальной угрозой, но и реакцией на ситуацию.

4. Субъективной оценкой и объективным состоянием физического здоровья заложников.

5. Альтруистическими установками части заложников, стремившихся оказать помощь лицам, находящимся в более тяжелом положении, чувством служебного долга лиц, которые по характеру своей профессии и служебному положению обязаны защищать граждан от произвола и (или) оказывать помощь пострадавшим (сотрудники правоохранительных органов, медицинские работники и др.).

Неожиданное возникновение жизнеопасной ситуации у заложников сопровождается возникновением тревожно-фобической реакции, неоднозначной в своих проявлениях. У большинства заложников тревожно-фобические реакции сопровождаются измененным состоянием сознания различной глубины (от оглушения до сумеречного помрачения сознания). Наиболее часто развивается оглушенность, выражавшаяся в заторможенности, вялости, обеднении психической деятельности, неполном осмыслении происходящего, затруднении восприятия окружающего, нечетком (неадекватном) выполнении необходимых жизнеспасающих действий, инструкций, а также синдром растерянности с аффектом недоумения, расстройством самосознания, блуждающим взглядом, вопрошающим выражением лица, дезориентировкой в ситуации, тревогой, суетливостью, подавленным настроением, беспомощностью и бестолковостью (Антонян Ю. М., 2001).

<…>

При изменениях психического и физического состояния заложников возможны варианты проникновения в их среду медиков для оказания им неотложной помощи по согласию преступников. В таких случаях целесообразно преувеличение со стороны врачей угрозы опасности жизни и здоровью заложников с целью их быстрого вывода из опасной ситуации. Терапевт или психиатр может сослаться на внешний вид других заложников, которых они непосредственно не осматривали, а видели мельком (поза депрессии или тревоги, изменение цвета губ — выраженная синюшность, бледность лица, холодный пот и т.д.) при оказании помощи пострадавшему. Руководителю операции необходимо поощрять гуманное отношение преступников к заложникам, использовать любую возможность для организации отдельной непрерывной связи с заложниками.

Описание всех физических характеристик заложников доводится до сотрудников группы захвата. Такая информация сведет к минимуму возможность перепутать заложника с преступником. При этом следует помнить, что нельзя полностью полагаться на одежду, очки и подобные им предметы в описании заложника, так как они могут быть использованы в качестве камуфляжа.

Первое, с чем приходится сталкиваться сотрудникам после освобождения заложников, — это необходимость получения показаний, особенно если проблема освобождения заложников не решена полностью. Стресс, «стокгольмский синдром» и другие подобные факторы мешают получить достоверную информацию. Поэтому нужно знать особенности развития психики человека, так как приемы, используемые даже при опросе детей, могут быть применимы и при работе со взрослыми заложниками.

Необходимо учитывать, что при опросе детей их восприятие, мышление, память и т. п. отличаются от взрослого. Прежде чем начинать опрос ребенка, необходимо вывести его из стрессового состояния. И это еще раз показывает необходимость участия в переговорном процессе эксперта-психолога.

<…>

Специалист, оказывающий экстренную психологическую помощь, применяет не один конкретный метод, а скорее набор техник, методик, которые сочетаются друг с другом и подходят конкретному человеку. В зависимости от конкретной ситуации, ее условий, индивидуальных особенностей пострадавшего выбираются или разрабатываются индивидуальная тактика работы с конкретным человеком.

В качестве методов психологической диагностики применяются методы наблюдения и беседы, как наиболее адекватные ситуации.

Одним из эффективных методов работы с пострадавшими является метод «дибрифинга стресса критического инцидента» (Critical Incident Stress Debriefing — OSD), разработанный американским психологом Дж. Митчелом в 1983 г. и получивший с тех пор широкое распространение.

Психологические дибрифинги как форма оказания помощи в кризисных ситуациях проводятся с группами людей, совместно испытавшими стрессовые или трагические события. Дибрифинги не заменяют собой собственно лечения, которое бывает необходимо в некоторых случаях; их цель — минимизировать нежелательные психологические последствия и предупредить развитие синдрома посттравматических стрессовых расстройств. Эта цель достигается путем «вентиляции» впечатлений и эмоций; когнитивной организации опыта; уменьшения тревоги и напряженности; понимания универсального характера индивидуальных реакций, достигаемого в процессе интенсивного «обмена» чувствами; мобилизации ресурсов для социальной поддержки, усиления групповой солидарности и сплоченности; подготовки участников к правильному восприятию своего последующего состояния и использованию различных стратегий психологической помощи.

Таким образом, процесс дибрифинга состоит из трех основных частей: «вентиляции» чувств в группе и оценивания стресса ведущими; подробного обсуждения «симптоматики» и психологической поддержки; мобилизации ресурсов, предоставления информации и планирования дальнейшей помощи. Выделяют от пяти до семи обязательных фаз, через которые проходят пострадавшие.

1. Вводная: представление ведущего, разъяснение целей, задач и правил, снятие тревоги у участников по поводу «необычности» процедуры. Основными правилами, которых придерживаются как ведущие, так и участники, являются:

а) не заставлять никого из группы говорить или обсуждать то, чего они не захотят. Единственное требование — это назвать свое имя и отношение к инциденту (характер участия). Все внимательно выслушивают то, что говорит каждый из участников;

б) соблюдать конфиденциальность: то, что происходит или обсуждается в группе, предназначено только для группы и не выносится вовне;

в) не допускать критических суждений в отношении другого: никто не должен рассматривать происходящее как «разбор» или «трибунал» — для них найдется другое место;

г) каждый может говорить лишь о своих переживаниях, поступках (от первого лица), а не о чужих;

д) участники предупреждаются о том, что могут вновь пережить отрицательные чувства, что естественно, так как речь идет о весьма болезненных вещах. Однако задача дибрифинга как раз и состоит в том, чтобы научиться справляться с реальными негативными эмоциональными состояниями;

е) группа работает без перерывов, что не означает невозможности покидать ее на время с тем, чтобы все же вернуться, если этому не мешают неотложные обстоятельства.

2. Факты: каждый рассказывает о том, что происходило с ним — что он видел, где находился и что делал. Восстанавливается полная картина происшествия и хронология событий. Согласие относительно фактов способствует когнитивной организации опыта. Выражения эмоций на этой фазе допускать не следует.

3. Мысли, эмоции, чувства: ведущий просит перейти от описания событий к рассказу о внутренних психологических реакциях на них. Очень важно припомнить самые первые впечатления, пронесшиеся в голове мысли, импульсивные поступки и эмоциональные реакции.

Несмотря на то, что рассказы могут приобретать весьма драматический характер, нельзя допускать, чтобы доминировали чувства кого-либо из участников, а все остальные превратились бы в слушателей: каждый должен получить возможность высказаться и постараться выразить свои переживания. Ведущий поддерживает в группе понимание того, что, высказываясь, участники вновь переживают сильный стресс, однако это происходит в ситуации, когда реальная опасность миновала, а их чувства находят понимание и поддержку группы.

4. Симптомы: обсуждаются актуальные эмоциональные, когнитивные и соматические проявления посттравматического стресса, отмечаемые участниками изменения в восприятии своего «Я» и поведении. Составляется перечень симптомов, описывающих спектр психологических последствий критического инцидента в данной конкретной группе. Каждый участник получает возможность лучше разобраться в своем состоянии, отмечая и те симптомы, о которых, в силу различных причин, он не высказывался.

5. Информирование: разъяснение участникам природы постстрессовых состояний как «нормальных реакций на экстремальную ситуацию»; обсуждение вариантов и способов преодоления имеющих место и возможных в будущем отрицательных психологических последствий.

6. «Закрытие прошлого» и новое начало: подводится своеобразный итог под тем, что было пережито. Прошлое нельзя просто забыть, оно требует активного к себе отношения, чтобы люди могли найти в себе силы для новой жизни. Ритуалы «закрытия прошлого» выработаны в культуре (поминовения, годовщины, посещения мест, связанных с событиями, и пр.). Однако предполагается и собственное творческое участие: например, многие из переживших катастрофу посвящают себя тому, чтобы помочь избежать новых катастроф или уменьшить их травматические последствия, используют свой опыт при оказании помощи, участвуют в деятельности добровольных спасательных бригад и т. п. Формально процедура дибрифинга завершается вопросами участников к ведущим, советами, как вести себя в будущем, где искать источники психологической поддержки или профессиональной помощи, раздачей памяток, листовок (если они заранее подготовлены).

Окончание дибрифинга всегда специально акцентируется, что придает процессу завершенность и логическую стройность. При этом ведущий разъясняет, в каких случаях следует обратиться за профессиональной помощью: это, во-первых, если состояние не улучшится в ближайшие шесть недель; во-вторых, если оно начнет внезапно ухудшаться; и, наконец, в-третьих, если появятся затруднения при выполнении привычной работы или понизится работоспособность.

По данным зарубежных авторов, до 75 % прошедших психологические дибрифинги отмечают их высокую эффективность и полезность. Достоинства метода заключаются в том, что он предоставляет возможность взаимного обучения людей тому, как лучше мобилизовать свои ресурсы для преодоления стресса; позволяет лучше понять природу травматического стресса, его проявления и способы преодоления, с тем чтобы использовать эти знания при возможных новых драматических инцидентах; предоставляет условия для самовыражения и обретения уверенности в себе в условиях взаимной поддержки и профессионального участия специалистов-психологов.

Как правило, проведение дибрифинга в полном объеме возможно на реабилитационном этапе. Однако сам по себе дибрифинг не исчерпывает необходимости в оказании индивидуальной психологической помощи отдельным лицам. Выявление нуждающихся в продолжении психореабилитационных мероприятий предполагает более глубокую психологическую оценку последствий экстремальных событий. Она может проводиться в ходе индивидуальной психологической беседы, индивидуальной или групповой психодиагностики.

Целесообразно пользоваться как уже проверенными и зарекомендовавшими себя методиками (методика И. О. Котенева, методика Спилбергера-Ханина, тест САН и др.), так и методиками, специально предназначенными для диагностики постстрессовых состояний, посттравматических стрессовых расстройств (шкалой оценки воздействия событий Горовица, Миссисипской шкалой, SCL-90 и др.).

Важным представляется использование современных стресс-проективных средств. Основным их назначением является: защита организма от чрезмерного психоэмоционального напряжения; нормализация нейродинамических сдвигов, предотвращение формирования стойких нервно-психических и психосоматических нарушений; повышение психофизиологических адаптивных механизмов саморегуляции; повышение физиологических и психических резервов работоспособности.

<…>

Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130 «О борьбе с терроризмом» определил правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных объединений и организаций.

В соответствии с Законом «О борьбе с терроризмом» МВД России является одним из основных субъектов, участвующих в предупреждении, выявлении и пресечении террористических актов, в том числе играющих одну из ведущих ролей в деятельности по освобождению заложников в условиях совершения террористического акта.

Психологическая служба МВД России принимает активное участие в обеспечении контртеррористической деятельности сотрудников органов внутренних дел. Наиболее активно эта работа была начата в 1995 г., а с 1999 г. по настоящее время продолжается на новом организационном уровне.

В рамках этого направления деятельности с целью повышения его эффективности разработана специальная Программа медико-психологического обеспечения сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск, выполняющих служебно-боевые задачи на территории Северо-Кавказского региона. Программа регламентирует порядок организации психологического отбора, психологической подготовки, сопровождения, а также проведения реабилитационных мероприятий с личным составом.

В 2004 г. на основе результатов научных исследований и значительного опыта работы в условиях чрезвычайных обстоятельств, связанных с захватом заложников, взрывами домов, возникновением различных стихийных бедствий, разработано «Положение по организации психологического обеспечения деятельности сотрудников органов внутренних дел в условиях чрезвычайных обстоятельств», в том числе по освобождению заложников в условиях совершения террористических актов. Данное положение определяет цели, задачи, функции и взаимоотношения психологической службы МВД России с организациями и ведомствами, участвующими в ликвидации чрезвычайных обстоятельств. Структура Положения включает в себя организационные аспекты работы психологов, программу их специальной подготовки и материально-технического обеспечения.

Сводные группы психологического обеспечения в настоящее время созданы в каждом субъекте Российской Федерации, укомплектованы из числа наиболее подготовленных психологов органов внутренних дел, психотерапевтов лечебно-профилактических учреждений. Численность группы психологического обеспечения составляет не менее пяти психологов с обязательным включением в состав медицинского работника. Руководитель группы психологов может входить в состав рабочего аппарата оперативного штаба.

При затяжном и широкомасштабном характере чрезвычайного обстоятельства по решению руководителя группы при согласовании с оперативным штабом дополнительно привлекаются психологи и специалисты МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, находящиеся в резерве по месту возникновения чрезвычайных ситуаций, а при необходимости — специалисты других МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, УВДТ, образовательных учреждений профессионального образования МВД России.

Основные задачи и функции группы:

1. В области психологического обеспечения деятельности органов и подразделений внутренних дел:

- разрабатывает предложения по психологическому обеспечению деятельности органов и подразделений внутренних дел и представляет руководству оперативного штаба с целью пресечения массовых беспорядков, избежания паники, преодоления агрессивных проявлений среди населения;

- осуществляет сбор и анализ информации об источниках отрицательного информационно-психологического воздействия на сотрудников и население с выработкой предложений для руководства о мерах по их нейтрализации;

- осуществляет психологическое консультирование руководителей оперативного штаба и сотрудников, проводящих спецоперации;

- принимает участие во встречах с гражданским населением, представителями местной администрации, правоохранительных и других взаимодействующих органов, изучает социально-психологическую обстановку, проводит анализ и прогнозирует возможные направления ее развития;

- информирует оперативный штаб о выявленных правонарушениях среди граждан, о лицах, провоцирующих массовые беспорядки и панику, разрабатывает предложения по их профилактике;

- принимает участие в организации мероприятий по предупреждению распространения слухов, возникновения массовых негативных психологических реакций;

- своевременно информирует службу милиции общественной безопасности о нарушениях режима по ограничению доступа в места скопления населения лицами, не являющимися представителями ведомств и организаций, участвующих в оказании психологической и медицинской помощи пострадавшим;

- принимает участие в выработке стратегии ведения переговоров по психологическому обеспечению переговорной деятельности при освобождении заложников и угрозе совершения террористических акций.

2. В области организации и осуществления психологической, психотерапевтической помощи сотрудникам:

- проводит работу по психологическому обеспечению деятельности личного состава, определяет уровень работоспособности сотрудников, контролирует их функциональное состояние;

- оказывает психологическую, а в случае необходимости психотерапевтическую и реабилитационную помощь сотрудникам, проводит мероприятия по поддержанию высокого уровня психологической устойчивости, коррекции состояний переутомления и других неблагоприятных психических состояний;

- изучает группы оперативного построения в подразделениях, привлеченных к выполнению оперативно-служебных задач, осуществляет мероприятия по поддержанию в них благоприятного социально-психологического климата;

- консультирует руководителей органов и подразделений внутренних дел по вопросам организации работы с личным составом и поддержания работоспособности сотрудников.

3. В области организации взаимодействия с психологическими и иными службами различных министерств и ведомств:

- взаимодействует с психологическими и иными службами различных ведомств по психологическому консультированию, оказанию психологической помощи гражданам, оказавшимся в кризисных ситуациях;

- осуществляет работу по оказанию психологической и психотерапевтической помощи пострадавшим, выявлению лиц с неадекватным поведением, психическими отклонениями, находящимися в острых стрессовых состояниях, и применению к ним мер медико-психологической коррекции;

- изучает и проводит анализ социально-психологических процессов и явлений, возникающих среди населения;

- участвует в мероприятиях органов внутренних дел и психологических служб других ведомств по стабилизации негативных социально-психологических проявлений среди населения;

- совместно с психологами других ведомств разрабатывает рекомендации для гражданского населения по преодолению психологических трудностей и предотвращению неблагоприятных последствий пребывания в экстремальных условиях.

4. В области взаимодействия со средствами массовой информации:

- осуществляет взаимодействие со службой информации и общественных связей органов внутренних дел;

- разрабатывает предложения по взаимодействию представителей органов внутренних дел со средствами массовой информации;

- участвует в разработке проектов обращений представителей органов внутренних дел и местных органов власти к населению через средства массовой информации;

- анализирует содержание публикаций и передач средств массовой информации, выявляет возможные непосредственные и отдаленные негативные социально-психологические последствия от них.

Таким образом, как показывает опыт работы психологической службы органов внутренних дел последних лет, организационные вопросы деятельности психологов такого «силового» ведомства, как МВД России, в основном решены.

Это позволило психологам органов внутренних дел с 2004 г. принимать активное участие в деятельности по ликвидации последствий террористических актов. В каждом случае были организованы первоочередные мероприятия по оказанию психологической помощи родственникам пострадавших и психологическое сопровождение деятельности сотрудников, принимавших участие в ликвидации последствий трагических событий.

Эта модель активно использовалась при ликвидации последствий трагических событий, которыми печально памятны прошедшие годы: при захвате заложников в культурном центре на Дубровке, взрывах в столичном метрополитене, нападении незаконных вооруженных формирований на Республику Ингушетия, совершении террористических актов, связанных с захватом двух пассажирских авиалайнеров, вылетевших 24 августа 2004 г. из аэропорта Домодедово, и гибелью их пассажиров на территории Ростовской и Тульской областей.

<…>

Таким образом, психологическая служба МВД России играет существенную роль в повышении эффективности деятельности органов внутренних дел при осуществлении антитеррористической деятельности, поддержании боеспособности подразделений, нормализации психологических состояний гражданского населения при проведении массовых митингов и демонстраций.