Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М.
НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ.

Справочное пособие.
М., 2000.

 


ГЛАВА I. Общие вопросы судебно-психологической экспертизы.


Судебно-психологическая экспертиза (СПЭ) является самостоятельным видом судебной экспертизы, состоящей в использовании специальных (профессиональных) психологических познаний для установления обстоятельств, входящих в процесс доказывания по уголовному делу. Судебно-психологическая экспертиза имеет свой предмет, собственные объекты и методы экспертного исследования. Совокупность источников научных знаний, объектов и методов образуют специфическую сущность судебно-психологической экспертизы, как самостоятельного вида экспертного исследования.

В предмет СПЭ входит обширный круг обстоятельств, характеризующих субъективную сторону деяния, наличие и пределы осознания и руководства (управляемости) своим поведением в уголовно релевантных ситуациях, а также состояния и свойства личности, значимые для индивидуализации ответственности и наказания. Другими словами, предметом судебно-психологической экспертизы являются компоненты психической деятельности (психики) в ее целостности и единстве, устанавливаемые на основе исследования психической деятельности человека и имеющие значение для органов правосудия.

Объектами служат источники информации — как материальные, так и идеальные. Главным объектом этого вида экспертизы является психика человека как особое свойство его мозга, недоступное непосредственному чувственному познанию. К числу материализованных источников информации о психической деятельности человека могут относиться вещественные доказательства, протоколы допросов, документы, продукты психической деятельности (дневники, письма и пр.), зафиксированные результаты экспериментально — психологического обследование участников уголовного процесса.

В компетенцию судебно-психологической экспертизы входит установление фактических данных, характеризующих психику субъекта, процессы отражения им объективной реальности, поддающиеся психологической экспертной оценке и имеющие уголовно релевантное значение.

Важнейшим методологическим принципом СПЭ является системный подход к исследуемым явлениям психики — каждое явление отражательной деятельности должно рассматриваться как элемент единой системы активного отражения действительности личностью. Методы СПЭ в большинстве случаев заимствуются из обшей психологии, однако некоторые из них специально разрабатываются для целей соответствующей экспертизы. Характерным является использование в рамках конкретной СПЭ комплекса методов, так как будучи взятыми по отдельности ни один из них не может самостоятельно решить поставленный перед экспертом вопрос. Поэтому именно комплексность, обеспечивающая многостороннее изучение психической деятельности подэкспертного, является важнейшей характеристикой методики любого направления СПЭ.

Условием получения в результате проведения СПЭ достоверных данных является реализация в экспертных исследованиях общепсихологических принципов детерминизма, развития, системности, единства сознания и деятельности. Следование названным принципам позволяет рассматривать каждое изучаемое психическое явление как причинно обусловленный, находящийся в постоянном движении компонент единой целостной психической организации. Отсюда любое психическое явление может быть объяснено и истолковано через раскрытие его места и роли в общей системе отражения субъектом действительности.

Важнейшая проблема — уточнение психологического содержания ряда юридических понятий, описывающих поведение людей и его внутренние механизмы, фиксирующие различные психические состояния, личностные особенности, изменения сознания под влиянием внешних и внутренних факторов. Представляется целесообразным остановиться на этом вопросе немного подробнее, так как несмотря на его актуальность, в литературе он практически не рассмотрен.

Использование психологических категорий и понятий уголовно-правовой теорией, законодательством и практикой невозможно без взаимодействия уголовно-правовой и психологической наук.

Постановку вопроса о механизме взаимодействия мы находим в работах по юридической психологии. Но суждения их авторов не представляются бесспорными. Так, высказывается точка зрения о необходимости интеграции положений психологии и права в рамках некоей теории, имеющей «двойную природу» (Новик Ю.И.); или о том, что юридическая психология является одновременно и правовой и психологической наукой, имеет «двуединую природу» (Костицкий М.В.). Мысль о «двойной» (двуединой) природе юридической психологии представляется не соответствующей положениям науковедения.

Психология и отрасли психологического знания, с одной стороны, теория права и ее отрасли (в том числе, уголовно-правовая теория) — с другой, исследуют качественно различные группы процессов и явлений и используют для этого различные методы. Задача каждой отрасли научного знания -описание, объяснение, прогнозирование именно тех явлений и процессов, которые входят в ее предмет, доступны для познания ее методами, Утверждение о том, что юридическая психология представляет собой некий «гибрид», входящий одновременно в систему правового и психологического знания, противоречит логике определения предмета отрасли (подотрасли) научного знания. Предмет соответствующей отрасли науки или ее отрасли — соответствующая группа процессов и явлений, вычлененная из многообразного мира объектов в процессе познания и деятельности. Сказанное, конечно, не означает отрицания тесной связи теории уголовного права и юридической психологии (в том числе ее важной отрасли — судебно-психологической экспертизы) применительно к системе проблем уголовно-правового регулирования, находящихся на их стыке. Но эта связь должна характеризоваться как взаимодействие, а не как слияние качественно различных предметов, методов, задач.

Включение психологического знания в правоприменение, необходимость психологического анализа содержания достаточно обширного круга фактов, явлений, процессов, имеющих уголовно-правовое значение, отнюдь не равнозначны отождествлению подхода к ним с позиций психологии и с позиций юриспруденции.

Судебно-психологическая экспертиза как отрасль юридической психологии базируется на понятиях и категориях общей психологии, которые имеют «двухступенчатую» структуру. Первую ступень занимают такие базовые понятия как «личность», «психика», «деятельность». Вторую — понятия, производные от первых. Так, категория «личность» может использоваться как целостность, а может раскрываться через такие категории второго ряда как свойства, состояния, мотив, цель и др,; категория «психика» — через психические процессы и закономерности; категория «деятельность» — через поведение, действие.

Таким образом, конструирование и развитие системы необходимых понятий судебно-психологическая экспертиза осуществляет, опираясь в основном именно на общепсихологические категории. При этом их адаптация на уровень судебно-психологической экспертизы как отрасли юридической психологии осуществляется путем введения «понятия-ограничителя», устанавливающего более узкий круг случаев использования понятия, чем тот, на который оно распространяется. Например, говорится «личности потерпевшего, личности обвиняемого» пр.

Во-вторых, возможны ситуации, когда из всего класса случаев, охватываемых соответствующими категориями общей психологии, выделяется гораздо более узкий круг, значимый именно для уголовно-правового регулирования. Например, из всего многообразия видов (модальностей) аффектов интересуют аффект гнева и стреха.

В третьих, нередко меняется характеристика значения и места того или иного психического явления в ряду других явлений, по сравнению с аналогичными параметрами в обшей психологии. Например, аффект изучается в общей психологии (и это подразумевается его понятием) как один из видов эмоциональных процессов, отличающихся от других особой интенсивностью. Понятие аффекта в обшей психологии рядоположено с другими понятиями, обозначающими чувства, переживания и пр. В теории же и практике судебно-психологической экспертизы понятию аффекта придается большее значение по сравнению с другими видами эмоций.

В четвертых, в ряде случаев имеет место и обратный процесс, когда смысл понятий углубляется, поскольку значимыми оказываются те стороны предмета исследования, которые для обшей психологии безразличны. Например, общепсихологические понятия «осознанно-волевое поведение», «аффект» и пр. имеют ввиду актуальные состояния; для судебно-психологической же экспертизы специфичным является ретроспективная оценка психических состояний.

Несколько иной аспект проблемы иллюстрирует еще один пример углубления понятий по сравнению с общепсихологическими. В рамках исследований личности в общей психологии в принципе возможны исследования таких особенностей, как жестокость, садизм и пр. Однако, понятийная характеристика мотивации «особой жестокости» в отношении потерпевшего, как и осознания субъектом этого обстоятельства, для общей психологии безразлично и разрабатывается именно в рамках юридической психологии (в том числе СПЭ). При этом и здесь имеет место учет ретроспективного аспекта.

Таким образом, в рамках судебно-психологической экспертизы формулирование и реализация локальных исследовательских задач с использованием специализированной понятийной лексики ориентировано на раскрытие места и роли исследуемых психических явлений по отношению к общепсихологическим закономерностям. Понятийный аппарат СПЭ связан с комплексом ее исследовательских задач. Поэтому здесь ориентиром являются общепсихологические категории, перечисленные выше. В то же время речь идет о поведении (в уголовно-релевантной ситуации) личности, в отношении которой решаются вопросы уголовной ответственности и наказания. Поэтому на первый план выдвигается понятие осознанно-волевого поведения по отношениям к этим ситуациям, как целенаправленного и мотивированного. Соответственно системообразующее значение приобретают понятия способности к такому (избирательному) поведению, наличие или отсутствие этой способности в конкретном случае, а также свойств и состояний личности, влияющих на избирательность в определенной ситуации.

С помощью этих понятий потребуется комплекс профессиональных психологических знаний, необходимых правоприменителю для использования института предпосылок уголовной ответственности (вменяемость, достаточное возрастное развитие), и института общих начал индивидуализации и дифференциации наказания (личностные свойства и состояния, влияющие на степень ответственности за деяние). В свою очередь здесь используется и система детализирующих понятий, таких как цель, мотив, особые психические состояния.

Применительно к предмету нашего исследования, проведем сопоставительный анализ понятийного аппарата юридической психологии (значимого для теории и практики судебно-психологической экспертизы) и теории уголовного права.

Наличие объективной потребности использовать профессиональные психологические знаний в уголовно-правовом регулировании инициирует взаимодействие права и психологии в рассматриваемой сфере. При этом возникают следующие основные варианты взаимосвязи:

  • теория уголовного права и законодатель используют понятия психологии в «готовом» виде. Включаясь непосредственно в закон и приобретая таким образом нормативную форму, они не теряют своей психологической основы и должны использоваться в точном смысле, какой они имеют в психологии. Например, понятия аффекта, мотива, риска, личности, уровня психического развития, осознания и др. Право здесь ориентирует психологов на учет специфики психологической характеристики соответствующих свойств, состояний, процессов применительно к конкретным уголовно-релевантным ситуациям. При этом могут возникать задачи, связанные с раскрытием содержания конкретных мотивов преступления, влиянием особенностей личности, психического состояния на конкретное поведение в момент совершения противоправных действий и др.;
  • некоторые понятия, имеющие психологическую основу («особая жестокость», «садизм» и др.) и значимые для правовой оценки ответственности, предполагают разработку психологами адекватной содержательной характеристики и способов их диагностики в рамках судебно-психологической экспертизы;
  • решается во многом аналогичная задача, но объем соответствующих понятий предполагает сложную работу психолога по разработке комплексной их характеристики, представляющей многоступенчатую конструкцию. Например, необходимое уголовному праву понятие «вменяемость» имеет в качестве психологической основы систему дефиниций, включающую «способность», «осознание», «управление поведением», «предвидение» и др.
  • теория уголовного права и законодатель использует юридические понятия, имеющие элементарное психологическое содержание. Здесь применение специальных психологических познаний представляется избыточным.

Предложенная схема взаимосвязи на уровне понятийного аппарата уголовного права и психологии носит, конечно, условный характер. Но она позволяет представить сам принцип функционирования механизма взаимодействия в этой сфере. Необходимо иметь ввиду при этом и возможность более сложных форм взаимодействия.

Во-первых, типичными являются ситуации, когда проблему, требующую использования специальных психологических познаний, обнаруживает не теория уголовного права и не законодатель, а следственная и судебная практика. Это имело место, например, с проблемой значительного отставания некоторых несовершеннолетних — участников общественно опасных действий — в психическом развитии, что делало их фактически недееспособными. В этом варианте взаимодействие развивается через обобщение представителями юридической психологии «сигналов» практики о наличии проблемной ситуации; результаты обобщения в форме научных разработок или предложений представляются законодателю и теории уголовного права. В рассматриваемом нами примере результатом такого взаимодействия стало включение специальной нормы в УК 1996г. — часть 3 ст.20, в которой предусматривается новое основание освобождения от уголовной ответственности. (К сожалению, правильно восприняв наличие самой проблемной ситуации, законодатель допустил при формулировке этой статьи ряд неточностей, что создает определенные сложности для экспертной практики. См. об этом подробнее ниже).

Во-вторых, возможен и вариант, когда разработка значимых для уголовно-правового регулирования проблем инициируется непосредственно юридической психологией. Он отчетливо проявился в последние годы когда, исходя из фундаментальных положений общей психологии, обоснована необходимость учета в уголовном праве таких явлений, как ограничение или утрата избирательности поведения в экстремальной ситуации, наличие ситуаций «аккумуляции аффекта» и др., развивающих личностный подход в уголовном праве.

Наконец, нельзя недооценивать проблему методов судебно-психологической экспертизы. Наряду с традиционными для психологии методами исследования личности, психических состояний, здесь необходимо использование специфических методов. Эта специфика вытекает из того, что исследованию подвергаются процессы, состояния, свойства, имеющие уголовно-правовое значение и потому соответственно документированные. Отсюда — необходимость использования специального экспертного метода ретроспективной диагностики, так как приходится рассматривать действия, которые принадлежат прошлому и не могут быть воспроизведены в эксперименте. Проблеме методов СПЭ посвящен специальный раздел данной работы (см. ниже).


Комплексные психолого-психиатрические экспертизы.

С принятием нового Уголовного Кодекса значительно расширилась и сфера возможного применения специальных психологических знаний по конкретным уголовным делам в рамках комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Речь идет о ситуациях, когда возникает задача интегрирования научных знаний в области психиатрии и психологии для достижения процессуального требования полноты, всесторонности и объективности доказывания, в том числе с помощью экспертизы. Это ситуации, когда установление того или иного обстоятельства требует использования познаний, относящихся к нескольким отраслям знаний, то есть специалистов разных специальностей (взаимодействующими между собой), но с одной единой целью. Выводы такой экспертизы синтезируют данные, полученные этими специалистами с помощью комплекса методик, относящихся к соответствующим отраслям специального знания.

Несмотря на достаточную распространенность на практике назначения комплексных экспертиз, в литературе встречается точка зрения о том, что процессуальный закон вообще не регулирует вопросы их назначения, производства и оценки. С этим нельзя согласиться. На производство и назначение этого вида экспертиз распространяются общие нормы процессуального закона о доказывании в целом и о производстве экспертизы, в частности.

Правовое регулирование комплексных экспертиз основывается прежде всего на ст.68 УПК, устанавливающей круг обстоятельств, подлежащих доказыванию (закон не устанавливает ограничений для использования в этих случаях любых экспертиз). Важно содержание ст.78 УПК «Экспертиза» и ст. 80 «Заключение эксперта» и др. Процессуальное законодательство не содержит положений, запрещающих производство комплексных экспертиз, хотя и не детализирует регламентацию назначения, производства и оценки ее результатов. При этом важно соблюдение всего комплекса требований и условий, относящихся к экспертизе как институту доказательственного права.

Необходимо отметить, что эксперты — участники комплексных экспертиз, помимо собственной основной экспертной специальности, должны обладать дополнительной профессиональной характеристикой -наличием профессиональных знаний, необходимых и достаточных для того, чтобы хорошо ориентироваться в методике и выводах других ее участников и их значении для общего вывода. Они должны владеть методикой совместной работы, комплексного исследования. Иными словами, только совместная деятельность, взаимодействие образует интеграцию специальных знаний, необходимую и достаточную для комплексного исследования и общего вывода. Для формулирования и обоснования такого вывода, знаний одного или нескольких членов экспертной комиссии здесь заведомо недостаточно (в отличие от обычной комиссионной экспертизы).

Таким образом, комплексная психолого-психиатрическая экспертиза — это исследование, проводимое для ответа на конкретные вопросы суда или следственных органов, затрагивающих пограничные между психологией и психиатрией проблемы. Специфика здесь заключается в использовании для выработки выводов специальных познаний, относящимся к обеим научным дисциплинам, применении специфических методов, сложившихся в психологии и психиатрии, сопоставление и интеграция данных психологического и психиатрического исследований.

Основными предпосылками, определяющими необходимость развития психолого-психиатрической экспертизы, является существование общих для психологии и психиатрии проблем. Важно здесь и постоянное усиление в правоохранительной деятельности тенденции к максимально полному и всестороннему исследованию всех обстоятельств дела, раскрытию внутренних механизмов поведения участников уголовного процесса (обвиняемых, потерпевших, свидетелей) в конкретных ситуациях.

Психология изучает психику как функцию мозга, состоящую в отражении объективной реальности, законы порождения и функционирования психического отражения; психические процессы и состояния, свойства личности. Предметом психиатрии являются причины и сущность психических заболеваний, общей характерной чертой которых служат нарушение, искажение и неполнота психического отражения явлений действительности. На практике нередко возникают ситуации, когда для решения возникающих перед следствием и судом вопросов оптимальным представляется проведение именно комплексных психолого-психиатрических экспертиз. Круг вопросов (правовых, психологических, медицинских), значимых для этих случаев, обстоятельно проанализирован в литературе (И.А. Кудрявцев и др.). Поэтому мы остановимся лишь на тех из них, которые либо отражают принципиально новые подходы к решению традиционных проблем (см. ниже — психологические и психиатрические аспекты вменяемости — невменяемости), либо возникли лишь с принятием нового УК 1996г. (в частности, комплексные экспертизы, связанные с применением ст. 22 и др.)

Организация судебно-психологической экспертизы. В связи с тем, что специальных учреждений судебно-психологической экспертизы в нашей стране не существует, к проведению этих экспертиз следует привлекать психологов, имеющих высшее психологическое образование и работающих в различных научных и практических учреждениях либо учебных заведениях. Наиболее подготовленными среди них являются выпускники психологических факультетов университетов. При выборе экспертов следует учитывать их профессиональную специализацию (например, обследование малолетних свидетелей желательно поручать специалисту в области возрастной или педагогической психологии).

В тех случаях, когда проведение судебно-психологической экспертизы приходится поручать специалистам, мало знакомым со спецификой следственной, судебной и собственно экспертной деятельности, желательно, чтобы представители органов прокуратуры и суда оказывали экспертам-психологам необходимую помощь: разъясняли цели и задачи экспертизы, права и обязанности экспертов, знакомили с требованиями, предъявляемыми к заключению экспертизы.

Одним из главных методов судебно-психологической экспертизы является изучение материалов уголовного дела, представленных в распоряжение эксперта. Поэтому важным моментом в ее организации является подготовка материалов, содержащих психологическую информацию о личности человека, направляемого на экспертизу. Эти материалы можно разделить на две категории: а) содержащие общие психологические сведения об испытуемом; б) содержащие сведения о психическом состоянии испытуемого в криминальной ситуации или его психологических особенностях, проявившихся в определенный момент.

К первой категории относятся данные об условиях развития и воспитания человека, чертах характера, привычках, устойчивых навыках поведения, типичных формах эмоционального реагирования на различные события, интересах, жизненных планах, отношениях с другими людьми, способов разрешения конфликтов и пр. Информация об этом может содержаться, например, в характеристиках с места работы или учебы испытуемого, если они составлены не формально, а по существу. Желательно также, чтобы в качестве свидетелей были допрошены не только лица, имеющие непосредственное отношение к факту преступления, но и те, кто хорошо знал людей, направляемых на экспертизу, много с ними общался.

Для исследования психического состояния человека в момент совершения определенных действий большое значение имеют показания свидетелей, наблюдавших его непосредственно перед событием, составляющим содержание уголовного дела, во время события и сразу или вскоре после него. Со слов очевидцев можно установить, как развивалась ситуация, какие действия совершал испытуемый, что он говорил, насколько последовательны и целенаправленны были его поступки. Должно быть обращено внимание на выяснение таких деталей, как внешний вид, особенности речи, поведения в криминальной ситуации. Направленный на экспертизу человек должен быть допрошен о том, что он чувствовал в различные моменты криминальной ситуации, как оценивал действия других людей, насколько полным было отражение им криминальной обстановки. Самоотчет человека о внутреннем состоянии в большинстве случаев очень информативен в психологическом отношении.

Для судебно-психологической экспертизы ценны сведения о способе и орудиях совершения преступления, данные осмотра места преступления, заключение судебно-медицинской экспертизы о количестве, тяжести, характере, локализации повреждений, нанесенных потерпевшему.

Таким образом, следователь должен подготовить материалы, в которых в той или иной форме заключены данные, имеющие психологическое содержание или могущие быть психологически интерпретированы экспертом.

Судебно-психологическая экспертиза проводится преимущественно как амбулаторная, что не исключает принципиальной возможности проведения ее как стационарной: Экспертиза может быть проведена комиссией экспертов или одним специалистом.

Нецелесообразно проведение СПЭ на ранних этапах предварительного следствия, когда материалы уголовного дела относительно бедны. Пробелы в информации повышают вероятность ошибочных выводов в заключении экспертов.

Следователь или суд обязаны ознакомить лицо, направляемое на экспертизу, с определением или постановлением о ее проведении и с заключением экспертов (ст. 184,185 УПК).



Заключение экспертизы и его оценка

Результаты судебно-психологической экспертизы оформляются в соответствии с общими требованиями к заключениям (или актам) экспертиз, которые должны включать в себя три основные части: вводную, исследовательскую и выводы. Специфика судебно-психологической экспертизы вызывает необходимость выделения в исследовательской части заключения нескольких разделов. Здесь излагаются: а) фабула дела; б) данные о динамике психического развития с указанием на условия воспитания и обучения; индивидуально-психологические особенности, обнаружившиеся в различные периоды жизни; в) ход и результаты индивидуально-психологического обследования подэкспертного; г) используемые методы; д) данные беседы; е) ретроспективный психологический анализ в плане поставленных на разрешение вопросов.

Данные об условиях и ходе психического развития подэкспертного особенно большое значение имеют при исследовании детей и подростков. Эта часть заключения отражает результаты анализа и обобщения показаний родителей, воспитателей, родственников, товарищей подэкспертного, изучения педагогической и медицинской документации. Эксперт должен изложить основные сведения о раннем детстве испытуемого, о начале школьного обучения, подростковом возрасте, ранней юности. При описании различных периодов жизни человека следует выделить факты, показывающие своеобразие условий, содержания и темпов психического развития. Анализ психического развития подэкспертного помогает эксперту раскрыть наиболее устойчивые особенности его поведения. Желательно, чтобы эксперт в конце этого раздела сделал некоторые обобщающие выводы о психическом облике испытуемого.

Излагая ход экспериментального психологического обследования, эксперт должен не только перечислить методы, которыми он пользовался, но и указать, каковы их возможности, в чем состояла основная цель этой части экспертизы. Далее необходимо сообщить наиболее значимые результаты эксперимента и сделать выводы о том, какие особенности психической деятельности испытуемого были выявлены. Следует дать краткий анализ содержания беседы с испытуемым.

Описывая результаты ретроспективного анализа поведения, эксперт, используя полученные им в процессе исследования данные и свои специальные познания о закономерностях психической деятельности человека, должен дать психологически обоснованную оценку обстоятельств, для исследования которых была назначена экспертиза. Чтобы сделать понятной свою позицию, эксперту рекомендуется мотивировать, чем он руководствуется в оценке особенностей психической деятельности испытуемого, почему приводимое положение может служить объяснением интересующих следственные органы фактов.

Выводы экспертизы следует формулировать кратко и четко, в соответствии с поставленными вопросами. Во всех случаях, когда это возможно, выводы должны носить категорический характер — утвердительный или отрицательный. Недопустимо делать неопределенные выводы. Даже в тех случаях, когда вопрос ставится о возможности какого-либо события, эксперт должен в категорической форме указать на его принципиальную возможность или невозможность. Если проведенное исследование не позволяет эксперту сделать категорических выводов, ему следует специально оговорить это обстоятельство.

Вполне понятно, что рекомендованная форма заключения экспертизы в отдельных случаях не может быть выдержана. Вынужденное исключение некоторых разделов не меняет принципиально структуры заключения, но повышает значение других разделов.

Заключение судебно-психологической экспертизы, как и любой другой, не имеет заранее установленной силы и не является обязательным для следственных и судебных органов. Оно подлежит проверке и оценке, наравне с другими доказательствами по делу. Оценке подвергаются квалификация, объективность и компетентность эксперта, научная обоснованность и правильность составления заключения, полнота и убедительность выводов, в том числе, вытекают ли они логически из материалов дела и результатов психологического исследования.

Возможность объективной оценки заключения экспертизы во многом зависит от его полноты, соответствия требованиям, предъявляемым к этим документам. Поэтому первое, на что должно быть обращено внимание представителей правоохранительных органов при оценке заключения экспертов-психологов — решение вопроса о том, содержит ли оно достаточную для оценки выводов информацию.

Оценка заключения в первую очередь должна касаться его научности. Убедительными можно считать только выводы, основанные на принципиальных исходных положениях научной психологии и результатах исследований, проведенных с использованием специальных психологических методов. Любые житейские рассуждения экспертов с точки зрения «здравого смысла» создают предпосылки для сомнений в справедливости их выводов.

Каждый специальный термин, употребляемый экспертами-психологами, должен быть понятен оценивающему заключение юристу.

Поэтому следователи и судьи должны требовать, чтобы в заключении содержалось разъяснение основных теоретических положений, из которых исходит в своем заключении эксперт, принятых в психологии понятий, если они упоминаются при изложении результатов исследования или формулировании выводов.

Нельзя оценить справедливость вывода эксперта, если в заключении не показано, каким путем эксперт пришел к нему. Поэтому лаконичные ответы без ссылок на исследование должны отвергаться как необоснованные. Учитывая, что юристы, как правило, недостаточно знакомы с методикой практического исследования психической деятельности, они должны добиваться, чтобы промежуточные выводы иллюстрировались выдержками из протоколов экспериментального исследования испытуемых, бесед с ними или фактами, полученными другими методами.

Признание работниками следствия и суда научной обоснованности и аргументированности заключения эксперта должно найти свое отражение в обвинительном заключении и приговоре. Несогласие же с заключением эксперта следственные органы должны обосновать (ст.80 УПК).

Если следствие или суд сочтут заключение экспертизы неполным или недостаточно ясным, может быть назначена дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту (ст.81 и 194 УПК). В случае несогласия следователя или суда с заключением экспертизы и признания ее выводов необоснованными или неправильными, по делу может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая новому эксперту или экспертной комиссии. Поводом для назначения повторной экспертизы могут служить также противоречия и принципиальные разногласия между членами экспертной комиссии, пришедшими к взаимоисключающим выводам. При повторной экспертизе в распоряжение новых экспертов предоставляются те же материалы дела, что и при первой экспертизе, но психологическое обследование подэкспертного должно проводиться заново.

При рассмотрении дел в кассационном и надзорном порядке часто возникают вопросы, связанные с оценкой собранных по делу доказательств и, в частности, с оценкой проведенной по уголовному делу судебно-психологической экспертизы. В подобных случаях назначение повторных или дополнительных экспертиз законодательством не предусмотрено. Однако надзорный орган вправе обратиться за консультацией к специалисту для разрешения интересующих его вопросов. Подобные консультации не являются заключением экспертизы, а относятся к числу письменных документов (ст.69 УПК).

Анализу и оценке подвергаются, как правило, методика проведенного экспертного исследования, обоснованность выводов экспертизы, соответствие заключения предъявляемым ему требованиям, соблюдение экспертами пределов своей компетенции.


Некоторые типичные ошибки в назначении и проведении судебно-психологических экспертиз.

Изучение практики судебно-психологических экспертиз позволяет указать на некоторые наиболее часто встречающиеся ошибки, допускаемые следователями и судьями при назначении экспертизы и экспертами — при ее проведении.

Ошибки при назначении экспертизы:

необоснованное назначение комплексной психолого-психиатрической экспертизы вместо психологической — например, — в отношении заведомо психически здорового лица для определения, находилось ли оно в момент совершения противоправных действий в состоянии аффекта. Или — известны случаи назначения комплексной экспертизы в отношении детей дошкольного возраста, не страдающих психическими заболеваниями, с целью выяснения их способности правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания. Для решения этих вопросов не требуются познания в психиатрии, но необходимы знания в области детской психологии;

неправильная постановка вопросов перед экспертами-психологами, не входящих в компетенцию экспертов или не требующих для ответа применения специальных психологических познаний. В этих случаях эксперт должен отказаться от ответа на поставленные вопросы, мотивировав это;

одновременное назначение судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизы;

назначение психологической экспертизы на ранних этапах расследования уголовного дела, когда для проведения экспертизы не имеется достаточных материалов;

неправильный выбор экспертов.

Недостатки в проведении экспертизы и оформлении ее результатов:

попытки ограничиться при экспертном исследовании только изучением материалов дела (и) или беседой, что приводит к недостаточной аргументации выводов;

отсутствие в заключении исследовательской части; указания на методы, которыми пользовался эксперт; излишнее наукообразие; использование непонятных практическому работнику терминов и понятий; подмена научного исследования житейскими рассуждениями;

неправильное составление заключений, несоответствие их формы требованиям, предъявляемым законом к заключениям судебных экспертиз.


Компетенция судебно-психологической экспертизы.

Теоретически к компетенции судебно-психологической экспертизы могут быть отнесены любые вопросы психологического содержания (личностные особенности, психические состояния обвиняемых, потерпевших, свидетелей), значимые для доказывания или имеющие непосредственно уголовно релевантное значение, для решения которых необходимы специальные профессиональные познания в области научной психологии. При этом необходимо иметь ввиду, что жестко зафиксировать все психологические вопросы, которые могут возникать в связи с расследованием конкретного уголовного дела практически невозможно. Поэтому обозначим основные направления судебно-психологической экспертизы, сделав определенный акцент на проблемах, возникших в связи с принятием нового УК.

Представляется, что круг вопросов, входящих в компетенцию эксперта-психолога целесообразно систематизировать, исходя из процессуального статуса подэкспертного: обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. Применительно к обвиняемому типичными, как представляется, будут вопросы:

а) о психологической характеристике субъекта, наличии (отсутствии) у него значимых для расследования индивидуально-психологических (например, повышенной внушаемости, импульсивности, жестокости, ригидности), возрастных особенностей (в том числе, старческих), способных существенно влиять на содержание и направленность действий в конкретной ситуации; о психологических мотивах конкретного преступного поведения;

б) об установлении, находился ли обвиняемый в момент совершения преступления в состоянии физиологического аффекта как особом специфическом эмоциональном состоянии; о наличии или отсутствии в момент совершения преступления эмоционального состояния, существенно влияющего на способность правильно осознавать явления действительности, содержание конкретной ситуации и на способность произвольно регулировать свое поведение. Речь идет о сильных стрессах, состояниях нервно-психического напряжения при совершении как умышленных, так и неосторожных преступлений;

в) об установлении принципиальной возможности возникновения у субъекта в конкретной ситуации различных психических состояний, делающих невозможным или существенно затрудняющих выполнение профессиональных функций в области управления современной техникой (в авиации, автомобильном и железнодорожном транспорте, в работе оператора автоматизированных систем на производстве и пр.); определение, находился ли субъект в психическом состоянии, относящемся к указанной категории в момент совершения конкретных действий; установление у субъекта индивидуально-психологических особенностей, не позволяющих выполнять профессиональные функции на достаточно высоком уровне в экстремальной ситуации в случае появления неожиданных помех в деятельности, усложнения ситуации в сторону повышения ее требований к психологическим возможностям человека.

Это направление СПЭ приобретает особое значение в связи с введением в новый УК ст.28 (ч.2) о невиновном причинении вреда, когда деяние признается совершенным невиновно, если лицо «хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам»;

г) об обоснованности риска;

д) об установлении способности несовершеннолетних обвиняемых, имеющих признаки отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, полностью сознавать значение своих действий и определение меры их способности руководить своим поведением.

Применительно к потерпевшему также могут возникать предпосылки для постановки перед экспертом вопроса о мотивации его действий. Но чаще всего необходимо установление способности понимать значение собственных действий и действий, связанных с посягательствами на него (в первую очередь по делам об изнасилованиях малолетних и несовершеннолетних), как и способности оказывать сопротивление противоправным действиям.

В отношении свидетелей и потерпевших перед СПЭ может быть поставлен вопрос об их принципиальной способности, с учетом индивидуально-психологических и возрастных особенностей, уровня психического развития, правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.

Несколько особняком стоит вопрос о том, находился ли умерший в период, предшествующий смерти, в психическом состоянии, предрасполагающем к самоубийству и, если находился в этом состоянии, чем оно могло быть вызвано.

Перейдем к рассмотрению конкретных направлений судебно-психологической экспертизы.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ