Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Головков Д.А., Пархимович П.И.
ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Мн., 2004.

 


РАЗДЕЛ 2. КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Глава 1. Психологический механизм и генезис преступного поведения

§ 2. Мотивация преступного поведения и ее проявление в сфере установок и направленности личности

Мотивация по своей сути более широкое понятие, чем мотив. Ее содержание охватывает не только первоначальные побудительные силы человеческой активности, психологическую мобилизованность и готовность личности к совершению определенных действий, но и те факторы, которые направляют, регулируют и поддерживают эти действия либо изменяют их исходную направленность, оказывая существенное влияние на поведение во всех его звеньях. Включая всю совокупность разнообразных побуждений, мотивация как бы пронизывает все основные структурные образования личности и проявляется, в конечном итоге, в ее социально-значимых поступках и действиях. В этом смысле правомерно говорить о мотивации как о реализующейся через духовный мир личности субъективной детерминации поведения человека.

Личностное и общественное содержание мотивации раскрывается и в том, что она выполняет функцию внутреннего обоснования мотивов поведения личности. Фиксируя наличное и желаемое в окружающей личность действительности, мотивация представляет собой процесс внутренней аргументации мотивов, когда индивид в своих решениях и действиях опирается на какие–либо факты, принципы, правила и нормы поведения (руководствуется ими).

В самом общем виде мотивацию можно определить как динамический способ самоуправляемости личности, выступающий в качестве такой социальной системы, которая находится во взаимосвязи с обществом, его требованиями и велениями, выраженными в нравственных, правовых и иных социальных нормах и правилах. В основе механизма саморегуляции лежит способность личности соотносить внутренние и внешние факторы, оказывающие влияние на поведение, и направлять в соответствии с этим свои поступки и действия. Осуществляя функцию самоуправления личности, мотивация является своеобразным механизмом морали и права.

Мотивация в данном смысле представляет собой одну из форм бытия нравственных и правовых норм, способ реализации их как регуляторов человеческого поведения, а также метод самоуправления личности через систему устойчивых побуждений, т.е. мотивов.

Если речь идет о личности, ставшей на путь совершения преступления, то очевидно, что здесь имеет место социальный факт, выражающийся в неэффективном действии нравственных и правовых норм. Сам факт совершения преступления и есть свидетельство того, что духовному миру личности свойственны такие мотивы, которые либо по своему содержанию, либо по форме проявления, либо по способам реализации противоречат мотивации, положительно оцениваемой обществом и отвечающей его интересам. Целостность личности преступника означает не что иное, как сложившуюся под влиянием социальных условий единую совокупность отрицательных личностных черт, закономерно проявляющихся в мотивации преступного поведения.

Рассмотрим подробнее мотивацию преступления (рис. 2). Она распадается на три элемента: потребности; имеющиеся возможности удовлетворения потребностей; система ценностных ориентаций личности.

Надо заметить, что в современных кризисных условиях существенно искажены все эти составляющие. Деформация начинается уже с потребностей. Они завышены как в общественном, так и в индивидуальном сознании. Причем это касается не только богатых людей. Завышение потребностей влияет и на малообеспеченные слои, поскольку уровень жизни состоятельного населения, недостижимый для большинства, создает определенный общественный эталон, поддерживаемый средствами массовой информации. Существуют наряду с этим и искаженные потребности, например, в наркотиках и алкоголе.

Рис. 2. Механизм и элементы мотивации поведения

 

Удовлетворение потребностей человека в любом случае зависит от его возможностей. Последние же могут быть либо законными, либо противозаконными.

Сочетание завышенных потребностей с незаконными возможностями открывает путь к преступлению. Правда, здесь есть некий нравственно-психологический тормоз – ценностные ориентации, или то, что прежде мы бы назвали совестью, а в философии именуется мировоззрением человека.

Ясно, что ценностные ориентации личности, в зависимости от их содержания, могут тормозить, а могут, напротив, содействовать развитию преступной мотивации.

С точки зрения динамической характеристики личности преступник есть социальный тип с ярко обозначенными элементами регресса в духовном мире и поведении. Это обнаруживается, в частности, в том, что личности преступника свойственны такие процессы, как обеднение, сужение, деградация важнейших социальных свойств и качеств. А это закономерно ведет к регрессивным сдвигам в мотивации поведения.

Личностные черты преступника накладывают отпечаток на сферу мотивации (целеполагания, долженствования, правовых мотивов), а мотивы преступного поведения, закрепившись в общественно опасных поступках и действиях, деформируют личность. Однако это вовсе не означает, что личность, образно говоря, зеркально отражается в мотивации преступного поведения, а мотивация существует в виде обратной проекции на личность преступника. Взаимосвязь здесь гораздо сложнее.

Во-первых, нельзя забывать, что далеко не все, что характеризует личность, сказывается на мотивации, проявляется и достаточно ясно обнаруживается в ней. Есть черты и свойства личности, которые более существенно (потребности, чувства, воля и др.) или менее существенно (особенности памяти, способности, свойства характера и др.) оказывают влияние на мотивацию, хотя так или иначе все без исключения свойства личности связаны с мотивацией.

Во-вторых, связь между мотивацией действий и личностью преступника, является, как правило, не прямой, а опосредованной весьма сложными социально-психологическими образованиями. Эти духовные образования в определенном смысле накладываются одновременно и на мотивацию преступного поведения, и на черты личности, которые характеризуют ее как преступника. Таким социально-психологическим образованием и является установка на преступную деятельность.

Установка есть междисциплинарное (криминологическое, психологическое, социологическое) понятие, позволяющее раскрыть характер связи между личностью и различными видами ее деятельности. Понятие «установка» было впервые введено в экспериментальную психологию советским психологом  Д.Н. Узнадзе, который полагал, что «психология должна приступить к своей работе, исследуя, в первую очередь, субъекта, личность как целое» 1.

Введение понятия установки в социальную психологию и социологию было связано, прежде всего, с результатами многочисленных социальных исследований, говоривших о необходимости выработки теоретического инструментария для конкретно-социологического анализа деятельности общественного субъекта. Главное внимание при этом уделялось раскрытию компонентов социального содержания установки. Под термином «социальная установка» обычно понимается предрасположение общественного субъекта к восприятию социальных явлений в определенном ракурсе, с определенных позиций, непосредственно выражающихся в стремлениях и побуждениях (мотивах) к достижению социально и личностно значимых целей и идеалов, а также в ориентации на те или иные ценности.2

На основе социологического и психологического понимания установки в криминологии было выработано понятие «антиобщественная установка». При разнообразии его толкований большинство авторов сходятся на том, что оно выражает не отдельные черты психологии преступника, а его целостность как личности. Далее признается, что установка связана с преступлением как с целостной деятельностью, т.е. системой организации взаимосвязи всех процессов, имеющих место при ее осуществлении. При этом установка фиксирует внутреннюю структуру поведения, предшествует ему и предопределяет формы объективизации личностных черт в конкретном преступном деянии. Именно поэтому она может быть использована как инструмент познания диалектической связи между личностью преступника, мотивацией его поведения и преступной деятельностью.

Установка на преступную деятельность может быть определена как такое единство личности и мотивации ее поведения, которое при соответствующих условиях закономерно приводит к совершению преступления. Установка на преступную деятельность имеет разнообразные структурные элементы, которые активизируются в зависимости от интенсивности и глубины установки. К основным из них следует отнести:

  • психические состояния эмоционального порядка;
  • рассудочно-оценочные отношения;
  • социальный опыт личности;
  • социальную позицию;
  • актуальное управление.

К психическим состояниям личности эмоционального порядка следует отнести переживания, связанные с эмоционально воспринятым значением и ценностью социального объекта, ставшего предметом преступного посягательства.

Иными элементами установки на преступную деятельность являются рационально определенные отношения к преступлению. На этой стадии эмоциональная готовность как бы проходит через фильтр сознания, чаще всего, выступая в качестве эмоционального фона мотивации. Личность оценивает объект преступного посягательства в соответствии со сложившейся у нее личностной шкалой ценностей, противоречащей общественным оценкам.

К элементам установки на преступную деятельность относится и накопленный в течение жизни социальный опыт. Это и понятно: каким бы мимолетным ни казался, на первый взгляд, факт преступления, он подготовлен предшествующей жизнью личности, тем опытом, который наложил негативный отпечаток на ее черты и мотивы поведения.

Наиболее важным элементом структуры установки на преступную деятельность является социальная позиция личности. В ряде случаев для нее характерно устойчивое негативное отношение к общественным ценностям, сознательная ориентация на антиобщественное поведение и антиобщественный образ жизни, глубоко осознанный выбор преступных форм поведения.

К элементам структуры установки на преступную деятельность относится также актуальное управление как выражение практической направленности этого духовного образования. В самом начале установка выступает в качестве состояния настройки субъекта преступления, предвосхищающего преступное деяние в предстоящей ситуации. В ходе деяния установка обнаруживается как организующее направление, направляющее процесс реализации мотивов в определенное русло. В итоге установка проявляется конечной целью поведения, определяющей ценностные ориентации личности и создающей внутренние предпосылки для совершения нового преступления.

Однако следует иметь в виду, что далеко не все элементы внутренней структуры установки обязательно проявляются во всех видах преступной деятельности. Наоборот, чаще всего обнаруживается в качестве доминанты тот или иной отдельный элемент.

В зависимости от субъективных и объективных показателей, можно выделить два основных вида установки на преступную деятельность:

  • ситуативная;
  • личностная.

Ситуативная установка личности на преступную деятельность представляет собой антиобщественную форму реагирования личности на ситуацию. Субъект оказывается внутренне подготовлен к такому реагированию, но часто недостаточно глубоко осознает это, и его действия, как и способ их обоснования (мотив), носят поверхностный характер. Исследования показывают, что подавляющее большинство преступлений совершается в результате реализации ситуативной установки на противоправную деятельность. Особенно это характерно для несовершеннолетних правонарушителей. Так, около 80% из них совершили преступление в той или иной конфликтной ситуации в результате внезапно возникшего преступного умысла.3

Личностная установка на преступную деятельность представляет собой такую готовность и предрасположенность личности к совершению преступления, которая основывается на твердо занятой индивидом антисоциальной позиции, связанной с наиболее устойчивыми и четко сформировавшимися мотивами преступного поведения. Исследования свидетельствуют, что личностная установка на преступную деятельность свойственна лишь незначительной части лиц, совершивших преступления.

В тех случаях, когда личностная установка выступает не только как склонность личности к преступным действиям, но и как стержневая определяющая линия всей ее социальной ориентации, эта установка как бы смыкается с другим социально-психологическим образованием – антиобщественной направленностью личности.

Направленность личности преступника можно определить как социально-психологическое образование, включающее в себя систему антиобщественных установок, наиболее актуализированной из которых является установка на преступную деятельность.

Необходимо отличать антиобщественную направленность личности от антиобщественной направленности ее мотивации. В первом случае речь идет о внутренней доминирующей ориентированности всех важнейших личностных свойств, процессов, качеств и состояний внутренне единой личности. Антиобщественная направленность здесь выступает как цементирующая типообразующая основа всего социально-психологического облика преступника.

Во втором случае имеется в виду направленность антиобщественной активности личности на тот или иной объект, иначе говоря, предметная поведенческая сторона личности преступника.

Вместе с тем нельзя не видеть и внутреннего единства, органической целостности антиобщественной направленности личности и антиобщественной направленности ее мотивации. Обе они имеют: единый социальный источник формирования (негативные элементы среды); одинаковые формы проявления – установки, потребности, убеждения, идеалы, мировоззрение, склонности, интересы, желания, влечения; одну аморальную противоправную ориентацию; наконец, одного носителя этих качеств – личность преступника.

Для характеристики антиобщественной направленности используются следующие показатели:

1) уровень – отражает общественную значимость этого социально-психологического образования, а также глубину и степень его осознанности личностью;

2) широта – характеризует степень разбросанности и многообразие мотивов общественно опасной деятельности, примитивизм потребностей и влечений, побуждающих к совершению преступлений;

3) интенсивность – ярко выраженная эмоциональность и быстрота реализации побуждений. В этой ситуации деятельности не предшествуют борьба мотивов и длительные колебания личности;

4) устойчивость – временные границы личностных черт и мотивации преступной деятельности. Это обнаруживается в системе отношений личности к прошлой, настоящей и будущей преступной деятельности, в стабильности правовых и моральных оценок своего поведения и его преступных последствий. Стержневой же основой такого рода качества направленности является воля личности;

5) действенность – активность преступника в реализации мотивов, побуждающих к совершению противоправного действия. Формой реализации этих мотивов являются разнообразные поступки и действия, из которых складывается преступная деятельность.

Неразрывная связь общественной опасности личности, мотивации ее преступного поведения и самой преступной деятельности, обнаруживается в личностной форме как типичное социально–психологическое образование в системе сложного социального явления, называемого преступностью.

 

Рекомендуемая литература по теме

  1. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. – Горький, 1974.
  2. Антонян Ю.М. Изучение личности преступника. – М., 1982.
  3. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. – М., 1980.
  4. Игошев К.Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. – М., 1971.
  5. Кудрявцев В.М. Правовое поведение: норма и патология. – М., 1982.
  6. Кудрявцев В.М. Закон, поступок, ответственность. – М., 1986.
  7. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. – М., 1998.



1 Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961. С. 167.

2 См.: Пеньков Е.М. Социальные нормы – регуляторы поведения личности. М., 1972. С. 131.

3 См.: Игошев К.С. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький, 1974. С. 107.








НАВЕРХ