Сайт Юридическая психология
Классики юридической психологии

 
Дуглас Дж., Мунн К.
АНАЛИЗ МЕСТА НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ:
Modus Operandi, сигнатура и инсценировка.

FBI Law Enforcenent Bulletin, 1992, vol. 62, № 2.

 


ИНСЦЕНИРОВКА


Когда исследователи оказываются на месте происшествия, их первоначальной задачей является поиск "поведенческих следов", оставленных НС. Это поиск ответов на некоторые критические вопросы: Как произошла встреча преступника и его жертвы? Использовал ли преступник молниеносную атаку (устроил засаду) или заманил жертву словесным методом (заученная речь)? Связывал ли преступник жертву, чтобы осуществить контроль над ней? Какова последовательность событий? Подвергалась ли жертва сексуальному насилию до или после смерти? Совершалось ли посмертное или прижизненное обезображивание тела? Перемещал ли преступник или уносил с собой какой-нибудь предмет с МП?

Поскольку эксперты занимаются анализом места преступлений, иногда возникшие факты способны завести их в тупик. Некоторые детали содержат особенности, не отвечающие потребностям преступления и скрадывают его основной мотив. Эта путаница возникает в результате особого поведения на месте преступления, называемого — "инсценировкой". Инсценировка — преднамеренное изменение места преступления до прибытия полиции.

Причины инсценировок

В основном инсценировка может произойти по двум причинам: во-первых, чтобы увести расследование от логического подозреваемого; во-вторых, чтобы защитить жертву или семью жертвы. Первое касается преступника, старающегося направить расследование по ложному следу, либо исказить факты знакомства с жертвой или скрыть контакты имевшие место быть до убийства. Такой человек, столкнувшись с законом, будет всячески стараться увести расследования от себя — обычно он станет усердно сотрудничать с полицией и оказывать свою помощь, либо будет излишне горевать. Исходя из этого, следователей всегда должно настораживать подобное поведение подозреваемого.

Второе — защита семьи жертв или самой жертвы — может также являться причиной инсценировок, и часто такое наблюдается при убийствах после изнасилования или аутоэротических смертях (Аутоэротическое удушение является чрезвычайно скрытым синдромом, при котором смерть наступает случайно, вследствие сексуальной активности, в одиночестве — из-за неудачи в функционировании приспособлений и приборов, разработанных аутоасфиксиофилом с целью достижения гипоксии). Иногда члены семьи или люди, обнаружившие тело, могут быть организаторами такого типа инсценировки. Так как нередко бывает, что преступник оставляет жертву в непристойной позе, то люди, нашедшие труп, в целях сохранения достоинства личности жертвы могут изменить место преступления. К примеру, муж может переодеть или прикрыть тело своей жены, или же жена может освободить тело мужа из петли или соответствующего оборудования в случаях аутоэротических смертей.

В основном эти люди пытаются предотвратить эмоциональный шок при виде трупа или его положения, платья или состояния жертвы. Вдобавок они часто совершают инсценировку в аутоэротических смертях, чтобы придать имитировать самоубийство. Бывали случаи, когда сочинялись предсмертные записки. Некоторые могут пойти еще дальше в таких случаях — изобразить убийство.

Для обоих типов исследований мест происшествий, то есть — убийств вследствие сексуального насилия и аутоэротической смерти, следователи должны добиться точного описания условий обнаружения трупа и его положения, времени, когда тело было обнаружено, и в точности определить — что именно было изменено на МП личностью, которая первой натолкнулась на труп. Анализ судебных улик, динамики МП и виктимологии в последствии, возможно и прояснят загадки вокруг причин смерти.

И наконец, следователи должны сориентироваться в некоторых МП, чтобы различить действительно дезорганизованное место преступления и специально подстроенное НС для создания иллюзии неорганизованной и случайной личности преступника. Это не только поможет правильно проанализировать истинный мотив преступления, но также сможет выявить психологический профиль злоумышленника. Впрочем, определение инсценировки, особенно — реализованной умным преступником, может стать весьма затруднительным. Эксперты должны проанализировать все факторы преступления, если они подозревают о наличии инсценировки. Именно в таких случаях мелкие детали и судебная виктимология являются критическими аспектами в выявлении инсценировки.


"Красные флажки"

Преступники, предпринявшие инсценировку, часто совершают ошибки, так как подвергая изменениям место преступления, стараются, чтобы оно походило на ту картину, которую они сами себе представляют. Сам процесс заставляет переживать сильнейший стресс, и у преступников не хватает времени, чтобы логически сопоставить все детали. В результате несогласованности судебных улик и "общей картины" места преступления такие ошибки начинают проявляться. Эти несогласованности именуются "красными флажками" инсценировки, являющимися естественной преградой для правильного расследования.

Для уверенности, что расследование пойдет правильно, экзаменаторы должны тщательно изучить указатели места преступления, затем сопоставить их с общей картиной. Указатели МП включают все зарегистрированные действия преступника — характеристика проникновения в дом, взаимодействие с жертвой, расположение трупа и т.д.

Исследуя эти проблемы, необходимо учесть пару факторов. К примеру, если основным мотивом преступления являлась кража, унес ли НС несоответствующие этому мотиву предметы с места преступления? В одном из случаев, фигурирующем среди дел Национального центра по исследованию насильственных преступлений (NCAVC), мужчина, возвратившись домой после работы, застал грабителей. Застигнутые врасплох, они убили его при попытке бежать. Осмотр места показал, что ничего похищено не было, правда, преступники начали демонтировать стерео технику и телевизор.

Дальнейшая экспертиза выявила, что преступники не притрагивались к мелким вещам, имевшим большую ценность (украшения, коллекция монет и т.д.). Впоследствии полиция решила, что инициатором преступления, целью которого на самом деле являлся не грабеж, а убийство мужа, была его жена. Тем более, как выяснилось позже, она имела знакомство с одним из подозреваемых.

Другим фактором определения является метод проникновения в дом. Имеет ли какое-то значение, как НС проникает в дом? К примеру, воспользовался ли преступник окном второго этажа, даже если существовал более легкий и менее заметный путь, который можно было бы использовать? Почему преступнику понадобилось увеличивать риск быть замеченным потенциальными свидетелями, способными обратиться в правоохранительные органы?

Экспертам следует также сфокусироваться на следующих обстоятельствах: Подвергался ли преступник высокому риску, совершая преступления в дневные часы в многолюдных зонах? Или, если преступление было намечено в доме, то — оценить очевидную обстановку пребывания людей — горящий свет, машину перед домом и т.д.


Сценарий


Нижеследующий сценарий, в качестве примера, проливает некоторый свет на "красные флажки", которые в первую очередь должен учитывать следователь на месте преступления.

Однажды субботним утром в городе Нортистерн неизвестный атаковал супружескую пару. Воспользовавшись лестницей, подозреваемый проник в дом через окно на втором этаже, удалив оконную сетку. Все это произошло в жилом районе на уикэнд, когда соседи были заняты хозяйственными делами.

Как заявил муж, он услышал шум внизу и, прихватив с собой винтовку, пошел проверять. Внизу он встретился с преступником, и между ними завязалась драка, вследствие чего он потерял сознание от удара по голове.

Скорее всего, после этого преступник поднялся наверх и убил жену, задушив ее руками. Он оставил труп с поднятой выше талии ночной рубашкой, изображая сексуальное нападение. Пятилетняя дочь супружеской пары, спавшая в соседней комнате, осталась невредимой.

Во время исследования места преступления детективы обратили внимание на то, что раздвижная лестница не оставила никаких следов во влажной почве, хотя когда они сами попробовали подняться на нее — следы естественно появились. Помимо этого, злоумышленник прислонил лестницу к стене дома обратной стороной, а деревянные подпорки изрядно прогнили, чтобы удержать вес более 50-и фунтов.

Вдобавок возникали вопросы, на которые невозможно было ответить логически. Почему преступник не воспользовался окном на первом этаже, чтобы избежать возможности быть замеченным двумя находившимися людьми в доме? Почему преступник решил совершить ограбление субботним утром, когда он сильно рисковал попасться на глаза соседям? Почему злоумышленник выбрал дом, в котором очевидно находились люди (несколько машин стояли на подъездной дорожке)?

Внутри самого дома стали очевидными другие несоответствия. Например — если главной целью преступника являлось убийство, почему он не стал искать свои жертвы сразу, а сначала спустился вниз? Обстоятельство, указанное свидетелем, столкнувшимся с НС — мужем, также говорило не в пользу того, что преступник пришел убивать. У него не было с собой никакого оружия. Единственное лицо, представляющее наибольшую угрозу для злоумышленника — муж, отделался небольшими ушибами.

После анализа МП, содержавшего немало следов активности преступника, стало очевидно, что не было никакого конкретного мотива. Основываясь на многочисленных несоответствиях на месте преступления, изыскания NCAVC привели к заключению, что организатором убийства жены под видом преступления НС был муж. В итоге он был арестован по обвинению в убийстве.


Судебные "красные флажки"

Судебные исследования, не соответствующие характеристике преступления, также должны привлекать внимание экспертов. Нападения, направленные на личность, должны порождать подозрения, особенно если основным мотивом преступления кажется материальная выгода. Такого сорта нападения могут включать в себя использование подручного оружия, ручное или лигатурное удушение, избиение, направленное в первую очередь на лицо (стирание личности) и нанесение травм, более чем необходимых для наступления смерти. Иными словами соответствуют ли повреждения характеру преступления?

Преступления на бытовом уровне и сексуальной почве, проанализированные с точки зрения судебных улик, обычно представляют собой контакты близкого уровня и личного характера. Именно жертвы, а не деньги или вещи являются главной целью таких преступников. Как бы то ни было, данный тип злоумышленников часто прибегает к инсценировке, дабы продемонстрировать основной мотив как личную выгоду. Это вовсе не означает, что нападения на личность не случаются во время преступлений, характеризованных выгодой, но обычно такие преступники предпочитают убивать быстро, чтобы сократить время, проведенное на МП.

Судебные "красные флажки" также возникают, когда появляется несоответствие в показаниях выжившего/свидетеля и данными расследования. К примеру, жена, жившая раздельно от супруга, находит труп мужа в ванне с открытым краном. Первоначально возникает мысль, что мужчина поскользнулся, ударился головой об вентиль крана и, потеряв сознание, утонул. Тем не менее, токсикологическая экспертиза выявила высокое содержание валиума в крови жертвы. Помимо этого результаты аутопсии подтвердили наличие нескольких сконцентрированных ушибов на голове, словно жертва ударилась головой несколько раз.

В дальнейшем следователи выведали, что жена находилась с мужем в вечер его гибели. Позже она созналась, что подала на ужин салат, куда добавила валиум, и после того, как муж отключился, она впустила в дом трех человек, нанятых ею. Они должны были под видом несчастного случая убить супруга.

Нередко происходит, когда эксперты находят судебные несоответствия в случаях инсценировки изнасилования перед убийством. Преступник оставляет труп в позах, подразумевающих сексуальное нападение. Если у НС имелись какие-то взаимоотношения с жертвой, он скорее всего снимет с трупа часть одежды, никогда не оставив тело полностью обнаженным. Но, несмотря на положение тела, наличие части одежды или полное ее отсутствие, судебно-медицинское заключение всегда может определить — имело ли место быть какая-нибудь форма сексуального насилия, и выявить, таким образом, инсценировку МП.

Если существуют подозрения, что преступление было инсценировано, следователям необходимо уделить особое внимание особенностям взаимоотношений между преступником и жертвой. Или же, как часто бывает с насилием на бытовом уровне — причастности третьего лица, являющегося, обычно, человеком, обнаружившим жертву. Как это было в случае, когда муж инсценировал убийство своей жены таким образом, чтобы со стороны оно выглядело преступлением, совершенным НС: Муж не бросился наверх, едва придя в себя — чтобы проверить жену и дочь. Вместо этого он остался внизу и позвонил своему брату, который и обнаружил труп. Виновник часто манипулирует другим человеком, чтобы самому не приближаться к трупу, или предпочитает находиться в другом месте в момент, когда тело будет найдено.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

МП насильственных преступлений требует, чтобы следователи были "диагностами". Они должны быть в состоянии увидеть "сообщения", оставленные на месте происшествия, и понять динамику человеческого поведения, продемонстрированного в процессе совершения преступления. Эксперты также должны уметь распознавать различные особенности поведения, чтобы суметь задать правильные вопросы и найти обоснованные ответы на них.

Подходя к каждому случаю с осознанием этих факторов, следователь может постоянно совершенствоваться в умении прочесть истинную историю места преступления. Делая это, он с каждым разом будет иметь больше опыта и знаний, чтобы вовремя остановить преступление.




Предыдущая страница Содержание