Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ

 
Веденин А. В., Коробков В. А.
Опыт применения психологических методов в деятельности правоохранительных органов зарубежных стран.

Вестник Владимирского юридического института МВД, Владимир, 2015, № 1. Стр. 207-213.

 


Необходимость исследования опыта применения психологических методов в деятельности органов правопорядка за рубежом имеет под собой неоспоримые основания, среди которых можно выделить следующие:

- изучение указанной практики необходимо для совершенствования организационной структуры и направлений профессиональной деятельности как органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (далее: ОРД) в целом, так и оперативных подразделений ФСИН России, в частности;

- изучение зарубежного опыта должно способствовать повышению качества подготовки оперативных сотрудников;

- использование последних достижений зарубежной психологической науки при осуществлении ОРД оперативными подразделениями уголовно-исполнительной системы (далее: УИС) способно значительно повысить эффективность их профессионально-служебной деятельности, что, несомненно, повлияет на качество проводимых оперативно-розыскных мероприятий (далее: ОРМ) с целью своевременного выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия пенитенциарных преступлений, а также решения иных общих и частных задач ОРД, указанных в федеральных и ведомственных нормативных правовых актах Российской Федерации (Об оперативно-розыскной деятельности : федер. закон от 12 авг. 1995 г. № 144-ФЗ : [ред. от 21 дек. 2013 г. № 369-ФЗ]. Ст. 2 // Рос. газ. 2013. 25 дек. ; Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации : [принят Гос. Думой 18 дек. 1996 г. : одобрен Советом Федерации 25 дек. 1996 г.]. Ст. 84, ч. 1 // Там же. 2014. 28 нояб.).

Говоря о проблеме практического применения психологических методов в оперативнослужебной деятельности зарубежной полиции, следует отметить, что данные системы правоохранительных органов могут быть исследованы посредством пяти ключевых понятий: цель, функции, структура, ресурсное обеспечение и непосредственно психологическое обеспечение процесса противодействия преступности. В связи с этим в контексте настоящей статьи нами будут выделены задачи полиции конкретных государств, функции (как виды деятельности по реализации этих задач) и органы (структуры, порождаемые этими функциями) применительно к психологическим аспектам каждого из названных направлений анализа. С учетом большого объема рассматриваемого материала в указанной сфере, который не представляется возможным осветить в рамках одной статьи, в качестве объекта научного анализа был выбран ряд англоязычных стран, психологическая составляющая в деятельности полиции которых, по нашему мнению, наиболее выражена.

Принимая во внимание широту термина «психологическое обеспечение», акцент будет сделан непосредственно на практических психологических методиках, используемых в работе зарубежной полиции, внедрение которых в деятельность отечественных оперативных подразделений представляется нам целесообразным и перспективным.

По мнению С. Р. Салпагаровой, общей тенденцией в развитии организации психологического обеспечения органов полиции англоязычных стран является то, что оно развивалось с начала XX в. преимущественно на основе экспериментальной психологии, в 1940-1980-е гг. — с опорой на клиническую психологию, с начала 1990-х гг. — на идеях организационной психологии. Современное же психологическое обеспечение организовано на основе внедрения многообразия форм и методов, разработанных психологами — представителями различных школ и направлений. Сегодня при разнообразии используемых моделей психологического обеспечения деятельности конкретных служб указанных зарубежных органов преследуется прежде всего прагматическая цель комплексного применения психотехнологий для повышения эффективности отдельного полицейского или их служебно-профессиональных групп (Салпагарова С. Р. Организация психологического обеспечения полиций англоязычных стран : автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2006. 24 с.).

Если говорить об общих задачах и функциях полиции, то это традиционная охрана порядка в общественных местах, предотвращение и раскрытие преступлений, контроль за пороками (запрещенными азартными играми и др.). В некоторых странах на полицию дополнительно возлагаются еще иные функции. Так, в США в обязанности полиции входит контроль за соблюдением правил, установленных лицензиями, которые выдаются, как правило, другими органами (Смирнов М. П. Комментарии оперативно-розыскного законодательства РФ и зарубежных стран : учеб. пособие. М., 2003. С. 34-35).

Вместе с тем в качестве основных направлений деятельности полиции любого государства М. П. Смирнов выделяет регламентарное, исполнительное, оперативно-розыскное и следственное (Там же. С. 35). Два последних из вышеперечисленных — это направления, реализация которых предполагает наиболее активное использование психологических знаний, и именно на них будет сделан основной акцент в настоящей статье.

Одним из государств, на высокопрофессиональном уровне внедряющим достижения современной психологической науки в оперативную и следственную деятельность, являются США, в полицейской системе которых существуют три вида сил: федеральные правоохранительные органы, полиция штатов и местная полиция (Там же. С. 42).

В документе Ассоциации американских адвокатов обязанности полиции сведены к одиннадцати позициям, названным главными направлениями ответственности полиции. Среди них как минимум пять пунктов прямо или косвенно включают в себя социально-психологическую составляющую — помощь тем, кто не может заботиться о себе, разрешение конфликтов, создание и поддержание чувства безопасности в обществе, развитие других служб чрезвычайного значения, помощь отдельным лицам, которым угрожает физическая опасность (Там же. С. 35). Непосредственно же борьбой с преступностью (розыском, ведением оперативных учетов, установкой лиц и др.) занимается служба криминальной полиции.

В деятельности полиции Соединенных Штатов расследование занимает особое место. Оно осуществляется с использованием различных форм и методов сбора доказательств информации о преступлениях и преступниках как с помощью следственных действий, так и ОРМ. При этом следует учитывать, что в полицейском дознании как США, так и других государств не существует четкого разграничения гласных и негласных методов получения доказательств. Негласные разведывательные методы в досудебной стадии процесса занимают центральное место в работе криминальной полиции. В связи с этим официально следствие тесно связано с ОРД, а сотрудники органов криминальной полиции (специальные агенты, агенты сыска и др.) выступают как следователями, так и детективами (Лубинский А. И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. М., 1997. С. 50-55).

Наиболее квалифицированные кадры по борьбе с наиболее опасными преступлениями сосредоточены в Федеральном бюро расследований (далее: ФБР). Современное ФБР — крупнейший, лучше всех оснащенный и наиболее хорошо финансируемый среди следственных подразделений Министерства юстиции и других федеральных министерств орган расследований. Около трети сотрудников ФБР работают в штаб— квартире Бюро в Вашингтоне, остальные в 59 отделениях на местах, в 432 наибольших городах, на 12 постах связи в зарубежных странах и в Академии ФБР в Куантико, штат Вирджиния (Смирнов М. П. Указ. соч. С. 35).

В Куантико функционирует отдел анализа поведения — FBI Behavioral Sciences Unit, BSU (в научных публикациях используются и иные наименования указанного подразделения — отдел бихевиористики, отдел поведенческого анализа и т. д.). Одним из обязательных условий для прохождения службы в отделе анализа поведения является наличие практического опыта психологической и следственной деятельности (как упоминалось ранее, в деятельности американской полиции следствие тесно связано с ОРД, а сотрудники органов криминальной полиции выступают и как следователи, и как детективы, т. е. оперативные сотрудники).

На некоторых аспектах профессиональной деятельности психологов ФБР следует остановиться подробнее, поскольку это имеет непосредственное отношение к исследуемой тематике.

Так, в течение последнего десятилетия в научной литературе все активнее начинают обсуждаться проблемы применения в правоохранительной деятельности знаний о психологических и поведенческих аспектах личности преступника. В числе внедряемых в настоящее время практических разработок можно выделить профайлинг как перспективное направление в психологическом обеспечении ОРД. В понятие «профайлинг» (от англ. profile профиль) вкладывается смысл объединения психологических методов и методик оценки мотивационно-диспозиционной стороны личности и прогнозирования поведения человека на основе анализа наиболее информативных частных признаков. Совокупность характеристик внешности, невербального, вербального поведения, мотивации, планирования и реализации преступного деяния обеспечивает качественное наполнение данного термина, позволяя составлять психологический профиль (портрет) лица, совершившего, например, насильственное преступление (Черкасова Е. С. Психологический портрет лица, совершившего насильственное преступление — профайлинг, как современное направление психологической науки).

Именно специалистами из Куантико в конце 70-х гг. XX в. была разработана программа психологического профилирования (профайлинга). Одним из основоположников метода составления психологического профиля неизвестного преступника являлся в прошлом специальный агент ФБР Джон Эдвард Дуглас.

В интерпретации разработчиков из ФБР профилирование в данном случае понималось как процесс идентификации комплекса психологических характеристик индивида, составляющих общее описание личности, основанное на анализе совершенных им преступлений.

Сопоставление криминалистических характеристик различных видов преступлений и поведенческих особенностей находящихся в заключении убийц и насильников позволило профайлерам установить статистически значимые связи между признаками криминального деяния и признаками лица, совершившего преступление. Далее была разработана методика составления психологического профиля неустановленного преступника, в процессе которого происходила поведенческая реконструкция события преступления. Данная процедура состояла из нескольких последовательных стадий: сбора данных, значимых с точки зрения психологической интерпретации; выявления логики и мотивационной стороны выполнения действий в общей картине преступлений; определения последовательности выполнения тех или иных действий преступником; установления характеристик и поисковых признаков виновного, а также разработки рекомендаций по стратегии проведения расследования (Логунова О. А. Применение знаний о личности и поведении серийных сексуальных убийц в правоохранительной деятельности (обзор зарубежного и отечественного опыта) // Психол. наука и образование. 2011. № 1. С. 7).

Учитывая тот факт, что существует категория лиц, у которых психологические черты, присущие разного рода преступникам (серийным убийцам, террористам, поджигателям, отравителям, насильникам, детоубийцам и др.), не являются устойчивыми качествами личности, а проявляются лишь в демонстрационной форме при совершении ими деяний, профайлерами был введен в оборот термин «подражатель».

Поступки подражателя в целом будут соответствовать той или иной модели преступного поведения, но в то же время прогнозировать их невозможно, поскольку они могут видоизменяться в любой момент, что существенным образом затрудняет поиск таких лиц. Как правило, здесь речь идет об имитации того или иного типа антисоциального поведения с целью скрытия истинных мотивов преступления.

Согласно американским канонам психопрофилирования существует семь стадий построения психологического портрета неизвестного преступника:

1. Оценка самого преступления.

2. Подробная оценка специфических особенностей места (мест) происшествия.

3. Подробный анализ жертвы (жертв).

4. Рассмотрение подробных отчетов полиции.

5. Изучение протокола судебно-медицинского вскрытия.

6. Разработка профиля с критическими характеристиками подозреваемого лица (лиц).

7. Предложения по следственной стратегии на основании построенного профиля личности (Дуглас Д., Олшейкер М. Погружение во мрак. М., 1998. С. 23).

Специальный агент ФБР Р. Хейзелвуд, известный американский специалист в области криминальной психологии, выделял в анализе три основных вопроса — «что?», «почему?», «кто?» — и фазы, интерпретируя их следующим образом:

- «что произошло?» — под этим понимается все, что с поведенческой точки зрения могло быть интересно в преступлении;

- «почему и каким образом это произошло?» — почему, например, после убийства изуродован труп жертвы? Почему не украдены ценности? Почему не осталось следов насильственного проникновения в дом? Каковы причины каждого значимого поведенческого фактора в преступлении?

- «кто мог совершить такое преступление?» — решение этого вопроса и составляет задачу специалиста-профайлера (Дуглас Д., Олшейкер М. Охотники за умами. ФБР против серийных убийц. М., 1998. С. 10).

Личный допрос преступников специалистами ФБР рассматривается как одна из составляющих тактики расследования, разрабатываемой в рамках криминального профилирования.

Благодаря хорошим результатам, метод психопрофилирования стал активно использоваться в ФБР. В 1981 г. как дополнение к этой методике была разработана и компьютеризирована единая национальная база данных VICAP (Violent Criminal Apprehension Program) — программа задержания насильственного преступника, предназначенная для сбора, сопоставления и анализа всей информации по расследованию насильственной преступности, позволяющая идентифицировать серийных убийц (Логунова О. А. Указ. соч. С. 7).

Отдельные несовпадения некоторых параметров составленного психологического портрета с задержанным лицом лишь подтверждают, что каждый человек индивидуален. Между тем, несмотря на многочисленные критические замечания по данному поводу, рассматриваемая методика уже доказала свою состоятельность во многих государствах. Так, в частности, метод составления психологического профиля был взят на вооружение Великобританией, Францией, Германией, а специальный отдел по изучению преступного поведения существует, например, в Скотланд Ярде (Крюкова Е. С. Психологический профиль как способ поиска преступника.).

В Великобритании научно-профессиональные исследования в указанной области стали проводиться с 80-х гг. XX в., при этом, по мнению

Е. С. Черкасовой, первая попытка составления психологического портрета преступника была предпринята британским хирургом Томасом Бондом еще в 1888 г. в отношении личности Джека Потрошителя (Черкасова Е. С. Указ. соч.).

Характеризуя британскую систему правоохранительных органов, нужно сказать, что в Великобритании борьба с преступностью осуществляется как на общегосударственном уровне, так и на региональном — в Северной Ирландии, Уэльсе и Шотландии. Законодательство и судебная практика данного государства предусматривают упрощенный порядок сбора доказательств по делам о значительной части правонарушений, рассматриваемых как менее тяжкие. Это позволяет полиции направлять основные усилия на поиски преступников и сбор доказательств, сведя до минимума работу по закреплению доказательств. В Великобритании (в Англии и Уэльсе) в упрощенном порядке обычно рассматривается около 80 % дел о правонарушениях, что обеспечивает быстроту передачи дел в суд, при этом ошибки вполне допустимы. В большинстве случаев сотрудники полиции самостоятельно решают вопрос о возбуждении уголовного преследования. Полиция по жалобе потерпевшего или по личной инициативе производит первоначальные и последующие следственные действия, ОРМ и, собрав необходимые доказательства, передает дело в суд (Смирнов М. П. Указ. соч. С. 36).

В Великобритании служба криминальной полиции децентрализована и находит свое место в полной мере лишь в территориальных формированиях. Низшим звеном управления криминальной полиции является отделение детективов, входящее в оперативный отдел наряду с патрульным подразделением регулирования дорожного движения и др. Если позволяет численность, отделение детективов подразделяется на группы, специализирующиеся по борьбе с отдельными видами преступлений, например, с убийствами, поджогами, кражами. Это не исключает того факта, что иногда специализация полицейских носит не только предметный, но и территориальный характер, что позволяет сотрудникам лучше знать условия места совершения преступлений (Там же. С. 43).

Большое значение для криминальной полиции Великобритании имеет создание неофициальных центров в наиболее крупных полицейских формированиях. Наиболее часто помощь местным полицейским отрядам оказывают детективы метрополии (Большого Лондона), которые, как правило, концентрируются в департаменте расследования уголовных преступлений, где функционируют 13 подразделений, в том числе научная лаборатория. Расследование наиболее опасных преступлений осуществляется высококвалифицированными старшими детективами отделения «С» независимо от места совершения преступления.

Кроме того, на базе Ливерпульского университета под руководством профессора Дэвида Кантера, одного из самых известных в мире специалистов по юридической психологии, был организован Центр следственной психологии, одно из направлений деятельности которого связано с разработкой методов идентификации серийных убийц (Canter D. Offender Profiling and Psychological Differentiation. J. of Criminal and Legal Psychology. 2000. Vol. 5. P. 23-46).

В 1986 г. была создана компьютерная база данных САТСНЕМ по преступлениям, связанным с убийствами на сексуальной почве, и случаям похищения детей, за период, начиная с 1960-х гг. В ходе их изучения было установлено, что преступники, совершившие подобного рода преступления, имеют сходные социально-демографические характеристики.

Свой подход Д. Кантер основывает на статистическом анализе и использовании возможностей эмпирической базы данных, включающей в себя информацию о преступлении и жертве, а также на некоторых теоретических концепциях психологии. Преступление рассматривается им в контексте межличностного взаимодействия преступника и жертвы, в котором косвенно отражаются социальные и психологические стороны личности преступника. Установление последних ведет к выявлению его поисковых характеристик. В связи с этим при разработке криминального профиля внимание уделяется анализу следующих факторов: особенности выбора жертвы, времени и места совершения преступления; характеристике личности преступника, его репутации; криминальной карьере личности, ее преступному прошлому (судимость), способам маскировки и сокрытия следов преступлений (осведомленность преступника в техниках и процедурах криминалистики).

Алгоритм составления профиля представлен следующими этапами:

- сбор информации о криминальном событии и изучение его с целью выявления связей между характеристиками криминального поведения преступника и свойствами его личности;

- оценка пространственного разброса эпизодов серии для определения наиболее вероятного места обитания преступника;

- разработка на основе анализа полученных данных модели поведения преступника;

- преобразование собранной информации в электронную базу данных;

- компьютерная обработка информации, направленная на определение наиболее перспективных версий поиска преступника;

- внедрение результатов в деятельность практических органов (Логунова О. А. Указ. соч. С. 8).

Таким образом, можно сделать промежуточный вывод о том, что подходы иностранных специалистов к основным направлениям исследований в области составления психопрофиля неустановленного преступника основываются, как правило, на принципе статистического сходства, заключающемся в выявлении устойчивых (достоверных) связей между криминалистическими признаками совершенного преступления и психологическими (поведенческими) особенностями личности преступника.

Мы солидарны с мнением О. А. Логуновой, что на современном этапе в США и странах Западной Европы все большее распространение при решении задач профилирования неустановленного убийцы получают системы компьютерного анализа криминального события, позволяющие создать личностную (или поведенческую) модель преступника (Там же. С. 9).

В качестве еще одной самостоятельной модели психологического профиля неустановленного преступника выступает географическая модель определения пространственного поведения серийного убийцы, разработанная известным канадским специалистом в области криминальной психологии К. Россмо. Теоретико-методологической основой данной модели являются научные положения экологической криминологии, разработанные в 1980-е гг. сотрудниками Института криминологии при Университете им. С. Фрейзера в Канаде супругами Полом и Патрицией Брентингхем.

К. Россмо совместно с сотрудниками Университета им. С. Фрейзера, систематизировав эмпирические знания, полученные в ходе анализа тактики расследования серийных сексуальных убийств, и научные представления о принципах пространственного поведения преступника из области криминологии, географии, судебной психологии, статистического анализа и математического моделирования, создал концепцию географического профилирования (Rossmo K. Geographical Profiling: Target Pattern of Serial Murderers. Unpublished Dissertation. Vancouver, 1995).

На ее основе специалистами научно-исследовательской фирмы по криминологии окружающей среды ECRI (Environmental Criminolology Research Incorporation) была разработана компьютерная программа «Ригель» (Rigel), позволяющая, исходя из анализа ряда мест, связанных с совершением серийных убийств (место встречи с жертвой, место нападения, место выброса тела), построить вероятностную карту, указывающую на местонахождение преступника. Данный метод позволяет упростить обработку информационного потока, с которым сталкиваются правоохранительные органы при расследовании серийных преступлений, а также оптимизировать тактику поиска преступника: например, сузить круг подозреваемых за счет сопоставления перечня подозреваемых и лиц, находящихся в высокопрофильной зоне; организовать в данной зоне интенсивное патрулирование в часы наиболее вероятного совершения преступления; активизировать на указанной территории системы общественного информирования и т. п. (Юридическая психология в лицах. Россмо Ким. URL: http://yurpsy.com/files/lica/rossmo.htm).

Таким образом, на основании вышеизложенного мы можем выделить три самостоятельные модели преступного поведения:

- географическая модель К. Россмо (Канада);

- модель Д. Кантера (Великобритания);

- модель ФБР (США).

Научно-практическую основу указанных моделей составляет психологический анализ криминальной деятельности, вскрывающий ее субъективную смысловую сторону, который выявляет информационно-личностную составляющую, содержащуюся в обстоятельствах совершенного преступления. Такой анализ позволяет установить опосредованную связь между признаками криминального события и индивидуально-психологическими особенностями совершившего его лица и выйти на поисковые признаки последнего.

Концептуально метод опирается на положение о том, что все криминалистические характеристики преступления являются косвенным или прямым отражением личности и поведения виновного (Самовичев Е. Г. Некоторые прикладные вопросы анализа серийных преступлений // Проблемы использования нетрадиционных методов в раскрытии преступлений : сб. науч. трудов / под ред. А. И. Скрыпникова [и др.]. М., 1993).

Следует заметить, что в настоящее время термином «профайлинг» обозначаются уже два разноплановых контекста деятельности правоохранительных органов. Первый контекст — создание психологического профиля неустановленного лица, совершившего преступление, на основе которого данное лицо подлежит установлению и привлечению к ответственности за совершенное преступление. Второй контекст — технологии наблюдения и опроса пассажиров в ходе предполетного досмотра с целью выявления потенциально опасных лиц при авиаперелетах. Данное направление активно реализуется в целях соблюдения авиационной безопасности с привлечением специалистов-психологов со специализацией в области бихевиоризма (направление научного психологического знания в области поведения) (Черкасова Е. С. Указ. соч.).

Рассмотренный нами метод составления психологического портрета неустановленного преступника в ходе осуществления комплекса ОРМ по его поиску относится к первому вышеприведенному контексту.

Указанная методика, активно используемая полицией ряда зарубежных стран, представляется нам достаточно перспективной для использования в системе психологического обеспечения деятельности как отечественных правоохранительных органов, так и оперативных подразделений УИС, в частности.

В связи с этим мы предлагаем ввести в научный оборот понятие «пенитенциарный профайлинг», под которым следует понимать процесс составления психологического профиля неустановленного или известного лица, представляющего оперативный интерес для оперативных подразделений УИС, основанный на комплексном анализе оперативно-розыскной характеристики пенитенциарных преступлений и иных противоправных действий, поведенческих и индивидуально-психологических особенностей личности объекта изучения и других эмпирических данных, и осуществляемый специалистом.

С учетом специфики осуществления ОРД оперативными подразделениями ФСИН России нами выделены следующие возможные направления использования пенитенциарного профайлинга:

- составление психологического профиля неустановленного лица, совершившего преступление в местах лишения свободы (содержания под стражей);

- составление психологического профиля известного лица, причастного к подготовке или совершению конкретного преступления, вину которого необходимо доказать с использованием сил и средств ОРД;

- разработка технологии наблюдения и опроса заключенных под стражу и осужденных с целью выявления лиц, склонных или способных совершать преступления, для их последующего грамотного распределения по камерам, отрядам, рабочим участкам и т. п., а также своевременной постановки на профилактический и оперативный учеты.

Таким образом, в результате проведенного анализа мы можем сделать следующие обобщающие выводы.

1. Концептуальную основу психологического обеспечения деятельности полиции зарубежных англоязычных государств составляют научно-теоретические основы экспериментальной психологии и клинической психологии.

2. Эффективность психологического сопровождения профессионально-служебной деятельности полиции в рассматриваемых государствах достигается за счет созданных специальных психологических подразделений (центров) (отдел анализа поведения Академии ФБР (США); Центр следственной психологии на базе Ливерпульского университета (Великобритания), Институт криминологии при Университете им. С. Фрейзера (Канада). Функционирование в составе образовательных учреждений высокого уровня обеспечивает необходимое научно-методическое обеспечение работы указанных структур.

3. Рассмотренная нами методика составления психологического профиля (профайлинга), активно применяемая подразделениями полиции ряда зарубежных стран, представляется достаточно перспективной для использования в системе психологического обеспечения деятельности как отечественных правоохранительных органов, так и в деятельности оперативных аппаратов ФСИН России, в частности.

4. Современными исследователями в понятие «профайлинг» вкладывается смысл объединения психологических методов и методик оценки мотивационно-диспозиционной стороны личности и прогнозирования поведения человека на основе анализа наиболее информативных частных признаков. Совокупность характеристик внешности, невербального, вербального поведения, мотивации, планирования и реализации преступного деяния обеспечивает качественное наполнение данного термина, позволяя составлять психологический профиль (портрет) лица, совершившего, например, насильственное преступление (Черкасова Е. С. Указ. соч.).

5. По нашему мнению, следует ввести в научный оборот термин «пенитенциарный профайлинг» и рассматривать его как перспективное направление обеспечения деятельности оперативных подразделений ФСИН России, заключающееся в проведении специалистами комплекса профайлинговых работ с различными категориями лиц, содержащихся в учреждениях УИС, в целях решения общих и частных задач ОРД и обеспечения пенитенциарной безопасности в целом.

6. Соглашаясь с мнением Е. С. Черкасовой, мы считаем, что использование вышеописанного направления на уровне профессиональной компетенции в процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений внесет свой вклад в повышение эффективности профессиональной деятельности органов, осуществляющих ОРД (Там же).

7. Мы солидарны с мнением С. Р. Салпагаровой о том, что для эффективного использования положительного зарубежного опыта в отечественной правоохранительной сфере представляется необходимым создать научно-практические центры, сориентировав их деятельность на разработку гибкой системы психологического обеспечения в соответствии с постоянно изменяющимися запросами практики правоохранительных органов и общественными ожиданиями. Следует накапливать в них научно-практическую информацию о лучших достижениях в полицейской психологии, проводить совместные с зарубежными коллегами исследования (Салпагарова С. Р. Указ. соч.).

8. Эффективное достижение целей ОРД в целом и в УИС, в частности, связанных с применением метода психологического профилирования, будет невозможным без создания и функционирования системы научно-методического обеспечения служебной деятельности указанных оперативно-розыскных органов и без соответствующих специалистов, владеющих комплексом знаний, методов и технологий в области поведенческой психологии, профайлинга, основу которых составят современные научные знания в области криминологии, криминалистики, психиатрии, общей психологии и патопсихологии.


Библиографический список

1. Салпагарова С. Р. Организация психологического обеспечения полиций англоязычных стран : автореф. дис. ... канд. психол. наук : 19.00.06 / Салпагарова Светлана Рамазановна. — М., 2006. — 24 с.

2. Смирнов М. П. Комментарии оперативно-розыскного законодательства РФ и зарубежных стран : учеб. пособие / М. П. Смирнов. — М. : Экзамен, 2003. — 544 с.

3. Черкасова Е. С. Психологический портрет лица, совершившего насильственное преступление — профайлинг, как современное направление психологической науки.