Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Еникеев М.И.
ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебник.
СПб., 2004.

 


Раздел III. КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Глава 1. ДЕТЕРМИНАЦИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Поведение человека - сложное многофакторное явление. Его изучение требует современных представлений о системных и вероятностных процессах. Сущность каждого поведенческого акта определяется его местом в общей структуре поведения личности. В процессе индивидуального развития поведенческие системы трансформируются в сложный комплекс индивидуальной поведенческой стратегии, образуют поведенческий тип личности.

Традиционно детерминанты преступного поведения подразделяются на две группы - социальные и биологические. Однако анализ многочисленных проявлений отклоняющегося поведения приводит нас к необходимости поставить вышеозначенную проблему в ином, системно-интегрированном плане.

В дилемму - социальное или биологическое - необходимо ввести системообразующий фактор "психическое" и весь комплекс проблем детерминации человеческого поведения обозначить как социопсихобиологическую детерминацию. При этом срединное положение фактора "психо" означает его интегрирующую функцию в отношении как социального, так и биологического фактора.

Говоря о детерминации криминального поведения, укажем на основные исходные принципы анализа проблемы.

1. Криминальное поведение, как и поведение в норме, многофакторно, оно не является следствием одной или даже нескольких причин. Однако многофакторная обусловленность и вероятностный характер отдельного индивидуального поведенческого проявления не означают принципиальной невозможности его изучения. Здесь преимущественное значение приобретает выявление типичных индивидуально-психологических особенностей личности, ее ценностных ориентации и поведенческих стереотипов. Социальные и биологические факторы становятся детерминантами криминального поведения не сами по себе, а интегрируясь в личностно-психологических качествах преступника, образующих тип его поведения.

2. Криминальное поведение отличается от социально положительного поведения как по содержанию направленности, так и по психорегуляционным особенностям. В схематизированном виде поведение человека характеризуется его потребностями, системой осознанных и неосознанных побуждений, особенностями целеполагания и целедостижения. Для поведения большинства преступников характерны социально-ценностная дезадаптация и дефекты саморегуляции. При низких регуляционных возможностях индивида асоциальные и антисоциальные установки, привычки не только не контролируются, но сами становятся целеобразующими механизмами поведения.

3. Преступное поведение осуществляется на основе снятия индивидом своей социальной ответственности посредством механизма защитной (самооправдывающей) мотивации, обесценивания общепринятых социальных ценностей. Поведение человека детерминируется его потребностно-ориентировочной сферой, системой принятых им ценностей, степенью его приобщения к общечеловеческой культуре. Человек в отличие от животных не обречен на какие-либо единые схемы поведения, он полифункционален. Его поведение побуждается не однозначными инстинктивными влечениями, а мерой его социализированноcти. Наиболее опасны для срыва социально положительной самореализации личности ее "выпадение" из системы социальных связей, ослабление механизмов социального самоконтроля.

4. Преступное поведение - поведение конфликтное, оно всегда основано на противоречиях, существующих в обществе, в социальных группах, между личностью и социальной группой, между отдельными личностями и, наконец, в самой личности. В поведении человека система внешних обстоятельств преломляется через систему сформированных у него внутренних условий. К ним относятся: система ценностных ориентации, поведенческие установки, обобщенные способы поведения, психодинамические особенности саморегуляции.

5. В поведении человека нельзя обособлять ни объективные, ни субъективные факторы. Ни одно внешнее или внутреннее обстоятельство само по себе не порождает поведенческого акта. Поведенческий акт - это "замыкание" внешнего и внутреннего. Люди зависят от социальных условий не пассивно. Социальные факторы влияют на поведение людей не прямолинейно, а опосредуясь через многие внутриличностные и внутрииндивидуальные явления. Социальные воздействия по-разному "ложатся" на индивидуальную природную основу (и это иногда создает иллюзию "преступной природы").

6. Чем менее социализирована личность (что, как правило, и является характерной особенностью личности преступника), тем выше вероятность автономизации биологических факторов. Чем ограниченнее психическое развитие человека, тем большую роль в его поведении играют иерархически низшие уровни мотивации.

7. Но и понятие "биологическое" не должно трактоваться как проявление в человеке животных инстинктов. Человек в отличие от животных не предопределяется природой в способах существования. Биологически унаследованные качества человека должны быть поняты как подсистема развития определенных его психических качеств.

Психические аномалии, генетически обусловленные нервно-психические расстройства только в сочетании с неблагоприятным средовым влиянием могут выступать в качестве причины преступного поведения.

Еще в 20-е годы XX века отечественными психиатрами была отмечена корреляция между видом преступного деяния и психической аномалией. "...Слабоумные, не умеющие приспосабливаться к обычной жизни, совершают воровство, а иногда и убийство в целях удовлетворения своих низших потребностей. Безвольные психопаты с их неустойчивостью и податливостью влияниям среды легко пополняют кадры привычных воров; психопаты с тупыми душевными чувствами и мощными влечениями низшего порядка легче других делаются бандитами, корыстными убийцами; психопаты, отличающиеся патологической возбудимостью, легко приходят в столкновение с окружающими по самым пустячным обстоятельствам, нарушая общественный порядок" [88].

Непатологические психические аномалии деформируют внутри-личностные структуры, мотивационно-ценностную иерархизированность личности.

Пониженная самооценка лиц с психическими аномалиями повышает их зависимость от внешних влияний, текущих обстоятельств, порождает стремление к различным компенсациям, многие из которых приобретают антисоциальную направленность.

Удельный вес (коэффициент) лиц, страдающих психическими аномалиями, в общей массе правонарушителей составляет около 70 % [32].

Для поведения большинства преступников характерны такие особенности, как конфликтность, повышенная импульсивность, спонтанность побуждений, ослабленность механизма понятийно-мотивационной регуляции, преобладание импульсивно-агрессивных поведенческих реакций. Все эти поведенческие проявления граничат cпсихичискими аномалиями, которые коррелируют с генетическими аномалиями - синдромом Клайнфелтера (лишняя Х-хромосома - 47/XXY синдром или лишняя Y-хромосома - 47/XYY синдром). Лишняя Х-хромосома коррелирует с повышенной агрессивностью. Лишняя Y-хромосома - с аномалиями в сфере целеполагания и целедостижения, нарушением волевой регуляции поведения.

Генетические особенности индивида не являются обособленной причиной преступного поведения, но они могут обусловить его при взаимодействии с определенными социальными факторами. Социальные влияния в поведении человека "сцепляются" с его природной организацией.

Достижения современной генетики перестраивают ранее сложившиеся представления о сугубо "средовой" обусловленности психики индивида. Биологическое и социальное образуют сложный системный биосоциальный фактор детерминации человеческого поведения.

С комплексом природно-социальных факторов связаны и сексуальные аномалии, которые также резко модифицируют поведение индивида [151]. Так, гиперлибидомия - патологическое усиление сексуальных потребностей - превращает сексуальность в основной фактор поведенческого смыслообразования отдельных индивидов.

С биологическими предпосылками связаны и различные степени умственной недостаточности - олигофрении.

К психическим аномалиям можно отнести и крайне низкий уровень сознания индивида, его категориально-ценностную ограниченность. Все психические аномалии связаны с определенной степенью сужения сознания, повышением регуляционной роли подсознательных и бессознательных механизмов. Криминогенно любое ослабление субординации психических свойств личности.

Итак, поведение человека детерминируется единым биосоциальным фактором. Биологически унаследованные качества человека являются условием развития его психических качеств в определенных социальных обстоятельствах.

Каждое преступление - это поведение с деформированными в антисоциальном направлении регуляционными механизмами. Означает ли это, что субъективный психический фактор детерминирует преступление?

Психические факторы в совершении преступления выступают на передний план, и это создает иллюзию их первопричинности. В действительности сами психические факторы возникают в реальных условиях формирования личности преступника.

Человеческое поведение не бывает прямым следствием непосредственно воздействующих факторов - социально-экономических условий, ситуативных обстоятельств, факторов наследственности и т. п. В поведении человека система внешних обстоятельств преломляется в системе внутренних условий. Поэтому нельзя обособлять ни объективные, ни субъективные факторы человеческой жизнедеятельности. В преступлении проявляется единство объективных и субъективных факторов. Ни одно внешнее обстоятельство и ни одно внутреннее обстоятельство сами по себе не порождают поведенческого акта.

Сводить преступление к отдельным детерминантам методологически неверно, ибо в этом случае пришлось бы признать и вытекающий отсюда тезис - при определенных причинах преступление неизбежно. Но жизнь опровергает этот тезис.

Не выдерживает критики и позиция социологического детерминизма.

Признание жесткой зависимости поведения человека от внешней, социальной среды является данью бихевиоризму, который трактует поведение как ответ на внешнее воздействие пассивного субъекта.

Личность активна. Люди не пассивно зависят от социальных условий.

Поведение человека обусловлено реальными условиями его жизнедеятельности. Но эти условия по-разному преломляются в психике индивида, ложатся на разную "индивидуальную матрицу". Преступление детерминировано неблагоприятным воздействием среды на "неблагоприятные" психические особенности индивида, "сцеплением" дефектов среды с дефектами психики конкретного индивида.

Для многих преступников характерны стихийно возникающие побуждения, их зависимость от случайных ситуаций. Дезинтегрирован -ность целостно-регуляционной системы личности - основная отличительная особенность большинства преступников. Отдельные эгоистические устремления преступников, вырываясь из общих социально-позиционных связей, становятся антисоциальными, регулируют поведенческую систему личности на подсознательном, установочном уровне.

Огульная критика фрейдизма в недавнем прошлом породила у нас общее негативное отношение к понятию "подсознательное". Современная научная психология уже возвратила "подсознательное" на "свое" место.

Однако стереотип "запрещенности подсознательного" пока еще продолжает господствовать в нашем правоведении, которое в исходных позициях базируется только на сознании. Но на почве этой ограниченной концепции нельзя понять смысл и противоправную сущность большинства ситуационно-импульсивных действий личности. И хотя для обозначения механизма этих действий придуман псевдонаучный суррогат - "безмотивные преступления", это не спасает положения - беспричинных явлений не существует.

Подсознательные механизмы психической регуляции проявляются во всех установочных действиях, в широчайшей системе поведенческих стереотипов. Чем ниже уровень сознания (а этим и характеризуется большинство преступников), тем выше роль подсознательных механизмов регуляции поведения.

Основной поведенческий фонд человека стереотипизирован. Упрочившиеся, обобщившиеся способы поведения данной личности - ее характерологические качества. За свое поведение ответственна личность в целом, а не отдельные ее структурные компоненты (будь то сознание или подсознание).

Социализированная личность константна - устойчива и целостна во всех ситуативных условиях. Личность преступника полезависима. Полезависимое поведение - поведение, при котором субъект импульсивно реагирует на стимулы, обладающие для него побудительной силой (валентностью).

Наряду с этим устойчивая антисоциальная направленность, присущая злостным преступникам, свидетельствует о наличии у них и соответствующих доминирующих криминогенных мотивов, социально опасных осознанных устремлений, подчиняющих себе все другие проявления их жизнедеятельности.

У каждого преступника можно обнаружить то общее, что характерно для всех преступников определенной категории. Только в этом аспекте правомерен термин "личность преступника", и в этом своем значении он не имеет ничего общего с ломброзианским понятием "преступная личность".

Человек по своим психическим качествам не может быть фатально обреченным на социальную роль преступника. Но в каждом преступлении в качестве субъективной его стороны всегда проявляются психические качества личности преступника.

Почему преступление совершено данной личностью и почему этой личностью совершено данное преступление? Ответить на эти вопросы невозможно без выяснения системы качеств личности, обусловивших определенное преступление.

Преступники отличаются друг от друга и от социально адаптированных, законоисполнительных людей не по "преступным чертам", а по тем отрицательным чертам характера, которые сформировались в различных условиях их жизнедеятельности.

Не существует ни "преступной психики", ни "преступной наследственности". В то же время и психика, и природные ее предпосылки "причастны" к любому поведенческому акту, в том числе и к противоправному.

У человека без твердых боциальных позиций даже его природные влечения могут проявиться в антиобщественных формах поведения: половой инстинкт - в изнасиловании; активный оборонительный рефлекс - в посягательстве на личность; инстинкт самосохранения - в дезертирстве.

Деяния, одинаковые по юридическим признакам, могут быть обусловлены различными психическими факторами. Кража, например, может быть связана и с хищнической направленностью виновного, и со слабоволием и внушаемостью, и с патологической особенностью - клептоманией. От первого можно ожидать повторного хищения, от других - самых разнообразных асоциальных поступков.

Личностные качества человека, проявившиеся в преступном деянии, свидетельствуют не о каких-то общих "дефектах правосознания", а о конкретных нравственно-психологических пороках (жадность, жестокость, социальный негативизм).

Исследование, проведенное А. Р. Ратиновым и его сотрудниками с помощью разработанного ими теста "смысл жизни", выявило существенные психологические различия между преступниками и законопослушными гражданами. При пошкальном анализе оказалось, что законопослушные группы испытуемых намного превосходят преступников по социально позитивному отношению ко всем базовым ценностям, оценке смысла своей жизни. Различия между преступниками и законопослушными группами в наибольшей мере выражены в отношении к таким ценностям, как общественно-значимая деятельность, эстетические удовольствия, брак, любовь, дети, семья [132, 5].

Многие преступления связываются отдельными юристами с так называемой криминогенной ситуацией, когда обстоятельства якобы сами по себе провоцируют преступление, создают условия для его осуществления. С такой позицией нельзя согласиться. Преступления совершаются не благодаря ситуативным обстоятельствам, а благодаря определенным устойчивым личностным качествам человека.

Для честного человека, солидарного с правом и обладающего высоким уровнем саморегуляции, нет и не может быть "преступных" ситуаций. Ситуация не может сама по себе провоцировать преступление, она может быть подходящей для реализация соответствующих позиций и установок только антисоциальной личности. Любая ситуация лишь актуализирует характерный для личности способ поведения.

У каждого человека существует концептуальная схема поведения, и ни один человек не является рабом ситуации, если его поведение сознательно и осуществляется в условиях свободного принятия решений.

Но чем ниже уровень психической регуляции поведения человека, тем большее значение приобретают ситуативные обстоятельства в его поведении, тем меньше учитываются обстоятельства, находящиеся за пределами данной ситуации. И для многих преступников действительно свойственна ситуативная обусловленность их поведения, выступающая как характерологическая особенность их личности.

Человек активно действует только в связи с тем, что представляет для него определенную ценность. Система ценностей индивидуализирована, она и определяет избирательность психической активности человека: то, что жизненно важно для одного человека, незначительно для другого.

Поведение преступника также ориентировано ценностями. Но ценности преступника деформированы, они не коррелируют с общепринятой системой социальных ценностей.

Одни люди не задумываясь спасают незнакомого человека от смертельной опасности, другие не задумываясь вонзают нож в спину своему родственнику - все зависит от того, какие стороны жизни значимы для тех или иных людей. Система социально положительных ценностей не является врожденной, она формируется в процессе социализации.

Ценностная позиция преступника - всегда результат дефектов социализации.

Самая главная потребность социализированной личности - это потребность реализации социально положительных ценностей.

Отсутствие этой потребности у злостного преступника - главная его отличительная особенность.

Социальная опасность преступника состоит не в особых его "преступных" ценностях и потребностях, а в неприятии им социальных ценностей.

Выявление ценностной ориентации преступника - это выявление тех социальных ценностей, которые преступником отвергаются.

Преступники обычно выдвигают систему самооправдательных мотивов, доводов и нейтрализуют те ценности, которые препятствуют достижению их преступных целей. Самоснятие ответственности на основе самооправдания своих действий - одна из характерных особенностей большинства преступников.





НАВЕРХ