Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Сергей Асямов
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ПРОФАЙЛИНГ:
ПОНЯТИЕ И ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ

Ташкент, 2021.

 

Часть третья. ПРОФАЙЛИНГ ШАГАЕТ ПО ПЛАНЕТЕ

НЕМЕЦКАЯ МОДЕЛЬ

Не могла остаться в стороне и Германия, ученые которой еще в начале 20-го века проводили многочисленные исследования в области криминальной психологии и были в авангарде этой науки.

Эрнст Геннат

Первая попытка разработки криминалистического профиля в истории Германии датируется 1930 годом. Она была предпринята Эрнстом Геннатом – директором Берлинской криминальной полиции. Геннат был самым одаренным и успешным немецким криминалистом первой трети 20-го века.  Он добился выдающихся достижений в организации и технологии уголовных расследований. Это произошло во многом благодаря личным качествам Генната. Он славились, прежде всего, упорством и настойчивостью, феноменальной памятью, эмпатией и развитой интуицией, которые позволили ему «профилировать» еще за полвека до того, как этот криминалистический инструмент войдет официально в повседневную полицейскую деятельность.

В конце 20-х годов в городе Дюссельдорф был совершен ряд преступлений на сексуальной почве, в том числе и убийства. Усилия полиции были безуспешными, преступник оставался на свободе и продолжал свои зверские преступления. В историю криминалистики этот серийный убийца –  Петер Кюртен, войдет как «Дюссельдорфский вампир». Это было связано с тем обстоятельством, что иногда при совершении убийств он пил кровь своих жертв. За два года преступник совершил девять убийств и более двадцати нападений на женщин и девочек, многие из которых сопровождались попытками убийства. И это были только доказанные в ходе судебного разбирательства преступления. Сам Кюртен на суде признавался в совершении 69 убийств. Но это было уже после того, как преступник был задержан и изобличен.

Совещание у Генната (второй слева). Конец 1920-х гг.

А в то время, когда шли активные поиски преступника, Геннат, которого привлекли на помощь дюссельдорфским коллегам, решил прибегнуть к новшеству. Он составил, как сейчас сказали бы, криминальный профиль разыскиваемого преступника, который был опубликован в специальном выпуске «Вестника немецкой криминальной полиции». На 30 страницах этого документа Геннат дал подробную информацию обо всех обстоятельствах этих преступлений. Были тщательно описаны способы совершения преступлений, обширные данные о жертвах, результаты судебно-медицинских экспертиз, фотографии мест преступления, карты города с указанием того, где были совершены преступления.

В дополнение к этим объективным фактам также были перечислены гипотезы и выводы полиции о преступнике: о его профессии, деятельности, коммуникативных навыках, криминальном опыте, отклонениях в психике, среде обитания. Конечно, данный документ не соответствует стандартам методологических подходов сегодняшнего дня, но в нем обнаруживается замечательное сходство со структурой криминальных профилей, которые сейчас используются для розыска преступников.

Когда убийца был все же пойман в мае 1930 года, было обнаружено определенное сходство характеристик, данных Геннатом в его предполагаемом портрете, с реальными особенностями личности Кюртена.

Ну и еще одно обстоятельство процесса расследования данного преступления привлекает наше внимание сегодня. В своей статье, описывающей предполагаемый портрет Кюртена, Геннат, впервые в истории криминалистики использовал термин «серийный убийца».

Конечно, роль Роберта Ресслера, который независимо от Генната ввел в научный оборот термин «серийный убийца», неоспорима. Но все же первым, кто использовал этот термин, был Геннат.

Смерть Генната в 1939 году и известные события в Германии, где к власти пришли нацисты, привели к тому, что о методе профилирования в работе немецкой полиции не вспоминали до середины 1980-х годов.

То, что происходило в начале 1980-х годов в практике деятельности по расследованию преступлений в Америке, не могло было остаться без внимания и в Германии, так как в этой стране всегда приветствовались прогрессивные криминалистические методы в работе полиции.

Отдельные полиции земель стали обращаться в Отдел поведенческих наук ФБР за помощью в раскрытии сложных сексуальных убийств. Впервые это произошло в 1984 году. В Баден-Вюртемберге 47-летняя женщина была убита странным образом в своем доме. Ни на месте преступления, ни на трупе, не было никаких следов сексуального насилия, но нож, воткнутый во влагалище жертвы, указывал на то, что у преступника были явные сексуальные мотивы. Материалы дела были отправлены в США и ФБР предоставил профиль преступника, который, среди прочего, включал информацию о возрасте, личности, месте жительства и судимости незнакомца. Правда, спустя годы, когда преступник был идентифицирован по отпечатку пальца, выяснилось, что профиль был точен лишь частично.

Большую роль в становлении в Германии криминально-психологической службы и началу использования методов криминалистического профилирования сыграл уже известный нам Томас Мюллер. В середине 1990-х годов он провел по всей Германии ряд лекций для сотрудников полиции, в ходе которых знакомил тех с новым криминалистическим инструментарием. Мюллер принял участие и в расследовании ряда громких преступлений в ФРГ. Это привело к тому, что руководство немецкой полиции, заинтересовавшись идеей внедрения метода криминалистического профилирования, направило в Вену своих сотрудников, которые прошли обучение в Криминально-психологической службе Федерального ведомства криминальной полиции.

Но немцы, были бы не немцами, если бы они слепо перенесли фэбээровскую методику в практику своей полицейской деятельности. Они никогда не берут на веру то, что ими не исследовано. Во всем должен быть четкий порядок, организованность и единообразие.

Основываясь на опыте ФБР США, в Германии стали проводить самостоятельные исследования, связанные с реконструкцией и интерпретацией преступного события в целях создания поискового портрета преступника. Прежде, чем внедрить метод профилирования в свою деятельность, Федеральное ведомство криминальной полиции ФРГ в 1993 году создало проектную группу KKF (Криминолого-криминалистическая исследовательская группа). Задачей данной рабочей группы была разработка методики анализа уголовных дел на основе метода криминалистического профилирования, ее апробирование и внедрение в практику полицейской деятельности Германии.

Так как к тому времени исследования в области серийных сексуальных преступлений получили очень большое распространение в различных странах, немецкие эксперты в целях избегания их дублирования, сосредоточили свои усилия на практике расследования вымогательств и похищении людей. Это было первое в истории полицейских наук подобное исследование.

KKF детально реконструировала в общей сложности 35 завершенных уголовных дел о вымогательстве и похищении людей с целью вымогательства. В качестве источников использовались материалы соответствующих расследований, уголовные и судебные дела, а также интервью с людьми, участвовавшими в делах, если в информации по делу все еще оставались пробелы. Для оценки использовалось сочетание качественных и количественных методов исследования из социальных наук, что позволило получить надежные и обобщаемые результаты даже при относительно небольшом количестве случаев.

В отличие от проекта ФБР по исследованию личности преступников, который, как правило, фокусировал свои исследования на личностных чертах и типах, KKF в первую очередь сосредоточила свои исследования на ситуационных факторах. Это было основано на предположении, что поведение преступника в случае шантажа или похищения во многом определяется структурой данного типа преступления.

Ключевым моментом явилась последовательная реконструкция преступных событий с целью всестороннего понимания того, как оно было совершено, что привело преступника к его совершению, каковы были его действия до, во время и после преступления, каковы были особенности взаимодействия между преступником и жертвой. Эмпирическая оценка привела к появлению новых подходов к анализу уголовных дел, которые были специально адаптированы для анализа вымогательств и похищений людей.

Еще одним направлением своего исследования данная группа выбрала возможность введения в практику криминалистического профилирования герменевтических[1] процедур. Эти процедуры были заимствованы из социальных наук и адаптированы для практики криминальных расследований. Со временем герменевтические методы доказали свою ценность, особенно когда дело касалось анализа писем с угрозами или шантажом.

На последующих этапах исследования полученные результаты были использованы при решении практических задач по расследованию соответствующих преступлений, а затем эти исследования были расширены и на другие категории тяжких преступлений.

Практически параллельно с реализацией проекта KKF и независимо от них, в баварской полиции в 1995 году был создан свой собственный пилотный проект, который должен был оценить возможность использования методов профилирования ФБР в практике деятельности немецкой полиции. В конце 1995 года Управление по расследованию убийств при Полицай-президиуме в Мюнхене приступило к реализации проекта под названием «Анализ места преступления/профилирование преступников».

В этих целях трое сотрудников из числа участников рабочей группы были направлены в Австрию. Там под руководством Т. Мюллера и его сотрудников они прошли обучение по использованию методов криминалистического профилирования ФБР, чтобы затем стать первыми немецкими «аналитиками места преступления». Полученный опыт они перенесли в практику расследования преступлений в баварской полиции, проводили профилирование по уголовным делам, разрабатывали индивидуальные стратегии допросов и т.п.

Помимо этого, группа тщательно изучила возможности Системы анализа насильственных преступлений (ViCLAS) и в декабре 1996 года состоялся тестовый запуск данной системы в Мюнхене. А уже в апреле 1998 года, после успешного апробирования данной системы, было дано указание всем полицейским подразделениям Баварии начать обязательный сбор данных для пополнения ViCLAS.

Таким образом, к концу 1990-х годов эти два проекта были успешно завершены, а практические наработки, новые криминалистические методы и инструменты начали широко внедряться в практику полицейской деятельности по всей Германии. Это нашло свою реализацию в концепции «оперативного анализа дел» (Operative Fallanalyse - OFA), как стали называть в Германии процесс профилирования по уголовным делам.

5 февраля 1998 года в Федеральном ведомстве криминальной полиции Германии было создано подразделение оперативного анализа дел, а через некоторое время подобные подразделения были созданы и во всех 16 земельных ведомствах криминальной полиции.

Сотрудники первого в Германии подразделения оперативного анализа дел. 2000 г.

В задачи данных подразделений входит проведение аналитических процедур, помогающих сотрудникам криминальной полиции более эффективно расследовать наиболее тяжкие преступления, такие как, сексуальные убийства и изнасилования, похищение людей, вымогательство, шантаж, поджоги, терроризм.  

Немецкие специалисты не любят использовать термины «профилирование» и «профайлер», т.к. считают, что это однобокий подход к их деятельности.  По их мнению, формирование профиля - это криминалистическая деятельность, поскольку ее ядро составляет критический и подробный анализа места происшествия, отношений преступника и жертвы и имеющихся в распоряжении сведений о потерпевшем. Используемые при построении профиля психологические, психоаналитические, криминологические и тому подобные теории применяются на основе криминалистического опыта в целях поиска неизвестных преступников.

В 2003 году были установлены стандарты качества для проведения анализа по уголовным делам, в которых под оперативным анализом дела стали понимать криминалистический инструмент, позволяющий лучше разбираться в делах об убийствах и сексуальном насилии, а также других случаях особой важности, на основе объективных данных и максимально полной информации о жертве с целью оказания поддержки следствию по поиску преступников.

В этих стандартах были определены процедура, методы и способы деятельности при проведении анализа уголовных дел. Это гарантировало, что все немецкие полицейские органы будут использовать при оперативном анализе дел сопоставимые методы и приходить к сопоставимым результатам.

Уникальность этого документа заключается в том, что в нем описаны четкие критерии, которым должен соответствовать полицейский аналитик (профайлер):

  • не менее чем трехлетний опыт работы в криминальной полиции, желательно специализация в области расследования серьезных насильственных преступлений;
  • высокие служебные показатели;
  • высшее образование (в области управления, криминалистики или им подобным);
  • хорошо развитые коммуникативные качества;
  • развитые умения письменно излагать свои мысли;
  • готовность к обучению;
  • объективность
  • выносливость;
  • инициативность;
  • устойчивость к стрессу и фрустрациям;
  • хорошо развитые интеллектуальные способности (логическое и аналитическое мышление, целостное восприятие);
  • креативность и гибкость мышления;
  • социальная перцепция и эмпатия;
  • высокая социальная компетентность;
  • навыки проведения консультаций и переговоров;
  • реалистичность;
  • навыки командной работы;
  • свободное от предрассудков отношение к темам профессиональной деятельности.

Помимо этого начинающий аналитик должен пройти специальный курс обучения – повышение квалификации в этой области занимает в общем итоге пять лет. В конце этого процесса тот, кто успешно сдает итоговый экзамен, получает сертификат «полицейского аналитика по уголовным делам».

Важным обстоятельством является то, что аналитическая деятельность осуществляется в команде. Это четко определено в стандартах и означает, что полицейские аналитики и сотрудники соответствующих подразделений на местах, занятых расследованием уголовного преступления, вместе реконструируют преступное событие, и делают из этого выводы в ходе систематических обсуждений. Команда аналитиков при этом должна состоять, как минимум, из трех человек, один из которых является руководителем этой команды.

Но, несмотря на то, что работа полицейских аналитиков это всегда коллективная деятельность, профессионализм и огромный опыт отдельных аналитиков играет чрезвычайно большую роль в достижении конечных результатов.

И в среде немецких профайлеров есть свои легендарные личности. Например, Александр Хорн – пожалуй, самый известный полицейский аналитик Германии.

Александр Хорн

Хорн начал свою деятельность в отделе по расследованию сексуальных и насильственных преступлений мюнхенской криминальной полиции. Когда в Баварии был запущен пилотный проект по криминалистическому профилированию, Хорн напросился на участие в нем. Он был в числе тех самых трех сотрудников, которые были направлены в Вену для изучения метода профайлинга у Томаса Мюллера и его коллег, а по возвращению становится одним из первых немецких профайлеров.

В 1998 году молодого полицейского назначают руководителем нового подразделения Полицейского президиума Мюнхена - Отдела оперативного анализа дел (OFA), который он и возглавляет с тех пор. За эти годы он вместе со своими сотрудниками составил более 500 профилей на неизвестных преступников. Хорн принимал участие в расследовании целого ряда нашумевших по всей стране дел. Помимо большого багажа знаний, огромного опыта профессиональной деятельности, он обладает поистине профессиональным чутьем, железной логикой и потрясающей интуицией, которые не раз позволяли ему приходить к парадоксальным выводам при расследовании преступлений.

Характерный пример – дело о пропаже в 2003 году в Вальдмюнхене молодой девушки по фамилии Марейке. Обычно команда Хорна работает опираясь исключительно на факты – осмотр места преступления, результаты судебно-медицинской экспертизы и т.п. В этом же случае было очень сложно провести анализ дела, так как не было ни трупа, ни места преступления. Под кухонным столом квартиры, где проживала пропавшая девушка, следователи обнаружили два крошечных осколка вазы, а все остальное было в идеальном порядке. Хорну с его командой надо было решить вопрос – имеют они дело с пропажей девушки или ее убийством.

И тут Хорн обратил внимание на одну деталь, которая и помогла прийти к правильной версии произошедшего. Входная дверь была просто захлопнута, а родители девушки утверждали, что она всегда ее закрывала на ключ. Два свидетеля слышали приглушенные звуки из квартиры. Обычно полицейские аналитики не учитывают показания свидетелей, потому что они субъективно окрашены и могут быть ошибочными. Но в данном случае у аналитиков не было ничего другого. Команда Хорна вошла в квартиру и начала реконструкцию события, которое могло вызвать этот шум. В результате этой реконструкции они пришли к выводу, что здесь произошло убийство с последующим избавлением от трупа.

Хорн подвел итог анализа данного случая – преступник тайно проник в квартиру, был застигнут врасплох и дело дошло до потасовки, в ходе которой девушка была убита. Преступник действовал хладнокровно и планомерно в этой стрессовой ситуации, что говорило о том, что это скорее всего мужчина в возрасте за 30 лет. Малокоммуникативный человек, отверженный поклонник, из числа знакомых Марейке. 

Полиция выявила 120 человек из окружения Марейке, но только к семи из них подошел разработанный профиль. После шестичасового допроса один из них признался в преступлении. У него совпало 22 из 23 личностных характеристик в разработанном профиле. Это был 30-летний коллега Марейке, попытки сближения которого девушка неоднократно отвергала. Он забрался в ее квартиру через открытое окно в поисках ее нижнего белья. В этот момент неожиданно в комнату вошла девушка и увидела его. Произошла ссора, в ходе которой он ее задушил, а тело увез на машине. Версия аналитиков оказалась абсолютно верной.

Несмотря на то, что поисковый профиль, как указывает Хорн, оказывается верным в 80-90 % случаев, он не всегда приводит к такому быстрому результату в деле поимки преступника. И, как обычно, виной этому зачастую бывает скептицизм со стороны обычных полицейских детективов, которые до сих пор не доверяют поисковым портретам.

И нашумевшее дело о серии убийств совершенных одной неонацистской группировкой в крупных городах Германии в период с 2000 по 2006 год довольно характерно в этом плане.

 Это дело циничные СМИ называли «донер-убийствами». Дело в том, что погибшие были в основном мелкими лавочниками турецкого происхождения. За шесть лет было убито 8 турок, один грек и одна женщина-полицейская.

 Версий было много. Предполагали, что это внутренние мафиозные разборки, конфликты среди мигрантов и т.п. Но ни одна из этих версий не привела к обнаружению преступников.

После того, как годы расследований оказались безрезультативны, летом 2006 года к расследованию был привлечен Александр Хорн. В результате проведенного по данному делу анализу он выдвинул гипотезу о том, что преступления были совершенны расистски мотивированным немцем в возрасте 22-28 лет, который не был знаком ни с одной из жертв и выбиравший их случайно. Вполне возможно, что у него были сообщники. И кто, как не фанатичные нацисты могли придерживаться такой мотивации в своих преступлениях?

Но руководство следственной группы этот анализ дела не впечатлил, так как по их мнению в таких случаях неонацистские группировки берут на себя ответственность, чтобы привлечь внимание общественности и СМИ.

И только лишь в 2011 году преступники были случайно изобличены по найденному пистолету, из которого совершались убийства, в ходе обыска в логове одной крайне правой неонацистской группировки. Там же были найдены и DVD-диски с видео, на котором члены группировки хвастались совершением этих преступлений.

Хорн со своей книгой "Логика поступка"

Криминальный профиль оказался опять точен, но в данном случае он не помог вовремя задержать преступников. Хорн до сих переживает по этому поводу. Но, всегда следует понимать, что профайлеры не ведут следствие и не принимают решений о том как его осуществлять. Они только лишь выдвигают свои гипотезы для того, чтобы оказать поддержку процессу расследования.

Методика анализа уголовных дел строго регламентирована и типична во всех случаях: сначала команда аналитиков осматривает место преступления и собирает всю информацию, затем проводят анализ всех обстоятельств, проводят реконструкцию преступления и разрабатывают предполагаемый профиль преступника, который затем передается следователю.  Но в отличии от американской методики, оперативный анализ уголовного дела осуществляемый немецкими аналитиками не сводится только лишь к составлению криминального профиля. Это более широкая деятельность, включающая широкий ассортимент криминалистических инструментов и весьма широкую поддержку процесса расследования.

В настоящее время в структуре федерального и земельных ведомств криминальных полиции Германии действует более 90 полицейских аналитиков по уголовным делам, 80 из них работают в земельных управлениях. Все они считаются опытными криминалистами, а очень многие из них имеют еще и университетское психологическое образование.

Данное количество сотрудников OFA считается достаточным для удовлетворения имеющихся у полицейских подразделений практических потребностей. Достаточно высокий уровень раскрываемости тяжких преступлений в Германии обеспечивается применением традиционных криминалистических методов раскрытия преступлений. И лишь в относительно немногих случаях привлекаются специалисты OFA для проведения аналитической работы (т.е. профилирования) по уголовным делам. Оперативный анализ используется только при расследовании очень серьезных преступлений и в том случае, если полицейское расследование не привело к однозначному установлению преступника, так как считается, что это довольно затратный в материальном плане процесс.

В случае необходимости сотрудники OFA привлекают к работе криминологов, психологов, психиатров, судебных медиков и представителей других специальностей, необходимых для формирования профиля преступника.

Еще одна важная сфера деятельности подразделений OFA – обеспечение деятельности компьютерной Системы анализа насильственных преступлений ViCLAS, которая широко используется при проведении оперативных анализов по делам.

В немецкой базе данных ViCLAS регистрируют только случаи насильственных преступлений сексуального характера (включая убийства), в которых жертва ранее не знала преступника. Правонарушения, связанные с семейными отношениями, регистрируются только в том случае, если совершены каким-то особым способом и есть обоснованный риск их повторного совершения.

База интегрирована с другими национальными базами ViCLAS в двенадцати странах мира и в настоящее время в ней зарегистрировано 26 000 преступлений. В ней реализовано и то, о чем мечтал Роберт Ресслер – пополнение базы является обязательным для всех полицейских органов Германии.



[1] Герменевтика (греч. hermeneutike - искусство толкования) - в широком смысле искусство истолкования и понимания текстов.

 



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ