Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ

 
Натура Д.А.
К вопросу об альтернативных источниках получения криминалистически значимой информации.

Общество и право, 2014, № 2. Стр. 328-330.

 


Правоохранительные органы стремятся внедрять в практику расследования преступлений прогрессивные разработки как отечественных, так и зарубежных ученых в различных областях научных знаний. Однако стоит отметить неоднозначное отношение к некоторым новшествам, которые объективно существуют и имеют достаточно обоснованную с научной точки зрения позицию. Существует множество мнений по поводу применения тех или иных способов, средств и методов получения информации в процессе расследования по уголовному делу.

Еще древние философы говорили, что в споре рождается истина. Хотелось бы высказать свое видение проблемы, связанной с использованием гипноза и полиграфа в следственной практике органов внутренних дел.

Гипноз (др.-греч. unvog — сон) — измененное состояние сознания, одновременно сочетающее в себе признаки бодрствования, сна и сна со сновидениями. Гипноз позволяет сосуществовать одновременно взаимоисключающим состояниям сознания [1]. Профессор A.M. Ларин полностью отвергал применение гипноза и приводил свои доводы (делая это с определенной долей иронии). Его критике подвергся профессор Л.П. Гримак [2], который предложил провести систематическое компетентное экспериментальное исследование в области гипноза. Полностью была отвергнута уже разработанная методика опроса граждан в гипнотическом состоянии, предложенная В.Д. Хабалеевым [3].

В своих доводах A.M. Ларин апеллировал к УПК РФ, говоря о том, что в нем нет норм, которые могли бы регламентировать применение гипноза в деятельности органов дознания и следствия. Да, в УПК тех лет, как, впрочем, и в ныне действующем УПК, не предусмотрено такой нормы. Однако ничего не стоит на месте, проводятся научные изыскания, меняется законодательство. Возможно, скоро настанет тот момент, когда возникнет необходимость внесения определенных корректив в уже устоявшиеся и, казалось бы, незыблемые положения. Компетентные психиатры и психологи определяют гипноз как временное состояние психики, связанное с характерной сверхвнушаемостью человека. Именно на основе внушаемости и разработаны методики применения гипноза.

Во время проведения сеанса происходит сужение объема сознания. Если объем сознания сужается, человек теряет ориентацию по месту и времени. Этого и добивается гипнотизер с целью «считывания» информации, которая не искажается посторонними мыслями.

A.M. Ларин проводил некорректное сравнивание гипнотического состояния со слабоумием. Обратим внимание на то, что «расстройство интеллекта (слабоумие) (от лат. intellectus — понимание, познание) — это психиатрический интеллектуально-мнестический синдром; врожденное (умственная отсталость) или приобретенное (деменция) поражение интеллекта, в результате которого у человека снижается способность понимать связь между окружающими явлениями, утрачивается способность отделять главное от второстепенного, утрачивается критика к своим высказываниям, поведению» [4]. Очевиден тот факт, что слабоумный не имеет возможности общаться (полноценно) в силу недоразвитости определенных отделов головного мозга, тогда как человек под гипнозом хоть и пребывает в бессознательном состоянии, его мозг имеет массу информации, и доступ к ней открыт. При этом за счет «бессознательности» существует доступ ко всей информации, имеющейся на данный момент у исследуемого (подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего).

Чтобы избежать «наговоров» на себя и других лиц, во время сеанса в обязательном порядке должен присутствовать адвокат и следить за правильностью проведения сеанса гипноза.

Нельзя говорить, что гипноз в отношении конкретного субъекта и с его согласия — форма психического насилия, т.к. насилие (по определению Всемирной организации здравоохранения) есть «преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, группы лиц или общины, результатом которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб» [5], и если следователь получил согласие допрашиваемого на проведение сеанса гипноза, то его действия не могут рассматриваться как насильственные.

Следует отметить, что сама возможность использования гипноза в процессе расследования уголовного дела на данный момент носит лишь теоретический характер по причине отсутствия конкретных уголовно-процессуальных норм. Сами же методики уже давно апробированы и вполне успешно применяются в других сферах деятельности человека.

Использование гипноза в расследовании преступлений — дело ближайшего будущего. А сегодня есть вполне реальное направление для научных изысканий психологов, психофизиологов, психиатров, процессуалистов и криминалистов, цель которых — поставить применение гипноза при расследовании уголовных дел на научную основу.

Полиграф — это набор аппаратов для объективного исследования физиологических показателей, характеризующих аффективное состояние человека. К человеку, подвергаемому испытанию на детекторе лжи, присоединяются датчики приборов, регистрирующих кожно-гальваническую реакцию (изменение электрического сопротивления кожи), электроэнцефалограмму (запись биотоков мозга), плетизмограмму (сосудистую реакцию организма), тремор (дрожание мышц) и т.д. Во время допроса показатели всех приборов выводятся на одну ленту, и опытный исследователь может по их данным более точно судить об эмоциональном состоянии испытуемого, чем при наблюдении лишь внешних форм его поведения, поскольку произвольное управление вегетативными реакциями нетренированному человеку практически не удается [6, с. 36].

С появлением полиграфа в качестве инструмента, способствующего раскрытию преступлений, одновременно возникла и проблема законности его применения. У противников использования полиграфа в уголовном процессе возникали вопросы, связанные с тем, нарушает ли проверка на полиграфе право человека на тайну; можно ли использовать результаты полиграфных проверок в суде; не ведет ли к унижению личности процесс тестирования. Все эти проблемы обсуждаются и по сей день.

В настоящее время более чем в 50 странах мира полиграф успешно используется в борьбе с преступностью. В основном результаты полиграфных проверок носят вспомогательный характер и только в некоторых странах используются в суде в качестве доказательств. В России правовое обеспечение применения полиграфа в уголовном судопроизводстве находится на начальной стадии. Отсчет времени его формирования можно начать с момента принятия указания МВД России от 30 июля 1992 г. «О правовом и нормативном обеспечении использования полиграфа в системе МВД РФ». Организация и проведение полиграфных проверок были поручены так называемому «Бюро спецмероприятий», позже переименованному в Управление оперативно-технических мероприятий (УОТМ). Основной причиной передачи полиграфных проверок этому подразделению послужило то обстоятельство, что руководство МВД России было достаточно консервативным и относилось к полиграфу как к спецоборудованию закрытого типа.

При непосредственном участии С.В. Игнатова, начальника кафедры Академии МВД СССР, были созданы подразделения во ВНИИ МВД России и Управление оперативно-технических мероприятий, на которые возлагалась разработка как теоретических проблем, так и практических исследований. Только благодаря ему 28 декабря 1994 г. была принята первая инструкция, регламентирующая использование полиграфа в расследовании преступлений.

Эта инструкция разрушила сложившийся у наших чиновников психологический барьер и дала возможность начать создавать полиграфную службу в России. До появления инструкции полиграфные проверки в МВД проводились отдельными смельчаками, но и они встречали резкую критику со стороны прокуратуры вплоть до угроз привлечь к уголовной ответственности за несоблюдение законов СССР. Юридическую предпосылку для проведения полиграфных проверок давала ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которая разрешала «...в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий использовать... кино— и фотосъемку, а также другие технические средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде». Под определение «и другие технические средства» можно было подвести и полиграф.

При изучении мнения практических работников по вопросу использования полиграфа в ходе предварительного следствия и дознания подавляющее большинство респондентов (81,7%) высказало положительное отношение к его применению, значительно меньше (16,3%) -отрицательное, и лишь 2% из числа опрошенных затруднились дать конкретный ответ, ссылаясь на незнание принципов действия прибора.

Касаясь проблем соблюдения прав человека, следует отметить, что основная масса респондентов (84,7%) не расценивает применение полиграфа при допросе как унижение чести и достоинства личности, но при определенных условиях; в частности, 7,1% из них считает исследование правомерным, если оно проводится с согласия допрашиваемого, и 3,1% — если оно осуществляется при расследовании тяжких преступлений. При этом из общего числа опрошенных 13% считают, что применение полиграфа на допросе нарушает права человека, а 2,3% затруднились изложить свое мнение. Если учитывать, что часть респондентов не в полной мере представляет себе процесс осуществления проверок с использованием полиграфа и решаемые при этом задачи, то процентное соотношение в пользу активного использования полиграфа на стадии предварительного расследования все же довольно ощутимо.

При определении доказательственной ценности информации, полученной с использованием полиграфа, мнения практических работников разделились.

С их точки зрения, данную информацию необходимо:

считать прямым доказательством по делу — 8%;

считать косвенным доказательством по делу -38,6%;

принимать к сведению в процессе расследования — 53,4%.

С учетом изложенного считаем, что использование полиграфа в интересах объективизации расследования по уголовному делу играет важнейшую роль, т.к. позволяет наблюдать за изменениями физиологических функций организма допрашиваемого под влиянием критических раздражителей.

Внедрение в следственную практику альтернативных способов получения криминалистически значимой информации будет способствовать решению проблем предварительного расследования, нуждающегося в новых методах установления истины по делу.

Использование альтернативных источников информации должно не столько определяться функцией изобличения виновных (что, естественно, имеет немаловажное значение), сколько решать проблему сведения к минимуму следственно-судебных ошибок. Полученная из такого рода источников информация будет носить как оправдательный, так и обвинительный характер лишь в случае подтверждения ее иной доказательственной информацией по делу.


1. URL: httpJ/ru.wikipedia.org/wiki/Гипноз

2. ГримакЛ.П. Гипноз и преступность. М., 1997.

3. Хабалеев В.Д. Использование гипноза в оперативно-розыскной практике // Записки криминалиста. М., 1995. Вып. 5.

4. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Расстрой-ство_интеллекта

5. URL: httpJ/ru.wikipedia.org/wiki/Насилие

6. Варламов В.А. Детектор лжи / ГУВД Краснодарского края. Краснодар, 1998.

1. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Hypnosis

2. Grimak L.P. Hypnosis and crime. Moscow, 1997.

3. Habaleev V.D. Hypnosis use in operational search practice // Notes of the criminalist. Moscow, 1995. Iss. 5.

4. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Disorder of intelligence

5. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Violence

6. Varlamov V.A. Lie detector / Municipal Department of Internal Affairs of Krasnodar region. Krasnodar, 1998.