Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ



 

Акентьев П.В., Скрыпников А.И., Зубрилова И.С., Корнева Л.С.
Прикладная психология в расследовании преступлений и производстве следственных действий.

М., 2002. Стр. 18-21, 37-52.

 

Глава 2. Методы прикладной психологии в системе современной криминалистики

2.1. Правовые аспекты использования методов прикладной психологии  в следственной практике

Актуальность вопроса уголовно-процессуального регулирования участия специалиста, владеющего методами прикладной психологии при расследовании преступлений определяется необходимостью его участия при выполнении отдельных следственных действий. Это обусловлено тем, что привлечение специалиста позволяет расширить практические возможности следователя в обнаружении доказательств, проконсультировать по важным для дела обстоятельствам, требующим специальных психологических знаний.

Данные о психологических особенностях участников уголовного процесса могут быть необходимы для выявления причин и поводов противоправных действий, использованы для характеристики личности, оценки достоверности показаний и в иных целях. Специалист своим участием в следственных действиях самостоятельно не устанавливает фактов, имеющих доказательное значение, они носят вспомогательный, ориентирующий характер и могут быть использованы для выяснения обстоятельств, внесены в предмет доказывания по уголовным делам.

Обязанности специалиста заключаются в следующем: явиться по вызову, участвовать в производстве следственного действия, используя свои специальные знания и навыки для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, давать пояснения по поводу специальных вопросов, возникающих при производстве следственного действия, не разглашать ставшие ему известными данные предварительного следствия.

Специалист, участвуя в проведении следственного действия, помогает следователю и работает непосредственно под его контролем. Уголовно-процессуальное законодательство содержит не обязанность, а право следователя при расследовании уголовного дела использовать специальные познания. Специалист вправе обращаться с разрешения следователя с вопросами к лицам, участвующим в производстве следственного действия, делать заявления, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством с содержанием протокола знакомятся участвующие в производстве следственного действия лица, в том числе и специалист. При необходимости он вправе делать замечания, подлежащие занесению в протокол, в производстве которого он принимал участие. Участие специалиста дает ему право давать пояснения, что может быть реализовано при допросе его в качестве свидетеля.

Перед началом следственного действия следователь обязан удостовериться в личности и компетентности лица, вызванного в качестве специалиста, выяснить степень его независимости  по отношению к обвиняемым, потерпевшим, разъяснить его права и обязанности, предупредить об ответственности за отказ или уклонение от выполнения последних. В целях выявления компетентности специалиста следователь в ходе беседы с ним устанавливает: какое, когда, где приглашенный специалист получил специальное образование, стаж и место его работы, специализацию, приходилось ли ранее участвовать в качестве специалиста при производстве следственного действия. Специалист должен знать цель приглашения и в чем конкретно должно выразиться его участие в производстве следственного действия. Уголовно-процессуальный закон, регламентируя  производство следственных действий, связывает их с соблюдением законных прав граждан, исключая использование психического и физического насилия.

В настоящее время применение рекомендуемых специалистами методов прикладной психологии при производстве следственных действий затрудняется следующими обстоятельствами: незнанием следователями возможностей использования полиграфа, гипнорепродукционного опроса, метода психолого-криминалистического анализа совершенного преступления, а также процессуальной неурегулированностью применения данных методов.

При оценке показаний путем опроса на полиграфе требуется инициатива следователя, прокурора или суда, и в отдельных случаях перед опросом необходимо получить заключение медицинского учреждения о состоянии здоровья опрашиваемого для опроса на полиграфе, письменное добровольное согласие опрашиваемых на опрос с использованием полиграфа. С согласия опрашиваемого ход опроса может фиксироваться с помощью аудио- и видеозаписи. В десятидневный срок материалы опроса должны быть подготовлены и направлены следователю. Опрашиваемый по усмотрению следователя может быть ознакомлен с результатами опроса.

По результатам проведенного опроса составляется справка, в которой специалист высказывает свое суждение об осведомленности опрашиваемого, об определенных обстоятельствах дела. Данный документ прямого доказательственного значения не имеет, ограничиваясь вспомогательной функцией, а результаты указанного опроса могут использоваться на допросах для побуждения допрашиваемых к даче правдивых показаний.

Все действия специалиста, проводящего опрос с использованием полиграфа, регламентируются Инструкцией о порядке использования полиграфа  при опросе граждан.

При использовании гипнорепродукционного опроса в ходе расследования преступлений необходимо твердо придерживаться следующих принципов: проведение гипнорепродукционного опроса - мероприятие добровольное, о чем опрашиваемый предупреждается, а у него берется написанное в произвольной форме заявление о добровольном согласии проведения такой процедуры; в ходе гипнорепродукционного опроса опрашиваемый остается субъектом уголовного процесса, а не объектом исследования или эксперимента, в связи с чем он обладает всеми законными правами и обязанностями, в обязательном порядке осуществляется протоколирование опроса с одновременной регистрацией на аудио- или видеопленку.

Наиболее важный вопрос, который поднимается при обсуждении проблемы применения гипнорепродукции в юридической практике касается  соблюдения прав человека.

Правовой аспект затрагивается в связи с существованием у определенной части населения взглядов на гипноз как на состояние, которое снижает «психологическую защиту» личности, нарушает целостность ее внутренней индивидуальности, формирует «субъективную несвободу» и т. п.

Считают, что гипноз ослабляет психологическую защиту личности вследствие ослабления воли и снижения критичности и ясности осознания текущей ситуации. О том, что психологическая защита в гипнозе не ослабевает, свидетельствуют результаты исследований (Л. Шерток, 1992). Автор полагает, что даже в состоянии гипноза человек никогда не теряет контроль над собой, поскольку механизмы психологической защиты и сопротивления полностью не выключаются: «глубоко загипнотизированные субъекты сохраняют еще достаточно свободы, чтобы в определенных условиях искажать истину, не быть до конца откровенным».

В связи с применением гипнорепродукционного опроса в юридической практике вопрос о соблюдении прав человека зарубежными авторами не ставится. Считается, что обстоятельства сохранения вменяемости во внушенных состояниях и добровольного согласия опрашиваемого на гипнорепродукционный опрос в полной мере обеспечивает реализацию прав личности.

Психолого-криминалистический анализ совершенного преступления осуществляет специалист психолог либо следователь, владеющий методикой оценки криминального события применительно к личности преступника. Изучению и анализу могут подлежать самые различные вещи, например, в изучаемых нами материалах о совершении мошенничества это были конспекты, пособия и другая продукция, содержащая информацию о целенаправленном психологическом воздействии при совершении преступлений.

Производство следственных действий, как правило, носит принудительный характер для подозреваемого (обвиняемого), что не может не влиять на его психическое состояние. В психологическом аспекте, принимая решение  о производстве того или иного следственного действия, у следователя на основе фактических данных, собранной и проанализированной информации по уголовному делу формируется представление о следственной ситуации и личности субъектов уголовного процесса.

Участие специалиста дает возможность получить сведения не только о событии преступления, но и о психологических особенностях личности, особенно когда у следователя возникают сомнения в способности обвиняемых (свидетелей, потерпевших) правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них показания, основанные на оценке условий восприятия (быстротечность событий, состояние повышенной психической напряженности в момент восприятия и др.).

 

2.3. Психологические методы активизации памяти свидетелей, потерпевших и подозреваемых в следственной практике

При расследовании преступлений нередко встречаются ситуации, когда человек в прошлом воспринимал информацию большой значимости, но при обычном допросе или выполнении других следственных действий не может ее воспроизвести вследствие естественного забывания или по причине амнезий (потери памяти) стрессового или травматического характера.

Сотрудниками ВНИИ МВД России было проведено изучение возможности использования психологических методов активизации памяти, свидетелей, потерпевших и подозреваемых в практике расследования преступлений. Так, было установлено, что методы активизации процессов припоминания в тех случаях, когда у потерпевших или свидетелей, подозреваемых имеются признаки частичной или полной амнезии на криминальное событие, являются актуальной и решаемой проблемой.

В литературе описывается много практических рекомендаций по использованию методов активизации памяти применительно к допросам свидетелей и потерпевших. Среди существующих методов активизации памяти различают: методы активизации ассоциативных связей в сфере представлений; опрос на месте происшествия, имеющий целью активизацию припоминания в связи с повторным восприятием обстановки, в которой имело место данное событие; психотехника нейролингвистического программирования; гипнорепродукционный опрос.

В основе применения тактических приемов, помогающих активизировать репродукционные процессы памяти, лежит использование ассоциаций по смежности, контрасту и аналогии. В то же время в практике расследования преступлений встречаются случаи, когда из сознания выпадают некоторые события, заполняющие отдельный промежуток времени. Такие случаи могут наступать, например, у пострадавшего свидетеля после полученной физической или психической травмы, иногда с применением наркотических средств и психотропных веществ, угнетающих функцию памяти. Тогда приемы «оживления ассоциаций» оказываются неэффективными и оживление в памяти событий становится возможным лишь с помощью пережитых событий и состояний в гипнозе.

Данный вид активизации памяти может быть применен в тех случаях, когда пострадавшему или свидетелю кажется, что он просто не успел воспринять определенную информацию о пережитом событии. Применение метода в этих случаях оправдано тем, что нервные механизмы запечатления информации находятся не только на уровне сознания, но и в подсознании, а в этих случаях носитель информации может не подозревать, что ею располагает.

Метод усиления ослабленных мыслительных образов ранее воспринятых объектов и получения информации об этих объектах получил название гипнорепродукционного опроса или гипнорепродукции.

В основе метода лежит лечебный гипноз – гипнорепродукция пережитых состояний.

Метод эффективно используется правоохранительными органами многих зарубежных стран, в частности США, Израиля, Великобритании, Канады, Австралии и других стран. В зависимости от стадии уголовного процесса, на котором используется гипнорепродукция, за рубежом выделяют «следственный» (расследовательский гипноз) и «судебный гипноз».

Рассматривая более подробно вопрос об использовании гипнорепродукции с целью получения криминалистически значимой информации при расследовании преступлений, следует сказать, что первые шаги в вопросах применения гипноза для получения сообщений от свидетелей и потерпевших предпринимались в некоторых странах (Франция, Германия и др.) еще в середине XIX в.

Были проведены исследования немецкими учеными И. Гофбауэром (1808), И. Фридрейхом (1835), в которых сделана попытка использовать научно обоснованные положения в допросе свидетелей. Результаты экспериментальных исследований немецкого психолога В. Штерна (1902) побудили многих юристов и психологов заняться исследованием проблемы достоверности   воспроизведения  показаний  опрашиваемых  лиц  (Г.  Берг,  1948; А. Е. Брусиловский, 1929; А. Гельвиг, 1927; А. Ф. Кони, 1922; Ф. Корфе, 1934; Ф. Луваж, 1945 и др.).

Если же за точку отсчета непосредственного зарождения «следственного гипноза» принять время официально одобренных исследований его возможностей в целях расследования преступлений, проведенных в 1962 г. в США Г. Аронсом и Г. Греем, то можно сказать, что «следственному гипнозу» более 40 лет.

Спустя еще 14 лет М. Рейзер основал Институт следственного (криминалистического гипноза) для подготовки соответствующих специалистов в масштабах страны и организации тематических научных исследований. Таким образом, 1976 г. можно считать годом признания криминалистического гипноза официальной наукой.

Рассматривая вопрос об использовании гипнорепродукции за рубежом, следует подчеркнуть, что использование там этого метода при опросе граждан позволяет получить дополнительно 70–80% новой информации о криминальном событии, причем часть преступлений расследуется только благодаря гипнорепродукции.

При рассмотрении данного вопроса можно также отметить, что правовая система  большинства англоязычных стран формировалась под воздействием английских законодательных традиций. В процессе развития законодательство этих стран претерпело изменения, появились новые правовые институты.

Специфика американской правовой системы обусловлена федеральным устройством государства - наличием конституции США, конституций штатов – и особенностями политического и социально-экономического развития страны.

В США принцип следования прецеденту не считается абсолютным, и судебная практика идет по пути его гибкого применения. Свод норм, создаваемых судебными прецедентами, дополняется и развивается  законодательством. Административные акты, приказы, правила, директивы, инструкции, цель которых конкретизировать, детализировать законы, часто подменяют их, поскольку фактически имеют равную юридическую силу. Поэтому, несмотря на общность источников права, общенациональной правовой системы США нет. Можно сказать, что практически существует 50 правовых систем штатов и отдельно – федеральная правовая система. Правовая система США не знает института прокурорского надзора за деятельностью органов расследования.

В результате в сфере правоприменения законодательные нормы варьируются от штата к штату, от графства к графству.

Таким образом, специфика судопроизводства, отсутствие единой, действующей на территории всей страны системы органов предварительного расследования, обусловила значительное разнообразие нормативных актов по использованию следственного гипноза в процессе раскрытия  преступлений. То есть существует единый федеральный правовой акт по использованию следственного гипноза, который основан на решениях федеральных судов и органов правоприменения, и нормативно-правовые, регламентирующие использование следственного гипноза в конкретном штате, в основе которых лежат судебные решения и административные акты правоохранительных органов. На основании судебных решений, выполненных по вопросу использования гипнорепродукционного опроса, правоохранительными органами были созданы ведомственные нормативные акты, регламентирующие его применение. На федеральном уровне действует Инструкция по использованию гипнорепродукционного опроса при расследовании преступлений, утвержденных Министерством юстиции США в 1998 г. Она была переработана в 1979 г. на основании результатов экспериментальных исследований, проведенных ФБР и решений федеральных судов.

Многообразие и процессуальная самостоятельность органов, ведущих расследование преступлений в США, привели к тому, что существуют различные ведомственные акты, регламентирующие методику проведения гипнорепродукционного опроса.

Различаются и взгляды ученых и практиков из США, использующих данный метод. Так, М. Орном (1979 г.) считает, что гипнорепродукционный опрос может проводить гипнолог, психотерапевт или психолог, который получил подготовку по использованию гипнорепродукционного опроса. Контакт гипнолога с опрашиваемым должен быть задокументирован на ауди-видеопленку с момента встречи до полного окончания сеанса. В помещении, где проводится опрос, должен находиться только опрашиваемый и гипнолог, до сеанса показания опрашиваемого должны быть запротоколированы следователем.

Другой специалист (Reiser M, 1980) считает, что достаточно одного сеанса следственного гипноза, а повторный проводится, если свидетель был взволнован.

Директор Института по применению гипноза Д. Стерн в интересах расследования считает, что полученные в гипнозе показания можно использовать на суде только в том случае, если имеется письменный протокол гипнотического сеанса, который подтверждает факт, что лицо, проводящее гипнорепродукционный опрос свидетеля, не внушало ответ гипнотизированному.

Со временем метод гипнорепродукционного опроса пересек границы США и начинал применяться в других странах, например в Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Израиле.

В этих странах законодательство по применению гипнорепродукционного опроса характеризуется меньшим разнообразием, чем это имеет место в США.

Так, в Великобритании (Hibbard W.S., Warring R.W., 1996) за более, чем тридцатилетнюю практику использования гипнорепродукционного опроса известен лишь единичный случай, когда свидетелю, который ранее был опрошен с помощью гипнорепродукционного метода, позволяли давать показания в суде. Полиция Великобритании при использовании гипнорепродукционного  опроса  руководствуется  циркуляром  МВД  Великобритании 1980 г.

В пяти штатах Австралии гипнорепродукционный опрос рассматривается в плане специфической «психологической деятельности» и регулируется правительственным законом. Однако данный нормативный акт предназначен больше для регламентации терапевтического использования этого метода.

В Новой Зеландии действуют руководящие принципы по применению гипнорепродукционного опроса, в которых учтены предложения, разработанные в США.

В МВД России теоретические, правовые и прикладные аспекты применения психологических методов активизации памяти наиболее активно разрабатывали с 1992 г. ученые-правоведы и специалисты-психологи ВНИИ МВД России. В то же время проведенное анкетирование следователей показало, что в настоящее время гипнорепродукцию используют менее 1% следователей, что является результатом все еще недостаточной их осведомленности в вопросах использования данного метода и неотработанностью механизма привлечения специалистов для этих целей.

Использование гипноза в качестве стимулятора процессов припоминания оказалось не случайным. Уже на ранних этапах применения гипноза в качестве лечебного средства внимание исследователей привлекло то обстоятельство, что он тесно замыкается на функцию памяти: вызывать спонтанную амнезию на совершаемые во внушенном состоянии действия, а при необходимости – стимулировать процессы припоминания.

Разработанная во ВНИИ МВД России оригинальная методика проведения гипнорепродукционного опроса (в основе которой лежит лечебная психотерапевтическая методика репродукции пережитых состояний в гипнозе) позволяет ориентировать следователей на возможность получения информации, которая по тем или иным причинам или была забыта потерпевшим (свидетелем) или детали ее не были восприняты как значимые, вследствие чего в обычных условиях не воспроизводились.

Особенно эффективной показала себя методика при развитии у потерпевших послестрессовых и посттравматических амнезий, вследствие малой значимости деталей события или при естественном забывании.

За время прошедшее с момента создания данного метода проведено более четырехсот гипнорепродукционных опросов на базе ГУВД г. Москвы, Московской, Саратовской областях, гг. Воронеже, Смоленске, Липецке, Астрахани, Новосибирске и др.

При использовании методов активизации памяти учитывается психология потерпевших и свидетелей. Как справедливо считает целый ряд авторов, психологические состояния потерпевшего в значительной мере могут определятся его «обвинительной доминантой», отрицательными эмоциями, связанными с понесенным ущербом. Эти конфликтные состояния нередко бывают связаны и с общей конфликтностью личности потерпевшего.

Показания потерпевшего - средство защиты его интересов, но это не только индивидуальные интересы, а интересы человека как члена общества.

Показания многих потерпевших перенасыщены оценочными элементами, тогда как доказательственное значение имеют только фактические сведения. Различно и отношение потерпевших к установлению истины. Наряду со стремлением содействовать установлению истины могут быть и другие мотивы в поведении отдельных потерпевших – от безразличия до прямого противодействия следствию.

При проведении гипнорепродукции с потерпевшим следует всегда учитывать его негативное эмоциональное состояние, возникшее в результате преступления и его последствий. Психическое состояние потерпевшего (особенно при совершении над ним насильственных действий) следует отнести к экстремальным психическим состояниям (стресс, аффект, фрустрация), вызывающим существенные сдвиги в его отражательно-регуляционной сфере.

В конфликтных ситуациях сужается сознание потерпевшего, ограничиваются его адаптационные возможности. Иррадиация возбуждения приводит к генерализованным (чрезмерно расширенным) обобщениям, сдвигам во взаимодействии сигнальных систем. Травмирующее воздействие событий приводит к преувеличению потерпевшими временных интервалов (иногда в 2–3 раза).

Грубые физические воздействия, являясь сверхсильными раздражителями, вызывают нарушение психической деятельности. Однако это не означает, что потерпевшие способны лишь дезориентировать следствие. Многие действия, совершенные до преступления, в подготовительной его стадии, запечатлеваются в их памяти. Во многих случаях потерпевшие запоминают приметы и действия преступника.

Следователь должен учитывать психическое состояние потерпевших. Повторно пересматривая случившееся, они активно реконструируют прошедшие события, закрепляют устойчивые очаги возбуждения. Возникает сложный устойчивый нервно-эмоциональный комплекс со сложными взаимодействиями чувства стыда, обиды, унижения, мести, а иногда агрессивности. У потерпевших от полового насилия возникает чувство депрессии, апатии, обреченности, усугубляющееся представлениями о возможной беременности, заражения венерическими заболеваниями и др. Нередко показания этой категории потерпевших умышленно искажаются с целью сокрытия неблаговидных поступков.

Для многих потерпевших характерно состояние повышенного уровня тревожности и как следствие этого - дестабилизация личной психической интегрированности, нарушенность социальной адаптированности.

Повторное обращение к аффекторным обстоятельствам может вызвать напряженное психическое состояние, непроизвольный уход от психотравмирующих обстоятельств. Все это требует особой чуткости, тактичности и внимательности со стороны следователя.

Нередко потерпевшим приходится участвовать в многочисленных допросах и очных ставках, неоднократно выезжать на место происшествия, опознавать участников преступления. В этих условиях у потерпевших может непроизвольно сформироваться механизм психической защиты от повторных психотравмирующих воздействий. Интенсивные процессы торможения, их иррадиация могут значительно затруднить получение от потерпевшего нужных для расследования сведений. Стремление выйти из сферы следствия может привести к поспешным конформным показаниям, согласию с предложениями следователя. Следует учитывать возможное воздействие на потерпевшего со стороны обвиняемого.

При работе с потерпевшим следует чутко улавливать динамику его настроения. Особенно тщательному психологическому анализу должны подвергаться просьбы потерпевшего о прекращении дела, которые часто вызываются психическим давлением со стороны заинтересованных лиц. О переходе потерпевшего от правдивых показаний к ложным свидетельствуют, как правило, его психическая напряженность, замкнутость, формальность речевых построений.

Особенностью поведения свидетелей на предварительном следствии является их процессуальная регламентированная обязанность дать показания, имеющие значение для расследования преступлений.

Проводя гипнорепродукцию со свидетелями, важно учитывать, что направленность восприятия события и его содержание определяются оценочной позицией воспринимающего лица, уровнем его психического, интеллектуального и нравственного развития.

Обычно свидетель придерживается определенной линии поведения, дает свои оценки сообщаемым фактам, о чем-то умалчивает, что-то не договаривает. Это может быть обусловлено различными причинами – боязнью мести, жалостью, стремлением избавиться от дачи свидетельских обязанностей и др. На полноту свидетельских показаний влияет ряд психологических обстоятельств – фрагментарность первоначального восприятия событий, мнестические и речевыразительные трудности. Кроме того, большинство свидетелей теряются в необычной обстановке, другие – становятся раздражительными. Необходимо следить за настроением свидетелей, мысленно становиться на их место, умея вернуть спокойствие и самообладание одним, поддержать бодрость в других.

Доказательственную силу имеют лишь сообщения свидетеля о фактах, однако они воспроизводятся в форме суждений и умозаключений. Только знание психологической природы образных представлений, факторов, влияющих на их личностную реконструкцию, позволяет дать свидетельским показаниям адекватную оценку. В психологическом отношении свидетельские показания - воспроизведение ранее сформированных впечатлений, психические образы прошедших событий. Здесь существенны правильность, адекватность процесса восприятия, особенности сохранения и реконструкции сформировавшихся образов в памяти данного лица. Наиболее прочно в памяти удерживается то, что вызывает повышенную ориентационную реакцию: сильные физические раздражители (крик, вспышка света, громкий неожиданный голос и т. п.), начало или конец каких-либо процессов, действий, а также все, что охватывается активными действиями, имеет значимость для субъекта, вызывает его эмоциональные реакции.

Воспринятые события могут быть непроизвольно реконструированы под влиянием последующих воздействий. Так, значительные деформации в показаниях могут произойти под влиянием последующего обсуждения событий, воздействием общественного мнения, слухов, уголовных сенсаций, сообщений по каналам массовой информации.

В памяти может произойти рекомбинация - к действительным событиям может быть отнесено то, что было до или после них и даже то, о чем свидетель услышал от других лиц (внушенное представление).

В качестве примеров применения гипнорепродукции при работе с потерпевшими и свидетелями приводим следующие случаи.

 

Работа с потерпевшим

 

В Москве было совершено разбойное нападение на гр. Ф..., в результате которого она получила легкие телесные повреждения и психическую травму. Нападавший с места преступления скрылся.

При расследовании преступления необходимо было установить свидетелей, а также уточнить ряд обстоятельств. Поскольку другой возможности получения значимой информации для следователя не было, потерпевшей после подробного объяснения целей и задач, решаемых с помощью гипнорепродукции, было предложено провести данное мероприятие, на что было получено ее добровольное согласие. Потерпевшая была введена в гипнотическое состояние одним из авторов настоящего пособия. После достижения требуемой глубины гипнотического состояния (II степень по Платонову) с опрашиваемой был установлен речевой контакт. Она мысленно «вернулась» к моменту совершения преступления и достаточно подробно описала приметы нападавшего и свидетелей преступления. После завершения гипнорепродукции потерпевшая успокоилась и восстановила в памяти картину происшедшего, что позволило в дальнейшем при проведении следственных действий получить новую значимую информацию, которая способствовала расследованию преступления.

Данный пример показывает, что при потере памяти, связанной с психической травмой, возможно устранение признаков амнезии с помощью гипнорепродукционного опроса.

Работа со свидетелем

При расследовании уголовного дела, связанного с мошенничеством, был установлен автомобиль, на котором преступники скрылись с места совершения преступления. Свидетелем данного преступления был гр. С. Составленный со слов С. композиционный портрет преступников и номерной знак грузового автомобиля, на котором они уехали, содержал самые общие сведения, требующие уточнения. C. было предложено провести гипнорепродукционный опрос с целью активизации памяти и получения дополнительной значимой для расследования преступления информации.

В частности, надо было вспомнить номерной знак грузового автомобиля. С. дал добровольное согласие на проведение гипнорепродукционного опроса.

С использованием стандартной методики С. был введен в гипнотическое состояние, после чего ему предложили подробно воспроизвести события, участником которых он был в момент совершения преступления.

В ходе гипнорепродукционного опроса С. подробно ответил на все вопросы, поставленные следствием. Перед завершением гипнорепродукции и выведением С. из гипнотического состояния ему был задан вопрос: «Вспомнил ли он еще какие-либо подробности?» С. ответил: «Я отчетливо «вижу» грузовой автомобиль и его номерной знак».

Привлечение к уголовной ответственности связано с резкими изменениями в жизни человека, вызывая у одних людей повышенный уровень тревожности, чувство обреченности, отчаяние, безысходность, полную зависимость от лиц, осуществляющих правосудие, у других - озлобленность, агрессивность, активное противодействие правосудию. Особенно драматично психическое состояние привлеченного к уголовной ответственности невиновного лица. Внезапно свалившееся на него несчастье дезорганизует психику, порождает неадекватные поведенческие поступки, которые могут быть интерпретированы как улики поведения. Резкое снижение защитных возможностей повышает неадекватность действий обвиняемого по самозащите. При гипнорепродукционном опросе подозреваемого (обвиняемого) учитывается ряд психических особенностей этой категории лиц: состояние подавленности, психической депрессии, вызванное страхом перед наказанием; большая заинтересованность в исходе дела, активная оборонительная позиция; отсутствие в ряде случаев намерения к добровольному признанию, убежденность, что правдивые признания принесут ему вред, недоверие к лицам, ведущим расследование, негативное отношение к свидетелям обвинения, повышенная психическая напряженность, аффектное состояние в критических для него моментах расследования, повышенный самоконтроль, обостренное внимание к наиболее опасным для него обстоятельствам.

В качестве примера работы с подозреваемым можно привести следующий случай.

Работа с подозреваемым

В Москве неустановленные лица путем подбора ключа проникли в кассу завода и совершили кражу. По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам п. 6. ч. 2 ст. 158  УК РФ. В совершении данного преступления подозрение пало на гр. Д., охранника, который заявил, что в день совершения преступления находился на работе и употреблял спиртные напитки, в результате чего он забыл, что произошло, так как он спал. Проснувшись, он узнал, что ночью кто-то вскрыл помещение кассы и обнаружил у себя в кармане крупную сумму денег, которой у него раньше не было. При досмотре в рабочей одежде Д. были обнаружены предметы, которые могли служить орудием преступления. Происхождение данных предметов в своем кармане Д. пояснить не мог. Свою причастность к совершению данного преступления Д. не отрицал, однако деталей не помнил. С целью выяснения обстоятельств происшедшего преступления и проверки показаний Д. ему было предложено восстановить в памяти хронологию событий в день совершения преступления с использованием гипнорепродукционного опроса как метода активизации памяти, на который он дал добровольное согласие. Опрошенный в качестве подозреваемого Д. вспомнил, что он делал в этот день, и в хронологическом порядке описал события. В то же время, будучи подозреваемым и оставаясь дееспособным субъектом уголовного процесса, а не объектом исследований, которым можно манипулировать во время опроса, Д. мог умышленно исказить восстановленную в памяти информацию, руководствуясь нежеланием раскрыть перед следствием свою роль. При использовании результатов, полученных в ходе гипнорепродукции событий, относящихся к расследуемому преступлению, следователь принимал во внимание такую возможность.

Данные анализа использования гипнорепродукционного опроса у лиц, подозреваемых в совершении преступлений, показывают, что для всех случаев его применения характерно наличие противодействия, несмотря на то, что они дали письменное согласие на проведение гипнорепродукционного опроса.

Подозреваемые лица, находясь в релаксационном состоянии, по мере актуализации содеянного реагировали мимикой, жестами и т. д.

Таким образом, применение гипнорепродукции при расследовании преступлений позволяет получить значимую информацию даже в тех случаях, когда опрашиваемые – свидетель или потерпевший – при наличии искреннего желания не могут вспомнить подробности вследствие развития амнезии различного происхождения (травматическая, послестрессовая, фармакологическая) или естественного забывания. Самое главное, чтобы свидетель или потерпевший имели желание сотрудничать со следователем. Время, прошедшее с момента совершения преступления, не имеет существенного значения для точности воспроизводимой ситуации.

2.4. Психологические аспекты расследования некоторых видов преступлений

Практика работы органов внутренних дел показывает, что количество обращений граждан с заявлениями о том, что в отношении них были совершены противоправные действия, связанные с использованием специальных приемов психологического воздействия, неуклонно растет, чаще всего это мошеннические действия со стороны цыган, так называемых лохотронщиков, сотрудников фирм, занимающихся «сетевым маркетингом», и т. д.  Эти действия в ряде случаев подпадают под ст. 40, 105, 106, 107 и  др.

Развитие психологической науки, в частности психологии управления, позволило создать эффективные методы психологического воздействия, которые можно использовать как с благими намерениями, так и для совершения преступлений.

При расследовании преступлений обосновано использование метода психолого-криминалистического анализа совершенного преступления, который проводит специалист-психолог либо следователь, владеющий методикой оценки криминального события применительно к личности преступника.

Предметом анализа в таких случаях является рассмотрение противоправных действий в отношении граждан с использованием специальных методов психологического воздействия в случаях совершения преступлений против личности и мошенничество.

Рассматривая проблему в историческом плане, следует отметить, что противоправные действия с использованием психологических приемов воздействия известны человечеству давно и получили должную юридическую оценку как за рубежом, так и в России.

Одним из наиболее старых преступлений можно назвать «цыганское мошенничество», в ходе которого может быть использован описанный в научной литературе «цыганский гипноз». В его основе лежит передаваемый из поколения в поколение, спонтанно накопленный опыт формирования у человека – объекта мошеннических действий, так называемого фазового состояния, промежуточного между сном и бодрствованием, в котором волевая регуляция поведения ослабевает и человеку можно внушить необходимость совершения  тех действий, которых в нормальном, бодрствующем состоянии он не совершит – передать гадалке крупные суммы денег или ценности.

Как правило, объектами подобного рода преступных посягательств становятся женщины или лица, находящиеся в состоянии душевного волнения, отвлеченные или включенные в собственные переживания. Даже на бытовом уровне такие люди легко выделяются из толпы, а неожиданное обращение к ним становится как бы пусковым механизмом для формирования фазового состояния.

В результате такого влияния у человека - объекта психологического воздействия возникает более или менее длительная амнезия (потеря памяти) и целый ряд психосоматических расстройств (головная боль, учащенное сердцебиение, нарушение сна, общее подавленное состояние), которые человек, не знакомый с психофизиологическими механизмами, протекающими в его организме, склонен оценивать как «сглаз» или «порчу», напущенные на него мошенниками.

Новый всплеск использования знаний психологии с преступными намерениями зарегистрирован правоохранительными органами с начала 90-х годов, когда возникли организации, конечной целью которых было завладение имуществом граждан путем мошенничества с использованием психологического и иного воздействия, подавления их воли и, как следствие, причинение вреда их физическому и психическому здоровью, иногда конечным результатом было доведение человека до самоубийства. При этом использовались самые различные формы воздействия, основанные на знании психологии управления, приемы нейролингвистического программирования (НЛП), внушения, гипноза и т. д.  Эти факты воздействия использовались при реализации финансовых пирамид, беспроигрышных лотерей, продаже недвижимости за рубежом, таймшеров, загрантуров и др.

В ряде случаев преступники, располагая знаниями в области гипноза, НЛП, пытаются оказать прямое психологическое воздействие с помощью этих методов на сотрудников правоохранительных органов, занимающихся раскрытием и расследованием преступлений. Так, подследственный гр. Ш. во время допроса, находясь в следственном изоляторе, пытался оказать психическое воздействие внушающего характера на оперативных сотрудников, которые с ним работали по уголовному делу, возбужденному по признакам ст. 105 УК РФ. Ш. имел медицинское образование, специализировался по рефлексотерапии, знал приемы внушения, НЛП и др., в должности начальника медицинской службы авиаподразделения принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской республики и был готов действовать решительно в экстремальных ситуациях, поэтому условия пребывания в следственном изоляторе не препятствовали ему в применении полученных навыков психологического воздействия.

В качестве примера использования метода психолого-кримина-листического анализа преступления, связанного с мошенничеством, можно привести материалы уголовного дела, возбужденного по фактам мошенничества.

Специалисты ВНИИ МВД России принимали участие в его рассмотрении с целью выявления признаков психологического воздействия на сотрудников одного из фондов.

Из материалов стало известно, что, реализуя преступный умысел, направленный на завладение денежными средствами, сотрудники фонда в рамках его деятельности систематически привлекали денежные средства граждан по заранее разработанной ими преступной схеме.

В представленных для анализа материалах аудио- и видеозаписей семинаров, конспектах и пособиях ясно прослеживалось использование специфических методов и приемов психологического воздействия на аудиторию в целях подчинения ее воле автора.

Оказываемое воздействие на слушателей «семинара» существенно отличалось от стандартных схем проведения учебных семинаров. При его проведении оратор обращался к слушателям с речью, пытался убедить аудиторию согласиться с его утверждениями, а также совершить определенные действия. Все это указывало на наличие специально созданной среды убеждения.

Необходимо отметить наличие не только убеждающего влияния на аудиторию, но и косвенного внушения слушателям своей точки зрения, что было подтверждено использованием следующих специфических риторических приемов (искусство правильного подбора слов с целью оказания влияния на большую аудиторию).

1. Тщательно рассчитанные паузы, во время которых сказанное укладывается в головах слушателей, а также постепенное повышение голоса, порождавшее в толпе нарастающий гул одобрения, создаваемый с помощью аплодисментов.

2. Речь – простая и доступная, многократные повторы ключевых фраз, позволяющие аудитории угадывать и повторять их вслед за оратором.

3. Невербальные средства коммуникации (интонация, мимика, пантомимика).

4. Использование внутригрупповых иллюзий. Пользуясь тем, что значительное большинство слушателей уже разделяют взгляды и цели ведущего семинара, он подставляет местоимения «мы» и «наши» на место «я» и «мои» в тех фразах, которые отражают его личные убеждения и надежды.

5. Насыщенность речи цитатами из известных литературных произведений, Библии, афоризмами и крылатыми выражениями. Использование одобряемой аудиторией лексики.

6. Техника «вопрошания – и – отклика» – стремление сделать свои идеи доступными и легкими для понимания, неоднократное повторение основных фраз и поощрение слушателей присоединится к оратору, хором подтверждая свое согласие с услышанным.

Использовались также следующие закономерности нейро-лингвистического программирования (NLP):

а). обращалось внимание не на содержание текста выступления, а на форму. Языковые конструкции, представленные в тексте, не осознаются на уровне мышления, они выучены наизусть оратором и также бессмысленно «забиваются» в голову слушателями посредством многократного повторения, имеющего личностную окраску. В речи также использовалась пошаговость подачи внушаемой информации. Неречевые факторы (жесты, мимика, движения) оказывали дополнительное влияние: «рамка» вычерчивалась руками оратора; рисунки, предъявляемые слушателям на экране также имели вид пирамид, рамок и т. д.; внешний вид (подчеркнуто деловой, хотя и не лишенный привлекательности), манера поведения перед слушателями (общение с залом, постановка вопросов, предполагающих обязательность ответов);

б) специально подбиралась функциональная музыка, заполняющая перерывы в выступлениях, когда слушателям раздают определенные «документы» для подписания. Музыка в данном случае всегда активизирующая, бодрящая, подталкивающая к действиям;

в) эффект группы по типу психологического «самозаражения». Здесь имеют значение и количество, и личное обаяние, и обходительность членов фонда, вступающих в личный контакт с приглашенными;

г) якорение. Аплодисменты звучат лишь после определенных слов - скрытых команд: «Фонд», «тысяча восемьсот долларов», «шесть тысяч долларов» и т. п. Систематичность и частота использования описанного приема свидетельствует о том, что они применяются целенаправленно;

д) библиотерапия – лечебное воздействие на психику человека при помощи книг. Эта вспомогательная методика способствует внушающему воздействовать на аудиторию с целью навязывания аудитории своего мнения. Воздействие художественного произведения на читателя (слушателя) может быть не только успокаивающим, но и стимулирующим к совершению определенных, навязываемых на подсознательном уровне поступков. Специально подобранные тексты из книг М. Твена, А. де С. Экзюпери, О. Уайльда,   А.  Грина,   В.  Шекспира,  И.  Гете,  Н. В.  Гоголя, А. С.  Пушкина, А. и Б. Стругацких, Ф. М. Достоевского, М. А. Булгакова и других всем известных и уважаемых авторов, метафоры типа «бедность – это грех», «жалость порождает бедность», «время для бизнесмена дороже, чем деньги» – все это косвенно внушает слушателю и читателю культ денег, главенствующую роль шефа организации и др.

е) рефрейминг (от англ. frame – переформирование) – изменение отношения. Варианты рефрейминга: рефрейминг содержания (смысла и контекста), рефрейминг переговоров, шести и семишаговые рефрейминги, проводящиеся в трансовом состоянии, и др. Рефрейминг предполагает два основных способа поведения. При первом занятии процедура рефрейминга с четкой поэтапной (пошаговой, на языке НЛП) структурой и фиксацией каждого шага. Второй вариант предполагает маскировку техники под обычную психотерапевтическую беседу, которая выглядит как последовательная постановка вопросов оратором.

Обязательное условие проведения подобных процедур при особом состоянии сознания пациентов – транс с созданием особой зоны восприятия в коре головного мозга.

Использовались прямые методы вербовки и влияния на поведение: выработка у объекта влияния чувства долга по отношению к фонду; непрерывность потока убеждающих сообщений; неослабный контроль за финансовыми ресурсами; подкрепление; конформизм; подчинение; эвристические суждения, в том числе правило взаимности, правило чувства долга и др.

Закрепление результатов убеждающего воздействия осуществлялось с помощью многократного повторения сообщений, принципа оценочной последовательности (первоначальные реакции предопределяют окраску последующих мыслей), вовлечения аудитории в процесс систематического анализа сообщения и его проблематики. Активное и тщательное размышление порождает установки и убеждения, легко вспоминаемые, хорошо увязанные друг с другом и с элементами других установочных систем.

Длительность и глубина внушающего воздействия зависела от конкретных индивидуально-психологических характеристик присутствующих в аудитории лиц. Качественный уровень воздействия при использовании подобных психологических приемов обусловлен также способностями и тщательной подготовкой лиц, которые выступают перед аудиторией, временем (четкий график проведения «семинаров») и местом (достаточно большие, но закрытые для свободного входа залы), где они выступают, подготовленностью аудитории к восприятию информации и другими особенностями психологического взаимодействия.

Приведенный случай относился к одной из разновидностей «агрессивного маркетинга», а действия лиц, профессионально использующих психологические знания для реализации преступного умысла, направлены на завладение денежными средствами граждан.