Сайт Юридическая психология
Классики юридической психологии

 
Владимиров Л.Е.
Учение об уголовных доказательствах.

Харьков, 1881.

 


СОПОСТАВЛЕНИЕ ДВУХ ГРУПП ЖЕНЩИН-УБИЙЦ, ОБСЛЕДОВАННЫХ П. Н. ТАРНОВСКОЙ В КОНЦЕ XIX в. И СПУСТЯ 100 ЛЕТ


 

Используя критерий агрессивной направленности, все убийства, совершенные женщинами, изученные П. Н. Тарновской были разделены на следующие группы: мужеубийства, детоубийства, корыстные и случайные убийства, убийства из мести, совершенные нервно и психически больными. В настоящем исследовании помимо этих групп были выделены отцеубийства, убийства матерей и убийства собутыльников.

При сопоставлении сходных групп, женщины — убийцы, обследованные П. Н. Тарновской, обозначаются буквой «А», а изученные в настоящем исследовании — буквой «Б».

В наследственном отягощении в обеих группах доминировал алкоголизм — 71% в группе «А», 45,8% в группе «Б». Характеристика алкоголизма в группе «А» отсутствует. В группе «Б» пили отцы, иногда вместе с женами (матерями обследованных) и сыновьями. Пьянство, как правило, протекало в форме запоев, что позволяло обычно диагностировать хронический алкоголизм.

В группе «А», особенно среди мужеубийц, детоубийц и корыстных убийц, преобладали лица со стеничным складом личности. В группе «Б», в тех случаях, когда правонарушение совершалось в состоянии аффекта (приблизительно в 1/3 всех наблюдений), у обследованных преобладал астенический личностный склад. У остальных, совершивших правонарушение вне состояния аффекта, преобладал стеничный склад личности. Большинству обследованных группы «Б» была свойственна импульсивность, особенно выраженная у лиц со стеническим складом. В группе «А» постоянно отмечался физический инфантилизм; в группе «Б» у подавляющего числа обследованных наблюдался, обычно верифицированный психологами, психический инфантилизм.

В группе «А» среди экзогенных вредностей употребление алкоголя встречалось обычно редко, особенно среди мужеубийц.

Оно определялось здесь такими словами, как «любит выпить», «выпивает», «иногда пьет», «ведет разгульный образ жизни» без конкретизации этих слов и выражений. В случаях дето- и корыстных убийств в нескольких случаях можно было думать о наличии у женщин алкоголизма: «пьет, пропивает все, что зарабатывала» у двух обследованных, заболевших психически, инициальный период болезни определялся развитием тяжелых запоев.

В группе «Б» лишь лица совершившие убийства в состоянии аффекта употребляли алкоголь редко, обычно в малых дозах, иногда пили совместно с мужьями, чтобы уменьшить количество спиртного употребляемого последними, или же являлись абстинентами. В остальных случаях, особенно у лиц со стеническим складом личности, пили часто и нередко длительно — вплоть до развития хронического алкоголизма, могущего сопровождаться деградацией личности.

В группе «А» криминальное поведение в прошлом (кражи) встречалось в единичных случаях. В группе «Б» криминальное поведение отсутствовало лишь у лиц, совершивших убийство в состоянии аффекта. У остальных оно встречалось нередко, последовательно нарастая в своей частоте, в группах мужеубийств, корыстных убийств и убийств собутыльников.

В группе «А» все женщины проживали к моменту правонарушения в первом браке. В группе «Б» подавляющее число женщин находилось в повторных браках, а некоторые имели с самого начала половой жизни беспорядочные половые связи.

В группе «А» о социальной, и в частности, трудовой адаптации можно было судить на основании косвенных данных, в первую очередь основываясь на описаниях особенностей личностного склада обследованных. Скорее всего у подавляющего их числа к моменту совершения убийства, адаптация во всяком случае трудовая, была сохранена в достаточной или полной мере. В группе «Б» социальная, и в частности, трудовая адаптация сохранилась до правонарушения в основном лишь улиц, совершивших убийства в состоянии аффекта. В остальных случаях к моменту правонарушения адаптация значительно снижалась или становилась неполной, в связи, с чем некоторые обследованные вели образ жизни бомжей.

В группе «А» доминирующим способом убийства было отравление мышьяком, т. е. перед его осуществлением убийца непосредственно не соприкасался с потерпевшим. Исключения составляли детоубийства. Иногда убивали используя для этой цели рубящие предметы — топор, косарь; нож был пущен в ход один раз. В группе «Б» главным орудием убийства являлся нож. Изредка убивали топором, еще реже молотком или другими железными или тяжелыми деревянными предметами. Несколько человек было задушено во время сна, вызванного предшествующим опьянением.

Отравление предполагает наличие заранее обдуманного плана действий. Использование ножа, топора и др. часто являлось непосредственной реакцией. Это свидетельствует о снижении у обследуемых в группе «Б» произвольности, т. е. косвенно подтверждают факт частого наличия у них психического инфантилизма.

Убийства мужей и сожителей. В группе «А» убийцы приговаривались изредка к 6, обычно 8—12, а иногда к 15 годам каторги. По группе «Б» таких сведений нет1.

В группе «А» среди 160 потерпевших 86 человек были мужья — 54% падало на мужей. В группе «Б» среди убитых мужей и сожителей было 56 человек — 58,3%. В группе «А» у ряда обследованных мужеубийц отмечены следующие характерологические особенности: «женственная, ласковая, лживая, расчетливая; все отрицает, совершила «двойное убийство»; расчетливая, степенная, трудолюбивая, строгая, подкупает своим видом; трудолюбивая, толковая; трудолюбивая, строгая, энергичная, глава семьи; подвижная вспьшьчивая, раздражительная; трудолюбивая, толковая, любит детей; мучила совесть, созналась, вину взяла на себя; присутствовала при убийстве мужа любовником, которого заманила домой; бойкая, решительная, смелая; толковая, энергичная, бойкая; толковая, энергичная, со страстными порывами, две попытки отравить жену любовника; крепкая, энергична, бойкая; неглупая, неунывающая, выгораживает любовника; любит выпить, скрытная; злобная, решительная, энергичная, ни в чем не призналась; твердая, энергичная, вспьшьчивая; злопамятная; веселая, словоохотливая, любит шутки и прибаутки, не созналась; энергичная, неглупая, рассудительная, работящая, разрубила труп, «как рубят мясо», закопала; работящая, домовитая; работящая, энергичная, самолюбивая; властная, резкая, деспотичная, имела сбережения, требовала полного подчинения; властная, очень толковая, энергичная, злая, сметливая; бойкая, неглупая, жестокая, крайне самолюбивая, толковая; любит выпить; твердая, самолюбивая, эмоционально притупленная; черствая, расчетливая в словах и поступках; эгоистичная; черствая, хитрая, льстивая; энергичная работящая; крепкая, бойкая, толковая, вела «развратный образ жизни».

В группе «Б» примерно у половины обследуемых преобладали тимопатические особенности характера с циклоидными, реактивно-лабильными, иногда с конституционально-депрессивными чертами характера. Часто они сочетались с психастеническими, реже шизоидными, изредка истерическими радикалами, т. е. здесь можно было говорить о наличии у обследуемых «астенического жала» (Э. Кречмер). У большинства остальных в характере преобладали нетерпеливость, раздражительность, возбудимость, легкость возникновения агрессивных поступков.

В группе «А» существовали следующие причины мужеубийств:

1. пьянство и агрессивное поведение — 23 обследованных (от всех случаев); обычно возраст этих женщин составлял 30—40 лет и браки являлись продолжительными;

2. 19 женщин, выданные замуж в возрасте 16—22 лет. У некоторых из них еще не появились менструации, к супружеским обязанностям они относились с отвращением. На суде одна из них сказала: «иначе я не могла поступить»; во всех случаях браки были непродолжительными.

17 женщин наряду с мужьями имели любовников, за которых многие из них желали выйти замуж и которые в некоторых случаях являлись соучастниками убийств. На суде некоторые из женщин брали всю вину на себя. Здесь возраст женщин данной группы обычно составлял 23—25 лет.

Причиной убийств у остальных обследуемых чаще всего являлось «тихое» пьянство мужей, их проживание на иждивении жен, отношение к их любовникам на которых они смотрели «сквозь пальцы», лишь бы их кормили; болезни мужей, делавшие их нетрудоспособными — «лишний рот в семье», изредка ревность. Преобладали женщины от 34 до 45 лет.

В группе «Б» все мужья были убиты в связи с их пьянством и агрессивным поведением. Лишь в одном наблюдении причиной убийства являлась, возможно, корысть.

Детоубийства. В группе «А» детоубийства совершили 24 женщины (15%), а в группе «Б» — 6 (6,3%) от общего числа всех обследованных. В группе «А» оказалось 5, а в группе «Б» — одна душевнобольная. В группе «А» средний возраст женщин обычно составлял 20—25 лет; в группе «Б» — 23—32 года, а у двух убийц взрослых детей — 60—85 лет.

В группе «А» почти все женщины были одиночками, убивали детей, рожденных вне брака. В группе «Б» все женщины были замужем и уже имели детей.

В группе «А» у всех женщин отсутствовало отвращение к убийству и чувство жалости. Приведены черты характера некоторых детоубийц: «любит выпить, беззаботная, неустойчивая, была беременна с 16 до 20 лет 6 раз, дети умирали, пропивает все, что заработала; любит выпить, лукавая и одновременно недальновидная; бойкая, энергичная; твердая, решительная; тупа от природы; рассказывает разумно и толково, имеет мужеподобный вид, фригидная; характер твердый и решительный, сожительствовала со свекром».

В группе «А» половина детей было удушено, 6 утоплено; в двух случаях убийство было совершено «варварским способом»: ударила ребенка головой о ствол дерева; ударила ребенка головой о мерзлую землю — детей держали за ноги отношение к убийству обычно было безразличным: «спокойно рассказывает как родила в хлеву младенца и немедленно придушила; ребенка нашла свинья и стала пожирать; сама детоубийца засмеялась и сказала:» я вспомнила как свинья его нашла, толкала и потрошила»; «убила и выбросила в поле -снегом занесет, волки съедят»; «убила и пошла к прежним хозяевам»; «если детьми тяготишься, то нужно их утопить, что и сделала».

В группе «Б» все четыре детоубийцы жалели убитых и сожалели о содеянном.

В группе «А» основной причиной детоубийств являлась боязнь потерять место работы: «кто же с грудным ребенком на работу примет? «В группе «Б» основной причиной являлась бедность, нищета.

В группе «А» детоубийц обычно приговаривали к 6, изредка к 8 годам каторги.

Корыстные убийства. В группе «А» убийства совершили 32 женщины — 20%, а в группе «Б» — женщин — 9,5% от общего числа обследованных.

В группе «А» возраст обследованных чаще всего составлял 30— 50 и даже 60 лет, а в группе «Б» — 31—33 года.

В группе «А» отмечены следующие личностные особенности: бойкая, хохотушка, энергичная; вспыльчивая, порывистая; крайне лжива; пьет, ленивая, любит погулять, сильная; работящая, энергичная, толковая; рассудительная; бойкая, пьет, ни в чем не сомневается; работящая, рассудительная, толковая, корыстная; злобная, ленивая; ожесточенный человек, столь редко встречаемый среди русских женщин — убийц; энергичная, властная, скупая; толковая, лживая, выпивает; вкрадчивые манеры, «готова на все», хитрая, умеет лечить, будучи неграмотной; любит зрелища, кутежи, веселье, песни, выпивает; страстная и решительная — «женщина — разбойник», редкое явление среди женщин- преступниц; выпивает, физически сильная, энергичная, твердая; сильная физически, степенная, рассудительная, не призналась; толковая, рассудительная, не запирается; деловитая, требовательная, всем недовольная, злобная; тупоумная, неподвижный взгляд; энергичная, рассудительная, говорит осторожно; предприимчивая, трудолюбивая; энергичная, льстивая, лживая, все отрицает». По мнению П. Н. Тарновской «эти женщины (группа «А») более других приближались к неприступным женщинам».

В группе «Б» убийцы из корысти уступали по глубине личностных изменений лишь убийцам собутыльников- женщинам лич-ностно измененным в наибольшей степени.

Убийства из мести. Группу «А» составили 5 человек— 3,1%, в возрасте 35—64 лет. Все потерпевшие являлись мужьями и были отравлены. Группу «Б» составили 3 человека — 3,5%, в возрасте 17, 20, 23 лет. Из них двое являлись подельниками, одна имела соучастника. Потерпевшие являлись посторонними лицами. Убийства отличались жестокостью и продолжительностью (избиения), а у двух подельниц еще и надругательством над потерпевшей.

Убийства случайные (нечаянные) и убийства по случаю. Группу «А» составили 5, а группу «Б» — 1 человек: соответственно 3,1% и 1% от всех обследованных.

Во всех случаях убийства совершались неожиданно для самого себя — самозащита при внезапном нападении, драка, «в некоторых случаях пособничество». (П. Н. Тарновская).

Убийства, совершенные психически больными. Группу «А» составили 8, а группу «Б» — 7 человек — 5 и 7,4% от числа всех обследованных.

В группе «А» выявлено 5 шизофреноподобных психозов с аффективно-бредовой симптоматикой, два случая эпилепсии с психозами и один случай истерии (нервное заболевание).

В группе «Б» в пяти наблюдениях была диагностирована шизофрения: у четырех с психопатоподобными, неврозоподобны-ми и аффективными симптомами, у одной — с паранойяльным бредом, т. е. это были случаи с вялым течением. Еще одна женщина перенесла приступ с психосензорными, деперсонализаци-онными и аффективными расстройствами. В одном наблюдении была диагностирована сенильная деменция с психопатоподбным началом процесса.

Выводы:

1. В настоящем исследовании отмечено увеличение групп потерпевших за счет отцеубийств, убийств матерей, а также уменьшение числа детоубийств.

2. Выявлена группа убийц собутыльников в связи с распространением алкоголизма (сами правонарушители, члены их семей, потерпевшие, вообще среди населения).

3. Среди обследованных выросло общее число правонарушений в том числе административных.

4. При сравнительном анализе отмечен рост числа лиц с психическим инфантилизмом, астеническим складом личности (ти-мопаты и психастеники).

5. Выявлено уменьшение корыстных убийств.

6. В прошлом (П. Н. Тарновская) убийцы не имели явной трудовой дезадаптации. В настоящее время она отмечена у большей части обследуемых. Соответственно у них бедность встречается в большем числе семей. П. Н. Тарновская не описывает этого факта.

7. Изменились способы и орудия убийств — в ход пошел «бытовой реквизит».

По данным литературы и настоящего исследования с годами увеличивается число женщин — убийц, особенно в период социальных потрясений. При этом количество психически больных женщин против прежнего заметно не меняется.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проведенное исследование показало, что среди потерпевших явно преобладают лица, относящиеся к ближайшему окружению обследованных — 74 из 96 человек. Среди этих потерпевших за исключением четырех детей остается 70 человек — 67 мужчин и 3 женщины.

Наибольшее число убитых падает на группу мужей и сожителей — 62 человека. Главной причиной их гибели является длительное агрессивное поведение в отношение обследованных, их пьянство всегда развивающееся по нарастающей и характерологические особенности, главными из которых являлись эксплозивность и импульсивность.

В исследовании П. Н. Тарновской (1901%ог.) подобные черты характера потерпевших были отмечены у 1/4 мужей, убитых своими женами. В настоящем исследовании такие особенности характера были свойственны всем мужьям и сожителям.

Агрессивное поведение, как одна из первостепенных причин убийств пострадавших, выявлена не только среди мужей и сожителей, но и в группах кровных родственников, в том числе и в случае убийства взрослой дочери.

Однако агрессивное поведение было свойственно не только мужчинам из лиц ближайшего окружения, но и женщинам, совершившим убийства мужей и сожителей вне состояния аффекта, а так же убийцам посторонних (из мести, корыстных побуждений, убийц собутыльников).

У таких женщин наблюдались черты характера, близкие к тем, что встречались у пострадавших мужчин, в первую очередь, эксплозивность. В ряде случаев ей сопутствовали истерические черты характера. Таким агрессивным женщинам с постоянством было свойственно и пьянство, всякий раз прогрессирующее в своей интенсивности, а многим так же криминальное поведение и нарастающая социальная дезадаптация — вплоть до полной дезадаптации.

Если выстроить в один ряд агрессивных женщин, убивавших своих мужей и сожителей вне состояния аффекта, убийц из корысти, мести и убийц собутыльников, то среди них будет заметна, начиная с убийц мужей, нарастающее в последующих группах усиление пьянства, учащения случаев криминального поведения, частоты и степени снижения социальной адаптации.

В противоположность женщинам перечисленных групп, женщины, совершившие убийства в аффекте и близком к аффекту состоянию эмоционального напряжения (примерно 1/3 обследуемых), были свойственны как бы полярные личностные качества. Среди них полностью отсутствовали лица, склонные к агрессии. Главными чертами их характера были терпение и покорность обстоятельствам. Среди них преобладали тимопаты, чаще всего относящиеся к кругу реактивно-лабильных с преобладанием субдепрессивных реакций, а в ряде случаев склонных и к протрагированным субдепрессивным состояниям, циклоиды и изредка лица с чертами конституциональной депрессии. Второе по частоте место занимали психастеники, у которых существовала реактивная лабильность с преобладанием субдепрессий. Иногда встречались сенситивные шизоиды, дефензивные эпилептоиды, в отдельных случаях — истерические личности, у которых в характере могли оодновременно существовать психастенические и реактивно-лабильные радикалы.

Употребление алкоголя могло отсутствовать или быть эпизодическим. Если обследуемые пили сравнительно часто, то обычно это была попытка уменьшить дозу спиртного пьющего в этот момент мужа. В ряде случаев пили в небольших дозах для улучшения сна или уменьшения подавленности.

У всех этих обследуемых до правонарушения сохранялась хорошая и даже высокая трудоспособность и социальная адаптация. Ни в одном случае не было криминального поведения или административных нарушений. Убийство всякий раз являлось у них первым столкновением с законом.

Во всех случаях до совершения правонарушения у них возникало протрагированные, по типу смешанных, субдепрессивные состояния. Непосредственно перед убийством очень часто усложнялись временно астенизирующими факторами и всякий раз правонарушение провоцировалось очередной агрессией потерпевших. Убийство представляло для них обычно первый «сброс» длительно существовавшего до этого времени эмоционального напряжения.

Общей чертой характера, свойственной подавляющему числу всех обследованных являлся психический инфантилизм.

Исследование показало, что учащение агрессивного поведения обследованных женщин в форме убийств произошло в течение последнего десятилетия. Оно отражает рост числа убийств вообще, совершаемое в стране. К настоящему времени (октябрь 2002 г.) по числу убийств население России вышло на третье место в мире, пропустив вперед лишь Венесуэлу и Колумбию. Одной из возможных причин такого явления, возможно, является рост социальной напряженности в России и ее постоянное усиление. При этом расшатываются прежние стереотипы поведения. Легче это происходит у людей незрелых.

Что касается убийств женщинами своих мужей, то на сегодняшний день оно в 10 раз реже, т. е. на порядок ниже, убийств мужьями своих жен2. А что, если женщины внесут поправку в свою пользу в существующее соотношение? Этого исключать не следует.


 1 П. Н. Тарновская обследовала убийц, находящихся в тюрьмах, и поэтому знала сроки наказания.

2 Материалы передачи радиостанции «Свобода», август 2002 г.

 





НАВЕРХ