Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.
ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ


 
Васильев В. Л., Мамайчук И. И., Смирнов В. П.
Использование психолога в качестве консультанта, специалиста и эксперта на предварительном следствии
 

I. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ И ГУМАНИЗАЦИИ ПРОЦЕССА РАССЛЕДОВАНИЯ

Судебно-психологические знания в деятельности органов по поддержанию правопорядка реализуются, в первую очередь, непосредственно работниками правосудия, обеспечивая правильную диагностику личности, индивидуальный подход к человеку, выбор и применение наиболее соответствующих ситуации тактических приемов, и таким образом способствуют решению на глубоко научной основе практических задач в деле борьбы с преступностью.

Однако не во всех случаях сами органы и лица, представляющие правосудие, могут использовать все данные и методы сегодняшней психологической науки.

Вопрос о психологических исследованиях в уголовном суде был поставлен юристами России после судебной реформы 60-х годов XIX в. На основании тридцатилетнего опыта работы судов присяжных Л. Е. Владимиров писал: “Людьми всегда судится целый человек, а не таксируется отдельное, вырванное из его жизни деяние”. По его мнению, “...целям уголовного правосудия удовлетворяет лишь медико-психологическое исследование”. Проводить его может специалист, подготовленный по медицине и психологии. Медико-психологическое исследование должно включать исследование содержания психологической жизни — сферы чувств, умственной жизни, мотивов, внушаемости личности. “Чужая душа не всегда потемки. Научная психология дает свет”. Интересны и актуальны взгляды Л. Е. Владимирова на оценку психологического состояния подсудимого. Он подчеркивал ее значение для решения вопроса о вменяемости и отмечал, что психологическое исследование подсудимых позволяет определить степень опасности преступника и возможность его пребывания в обществе .

Итак, еще задолго до внедрения экспериментальной психологии в юридическую практику передовые отечественные юристы отмечали значение психологических исследований.

Формирование практической психологии на научной основе приходится на конец XIX начало XX вв. В это время появляются и первые опыты использования психологических знаний в судопроизводстве стран Западной Европы. Известные психологи того времени Э. Клапаред, К. Марбе, В. Штерн работали над созданием основ судебно-психологической экспертизы. Ими были проведены психологические исследования по различным уголовным делам. Каждое экспертное исследование носило не только практический, но и научно-исследовательский характер. Но на пути поисков не удалось избежать и ошибок. Например, В. Штерн считал, что функция следователя должна ограничиваться только собиранием доказательств, оценка же их должна быть передана психологу и основываться исключительно на данных лабораторных исследований и знании механизма и закономерностей психических функций.

Достижения экспериментальной психологии начинают использоваться и в России. В частности, В. М. Бехтерев и его ученики активно занимаются проблемами психологической диагностики преступников и свидетелей. Первым значительным исследованием в области судебно-психологической экспертизы была книга А. Е. Брусиловского “Судебно-психологическая экспертиза”, вышедшая в свет в 1929 году в г. Харькове. В ней описаны опыты проведения судебно-психологической экспертизы в уголовном судопроизводстве.

Первоначально попытки использования экспериментальной психологии сводились в основном к разработке методик определения достоверности показаний участников уголовного процесса. Например, А. Р. Лурия в 1928 г., исследуя психические процессы, разрабатывает сопряженную моторную методику с целью диагностики аффективных следов . Эта методика является прообразом детектора лжи, широко применяемого в зарубежной юридической практике.

В работах того периода активно исследуется личность правонарушителя. Это имело свои положительные стороны, так как позволяло точно и правильно квалифицировать совершенные преступления, учитывая все объективные и субъективные моменты. Но, с другой стороны, претендуя на установление достоверности показаний участников судебно-следственного процесса, эксперт брал на себя задачу определить, насколько правдивы или ложны эти показания. Например, на основе свободного рассказа подэкспертного и ответов на вопросы эксперты-психологи делали вывод о наличии или отсутствии так называемых “симптомов лжи”, объективно обусловленных тем или иным типом личности. Предполагали, что субъекты, характеризующиеся холодностью, угрюмостью, циничностью, готовы на заранее обдуманную ложь, искажение фактов. Поэтому ценность показаний таких лиц считалась сомнительной. Недостоверными рассматривались показания субъектов с комплексами неисполненных желаний.

Следует отметить, что в психологической практике еще не было эффективных научно обоснованных методик всестороннего исследования личности, и поэтому экспертная задача не могла быть решена. Но не это являлось главным недостатком судебно-психологической экспертизы. Давая ответ на вопрос о достоверности показаний подэкспертного, эксперт-психолог переступал границы своих специальных знаний и процессуальных полномочий и тем самым вторгался в пределы компетенции следствия и суда.

Заблуждения некоторых сторонников судебно-психологической экспертизы в тот период получили заслуженную критическую оценку ведущих юристов. Однако на фоне этой критики не было конструктивных предложений, которые способствовали бы правильному и строго регламентированному применению психологических знаний в уголовном процессе.

И только в конце 50-х начале 60-х годов был поставлен вопрос о необходимости восстановления в правах юридической психологии и судебно-психологической экспертизы. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 6 от 3 июля 1963 г. “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних” указывалось на целесообразность проведения судебно-психологической экспертизы при выяснении способности несовершеннолетних полностью осознавать значение своих действий и определении, в какой мере они могли руководить ими. С этого постановления начинается активное использование психологических знаний в следственной и судебной практике. Исследования отечественных юридических психологов позволили на качественно ином уровне ставить и решать психологические задачи применительно к целям следственного и судебного процесса. В 1980 г. назначению и проведению судебно-психологической экспертизы было посвящено методическое письмо Прокуратуры СССР. В соответствии со ст. 78 УПК РСФСР “Экспертиза назначается в случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве необходимы специализированные познания в науке, технике, искусстве или ремесле... Вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта.”

Одной из частных задач судебно-следственного процесса является оценка личности обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. В задачу эксперта-психолога может войти общая психологическая характеристика личности (так называемый психологический портрет). Эксперт на основании своих профессиональных знаний выявляет такие свойства и качества личности, которые позволяют сделать вывод о психологическом облике человека. Но его экспертная деятельность, в отличие от деятельности суда и следствия, не носит социально-оценочного характера, а строится на научно обоснованных положениях психологии.

Например, в Германии, Польше и Чехии общая психологическая характеристика личности является необходимым компонентом любого судебно-следственного дела. Согласно немецкому законодательству при рассмотрении каждого случая противоправных действий несовершеннолетних должно быть установлено, может ли несовершеннолетний нести уголовную ответственность за свои деяния. Предпосылкой способности быть виновным считается достижение подростком, которому исполнилось 14 лет, уровня психического развития, позволяющего действовать в соответствии с требованиями общества, сознательно соотносить свое поведение с правилами общежития, нормами и требованиями закона. В законодательстве отразилось таким образом представление о том, что большинство подростков к 14 годам обретают способность сознательно контролировать свои действия. Отсутствие или недостаточное развитие способности сознавать значение своих действий и руководить ими психологи связывают не только с болезненным расстройством психики, как это делают судебные психиатры, но и с некоторыми психологическими особенностями здоровых подростков. В предмет судебно-психологической экспертизы включаются также причины и условия, способствовавшие совершению подростком правонарушения, и рекомендации воспитательного характера. Исходя из оценки индивидуально-психологических особенностей подростка, окружающей его социальной среды, эксперт-психолог может рекомендовать поместить несовершеннолетнего в воспитательное или лечебное учреждение, внести предложение по улучшению деятельности органов по делам молодежи, дать конкретные советы родителям и воспитателям. Тем самым судебно-психологическая экспертиза в Германии участвует в предупреждении преступлений несовершеннолетних, их исправлении и перевоспитании. В других европейских странах, например, в Польше, исследованию психолога-эксперта подлежат индивидуально-психологические особенности свидетелей, условия, в которых воспринимались ими определенные факты, содержание показаний и некоторые другие обстоятельства.

Экспертному исследованию могут подвергаться только те феномены, которые определяются уровнем развития психологической науки. Одно из условий объективного заключения — научная надежность применения методов специального исследования. Однако возможности современной психологической науки небезграничны. Существует много вопросов, дать которым научное обоснование на сегодняшний день не представляется возможным.

За последние десятилетия в нашей стране институт судебно-психологической экспертизы получил достаточное развитие. В настоящее время в ряде научных центров страны (Москва, Санкт-Петербург, Красноярск, Ярославль, Волгоград и др.) следственным и судебным органам может быть оказана квалифицированная психологическая помощь по самым различным направлениям судебно-психологической экспертизы.

II. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХОЛОГА В КАЧЕСТВЕ КОНСУЛЬТАНТА И СПЕЦИАЛИСТА НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

Психолог в процессе предварительного следствия может принимать участие в качестве консультанта по делу, специалиста, эксперта.

В практике работы наиболее опытных следователей есть немало примеров, когда успешному разрешению сложных ситуаций способствовала помощь психолога в качестве специалиста-консультанта или эксперта. В ряде случаев (раскрытие серийных убийств, совершенных на сексуальной почве, планирование первоначального этапа раскрытия преступной деятельности организованной преступной группировки) такая помощь явилась главным фактором, определившим успех в раскрытии этих преступлений. Можно отметить, что чем выше профессиональная компетентность следователя, тем эффективнее его сотрудничество с психологом.

Участие психолога в качестве консультанта носит внепроцессуальный характер. Такая форма сотрудничества возможна для получения следователем информации справочного характера. Это могут быть данные о типичных особенностях восприятия, памяти и мышления детей определенного возраста или людей преклонных лет, о характерном влиянии на психические процессы и поведение человека различных психических состояний возникших вследствие алкогольного или наркотического опьянения, стресса, сильного страха, дефицита времени и др. Консультации могут быть даны и по конкретным уголовным делам, например, психолог может задать направление изучения личности обвиняемого в зависимости от вида совершенного им преступления, подсказать возможные источники информации о человеке, дать рекомендации по установлению с ним психологического контакта.

Сотрудничество с психологом приобретает важное значение при расследовании дел об организованной преступности и групповых преступлениях. Психолог способен оказать содействие в выявлении внутренней структуры группы, характера взаимосвязей между ее участниками, выяснить сложившееся распределение ролей в группе, ее лидеров, способствовать поиску уязвимого звена и эффективного способа воздействия на него при расследовании преступления.

Сотрудничество следователя с психологом не ограничивается взаимодействием в процессе следствия. Специфика деятельности следователя предъявляет повышенные требования к его стрессоустойчивости, саморегуляции психического состояния, работоспособности. Грамотный психолог может помочь следователю выработать оптимальный индивидуальный ритм деятельности, преодолеть негативные эмоциональные состояния, предупредить развитие профессиональной деформации. В настоящее время на кафедре правовой психологии Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ разработан и внедрен в практику комплексный метод психологического консультирования в форме компьютерной психодиагностики и оказания разносторонней психологической помощи. Слушатели Института на сугубо добровольной основе имеют возможность пройти достаточно глубокое и всестороннее психологическое обследование, индивидуальное собеседование с психологом, в необходимых случаях принять участие в психологических тренингах и других формах психокоррекции.

Роль психолога в качестве специалиста регламентируется ст. 1331 УПК РСФСР. В этом случае психолог может быть привлечен к участию в производстве следственных действий — допроса, обыска, осмотра места происшествия. Результаты деятельности специалиста фиксируются в протоколе следственного действия, задача следователя — придать им доказательственное значение.

Закон предусматривает участие педагога в допросе малолетних и несовершеннолетних. Эту функцию можно поручить детскому психологу — специалисту, обладающему научными знаниями в области психологии детей и подростков, владеющему профессиональными практическими навыками общения с ними. Здесь психолог может скорректировать формулировки вопросов следователя для их адекватного восприятия ребенком, дать сведения, которые следователь может использовать для оценки показаний малолетнего свидетеля. Психолог может подсказать тактику проведения допроса, помочь создать неофициальную атмосферу, сгладить возможное состояние скованности, настороженности, недоверия ребенка, преодолеть негативистскую позицию подростка, стыдливость и стеснение несовершеннолетней потерпевшей от полового посягательства.

Сходные задачи решает психолог в отношении лиц с признаками умственной отсталости. Он призван способствовать установлению контакта, дифференцировать вопросы, тематику допроса с учетом особенностей познавательной сферы такого допрашиваемого.