Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Еникеев М.И.
ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебник.
СПб., 2004.

 


Раздел IV. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Глава 5. ПСИХОЛОГИЯ ДОПРОСА И ОЧНОЙ СТАВКИ

§ 11. Психология допроса свидетелей

Предметом допроса свидетелей является установление достоверных сведений о сущности расследуемого события, об обстоятельствах, находящихся в причинных связях с этим событием, получение сведений, позволяющих проверить и оценить имеющиеся доказательства и обнаружить источники новых доказательств.

В уголовном процессе России свидетелем может быть каждый гражданин, если ему известны обстоятельства расследуемого дела или данные, характеризующие личность обвиняемого. Следственным иммунитетом обладают только ближайшие родственники обвиняемого.

Наиболее психологизированные аспекты допроса свидетелей - оценка истинности их показаний, диагностика ложности показаний, преодоление лжесвидетельства, оказание мнемической помощи.

Свидетельствование часто бывает связано с остроконфликтными жизненными ситуациями, различными позициями свидетелей в отношении правоохраняемых ценностей, различными нравственными и гражданскими качествами личности.

"Свидетели несут случайную повинность, всегда более или менее тягостную, большинство из них теряется в необычной обстановке. Одни свидетели раздражаются и, чувствуя, что их ловят на словах, становятся грубы и принимают вызывающий тон, большинство же теряется и нравственно страдает. Нужно зорко следить за настроением свидетелей; нужно мысленно становиться на их место, умея вернуть спокойствие и самообладание одним, поддержать бодрость в других" [80].

Все свидетели так или иначе относятся к криминальному событию, личностным качествам обвиняемого и лица, ведущего расследование. Находясь в определенной социальной микросреде, они обычно разделяют установки этой среды. Не исключено и прямое давление на них со стороны заинтересованных лиц. У каждого свидетеля возникает та или иная модель расследуемого события.

Закон обязывает свидетеля давать правдивые показания. Однако предупреждение следователя об уголовной ответственности свидетеля за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний не должно восприниматься свидетелем как необходимость дачи им угодных следователю показаний. Это предупреждение должно звучать как призыв к обязательному исполнению свидетелем своего гражданского долга - сознательно, добросовестно и добровольно содействовать объективному и полному раскрытию и расследованию преступления.

Показания свидетелей могут быть прямыми, основанными на непосредственном восприятии существенных для дела обстоятельств (эта категория свидетелей называется очевидцами) и производными (косвенными), основанными на сообщениях других лиц (с обязательным сообщением источника информации).

Содержанием свидетельских показаний могут быть как сведения о фактических данных, так и оценочные суждения. Оценочные суждения неизбежно возникают при характеристике свидетелем отдельных психических качеств личности обвиняемого (подозреваемого) и потерпевшего. При этом нередко проявляются личностно-установочная позиция свидетеля, его социально-перцептивные стереотипы (преступник выглядел "интеллигентным человеком - он был в очках и в шляпе").

Доказательственную силу имеют лишь сообщения свидетеля о фактах. Однако факты воспроизводятся в форме суждений и умозаключений. Представление очевидцев о воспринятом событии всегда уже подлинных обстоятельств, которые имеют существенное значение для расследования.

Подлинная обстановка событий происшествия воссоздается следователем на основе анализа ряда показаний, снятия с них возможных субъективных наслоений. Только знание следователем психологической природы образных представлений, факторов, влияющих на их личностную реконструкцию, позволяет ему дать свидетельским показаниям адекватную оценку.

Первоочередному допросу подлежат свидетели, способные дать наиболее достоверные сведения. Это определяется уровнем психического развития свидетелей, их позицией в отношении правосудия, а также психическим состоянием при восприятии соответствующих обстоятельств: содержанием деятельности в момент происшествия, избирательной направленностью восприятия, уровнем личностной и профессиональной чувствительности, степенью адаптированности к физическим условиям восприятия.

Нецелесообразно извещать свидетеля о допросе задолго до его осуществления. Ожидание допроса создает соответствующие установки и вызывает интенсивную реконструкцию образных представлений. Не исключены и попытки пополнить свой "свидетельский запас" из дополнительных источников.

Не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу физических и психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Наряду с обязанностями свидетель имеет ряд существенных прав. Совокупность обязанностей и прав определяет его социально-ролевой статус. Пользуясь своими правами, свидетель имеет возможность активно участвовать в процессе установления истины по делу. Он имеет право на свободный рассказ, прочтение соответствующих документов, давать показания на родном языке.

Обязанность свидетеля - дача правдивых показаний. Что же такое правдивые показания? В юридической литературе нередко встречаются утверждения, что "правдивые показания - это такое сообщение лица об обстоятельствах преступления, которое соответствует объективной реальности..." [121].

Между тем показания могут быть правдивыми, но не соответствовать действительности, не быть истинными. Люди в отражении событий могут заблуждаться, их отражение действительности в силу ряда причин может быть ошибочным. И это так называемое добросовестное заблуждение не может караться законом. Свидетель не обязан доказывать правдивость, а тем более истинность своих показаний. Следователь же должен, используя проверочные действия, удостовериться в истинности полученных показаний.

Свидетельские показания несут на себе субъективный отпечаток. Они могут быть неполными, неточными и даже не адекватными действительности. Оценка показаний - одна из основных профессиональных обязанностей следователя.

Отдельные показания могут быть неожиданными, выходящими за рамки здравого смысла, но и они должны быть приняты во внимание. В ряде случаев для оценки показаний свидетеля возникает необходимость проведения следственного эксперимента.

Свидетельница 3. показала, что в ночь убийства завмага Г. в его дом около 12 часов ночи вошли двое узнанных ею односельчан, которых она наблюдала с крыльца своего дома. Следователь усомнился в этом. Однако в ходе следственного эксперимента было установлено, что 3. хорошо видит ночью.

Особенно важно, чтобы в показаниях свидетеля были охарактеризованы конкретные действия обвиняемого и подозреваемого. Недостаточны такие общиехарактеристики, как "хулиганил", "дебоширил" и т. п.

В психологическом отношении свидетельские показания (воспроизведение ранее сформированных впечатлений) - психические образы прошедших событий. Здесь существенны правильность, адекватность процесса восприятия, особенности сохранения и реконструкции сформировавшихся образов в памяти данного лица. Также велико значение мнемических и интеллектуальных особенностей данного индивида.

Не прибегая к изложению всех закономерностей памяти, напомним, что наиболее прочно в памяти удерживается то, что вызывает повышенную ориентационную реакцию, - сильные физические раздражители (крик, вспышка света, громкий неожиданный голос и т. п.), начало или конец каких-либо процессов, действий, а также все, что охватывается активными действиями, имеет значимость для субъекта, вызывает его эмоциональные реакции. Следует также иметь в виду, что одни люди лучше запоминают приятные, а другие - неприятные события.

Воспринятые события могут быть непроизвольно реконструированы под влиянием последующих воздействий. Так, значительные деформации в показаниях могут произойти под влиянием последующего обсуждения событий, под воздействием общественного мнения, слухов, уголовных сенсаций, сообщений по каналам массовой информации.

Вовлечение свидетеля в процесс уголовного судопроизводства вызывает у него особое психическое состояние, обусловленное повышенной ответственностью за свои действия. Свидетель чутко, часто на фоне повышенной тревожности, реагирует на характер вопросов следователя. Его психические процессы приобретают остро избирательную направленность.

Свидетель не извлекает заранее готовую информацию, а формирует ее. Осознав вопрос следователя, свидетель сначала дифференцирует материал, подлежащий воспроизведению, оценивает его. Здесь возможны трудности припоминания, перевода первосигнальной (непосредственно чувственной) информации во второсигнальную (речевую) сферу.

Процесс вербализации1 информации в свою очередь проходит два этапа: сначала осуществляется свернутая, внутренняя речь, проговаривание про себя и лишь затем - развернутая звукоречевая коммуникативная вербализация. Свидетель использует свои слова, термины, которые могут быть неадекватно интерпретированы следователем.

Непосредственно-чувственный образ, трансформируясь во второсигнальный (словесный) образ, неизбежно сопровождается концептуальной личностной реконструкцией. Одни и те же явления люди описывают по-разному, обращая внимание на различные их стороны.

Итак, реальное, объективное событие субъективизируется в процессе его восприятия, сохранения и воспроизведения, в ходе его вербального оформления (рис. 7).

"Запас слов и словарных формул у обычного человека невелик, и это не может не отразиться на его показании... Многое из области психических переживаний вообще с трудом вербализуется... часто даже простые и обыденные процессы оказываются совершенно недоступными для речевого оформления..." [111]

В случае если допрос очевидцев был отложен, следователь должен учесть основные закономерности запоминания и забывания. Следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых 3-5 суток после восприятия события. Особенно быстро забываются временные интервалы событий, их динамические и количественные характеристики, речевые формулировки общающихся лиц. В памяти свидетеля может произойти рекомбинация - к действительным событиям может быть отнесено то, что было до него или после него, и даже то, о чем свидетель услышал затем от других лиц (внушенное представление). Значительное информационное преимущество имеет допрос очевидцев непосредственно на месте происшествия.

Рис. 7. Факторы, опосредующие свидетельские показания
Рис. 7. Факторы, опосредующие свидетельские показания

Неизвестный, встретив незнакомого ему гражданина А., попытался отнять у него часы. Оказав сопротивление, А. побежал от преступника, но на расстоянии около 20 м преступник выстрелил в него несколько раз из револьвера и скрылся в воротах одного из домов. При осмотре места происшествия очевидцы показали, что преступник стрелял в бегущего А., некоторые из них даже запомнили место, где от падающих на землю пуль поднималась пыль. По этим показаниям все револьверные пули были изъяты в качестве вещественных доказательств.

Оценивая показания очевидцев, следователь должен принимать во внимание не только индивидуальные, но и возрастные, половые, этнические и профессиональные различия восприятия и запоминания, социально-психологические закономерности восприятия человека человеком, психические состояния индивида и особенности его речевой деятельности.

В стадии свободного рассказа следователь внимательно и терпеливо слушает свидетеля, не прерывая его. И только при полной уверенности в том, что свидетель отклоняется от сути дела, может попросить его придерживаться существа дела.

В вопросно-ответной стадии допроса следователь выясняет существенные для дела обстоятельства, не затронутые свидетелем в свободном рассказе, отдельные неточности и противоречия; напоминает свидетелю о тех или иных сторонах расследуемого события.

Каждое событие при воспроизведении имеет свою модификацию. Это своеобразие зависит от того, в связи с чем оно вспоминается, под влиянием какого вопроса актуализируется.

При допросе некоторые свидетели стремятся предугадать желаемый для следователя ответ и соответствующим образом сформулировать показание. Эта конформность усугубляется в условиях рефлексивного управления поведением допрашиваемого лица со стороны тенденциозно настроенных следователей. (Так, положительная эмоциональная реакция следователя на показания обвинительного содержания непроизвольно формирует у свидетеля определенную линию в даче показаний.)

Уголовно-процессуальным законом запрещены наводящие вопросы, то есть вопросы, предопределяющие возможные ответы. Вопросы следователя не только не должны содержать прямую подсказку ответа - в них не должны упоминаться те образы, которые могут быть включены в содержание ответа.

Так, вопрос следователя: "Находился ли Петров в данном помещении?" неизбежно активизирует первосигнальную деятельность, в сознании человека возникает образ Петрова и образ указанного помещения. До их соединения остается один шаг, который может быть подсознательно сделан. И этот шаг будет сделан быстрее, если допрашиваемый чувствует, что положительный ответ обрадует следователя. Как отметил немецкий психолог В. Гитерн, при допросе свидетель оказывается в той пограничной полосе, где в один узел могут быть сплетены ошибки памяти, игра фантазии, действие внушения и подобострастная ложь.

При допросе лиц с признаками повышенной внушаемости нужно разъяснить им полную свободу их волеизъявления, отметить заинтересованность следователя только в истинности, а не в подтверждении каких-либо версий.

Свидетель может сказать правду. Но ему бывает трудно сказать всю правду - многосторонне, объективно охватить событие. Если то, что видел свидетель, - луч света во мраке прошлого, то вопросы следователя - механизм управления этим лучом.

Мимо внимания следователя не должен пройти обвинительный или оправдательный уклон свидетельских показаний. Гамму сильных чувств испытывает свидетель как при восприятии событий, так и при допросе. Эти чувства в значительной мере влияют на "оформление" показаний при допросе.

Иногда ложные показания даются с целью скрыть свое неблаговидное поведение, из опасения раскрыть причастность к расследуемому событию. Наиболее часто ложные показания даются по делам об изнасиловании, о телесных повреждениях, хулиганстве на бытовой почве, должностных преступлениях. (Это объясняется тем, что указанные виды преступлений, как правило, исключают случайную осведомленность.) В основе многих лжесвидетельств лежат ложно понимаемый гуманизм, родственные и служебные связи, "ореол лидера" и т. д.

Во многих случаях ложные показания даются свидетелями, связанными с обвиняемыми и потерпевшими, так или иначе причастными к расследуемому делу, родственниками и знакомыми обвиняемого. Скрыть истину пытаются двояким образом: исказить ее или умолчать о ней (активная и пассивная ложь).

Обвинительно направленные ложные показания обычно выступают в виде активной лжи, оправдательные - в виде умалчивания, пассивной лжи.

Сложные жизненные коллизии, нравственные дефекты личности могут порождать различные мотивы лжесвидетельства: устранить соперника, отомстить обидчику, выгородить родственника, знакомого и т. п.

Первоначальные показания более правдивы, повторные чаще связаны с давлением на свидетеля. Однако первоначально данные ложные показания редко затем изменяются, так как, с одной стороны, трудно признаться во лжи, а с другой - признание ложности показаний грозит уголовной ответственностью.

Лжесвидетельство - проявление личной заинтересованности в остроконфликтных ситуациях. Пассивное лжесвидетельство в большинстве случаев связано с нежеланием контактировать с правоохранительными органами, "быть впутанным в дело". Этому могут содействовать и недостатки в организации следственного процесса - многократные необоснованные вызовы, некорректное обращение, недостаточное разъяснение значимости гражданской позиции свидетеля.

Пассивная ложь (умолчание) иногда бывает связана с нежеланием свидетеля говорить об интимных взаимоотношениях, описывать неприличные сцены и т. п. В этих случаях свидетелю следует напомнить о его праве дать показания в письменном виде.

От ложных показаний следует отличать непроизвольную ошибочность. Диагностика ошибочности в показаниях свидетелей и ее преодоление - центральная психологическая проблема допроса свидетелей. Необходимо детально выяснять условия восприятия событий свидетелем, его сенсорные и ориентационно-оценочные возможности.

Так, при расследовании дела о столкновении двух теплоходов в ночное время в качестве свидетеля был допрошен пассажир, находившийся во время столкновения на верхней палубе одного из теплоходов. На вопрос, с какой стороны приближалось судно, он ответил: "Встречное судно шло прямо на нас". Это противоречило фактам, выявленным при осмотре судна, его повреждений.

Для выяснения и устранения возникшего противоречия был поставлен контрольный вопрос: какие огни видел свидетель на встречном судне? Последовал ответ - зеленые. Этот ответ еще раз был перепроверен вопросом: не видел ли свидетель на встречном судне красного огня. Ответ был отрицательным. Итак, свидетель видел только зеленый свет - огонь правого борта и не видел красного, то есть огня левого борта. Это и позволило сделать вывод о том, что судно, с которым произошло столкновение, пересекало курс другого судна под некоторым углом.

При допросе свидетеля важно выяснить его оценочные возможности ("почему он так думает?"), его способности к анализу, сопоставлениям, правильным выводам и обобщениям. В некоторых случаях возможно назначение судебно-психологической экспертизы.

В ряде случаев ошибочность показаний выявляется и устраняется предъявлением вещественных доказательств или наглядного материала: графических изображений, схем, планов, чертежей, натуральных объектов, макетов, фотоснимков, а также посредством других следственных действий.


1 От лат. verbalis - устный, словесный.







НАВЕРХ