Сайт Юридическая психология
Психологическая библиотека

 
СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
Под ред. А.Н. Сухова, А.А. Деркача.

М., 2001.

 


ЧАСТЬ II. ОСНОВЫ ПРИКЛАДНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
РАЗДЕЛ VII. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ

Глава 25. ДИАГНОСТИКА КОНКРЕТНЫХ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ

§ 2. Диагностика массовых социально-психологических явлений

Социально-психологическая диагностика стратификации, качества и образа жизни

Напомним, что социальная стратификация представляет собой дифференциацию общества или какой-либо совокупности людей на социальные группы, слои, расположенные в иерархическом порядке.

Выделяют несколько уровней социальной стратификации: макро-, средний и микроуровень. На любом из этих уровней место в более высокой страте связано с получением определенных благ, привилегий как материального, так и духовно-морального плана (уважение, авторитет, восхищение и т.п.). Хотя не следует забывать, что в нормальном обществе эти блага и привилегии в большинстве случаев пропорциональны той ответственности, которую несут лица, занимающие место в верхних стратах, тому вкладу, который они вносят в развитие общества. Однако в деформированном обществе, напротив, все перевернуто вверх ногами и места в верхних стратах могут занимать лица весьма сомнительной репутации и с невысокими способностями.

Диагностирование социальной стратификации позволяет определить: возможность и размеры вертикальной мобильности индивидов в том или ином обществе, организации, а следовательно, и степень демократичности общества и общественных отношений, качество жизни различных слоев населения, размеры и степень социальной напряженности и конфликтности, возникающих в связи с социальной стратификацией, размерами привилегий, которыми наделяют себя власть имущие, масштабы нищеты и т. д.

В исследованиях социальной стратификации в настоящее время можно выделить два подхода: статистический и социально-психологический.

Статистический подход означает изучение стратификации в зависимости от доходов.

Социально-психологический подход к изучению стратификации основан на учете статусного фактора со всеми вытекающими отсюда последствиями, т. е. связи между доходами, образованием и престижностью профессии.

В переходный период на первый план выходят доходы как главная причина расслоения общества. Для определения стратификации по этому признаку используется статистическое наблюдение и регистрация фактологических материалов. Обработка данных выполняется с применением методов математической статистики. В результате определяются статистические группировки.

Одна из главных характеристик любого социального слоя - качество жизни. Это достаточно сложное по структуре и объему явление раскрывает возможность различных социальных слоев удовлетворять свои потребности в питании, одежде, жилище, образовании, досуге, лечении и т.д. В настоящее время в рамках ООН разработаны интегральные характеристики качества жизни, включающие в себя тысячи показателей, отражающих не только качество питания, обеспечения здоровья, образования, жилищные условия, средства удовлетворения духовных потребностей, товары длительного пользования, транспортное обслуживание, но и всю экологию в целом, в том числе экономическую и криминальную безопасность граждан.

К конкретным показателям качества жизни относятся, в частности, уровень дохода, обеспеченность предметами культурно-бытового назначения, уровень подушного потребления минимального прожиточного минимума, размеры потребительской корзины и т. д.

Продолжительность жизни, охрана здоровья также служат показателями качества жизни. Сравнительные данные по охране здоровья населения СССР и США в конце 80-х годов показывают, что средняя продолжительность жизни в этих странах соответственно, составила 70 и 75 лет. В настоящее время в России этот показатель значительно снизился.

Еще одним показателем уровня и качества жизни является наличие в семьях тех или иных предметов культурно-бытового назначения.

В настоящее время разработаны семи- и девятиклассные шкалы оценки социальной стратификации. Однако они неприменимы для анализа российского общества в настоящее время, потому что в основу их положен принцип, указывающий на связь доходов и образования и т.д. В России эта связь нарушена, что привело к деформации в области стратификации. В результате стратификация в нашем обществе в настоящее время определяется с учетом лишь одного фактора - доходов. Происходит как бы маскировка реальных деформационных процессов в области стратификации, в основе которых лежит разрыв между доходами и другими показателями высшего, среднего и низшего слоя.

Получить реальную картину в области стратификации позволяет кластерный анализ.

Применение кластерного анализа дает возможность более или менее реально классифицировать социальные страты современного общества. Взяв за основу показатель уровня дохода (высокий, средний, низкий), можно с помощью данного метода замерить тесноту связей этого показателя с профессией, уровнем образования, статусом и т. п.

Кластерный анализ может быть основан на матрице коэффициентов парной корреляции входных переменных. Группы переменных, получаемых после классификации, анализируются, и из каждой группы выбирается наиболее важная с точки зрения задач диагностирования переменная.

Программное обеспечение (пакет «Statistica») значительно облегчает проведение кластерного анализа.

Важным показателем социальной стратификации является не только качество, но и стиль жизни. Он образуется из поступков и предметов собственности, которые истолковываются как символы положения, занимаемого личностью в той или иной стратификационной структуре. Иными словами, это «заметное потребление».

В официальной структуре социальной организации социальная стратификация проявляется главным образом в системе должностных позиций и связанных с ними социальных ролей. В свою очередь, эти позиции сопряжены не только с обязанностями выполнения той или иной социальной роли, но и с определенным уровнем заработной платы, привилегиями в форме служебного кабинета, автомобиля, секретарей, помощников, референтов, охранников и т. д.

Ту или иную социальную страту характеризует общий для ее членов образ жизни, имеющий свои показатели.

Что касается эмпирического изучения образа жизни, то в нашей стране оно имеет давнюю традицию. В 1981-1983 годах сотрудниками ИСИ АН СССР совместно с социологическими центрами ряда союзных республик (Азербайджана, Белоруссии, Киргизии, Латвии, Молдавии, Российской Федерации, Туркмении, Украины) проведено исследование, в ходе которого было опрошено в общей сложности 10,5 тыс. человек, представлявших все основные слои и группы населения СССР. Несмотря на идеологические издержки, присущие всем исследованиям в области общественных наук того времени, данное исследование заслуживает внимания. В частности, речь идет об эмпирических показателях образа жизни. Первоначально все их многообразие было сведено к 14 блокам.

В свою очередь, все они сводились в три группы интегральных показателей:

1)  активности, раскрываемые через сферы жизнедеятельности;

2) культуры образа жизни (культуры труда, производства, общения, потребления, политической, правовой, культурной деятельности);

3) социального благополучия (уверенность в завтрашнем дне, социальный оптимизм, социальное самочувствие, уровень и качество жизни).

Всего в анкете по изучению образа жизни использовалось 285 показателей. Естественно, что проведение такого рода исследований под силу лишь большим коллективам и при наличии больших средств. В связи с этим плодотворным можно считать такой подход в изучении образа жизни, который из всего многообразия существующих в теоретической концепции образа жизни показателей оставляет только необходимые для решения поставленных перед прикладным исследованием задач, как это сделали при изучении образа жизни студенческой молодежи и особенностей межэтнических отношений в их среде [9].

Изучение общественного мнения и настроения

Диагностирование такого массового социально-психологического явления, как общественное мнение, имеет большой практический интерес. Заказчиками диагностирования данного феномена могут выступать органы социального управления, руководство политических партий и другие субъекты, заинтересованные в поддержке своих действий со стороны общественного мнения. Этот факт говорит о том, что современное демократическое общество уже трудно представить без апеллирования к общественному мнению [7, 8, 14,24,26].

Как известно, общественное мнение есть публично выраженное и распространенное суждение, которое несет в себе оценку и отношение к какому-либо событию, представляющему интерес для той или иной общности [23].

Существует ряд признаков общественного мнения. В частности, оно должно было выражено публично и непременно распространено. Специфика сущности общественного мнения проявляется в том, что оно является духовно-практическим образованием и может фиксироваться на вербальном уровне.

Объектом общественного мнения могут быть любые события, факты, представляющие общественный интерес, актуальные для значительной части населения явления, которые наиболее значимы для людей, удовлетворения их потребностей в самосохранении, потреблении, общении, самовыражении и т.д.

Субъектом общественного мнения могут быть или общество в целом, или отдельные классы, большие социальные группы, общности.

В роли носителя этого явления может выступать и на практике выступает любая социальная, демографическая, культурная, территориальная и т.д. группа, характеризуемая как вселенная в целом или входящая в состав вселенной структурная единица [8].

Высказывания, характеризующие содержание общественного мнения, заключают в себе совокупность элементов, имеющих в целом эмоциональный и рациональный характер. Центральным стержнем, вокруг которого группируются эти элементы, является социальная оценка объекта высказываний. Эти оценки по своей направленности могут быть положительными (одобряющими, поддерживающими), отрицательными (негативными, осуждающими) или сбалансированными (противоречивыми) - одновременно положительными и отрицательными.

Поэтому при изучении общественного мнения, когда речь заходит об оценке того или иного события, явления общественной жизни, опрашиваемым предлагают оценочные (порядковые) шкалы, содержащие в обязательном порядке как положительные, так и отрицательные, и сбалансированные оценки. При этом в зависимости от желаемой точности такие шкалы могут быть трехчленными: «+», «±», «-» (например, одобряю, отчасти одобряю, отчасти нет, не одобряю) или же пятичленными: «+ +», «+», «±», «-», «–» (например, полностью одобряю, одобряю, отчасти одобряю, отчасти нет, в основном не одобряю, полностью не одобряю).

Диагностирование общественного мнения в настоящее время приобретает особую актуальность в связи с теми изменениями, которые происходят в нашем обществе на протяжении последних лет. Речь идет о противоречивом процессе демократизации нашего общества, который невозможно представить без учета общественного мнения. Последнее выполняет ряд важных социальных функций. Так, регулятивная функция общественного мнения определяется тем, что оно является своеобразным выражением нормативного аспекта поведения целых социальных групп людей. Будучи их общим умонастроением, оно довлеет над личностью и заставляет ее подчиняться себе.

Одна из главных функций общественного мнения проявляется в обратной связи, оценке деятельности властных структур, государственной службы и общественных (политических) организаций. Положительная оценка общественным мнением действий различных ветвей власти означает, что последние находятся на правильном пути. Если же эти действия вызывают ярко отрицательную реакцию общественного мнения, то для демократически ориентированной системы власти это сигнал к корректировке курса.

Данная функция общественного мнения выражается в форме советов, адресованных во властные структуры, т. е. в виде предложений, как решать те или иные стоящие перед обществом проблемы. Правда, при этом весьма важно, чтобы общественное мнение было достаточно компетентным в рассматриваемых проблемах. Поэтому слепо следовать «гласу народа» власть во всех случаях вряд ли должна, но прислушиваться - обязательно.

В современном обществе существуют различные каналы выражения общественного мнения: это могут быть собрания сотрудников организаций; письма или звонки в органы социального управления, в частности телефонный или телевизионный канал; письма, звонки в редакции средств массовой информации; встречи избирателей со своими депутатами, в ходе которых последние узнают о мнениях и настроениях населения их округов; средства массовой информации, которые в лице журналистов аккумулируют мнения населения, ретранслируют их в своих материалах. Наиболее «кипящий слой» общественного мнения находит в качестве каналов выражения более активные формы: стихийные или организованные митинги, шествия, демонстрации, забастовки, акты гражданского неповиновения и т. п. К последним способам общественному мнению приходится прибегать, когда органы социального управления игнорируют мнения широких слоев населения, выражаемые в более мягких и цивилизованных формах.

Эмоциональный компонент общественного мнения сближает его с другим родственным массовым социально-психологическим явлением - общественным настроением, представляющим собой более или менее устойчивое эмоциональное состояние общностей. Несмотря на тесную взаимосвязь, между мнением и настроением существуют различия. Общественное настроение характеризуется меньшим рационализмом, в нем больше бессознательных психических состояний. «Настроениям присущ особый динамизм, который выражается, во-первых, в способности переходить от одного состояния к другому: от бессознательного к отчетливо осознанному, от глубоко скрытого к открытому, а также перерастать в антиобщественные действия; во-вторых, в подверженности колебаниям и изменениям коренным образом в самый незначительный срок, почти мгновенно» [20].

Для диагностики общественного настроения могут быть использованы различного рода цветовые методики, шкалы, а также артдиагностика, анализ результатов художественного творчества (кино, телевидения, художественной литературы, изобразительного искусства и т. п.) за определенный период времени и социальная симптоматика.

При изучении рассматриваемого массового социально-психологического явления, т. е. общественного мнения и настроения, необходимо определить их объект и субъект, которые нередко задаются самим заказчиком. Например, в одном из исследований заказчик в лице мэрии города Рязани интересовался возможным поведением населения в предстоящих выборах в Государственную Думу: какая часть избирателей придет на выборы, за кого и за какие партии и блоки они проголосуют, каково их самочувствие. Таким образом, объектом общественного мнения явились круг вопросов, касающихся установок избирателей на участие в выборах в Государственную Думу, их отношение к различным партиям и движениям и установки на голосование за одну из них. Субъектом общественного мнения в данном случае выступало все взрослое население города Рязани, имеющее право голоса. Чтобы результаты выборочного опроса можно было обоснованно экстраполировать на всю совокупность избирателей города, в выборке пропорционально генеральной совокупности должны были быть представлены все социально-демографические и социально-профессиональные группы. Смешанная выборка осуществлялась первоначально как ступенчатая районированная. Общий объем выборки делился на четыре района города пропорционально численности населения в каждом из них. В каждом районе выбиралось около 4-5 улиц с различной застройкой жилых домов (государственный и частный сектор). На каждой улице выбирались по случайной механической выборке несколько домов. В каждом подъезде дома можно было зайти только в одну квартиру. Респонденты отбирались затем по квотной выборке согласно бланку-заданию, имевшемуся у каждого интервьюера. Таким образом достигалось пропорциональное представительство в выборке избирателей по полу, возрасту, месту жительства и роду занятий.

Затем следовала разработка проспекта программы обследования общественного мнения, включая предварительную смету расходов, согласование их с заказчиком, заключение договора с заказчиком и получение аванса для проведения полевой стадии сбора информации с помощью группы подготовленных интервьюеров; составление подробной программы диагностирования и разработка полевого документа (вопросника интервью), повторное и окончательное согласование текста вопросника с заказчиком и размножение полевых документов (вопросника формализованного интервью, инструкций интервьюерам, бланков-заданий по выборке). Сбор информации осуществлялся в два этапа в сжатые сроки с интервалом в 10 дней непосредственно перед выборами. Два среза позволили выявить определенную динамику мнений избирателей города в связи с активизацией пропагандистской кампании в последний месяц перед выборами.

При разработке основного полевого документа - опросника интервью или анкеты - очень важно перевести в программные вопросы задачи, поставленные заказчиком, а затем раздробить эти задачи на батареи более мелких вопросов, которые и задаются респондентам.

Для того чтобы ни одна из задач, поставленных заказчиком, не была забыта в полевом документе, целесообразно после его разработки составить «Протокол соотнесения полевого документа и программы», в котором в форме таблицы соотносятся номера задач, указанных в программе, с номерами вопросов и кодовых позиций ответов на них.

Определенную картину общественного мнения может дать контент-анализ писем в редакции местных и центральных газет, радио, телевидения, в правоохранительные органы, в администрации районов, города, области. Анализ выступлений, публикаций журналистов, публицистов, лидеров общественных партий и движений, народных депутатов, призванных выражать мнения своих избирателей, также свидетельствует о состоянии общественного мнения. Однако все перечисленные способы страдают одним весьма существенным недостатком - они недостаточно репрезентативны, представляют лишь фрагменты общественного мнения. Поэтому требуется кропотливая аналитическая работа, чтобы по этой мозаике получить представление о всей картине общественного мнения.

В одно время практиковались уличные экспресс-опросы. Репрезентативность данных обеспечивалась тем, что интервьюеры, вооруженные (помимо вопросника с минимальным набором вопросов) бланком-заданием по выборке, опрашивали респондентов той или иной социально-демографической и социально-профессиональной группы в соответствующих местах.

Существует еще один способ зондажа общественного мнения, отличающийся дешевизной и оперативностью, но недостаточно апробированный с точки зрения надежности данных. Речь идет об экспертном опросе лидеров мнений - активных представителей различных по политической ориентации партий и движений, когда их как экспертов просят дать прогнозное распределение ответов на вопросы анкеты, предназначенной для изучения общественного мнения различных слоев населения. На самом деле это не опрос экспертов в строгом смысле, поскольку, как показывает практика, разброс данных в их прогнозных распределениях очень велик. Это именно опрос лидеров мнений, которые пристрастны в своих воззрениях. Однако при усреднении данных, даваемых различными лидерами, получается, как это ни покажется странным, достаточно точный прогноз результатов реального опроса общественного мнения.

Систематические опросы общественного мнения впервые стали проводиться в США благодаря службе Гэллапа (с 1932 г.), который с помощью репрезентативной выборки в 1,5-2,0 тыс. человек мог давать достаточно точные прогнозы относительно результатов голосования всего населения США с точностью до 1-1,5%. Другой знаменитой в США службой изучения общественного мнения является институт Харриса.

В нашей стране одним из первых данной проблемой занялся Институт общественного мнения при газете «Комсомольская правда» в 60-е годы. Затем был образован сектор изучения общественного мнения в ИКСИ АН СССР. В настоящее время существует широкая сеть организаций как в нашей стране, так и за рубежом, основной деятельностью которых является изучение общественного мнения. К наиболее известным организациям и службам, осуществляющим мониторинг общественного мнения (систематическое слежение за динамикой общественного мнения), относятся: ВЦИОМ - Всероссийский центр изучения общественного мнения; независимая Служба изучения общественного мнения «VP». Существуют еще десятки социологических центров при университетах, академических институтах, крупных министерствах, которые также проводят периодически опросы общественного мнения по тем или иным проблемам общественной жизни.

Благодаря широкой компьютеризации, осуществляемой в нашей стране в последние десятилетия, возникла возможность создания всероссийского банка данных по изучению общественного мнения. В 70-е годы эту задачу на себя взял Институт социологических исследований АН СССР. Банки данных включают перечень всех организаций, изучающих общественное мнение, со всеми соответствующими координатами (адрес, телефон, факс и т.п.); перечень исследований; банк используемых методик; основные результаты проведенных исследований. Результаты систематических опросов общественного мнения регулярно публикуются в журналах «Социс» («Социологические исследования») и др.

Благодаря наличию международных компьютерных сетей, включая известный Интернет, психолог-практик в настоящее время может выходить в международные банки данных и получать информацию о самых «свежих» результатах исследований, опубликованных в соответствующих журналах, об исследователях, работающих по той или иной тематике, участвовать в международных, кросскультурных исследованиях и т.д.

Литература

1.  Альманах психологических тестов. - М., 1995.

2.  Американская социология. - М., 1972.

3.  Безруких М.М. Я и другие, или Правила поведения для всех. - М., 1991.

4.  Войтова С.А., Зубань Е.Н. Конфликтология. - СПб., 1992.

5.  Волков И. П. Социометрические методы в социально-психологических исследованиях. - Л., 1970.

6.  Горелов И., Екчамычев В. Безмолвный мысли знак. - М., 1991.

7.  Горшков М.К. Общенародное общественное мнение. - М., 1983.

8.  Грушин Б.А. Мнения о мире и мир мнений. - М., 1967.

9.  Деркач А.А., Крысько В.П., Саркуев З.А. Этнопсихология / Под ред. А. А. Деркача. - М., 1992. - Ч. II.

10.  Зазыкин В.Г. Психологические основы проницательности. - М., 1994.

11.  Зайцев А.К. Социальный конфликт на предприятии. - Калуга, 1993.

12.  Ковалев С.В. Подготовка старшеклассников к семейной жизни. - М., 1991.

13.  Корнелиус X., Фэйр Ш. Выиграть может каждый. - М., 1992.

14.  Коробейников B.C. Общественное мнение и пропаганда. - М., 1980.

15. Кузьмин Е.С. Из опыта изучения производственных коллективов // Проблемы общественной психологии. - М., 1965.

16. Лабунская В. А. Проблема кодирования - интерпретации невербального поведения: Теория, социально-психологическая практика. Материалы I Всероссийской научной конференции по психологии «Психология сегодня». - М., 1966.-Т. 2.-Вып. 2.

17.  Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации / Отв. ред. А.Ф. Кудряшов. - Петрозаводск, 1992.

18.   Морено Дж. Социометрия. - М., 1958.

19.   Опросник межличностных отношений (модификация А.А. Рукавишникова). - СПб., 1992.

20.  Основы социально-психологической теории / Под ред. А.А. Бодалева, А.Н. Сухова. - Рязань, 1995.

21.  Психологическая диагностика детей и подростков / Под ред. К.М. Гуревича, Е.М. Борисовой. -  М., 1995.

22.  Психологическое тестирование. - Разд. 7. Личность // Опросниковые методики. - Пенза, 1990.

23.  Пресса и общественное мнение / Под ред. В.С. Коробейникова. - М., 1986.

24.  Сафаров Р.А. Общественное мнение и государственное управление. - М., 1975.

25.  Сухов А.Н. Конфликты в первичных коллективах осужденных. - Рязань, 1979.

26.  Уледов А.К. Общественное мнение советского общества. - М., 1963.

27. Юридическая конфликтология / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. - М., 1995.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ