Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Еникеев М.И.
ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебник.
СПб., 2004.

 


Раздел IV. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Глава 3. ПСИХОЛОГИЯ КОММУНИКАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ. ПСИХОЛОГИЯ ОБВИНЯЕМОГО, ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ПОТЕРПЕВШЕГО И СВИДЕТЕЛЕЙ

§ 6. Правомерное психическое воздействие на лиц, противодействующих расследованию

Преодоление противодействия подследственного лица требует профессионализма, владения соответствующими правомерными психологизированными приемами. Эти приемы четко отличаются от приемов психического насилия. Законом запрещено домогательство показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

К приемам психического насилия относятся подсказывающие и наводящие вопросы, угрозы, необоснованные обещания, манипуляция ложной информацией, использование низменных побуждений и т. п. Уголовно наказуемо физическое насилие над личностью.1

Категорически недопустимы следственные действия в "тактических целях" (например, проведение очной ставки при отсутствии в показаниях существенных противоречий).

Преодолевая противодействие, следователь не ставит задачу сломить противодействующую личность, принизить ее, победить в борьбе с ней.

От средств и приемов неправомерного психического насилия, связанных с получением угодных следователю показаний, следует отличать правомерные приемы психического принуждения.

Эффективное применение средств и приемов психического принуждения - основа тактического мастерства следователя. Все уголовное судопроизводство основано на предусмотренных законом принудительных воздействиях по отношению к участникам уголовного дела.

Прием психического принуждения - воздействие на противодействующее следователю лицо путем создания такой ситуации, в которой обнаруживается скрываемая им информация вопреки его желанию. Например, тактически целенаправленная система вопросов может выявить помимо желания допрашиваемого лица факты и детали, которые могут быть известны только лицу, причастному к совершению преступления.

Выше отмечалась необходимость опоры на положительные социальные связи и положительные качества противодействующего следователю лица. Допустимо ли наряду с этим использование его отрицательных психических и нравственных качеств - эмоциональной неустойчивости, вспыльчивости, беспринципности, тщеславия, мстительности и т. п.?

Средство достижения истины допустимо, если лицо, дающее показания, остается свободным в выборе линии своего поведения. Таков критерий правомерности психического воздействия.

Так, следователем было установлено, что обвиняемый П. вел аморальный образ жизни, сожительствовал одновременно с несколькими женщинами, в том числе с К. Зная, что жена П. ревновала мужа к этой женщине, следователь использовал это обстоятельство. Перед тем как вызвать жену П. на допрос (ранее отрицавшую свою осведомленность о преступной деятельности мужа), следователь разложил на столе изъятые у П. фотографии К. Увидев их, жена П. сразу же сообщила об известных ей фактах совершения преступлений ее мужем.2

Имел ли следователь моральное право на такой прием? Не разглашал ли он при этом интимные стороны жизни подследственного? Нет, не разглашал. Фотографии К. могли оказаться у него на столе и по другому поводу, Никакого вымогательства показаний от жены П. здесь не происходило. Процессуальные права и интересы личности не были нарушены.

Итак, встречаясь с упорным запирательством допрашиваемого, следователь использует "жесткие" приемы психического воздействия, но они не должны быть связаны с предвзятой позицией следователя. Следователь воздействует не на содержание показаний, а на мотивационную сферу допрашиваемого (путем разъяснения преимущества юридического значения имеющихся улик, особой системой их предъявления и т. п.).

Допустимы все приемы психического воздействия, основанные на эффекте "блокировки" возможных уклонений допрашиваемого лица от правдивых показаний, когда следователь, предвидя возможные уклонения, заранее "блокирует" их, демонстрирует их бесперспективность и тем самым побуждает к правдивым показаниям. Не прибегая к дезинформации, следователь может широко использовать возможность разноплановой трактовки подследственным лицом имеющейся в деле информации.

Каждый прием правомерного психического воздействия имеет свою "сверхзадачу", которая решается подследственным лицом на основе имеющейся у него информации. Узловые вопросы, все наиболее значимое для него важно "подать" в момент его наибольшей психической активности, но с неожиданной стороны. При этом резко повышается значимость получаемой информации - происходит ее эмоциональная генерализация.

Психическим воздействием обладает последовательность вопросов следователя. В тех случаях, когда они ассоциируются с подлинными событиями, возникает впечатление широкой осведомленности следователя об этих событиях. Но даже одиночные, имеющие самостоятельное значение вопросы должны быть всесторонне осмыслены следователем как фактор психического воздействия. Различные редакции одного и того же по существу вопроса могут попасть на различную мотивационную почву подследственного лица.

Обвиняемый А. признал свое участие в групповом вооруженном нападении на Сбербанк и показал, что в совершении преступления участвовал Б., который это отрицал и требовал очной ставки с А. Будет ли А. на очной ставке говорить с Б. как с одним из участников банды? Такой уверенности у следователя не было. Разрешение ситуации зависит от психологической гибкости следователя. В данном случае следователь на очной ставке избежал вопроса: "Кто участвовал в нападении на Сбербанк?", заменив его другим: "Чем вы и Б. были вооружены при нападении на Сбербанк?"

Сущность психического воздействия в судопроизводстве состоит не в нагнетании страха и не в соблазнении подследственного лица необоснованными обещаниями, а в убеждении его действенными средствами в преимуществах достойного, честного поведения.

Приемы правомерного психического воздействия создают психологические условия, облегчающие противодействующему лицу переход от лжи к правде. Для этого необходимо знать истинные мотивы запирательства, преодолеть сложившуюся негативную позицию личности, убедить ее в нецелесообразности избранного поведения. При этом следователь воздействует на положительные качества личности. Унижение личности, выдвижение на передний план ее отрицательных качеств ведет к личностной конфронтации, уходу индивида от нежелательного для него общения.

Не сломить волю подследственного лица, а трансформировать "злую" волю в "добрую" - такова психологическая сверхзадача следователя в ситуациях противодействия.

Итак, все способы психического воздействия на проходящие по делу лица должны быть правомерными. Использование каких бы то ни было приемов психического насилия противоправно.

Следователю необходимо знать четкую грань между правомерными и неправомерными приемами расследования: психическое воздействие правомерно, если оно не ограничивает свободу волеизъявления проходящего по делу лица, не направлено на вымогательство угодных следователю показаний.

Все то, что ограничивает свободу волеизъявления обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля, наносит ущерб раскрытию истины и противозаконно.

Тактический прием психического воздействия на участвующее в уголовном деле лицо правомерно, если не нарушено ни одно из следующих требований - психический прием не должен:

  • основываться на неосведомленности обвиняемого (подозреваемого) или иных лиц в правовых вопросах;
  • унижать достоинство личности и ограничивать свободу ее волеизъявления;
  • насильственно побуждать обвиняемого к признанию несуществующей вины, к оговору невиновных, к даче ложных показаний.

Следователь должен помнить, что гарантия прав личности в судопроизводстве - одновременно и гарантия достижения истины.

Каким арсеналом средств правомерного психического воздействия на лиц, противодействующих расследованию, располагает следователь?

Судебная психология рекомендует ряд приемов правомерного психического воздействия в ситуациях противодействия:

  • ознакомление противодействующего лица с системой имеющихся доказательств, раскрытие их юридического значения, убеждение в бесполезности противодействия следователю; разъяснение преимуществ чистосердечного раскаяния;
  • создание у подследственного лица субъективных представлений об объеме доказательств, оставление его в неведении относительно фактически имеющихся доказательств;
  • исправление ошибочных представлений о неосведомленности следователя;
  • создание условий для действий подследственного лица, ведущих к его разоблачению; временное попустительство уловкам, совокупность которых может иметь разоблачающее значение;
  • система предъявления улик по возрастающей их значимости, внезапное предъявление наиболее значимых, изобличающих доказательств;
  • совершение следователем действий, допускающих их многозначное толкование подследственным лицом;
  • использование внезапности, дефицита времени и информации для продуманных контрдействий противодействующего лица;
  • демонстрация возможностей объективного установления скрываемых обстоятельств независимо от его показаний;
  • большое психологическое воздействие на подследственного оказывает предъявление ему вещественных доказательств и раскрытие их разоблачающего значения, возможностей судебной экспертизы;
  • постановка перед подследственным лицом мыслительных задач, связанных с логикой расследуемого события.

Следователь учитывает и использует эмоциональные реакции обвиняемого на те вещественные доказательства, которые значимы лишь для него и нейтральны сами по себе. Так, предъявление обуви и одежды убитого эмоционально значимо для виновного и нейтрально для невиновного. Но роль эмоциональных реакций в расследовании не следует преувеличивать. Они могут возникнуть по разным причинам.

В некоторых случаях запирающееся лицо может интерпретировать свои эмоциональные проявления как "провал", выдачу "тайны".

Повышенная психическая активность обвиняемого в случае его причастности к расследуемому преступлению может сопровождаться острым повторным переживанием отдельных эпизодов преступления.

При осмотре магазина, из которого была совершена кража, следователь обнаружил на полу под окном шерстяное одеяло. На одеяле имелось несколько вмятин, характер которых позволял предположить, что его несколько раз пытались повесить на верхнюю часть оконной рамы. Подозрение в краже пало на некоего П. Во время допроса ему был задан только один вопрос: "Как вы думаете, был ли виден прохожим преступник, который пытался занавесить окно магазина?" Помня о том, что одеяло неоднократно падало и его пришлось вновь вешать, стоя у ярко освещенного окна, П. решил, что его увидел и опознал кто-то из знакомых. Считая себя разоблаченным, П признал свою вину.

Следователь должен рефлексировать реакции подследственного лица в отношении своих действий и предъявляемых доказательств. В тактически наиболее благоприятных ситуациях следователь усиливает свое правомерное воздействие, используя психический эффект "накопления чувств".

Однако действия следователя должны строго соответствовать требованиям закона. При этом необходимо обеспечить реализацию интересов обвиняемого со стороны адвоката.

С самого начала уголовного процесса адвокат должен оказывать подследственному лицу необходимую правовую помощь, соблюдать интересы своего подзащитного, оказывать ему морально-психологическую поддержку, содействовать преодолению им эмоционально-негативных состояний. Все это предъявляет определенные требования к коммуникативной компетентности и адвоката.

Первая встреча адвоката с подзащитным должна быть подчеркнуто доброжелательной, отвечающей актуализированным потребностям подзащитного. Особенно внимательно следует избегать всего того, что может быть негативно оценено подзащитным.

Подзащитный с самого начала должен знать об обязанности адвоката сохранять адвокатскую тайну, что адвокат по закону не может быть допрошен в качестве свидетеля по тем обстоятельствам дела, которые стали известны ему в связи с выполнением служебных обязанностей.

Доверительности отношений адвоката с подзащитным содействует их право на конфиденциальное общение.

При первой же встрече с подзащитным адвокат должен осуществить релаксацию его психического состояния - успокоить, объяснить, что успех защиты в значительной мере будет зависеть от его психической уравновешенности, мобилизованности. Подзащитный должен быть уведомлен адвокатом о своих юридических правах и оптимальных способах поведения при производстве различных следственных действий.

Адвокат должен опротестовать все, возможно, применявшиеся приемы психического насилия.

Разнообразные и изощренные формы психического насилия - тяжелое наследие тоталитарного судопроизводства, отличавшегося обвинительным уклоном, показатель грубой деформации правового сознания тех, кто призван утверждать законность и права граждан.

Еще А. Ф. Кони отмечал недопустимость доказательств, полученных безнравственными способами. А как отвечают на вопрос: "Что для вас важнее - требования закона или противоречащие ему приказы начальства?" работники московской милиции? Две трети опрошенных ответили: что прикажут, то и сделаем!

Следователи "старой закалки" до сих пор считают очень эффективным средством допроса его чрезмерно длительное затягивание, с тем чтобы дезорганизовать психику допрашиваемого лица. Не гнушаются и привлечением на допрос оперативных работников, с помощью которых искусно разыгрываются конфликтные ситуации. Добыть признание любыми способами! А тонкости психолого-юридических критериев их допустимости у многих работников правоохранения вызывают лишь недоумение. Тайный сговор следователя с одним из участников очной ставки, довести до предела психическое напряжение допрашиваемого вплоть до психического его истощения, дезорганизовать его мышление, вызвать стрессовое состояние и получить таким образом нужные показания - таково наследие "социалистической законности".

Реформа нашей судебной системы должна быть сопряжена с полным обновлением менталитета наших судебных работников. Права человека и в суде остаются его правами.

Процессуально регламентированная деятельность следователя осуществляется системой следственных действий. К их числу относятся: задержание, допрос, очная ставка, следственный осмотр, обыск и выемка, освидетельствование, предъявление для опознания людей и предметов, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, получение образцов для сравнительного исследования и др.

Стратегические цели расследования реализуются совокупностью следственных действий, а цель каждого следственного действия достигается применением различных тактических приемов. Перейдем к анализу психологии следственных действий.


1 От физического насилия следует отличать физическое принуждение. Оно допускается законом при задержании, заключении под стражу, принудительном освидетельствовании и получении образцов для сравнительного исследования.
2 Пример взят из следственной практики до принятия закона о свидетельском иммунитете.







НАВЕРХ